Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Люфтваффе: триумф и поражение. 1933-1947 - Альберт Кессельринг

- 15 -

   Характер позиций за водной преградой придал новую конфигурацию нашим оборонительным порядкам. Эти позиции имели большую глубину, что позволяло снизить эффективность артобстрелов противника, и давали больше возможностей для применения танков в тактических целях.
   Что касается флота, то ему пришлось временно приспосабливаться к условиям наземной войны, и адмирал Левиш в радостью поддержал мое предложение о создании сухопутных частей и подразделений из моряков и обучении их с помощью армейских офицеров.
   Миссия командования люфтваффе в Италии в основном состояла в том, чтобы, помимо защиты узловых тыловых коммуникаций и важных проходов, прикрыть с воздуха районы сосредоточения войск и места возможного скопления транспорта в секторах, которые должны были стать ключевыми. Возможности нашей службы наземной разведки и авиации были очень ограниченными, что не позволяло ей эффективно действовать на большую глубину. Служба воздушной разведки была подобна скелету без плоти на костях. И все-таки несколько современных разведывательных самолетов «Арадо-234», превосходящих все аналогичные самолеты противника, добыли полезную информацию и совсем немного приподняли занавес, скрывавший все, что происходило в глубине позиций противника и на море вблизи линии фронта. Внезапное появление подразделений истребительной авиации из скоростных немецких машин, которые пилотировали итальянские экипажи, стало приятным сюрпризом, хотя и не имело серьезного значения. Они успешно атаковали тяжелые бомбардировщики противника, теперь уже постоянно совершавшие налеты на южные районы Германии и Австрии, когда те, сбросив бомбовый груз, возвращались обратно.
   Поддержание итальянской военной промышленности на севере страны в рабочем состоянии приобрело для нас большое значение, поскольку ее продукция тут же поглощалась нашим весьма ограниченным по территории театром военных действий. Тем не менее, когда осенью во время встречи со Шпеером я стал настаивать на том, чтобы Итальянскому фронту была предоставлена автономия в этом отношении, мой собеседник не смог скрыть своего скептицизма на этот счет; между тем система распределения продукции военного производства, созданная гауляйтером Хофером, совершенно не соответствовала требованиям момента.
   Боевой дух наших солдат и офицеров был высок – гораздо выше, чем я себе представлял. Даже в приватных разговорах никто ни словом не упоминал о том, что нам следует выбросить полотенце на ринг; люди просто понимали, что они должны держаться во что бы то ни стало. Я был в целом доволен степенью боеготовности частей, хотя уровень подготовки некоторых из них заставил меня задуматься.
   Хуже обстояло дело с оружием, боеприпасами и горючим, а самой большой нашей проблемой была авиация.
   Все было готово для решающей битвы. Какую бы тактику ни избрали наши войска – сдерживания противника или постепенного отхода, – по крайней мере, они были защищены от сюрпризов благодаря наличию в наших оборонительных порядках особым образом укрепленных секторов и позиций, в достаточной степени насыщенных живой силой. Это не позволяло нам принять решающий бой к югу от По. Между тем переброска дивизий с нашего театра военных действий на другие продолжалась, а положение со снабжением войск самым необходимым в большинстве случаев оставляло желать лучшего. Несмотря на все это, Гитлера поначалу никак не удавалось уговорить скорректировать свои приказы, приспособив их к изменившейся ситуации. Но шли недели, а вето на мои планы все еще не было наложено; это заставило меня поверить, что в критический момент, как это уже бывало раньше, я смогу действовать так, как того потребует обстановка.
   Гитлер также – на этот раз к сожалению – никак не мог определиться по вопросу об объединенном командовании. Этот вопрос постоянно изучался Верховным командованием вермахта, поначалу его обещали решить положительно, но по причинам, недоступным моему пониманию, ничего не происходило. У меня даже стало складываться впечатление, что Гитлер боялся концентрации слишком больших полномочий в руках одного человека на достаточно удаленном театре военных действий.
   К моему удивлению, исключительно хорошо подготовленная американская 10-я горнострелковая дивизия по глубокому снегу атаковала левый фланг «неподвижной» 232-й пехотной дивизии, что привело к быстрой потере нами господствующих высот на Монте-Бельве-дере. Это дало нам представление о направлении предстоящего удара противника, который готовился взять нас в клещи и тем самым мог сорвать все наши оперативные планы на весенний период. Это была та самая экстренная ситуация, в которой, чтобы удержать проход к долине По на участке южнее Болоньи, представлявшем наибольшую опасность для группы армий С, нам ничего не оставалось, как бросить в бой 29-ю танковую дивизию, которая уже в течение нескольких недель находилась на отдыхе. Это было тяжелое, но неизбежное решение. В результате целого ряда скоротечных и жестоких стычек наступление противника удалось остановить. 29-я танковая дивизия участвовала в боях три недели и понесла такие серьезные потери, что утратила свою ценность как стратегический резерв.
   9 марта меня вызвали к Гитлеру, который назначил меня главнокомандующим войск, действующих на Западном театре военных действий, с 10 марта. В конце апреля мне предстояло вновь «пересечься» с группой армий С – это произошло, когда Итальянский фронт вместе с другими был передан под мое начало.

Итоги Итальянской кампании
   При любой переоценке итогов Итальянской кампании по прошествии нескольких лет необходимо ответить на вопрос, было ли оправданным с военной точки зрения удержание нами глубоко эшелонированной обороны в Италии в течение двух лет и привели ли стратегические принципы, которые мы проводили в жизнь, к достижению наилучшего из возможных результатов.
   В приводимых ниже размышлениях я намерен игнорировать все политические соображения. Ранее я ясно дал понять, что плохо рассчитанное по времени вступление Италии в войну было весьма нежелательным шагом, о котором руководство этой страны никто не просил. Наоборот, Германия была глубоко заинтересована в том, чтобы Италия сохраняла нейтралитет. Любое ненужное расширение театра военных действий таило в себе негативные последствия, состоявшие в первую очередь в чрезмерной нагрузке на наш военный потенциал и в трудностях снабжения и стратегического планирования. Однако, рассматривая сугубо военный аспект этой проблемы, мы должны найти ответ на вопрос, была ли сдача противнику всей или части территории Италии на более ранней стадии лучшим военным решением, нежели то, в пользу которого был сделан выбор.
   Если бы было принято решение вывести войска из всей Италии и защищать рейх, заняв позиции в Альпах, это не привело бы к экономии людских ресурсов, живой силы; в то же время это дало бы противнику неограниченную свободу для продвижения в направлении Франции и на Балканах; кроме того, совершив этот шаг, мы пожертвовали бы важной с военной точки зрения и обширной территорией и дали бы противнику возможность начать войну в воздухе над всей Южной Германией и Австрией.
   Точно так же вывод войск из Южной и Центральной Италии и удержание позиций только в Апеннинах и Альпах не позволили бы нам сохранить больше живой силы и техники и не привели бы к существенному ослаблению угрозы морских и воздушных десантных операций или распространения зоны действий вражеской авиации на упомянутые выше районы.
   В обоих случаях угроза, нависавшая над нашими тыловыми коммуникациями, усилилась бы.
   Для отвода войск с определенными видами на дальнейший успех необходимо было начать приготовления к этой операции значительно раньше, еще в 1942-1943 годах. Однако в тот период это было невозможно по политическим соображениям.
   Из всего этого я заключаю, что битва за Италию была не только оправданной, но и совершенно необходимой. Конечно, если считать, что нашей целью было как можно раньше закончить войну, независимо от того, какие при этом у нас оставались бы шансы вырвать победу политическими средствами, то тогда военные действия в Средиземноморье можно считать ненужными и необязательными, но с этой точкой зрения я не могу согласиться.
   Очевидным результатом двухлетней битвы за Италию было то, что в конце концов по целому ряду причин фронт в этой стране рухнул, что привело к тяжелым потерям. Однако само по себе это не было катастрофой, поскольку кампания в Италии оказала положительное воздействие на общую военную ситуацию, о чем свидетельствуют следующие позитивные моменты.
   Итальянский театр военных действий сковал силы альянса, которые, будучи введенными в действие на основных, решающих направлениях, могли бы оказать мощное воздействие на развитие событий на Восточном или Западном фронте, что привело бы к тяжелым для Германии последствиям.
   Сами размеры территории, которую нам пришлось оборонять, оказывали огромное воздействие на ход наземных, воздушных и морских операций. Если бы мы просто отдали противнику такое огромное пространство, нам, возможно, пришлось бы прямо или косвенно заплатить за это на других фронтах и в самой Германии гораздо большими людскими и материальными потерями, чем те, которые мы понесли на Итальянском театре военных действий. Благодаря же тому, что мы сопротивлялись противнику в Италии, весь юг Германии до самого конца войны был избавлен от ужасов и лишений, связанных с военными действиями.
   После высадки войск альянса в Нормандии Итальянский театр военных действий перешел в разряд второстепенных по важности. Это стало очевидным, помимо прочего, когда с него сняли десять дивизий. С другой стороны, даже после этого мы продолжали сковывать силы противника – хотя и несколько изменившиеся по составу – точно так же, как и раньше, и тем самым блокировали его весьма значительные материальные ресурсы. Любой объективный историк придет к выводу, что то, что мы сумели так долго удерживать Итальянский фронт в условиях полного господства противника в воздухе, и нужно считать «максимально возможным результатом» – особенно с учетом того, что надежды перехватить стратегическую инициативу в то время уже стали для нас утопической мечтой и вернуть утраченную однажды территорию было невозможно. Единственное, что можно к этому добавить, – это то, что результаты, которых нам удалось добиться, возможно, были бы более впечатляющими, если бы в апреле 1945 года нам не мешали сражаться приказы из Берлина.

Глава 21.
Партизанская война в Италии

   Первые организованные выступления партизан.
   – Развертывание полномасштабной партизанской войны после июня 1944 года.
   – Успехи партизан.
   – Создание «Штаба антипартизанской войны».
   – Некоторые аспекты международного права. – Эксцессы
Введение
   Как уже, говорилось, Италия вступила в войну вопреки желанию Германии. Она попросила Германию о помощи на море, на суше и в воздухе. Эта помощь была предоставлена, и германские солдаты, моряки и летчики, проливая кровь, доблестно сражались за жизненно важные интересы их союзников в Африке, на Сицилии и в Южной Италии. Итальянские вооруженные силы, по численности значительно превосходившие наши, за редчайшим исключением, воевали с куда меньшим упорством и самопожертвованием, а временами и явно без особой охоты. Со всем этим нам приходилось мириться, поскольку они были нашими союзниками. Ситуация изменилась, когда после распада Оси Италия при полной поддержке альянса объявила «партизанскую войну». Эта война, как в самом ее начале, так и в ходе ее развития, противоречила международному праву и привела к тому, что германо-итальянское братство по оружию переросло в самую жестокую и непримиримую ненависть.
Развитие партизанской войны
   Первые признаки создания ячеек сопротивления действиям германских вооруженных сил стали очевидными при правительстве Бадольо (оно находилось у власти с 25 июля по 8 сентября 1943 года). Вдохновителем этой деятельности следует считать полковника Монтесемоло, имевшего титул графа. Поскольку граф был помощником Бадольо, можно предположить, что партизанское движение возникло с согласия итальянского правительства в то самое время, когда Италия заявляла о своем намерении продолжать сражаться на стороне Германии.
   После отступничества Италии в наших тылах возникла целая сеть шпионов и саботажников. Эти люди, помимо всего прочего, активно участвовали в организации побегов попавших в плен солдат и офицеров противника, которые, присоединившись к ушедшим в горы итальянским военнослужащим, в свою очередь, помогали создавать первые партизанские группы. В эти группы нередко попадали мошенники и негодяи, ставшие настоящим бичом для честных итальянцев. Осенью и зимой 1943 года отдельные и не слишком опасные отряды партизан, состоявшие в основном из беглых военнопленных, появились в тылах 10-й армии. Как правило, они пытались пробиться через линию фронта. Партизанские отряды начали причинять нам беспокойство в Апеннинах и по обе стороны от них с апреля 1944 года. Они проявляли наибольшую активность в районе Флоренции, где, в связи с тем что их деятельность мешала снабжению наших войск, потребовались военные контрмеры.
   После того как в июне 1944 года пал Рим, они стми более агрессивными и фактически начали проявлять настойчивость, которой я от них не ожидал, так что это время можно считать временем начала полномасштабной партизанской войны. Активизация партизан была особенно заметной между фронтом и Апеннинами. Думаю, в этот период их численность выросла с нескольких тысяч до сотни тысяч или около того. Этот всплеск их активности был вызван подстрекательскими заявлениями Бадольо и Александера по радио и ожиданием того, что германские армии в Италии вот-вот будут уничтожены. С этого момента партизанская война стала реальной помехой для наших военных операций, и было жизненно необходимо эту помеху устранить.
   После ряда спорадических стычек и перестрелок, которые дорого обошлись им самим, партизаны зимой 1944/45 года на некоторое время затаились. Это объяснялось целым рядом факторов, в том числе соглашениями о перемирии, затишьем на фронте, амнистиями и плохими погодными условиями. В это время их численность, скорее всего, упала до нескольких десятков тысяч.
   Однако их временная пассивность не вызвала у германского командования никаких иллюзий. И действительно, когда в горах установилась более теплая погода, они проявили себя снова, причем их стало больше, чем когда бы то ни было раньше, – в марте-апреле 1945 года численность партизанских отрядов составляла порядка 200 000-300 000 человек.
   Наиболее опасными, а также наиболее жестокими и безжалостными в своих методах были отряды, действовавшие в Истрии и на северо-востоке Ломбардии. Крупный очаг сопротивления существовал в Гориции и в горных районах к северу от нее. Помимо совершения беспокоящих вылазок против наших войск, главной целью партизан было внести дезорганизацию в деятельность наших тыловых коммуникаций и нарушить снабжение на маршруте, ведущем через Виллач в Италию, а также сообщение с Югославией, налаженное через западные и северные районы страны. В горах к востоку от линии Фиуме – Триест – Гориций большинство населения сочувствовало партизанам.
   Отряды действовали в основном каждый в своем районе, однако по мере того, как менялся характер битвы за Италию, в их акциях стали все более явственно просматриваться элементы организованного сопротивления.
Организация партизанского движения
   В первые месяцы главной характерной чертой партизанского движения было отсутствие у него какого-либо официального руководства, вписывающегося в статью 1 Гаагской конвенции о наземных боевых действиях. Впрочем, позже, когда стали известны имена некоторых новых лидеров, положение в этом смысле несколько улучшилось.
   С течением времени для германского командования становились все более очевидными следующие факты.
   Высшие официальные руководители партизанского движения находились в штабах войск альянса; исходя из этого мы предположили, что существует некий совместный руководящий центр, в который входят как представители войск противника, так и итальянцы, причем главной приводной пружиной действий повстанцев являются офицеры разведки войск альянса, хотя за деятельностью последних все плотнее присматривали оперативные отделы штабов. Разведывательные и диверсионные группы партизан, зачастую состоявшие из криминальных элементов, контактировали с главным штабом войск альянса с помощью офицеров связи противника, которые также действовали отнюдь не автономно.
   Наличие так называемых бригад было отмечено уже в апреле 1944 года, но это были скорее номинальные, чем реальные организации. Поводы говорить о наличии в зонах действия партизан более или менее дисциплинированных отрядов, имевших свое руководство, появились после осени 1944 года – например, в районе Алессандрии. Те отряды, костяк которых составляли бывшие военнослужащие, были организованы на военный манер. Однако их численность и эффективность действий были невелики. Поначалу они обеспечивали себя всем необходимым за счет местного населения, причем не на добровольной основе, а личный состав пополняли за счет парашютистов, а также десантников, высаживавшихся с подводных лодок.
   В основном партизанское движение было организовано следующим образом:
   Группа 1 – «разведывательные подразделения» – профессионально хорошо подготовленные, они действовали очень небольшими группами. Их участники были связаны друг с другом клятвой и являлись храбрецами, которые рисковали жизнью. К ним не могло быть никаких претензий, кроме той, что они нарушали международное право. К этой же группе относились и диверсанты, однако они серьезно нарушали законы гуманности, и к тому же среди них было много преступных элементов.
   Группа 2 – подонки, которые убивали и грабили всех подряд. Эти люди были национальным бедствием.
   Группа 3 – собственно партизанские отряды. Со временем они стали все больше походить на военные подразделения. Эти отряды считали врагами всех немцев и фашистов и в большей или меньшей степени пользовались поддержкой местного населения, нередко пополняя за его счет свои ряды. В районах, где они действовали, существовали целые партизанские деревни и даже районы, в которых любой мужчина, любая женщина или ребенок были связаны с партизанами и являлись либо бойцами отряда, либо помощниками или сочувствующими. Что двигало этими людьми – искренние убеждения или мягкое принуждение, – для нас не имело значения. Когда от партизанской пули погибал немецкий солдат, у нас не было возможности разбираться в этих тонкостях. В то же время на территории Италии имелись районы, где налицо была лишь «угроза появления партизан», и даже совершенно «свободные от партизан» зоны.
   В целом партизанские отряды представляли собой разномастное сборище военнослужащих альянса, итальянских и балканских солдат, немецких дезертиров и представителей местного гражданского населения – как мужчин, так и женщин, людей разного возраста, разных занятий, убеждений и моральных принципов. В результате можно смело сказать, что знаменем патриотизма зачастую прикрывалось удовлетворение самых низменных инстинктов.
Методы, применявшиеся партизанами
   Партизанская война была грубым нарушением международного права и противоречила всем принципам ведения боевых действий.
   Главной причиной этого было отсутствие в Италии настоящих лидеров и недостатки тех, которые имелись в наличии, – из-за этого создание какой-либо регулярной вооруженной организации и ее обучение оказались невозможными. Вместо этого южный темперамент итальянцев привел к напоминающим бунт хаотичным действиям, в которых патриотическая окраска сочеталась с всплеском самых низменных инстинктов, что зачастую не оставляло места для сожалений и угрызений совести. Партизаны небольшими группами или в одиночку действовали, не считаясь ни с кем и ни с чем. Они осуществляли свою подрывную работу везде – в горах, в долине реки По, в лесах и на дорогах, под покровом темноты и в тумане – и при этом всегда исподтишка. Большинство многочисленных актов саботажа и диверсий против военных объектов, складов, на железных и шоссейных дорогах, мостах и телеграфных линиях и не менее частые антигуманные действия по отношению к людям – дело их рук. Ежедневно они совершали нападения из засады, вешали, топили, сжигали, распинали свои жертвы, применяли все известные виды пыток, отравляли колодцы, нередко используя для совершения своих преступлений символику Красного Креста.
   Их действия облегчались тем, что партизаны почти никогда не носили знаков различия, прятали оружие или, опять-таки в нарушение международного права, переодевались в форму германских войск или фашистов. Тем самым они освобождали себя от обязательств, налагаемых ношением униформы. Естественно, все это вызывало у нас раздражение. В районах действия партизан немецкий солдат невольно видел в любом местном жителе, одетом в гражданское платье, как мужского, так и женского пола, убийцу-фанатика и исходил из того, что в него в любой момент могут начать стрелять из любого дома. Все местное население так или иначе помогало партизанам и предупреждало их об опасности с помощью особой системы сигналов.
   Партизанские отряды лишь в исключительных случаях принимали открытый бой. Обычно же они, совершив вылазку, растворялись среди мирного населения.
   Когда же они все же вступали в боестолкновение, они окончательно отбрасывали всякую порядочность, особенно в отношении местных жителей, в результате чего нередко самые страшные потери приходились на долю гражданских лиц, не участвовавших в стычках, не говоря уже о фашистской милиции.
   Учитывая, что германские войска были разбросаны на большой территории, мы не могли вести точный учет наших потерь. Когда человек исчезал, его имя просто заносили в список пропавших без вести. В период с июня по август 1944 года, по данным нашей разведки, мы потеряли 5000 человек убитыми, а еще 25 000-30 000 наших военнослужащих были ранены или похищены. Эти цифры кажутся мне очень высокими. Согласно моим оценкам, основывавшимся на устных докладах, более правдоподобными минимальными цифрами, характеризующими наши потери в течение упомянутых трех месяцев, являются такие: 5000 убитых и еще 7000-8000 убитых или похищенных; к этому следует также добавить такое же количество раненых. Во всяком случае, потери с германской стороны значительно превышали общие потери партизан.
Борьба с партизанами
   Когда началась партизанская война, Италия в соответствии со статьей 42 Гаагской конвенции, подписанной как государствами Оси, так и странами альянса, превратилась в «оккупированную территорию». Таким образом, партизаны с самого начала находились вне международного права – к ним была неприменима статья 2 Гаагской конвенции, поскольку изложенные в ней условия не были выполнены.
   Партизаны проводили свои операции, полностью игнорируя содержание статьи 1, что давало германскому командованию право принимать любые контрмеры, допускаемые Гаагской конвенцией или законами военного времени.
   Изучение истории и мое личное знакомство с тем, что такое партизанская война, привели меня к выводу, что это некая дегенеративная форма ведения военных действий. Методы, которые в ней применяются, настолько многообразны, что рано или поздно они обязательно вступают в противоречие с писаными и неписаными нормами международного права и с почти математической неизбежностью втягивают обе стороны в совершение чудовищных преступлений.
   Прекрасно осознавая все это, германские вооруженные силы воздерживались от партизанской войны. Единственное, пожалуй, исключение – заявление о создании «Верфольфа», сделанное в апреле 1945 года, но и этот факт представляет собой что угодно, но только не убедительный пример участия наших войск в партизанских акциях, поскольку данный шаг был предпринят по инициативе СС и партийных лидеров. В мирное время германские вооруженные силы не обучались ведению контрпартизанских операций и потому оказались не готовы к отражению партизанской угрозы в Италии. Эта ситуация потребовала от меня решительного вмешательства – я должен был заставить армейских командиров уделять данной проблеме не меньше внимания, чем боевым действиям на фронте.
   За пределами передовой проведение контрпартизанских операций до мая 1944 года было особой прерогативой рейхсфюрера СС, слово которого в районах, объявленных зонами действия партизан, было законом. Я, однако, пытался убедить руководство, что война с врагом и с партизанами – одно неделимое целое, и в конце концов, несмотря на сильное сопротивление СС, Верховное командование вермахта согласилось с моей точкой зрения. В результате с начала мая 1944 года я получил полномочия осуществлять борьбу с партизанами на Итальянском театре военных действий. В этом вопросе высший руководитель СС и полиции был лично подчинен мне и должен был выполнять мои директивы, хотя в других районах он мог проводить любые противопартизанские операции под свою ответственность. Это решение попахивало политической спекуляцией и с военной точки зрения было неудовлетворительным. Но оно было вполне осуществимо, поскольку в «Штабе антипартизанской войны» при штабе высшего руководителя СС и полиции был специально выделен человек для решения соответствующих проблем.
   В зонах боевых действий и в районах, непосредственно примыкающих к ним, руководство противопартизан-скими операциями осуществлялось армейскими командирами.
   «Противопартизанскими разведывательными операциями» в основном руководило командование группы армий, армейская разведка и СС; служба безопасности СС отвечала за осуществление соответствующих директив, а армейские штабы должны были ей содействовать. Точно так же было организовано сотрудничество службы безопасности СС с тайной полевой полицией. В принципе руководство той или иной противопарти-занской операцией поручалось кому-то из старших офицеров, независимо от того, где он служил – в армии, в СС или в полиции, причем это никоим образом не снимало с него ответственности, связанной с его основной деятельностью.
   В тыловых районах обычным стал следующий порядок: в тылах или прибрежных секторах корпусов и дивизий за антипартизанскую деятельность отвечали командующие корпусов или дивизий; они определяли свои зоны ответственности^ соответствии с местами дислокации подчиненных им войск. В армейских тылах руководство операциями, направленными против партизан, осуществлялось через узлы связи командования, использовавшиеся как стационарные командные пункты.
   Эта структура была удобной и хорошо работала – при условии, если она была достаточно гибкой. Для осуществления крупномасштабных акций против партизан, предпринимавшихся по просьбе группы армий, держались наготове особые части единого или смешанного состава, имевшие свое независимое командование. В таких случаях главным фактором успеха была не столько численность и ударная мощь войск, привлекавшихся к борьбе с партизанскими отрядами, сколько возможность выделить для этого особые части без ущерба для положения дел на передовой.
   В то время как поначалу с противопартизанскими операциями успешно справлялись пехотные части, со временем с расширением и обострением конфликта с незаконными вооруженными формированиями стало все чаще требоваться применение артиллерии, минометов, танков, огнеметов и другой техники. Хорошо обученные и оснащенные военнослужащие, занимавшиеся борьбой с партизанами, были организованы в «карательные части и подразделения» и всегда готовы к немедленным контрмерам в нашем тылу; в то же время их можно было в случае необходимости использовать для защиты от воздушного десанта противника; кроме того, в случае, если бы противнику удалось прорвать наши боевые порядки на фронте, карательные части могли бы дополнительно усилить оборону в нашем тылу, защищая ущелья, места возможного проникновения в населенные пункты и системы укреплений.
   Содержание германского руководства под названием «Партизанская война», опубликованного в 1942 году и базировавшегося на соответствующем опыте действий на русском фронте, так и не было доведено до войск, находившихся под моим командованием, поскольку оно вышло в свет в тот период, когда проблема партизан в зоне моей ответственности практически не существовала. Когда же партизанская война вступила в свою решающую фазу, наши штабы и войска уже испытывали такие физические и моральные нагрузки, что изучение подобных материалов было практически невозможным.
   Поскольку партизаны действовали главным образом в тылу и части на передовой не всегда сразу ощущали на себе результаты их деятельности, наше командование не воспринимало эту проблему всерьез. Донесения о нападении на взводы, возвращающиеся с передовой в тыл или находящиеся в тыловых районах, поступали с таким опозданием, что не вызывали почти никакой реакции. Эта пассивность, отсутствие у нас опыта противодействия нерегулярным вооруженным формированиям и, прежде всего, уверенность в том, что масштабы этой необычной войны будут расти, заставили меня отдать приказ о принятии всех доступных мер для того, чтобы остановить ее или хотя бы ограничить ее расширение. Этими мерами были: выявление ячеек сопротивления, а впоследствии и самих незаконных организаций, путем полицейского наблюдения; политическое умиротворение при содействии Ватикана и видных итальянских политических и религиозных деятелей, глав администрации и других влиятельных лиц; шаги, направленные на улучшение благосостояния населения; помилования; освобождение людей от военной и трудовой повинности и от вывоза в Германию; и, наконец, радиопропаганда. Кроме того, были предприняты попытки прекращения боевых действий, по крайней мере в отдельных районах и на какое-то время, – причем в ряде случаев эти попытки оказались успешными.
   К июню 1944 года мне стало ясно, что партизаны могут создать серьезные помехи отходу моих войск; по этой причине я попытался наверстать упущенное, отдав приказ о том, что с партизанами следует воевать так же, как с войсками противника на фронте. Оружие, которое до этого применялось только в боевых действиях против сил альянса, в частности. танки, артиллерия и огнеметы, теперь должно было использоваться везде, где это могло помочь быстро ликвидировать возникшую угрозу.
   Я надеялся, что за счет столь энергичных мер и использования регулярных войск нам удастся остановить развитие партизанской войны, которая превращалась в месть со стороны нерегулярных вооруженных формирований и, с моей точки зрения, могла лишь привести к хаосу. Такая война имеет свои особенности, к которым приходится приспосабливать законы обычной тактики. Рекогносцировке местности перед боем должно предшествовать постоянное и глубокое изучение противника. Войска не подходили для такой деятельности – ею занимались специально обученная служба безопасности и тайная полевая полиция. Успех любой операции определялся секретностью и внезапностью. Захват партизанского лагеря имел практическое значение только в том случае, если партизаны его обороняли. Постепенно стало правилом окружать районы действия партизан кордонами и либо полностью блокировать их, либо атаковать с помощью войск, развернутых на заградительном рубеже.
   Возникшее у военнослужащих наших частей чувство неуверенности и ощущение того, что они в любой момент могут быть атакованы, привели к выработке особой тактики защиты от нападений из засады. Вместо того чтобы дожидаться, пока в них начнут стрелять из какого-нибудь дома, наши солдаты стали нейтрализо-вывать возможных снайперов, заблаговременно открывая огонь по подозрительным строениям и ведя его до тех пор, пока противник не оказывался выведенным из строя. Это был единственный способ защититься от пули в спину. Особую важность приобрела для нас защита тыловых коммуникаций и обозов, а также безопасная перевозка раненых по дорогам и шоссе – нам необходимо было решить эти проблемы, чтобы избежать серьезных потерь.
   Учитывая жестокость и антигуманный характер действий партизанских отрядов, в критический период я был вынужден отдать приказ о неограниченном применении против них любого оружия. Это было сделано для того, чтобы сократить те невероятно большие потери, которые мы несли из-за беспечности и совершенно неуместной мягкости, проявляемых нашими солдатами. Война против партизан неизбежно приводила к атрофии человеческих чувств, которая таила в себе большую опасность. Однако пытаться избежать ее было равносильно самоубийству.
   Из принципа я воздержался от применения против партизан бомбардировочной авиации, которая, естественно, была бы наиболее эффективным средством борьбы с ними, – я не мог взять на себя ответственность за ущерб, который бомбардировки могли бы причинить мирным жителям в случае нанесения ударов по густонаселенным районам. Дальнейшие события показали, что подобная щепетильность весьма скупо вознаграждается благодарностью. В будущем такие соображения должны быть отброшены – если только партизанская война не будет повсеместно запрещена.
   Особенности, характеризующие действия мятежников или партизанских отрядов, делают допустимыми с точки зрения международного права определенные меры, чуждые солдатам, воюющим на фронте. К сожалению, статьи Гаагской конвенции о наземной войне страдают известной неопределенностью на этот счет, существование которой частично компенсируется использованием туманного термина «обычаи войны». Вопросами, которые требуют прояснения, являются следующие: заложники и убийство заложников; ответные карательные меры, их характер, возможная степень суровости и ее зависимость от действий нерегулярных вооруженных формирований; коллективные меры и предварительные условия, необходимые для их применения; чрезвычайные декреты и юридическая процедура.
   Должно быть ясно, что туманность международных правовых норм и имеющиеся в них лазейки в критические моменты приводят к неизбежным грубым ошибкам и ненужным жертвам с обеих сторон. Известно, что существуют различия в интерпретации тех или иных деяний между, к примеру, континентальным и англосаксонским правом. Поэтому формулирование соответствующих юридических норм антипартизанской деятельности таким образом, что ответственный военачальник не может применить их на практике, является не чем иным, как преступлением против духа закона. Многие из перечисленных выше действий, например ответные карательные меры, могут трактоваться по-разному, и потому решение об их применении должен принимать облеченный ответственностью командир после тщательного изучения конкретных обстоятельств дела.
   Поскольку, в соответствии с германскими законами, отдавать приказ о применении карательных мер имели право только представители командного состава начиная от командира дивизии и выше, имевшие в своем распоряжении опытных советников, налицо были достаточно надежные гарантии против необоснованных репрессий. Однако факт остается фактом: солдат, которого только что пытались убить из-за угла и который ослеплен гневом, действует иначе, нежели педантичный прокурор или судья, которому на его скамье ничего не грозит.
Расширение партизанской войны и связанные с ней эксцессы
   Ежедневно поступавшие в органы армейской разведки донесения, сведения которых регулярно наносились на карту, свидетельствовали о неуклонном расширении зоны деятельности партизан и об их активизации. Они проводили по пять-шесть вылазок в день. В то время как диверсии, совершаемые на железных дорогах и на складах, уже стали обычным явлением, партизаны, помимо этого, прибегали к внезапным нападениям, места проведения и периодичность которых все время менялись в зависимости от ситуации на фронте.
   По мере того как численность партизан росла, увеличивалось и количество «партизаноопасных» или «контролируемых партизанами» районов. Однако реальная угроза исходила из них только в тех случаях, когда деятельность нерегулярных вооруженных формирований напрямую увязывалась с событиями, происходившими на передовой.
   После окончания войны германских солдат упрекали в большом количестве эксцессов и проявлений жестокости; множество подобных случаев стало объектом судебных разбирательств, которые почти всегда заканчивались тем, что обвиняемым выносился смертный приговор. Разумеется, после приведения этих приговоров в исполнение некому было пролить свет на этот весьма непростой вопрос!
   Даже если сделать скидку на присущую итальянцам склонность к преувеличению и на то давление, которое все еще оказывают на общественное мнение лица, участвовавшие в детельности партизанских отрядов, где доминировали коммунисты, следует признать, что германской стороной также совершались чудовищные вещи. Но факт остается фактом: лишь в очень немногих, можно сказать, исключительных случаях были представлены убедительные доказательства вины немецких солдат. Вину за эксцессы и варварские действия, имевшие место в Италии, следует поровну распределить между партизанами, фашистскими организациями и группами немецких дезертиров, и лишь незначительная ее часть – если таковая вообще есть – может быть возложена на регулярные части германских войск. По всей вероятности, значительная часть случаев проявления чрезмерной жестокости произошла по вине отставших от своих подразделений военнослужащих, которые превысили допустимый предел самообороны.
   Наталкивает на размышления тот факт, что только в нескольких случаях сведения о безобразиях такого рода – кажется, таковых было всего три или пять – доводились до меня по официальным каналам, а истории о преступлениях против гражданского населения, которые рассказывал мне Муссолини, после того как по моему настоянию их расследовала германская сторона, оказывались либо ложью, либо преувеличением. Частично это можно объяснить различиями в процедуре, обусловливавшими разную трактовку статей соответствующей конвенции (например, тех, в которых говорилось о применении репрессий, их допустимой жесткости и методах). Зачастую рассказы очевидцев противоречили друг другу, и немецких солдат признавали виновными только потому, что данные под присягой показания свидетелей, выступавших от имени германской стороны, заведомо признавались недостойными доверия, в то время как добытые не вполне законными методами показания свидетелей противоположной стороны просто принимались на веру.
   На это можно возразить, что многие инциденты, связанные с проявлениями жестокости и варварства, вообще оставались вне поля зрения общественности, а немалое их количество искажалось или даже просто замалчивалось. Поскольку на войне возможно все, не исключено, что в отдельных случаях это могло иметь место. Но поскольку мной была создана особая служба для отслеживания подобных инцидентов и оповещения о них, которая не допускала подобной практики, я должен заявить, что считаю какие-либо обобщения на этот счет неуместными. Упомянутая служба располагала информацией, предоставляемой германским частям и штабам итальянскими властями и церковью, а также опиралась на сведения, добытые мной самим в ходе неожиданных визитов в германские и итальянские части, штабы и на склады, не говоря уже об информации от моего «специального представителя» генерала Хартмана. Помимо всего прочего, за всем бдительно следили полевая и военная полиция, а также тайная полевая полиция.
   Я считаю, что нигде больше не предпринималось таких мер, направленных на поддержание дисциплины и защиту мирного населения, как в Италии. В рамках моих полномочий я лично весьма жестко реагировал на малейшие признаки аморальности и коррупции, которые могли подорвать дисциплину, негативно сказаться на нашей репутации или дружественных отношениях с партнерами по Оси, а тем более причинить ущерб местному населению. Благодаря этому мне удалось за весьма короткое время решительно остановить процесс деморализации, явно охвативший 14-ю армию.
   Если, несмотря на все вышеизложенное, во время или после войны даже правительства стран, подписавших Гаагскую конвенцию, официально признали вооруженных смутьянов патриотами и героями, то это означает не что иное, как неуважение по отношению к заключенным договорам и соглашениям и подрыв самих основ права.

Часть третья.
Безоговорочная капитуляция. Я предстаю перед судом

Глава 22.
Командующий Западным фронтом

   23.02.1945 года. Американское наступление на Рур.
   – Потеря левого берега Рейна.
   – 7.03.1945 года. Захват американцами неповрежденного моста через Рейн в районе Ремагена.
   – 10.03.1945 года. Кессельринг – командующий Западным фронтом.
   – Март 1945 года. Американцы создают плацдарм в районе Ремагена.
   – 22.03.1945 года. Американцы форсируют Рейн в районе Оппенгейма.
   – 23.03.1945 года. Британо-американское наступление в низовьях Рейна, форсирование Рейна в районе Везеля.
   – 28 и 29.03.1945 года. Падение Мангейма, Висбадена и Франкфурта-на-Майне.
   – 1-18.04.1945 года. Окружение и капитуляция группы армий В в Рурском котле.
   – 4.04.1945 года. Падение Касселя.
   – 11.04.1945 года. Падение Вюрцбурга.
   – 16-20.04.1945 года. Бои за Нюрнберг.
   – 18.04.1945 года. Падение Магдебурга
Мое назначение
   8 марта 1945 года я получил приказ явиться к Гитлеру с докладом. Я спросил о причинах этого вызова и не получил ответа.
   В ставку в Берлине я прибыл около полудня на следующий день. Там в присутствии Кейтеля и Йодля меня проинформировали о том, что мне предстоит сменить фон Рундштедта на западе. Когда я возразил, что нужен на Итальянском театре военных действий и еще не вполне оправился от травмы, полученной в результате аварии, и потому не приобрел мобильности, необходимой для выполнения столь важной миссии, мои возражения выслушали с пониманием, но в то же время выразили уверенность, что Гитлер не примет их во внимание.
   Во время встречи с Гитлером, состоявшейся в тот же день, – вначале она проходила с глазу на глаз – прогноз Кейтеля и Йодля подтвердился. После детального изложения общей ситуации фюрер сказал мне, что в связи с падением Ремагена возникла необходимость смены командования на западе. Не упрекая фон Рундштедта, он объяснил этот шаг тем, что только более молодой и активный военачальник, имеющий опыт боев с войсками западных держав и пользующийся доверием солдат на передовой, возможно, все же сумеет поправить положение. Он дал понять, что осознает все сложности, связанные с, так сказать, сменой лошадей на переправе, но сказал, что я должен взять на себя это нелегкое бремя, несмотря на мое пошатнувшееся здоровье. Гитлер был уверен, что я сделаю все, что было в человеческих силах.
   Затем фюрер рассказал мне о положении на фронте. Здесь я изложу только суть сказанного им.
   Решающим был Восточный фронт; катастрофа на русском фронте означала бы всеобщую катастрофу. Тем не менее, поскольку там были сконцентрированы все наши силы, Гитлер был уверен, что этого не произойдет. Фюрер ожидал, что русские предпримут решительное наступление на Берлин.
   Он сказал мне, что группа армий «Центр» под командованием Шернера в последнее время прекрасно сражалась в Чехословакии и Силезии и что она в состоянии отразить любое наступление противника, если выделить ей подкрепление и наладить ее снабжение всем необходимым. Слева от нее твердо удерживала позиции 9-я армия под командованием Бюссе. Гитлер считал, что главный удар противника будет направлен против нее. По этой причине она в первую очередь получала подкрепления, снабжалась техникой и боеприпасами и именно на ее участке наиболее активно проводились фортификационные работы.
   Замечания Гитлера по поводу группы армий Шерне-ра относились и к группе армий «Юг» под командованием Рендулича, располагавшейся справа от нее. Однако, хотя существовала вероятность того, что левому флангу Рендулича придется участвовать в решающих боях, фюрер придерживался той точки зрения, что на правом фланге возможно лишь вспомогательное наступление противника.
   Участок фронта 9-й армии под командованием Бюссе был хорошо укомплектован пехотными, танковыми и противотанковыми частями, не говоря уже об армейской и зенитной артиллерии, части которой, руководимые лучшими командирами, занимали глубоко эшелонированные позиции; у нас были хорошие позиции, усиленные разного рода препятствиями, в том числе водными рубежами, проходившими как по переднему краю, так и в тылу; Берлин был прикрыт сплошными круговыми оборонительными рубежами и заранее подготовленными позициями на случай отхода.
   По мнению Гитлера, русские никогда не смогли бы прорвать эту йборону. Он сам убедил себя в ее надежности; кроме «того, он много консультировался по этому вопросу с артиллерийским командованием и остался этими консультациями вполне удовлетворен.
   Группа армий Хайнриха, занимавшая позиции слева от 9-й армии, по мнению Гитлера, нуждалась в подкреплениях, однако на этом направлении он предвидел лишь вспомогательные удары со стороны противника.
   Позиции, которые занимала юго-восточная группа армий под командованием Лера, с точки зрения фюрера, имели лишь весьма ограниченное значение. То, как войска Лера сражались до этого, вызывало у Гитлера веру в то, что они и дальше смогут сдерживать противника во взаимодействии с юго-западной группой армий и фон Витингофом. Фюрер надеялся, что последний будет действовать столь же удачно, как и некогда под моим началом. Точно так же Гитлер не испытывал никакого беспокойства по поводу Курляндии или Норвегии.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru