Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

жизнь Гитлера

- 7 -

За операции во Франции получил звание генерал-фельдмаршала. Это высшее воинское звание в германских вооруженных силах. До времени Третьего рейха этого звания были удостоены лишь пятеро: в 1940 году это звание получили ещё 12 высших командиров вооруженных сил: Браухич, Рейхенау, Бок, Лееб, Лист, Клюге, Вицлебен, Мильх, Кессельринг, Шпере.

С декабря 1941 года Рейхенау был командующим группой армий «Юг».

Умер от инфаркта (версия — авиационная катастрофа) 17 января1942 года в Полтаве.

Точность копии удостоверил: Учреждение полевая почта № 38903. Подписал: Герц СС — унтерштурмфюрер при начальнике IV линии фронтфюрер.

Точность копии удостоверил: СС — гауптшарфюрер. Тайная полевая полиция особого назначения».

Процитируем другой документ — партизанский (перевод с белорусского).

«28 сентября 1942 года.

Смерть немецким захватчикам!

Организуйте крушения транспортных поездов!

Белорусская молодежь!

Без железнодорожного транспорта войны вести нельзя. Тем, что мы расстраиваем передвижение фашистской армии, мы приближаем час нашей победы над Гитлером.

Небольшая группа отважных борцов, даже одиночки советских патриотов, могут дать возможность выиграть целое сражение, уничтожить многочисленных фашистов, танки и военное оборудование, если вызовут крушение фашистского транспорта.

Как следует организовать крушение фашистского поезда?

Первый способ. Отвинтить гайку на стыке 2 рельс, удалить болты и скобы и тем самым освободить рельсу, отодвинуть её на 8-10 сантиметров в сторону. Проходящий поезд неизбежно сойдет с рельс.

Второй способ. Сорвать скобы с 2 — 3 соединенных рельс, не удаляя болтов на стыках.

С помощью железного лома отодвинуть рельсы на 10 — 15 сантиметров в сторону. Тем самым возникает расширение рельсового пути. Постараться укрепить рельсы на новом месте или просунуть под рельсами полено. Крушение неизбежно.

Третий способ. Применим при резких поворотах железнодорожной насыпи. Под рельсой, проходящей по внешнему краю поворота, сделать подкоп под 15-20 шпалами шириной до середины шпал и глубиной в 1,5 метра. Шпалы тогда повиснут в воздухе. Закрыть следы работы, вырытая земля не должна лежать кучей. Когда поезд выедет на подрытые рельсы, паровоз провалится и опрокинется.

Четвертый способ. Применим при поворотах железнодорожной насыпи. Из куска твердого сухого дерева (дуба) изготовить клин 80 см длиной, 7 см высотой и 5 см шириной. Скосить одну сторону клина, укрепить клин проволокой к верхней стороне рельсы у внешнего края насыпи и именно таким образом, что скошенный конец клина примыкает к рельсе навстречу движению поезда. При прохождении поезда передние колеса поезда наскочат на клин, паровоз не сможет въехать на рельсу, а двинется по направлению клина и сойдет с пути.

Пятый способ. Разрушать на всем протяжении железной дороги мосты, рельсы, стрелки, скрещивание колей, насыпи, плотины и резервуары. Применять при этом подрывные снаряды. Рельсы легко взорвать с помощью 400 г тола или мелинита. Стрелки следует взрывать, закладывая 2 заряда: один между рельсом и концом стрелки, а другой — на конце стрелки. Для разрушения стрелки на скрещениях колей следует закладывать взрывчатое вещество между шарниром и рельсом.

Юноши и девушки Белоруссии!

Организуйте крушения фашистских транспортов! Этим вы поможете Красной Армии скорее освободить Белоруссию! Этим мы выполним задание великого Сталина, — уничтожить тыл немецко-фашистской армии, нарушить её снабжение оборудованием, вооружением, а тем самым погубить тысячи гитлеровских захватчиков!»

Ниже этого документа-листовки приписка:

«Прошу принять к сведению и точно проинструктировать в соответственные направления всех служащих.

Начальникам 1-го и 4-го подрайонов для инструктажа подчиненных. При учете постоянно напоминать служащим о содержании этого документа.

Подписал: Даннер».

Глава 16

Гитлер находился в винницкой ставке не постоянно.

Доподлинно известно, что в ставке «Вервольф» он работал всю вторую половину мая и несколько дней июня 1942 года, затем, после короткого отъезда в «Вольфшанце» под Растенбургом, вернулся и находился там с июля по ноябрь 42-го.

Приезжал он и на следующий год: в январе, марте и в июле 43-го. В январе вместе с Гитлером приезжал Геббельс, в марте — Розенберг.

В июле 43-го Гитлер наведался сюда в последний раз всего лишь на два дня. (По данным немецких авторов, Гитлер находился в ставке под Винницей в общей сложности более четырех месяцев наездами.) Больше сюда он уже не приезжал, хотя охрана и режим были все те же, что и в 42-м.

Впрочем, далеко не тот режим. Запахло поражением. Линия фронта поехала вновь на Запад, приближаясь к «Вервольфу». Гитлер перебрался в «Вольфшанце». Он ещё надеялся отсидеться там.

Более того, он считал свой «Вольфшанце» неприступным. Сохранился документ от 18 января 1945 года организации «Тодт» строившей это сооружение.

Несколько слов об этой организации…

«Тодт» — полувоенная правительственная организация, созданная в 1933 году, занимавшаяся разработкой и строительством автомобильной и железнодорожной сети для переброски войск, оборонительных сооружений ( «Западный вал»), подземных командных пунктов, ставок и др.

Организацию возглавлял Фриц Тодт (1891-1942) — рейхсминистр вооружения и боеприпасов. Сын владельца ювелирной фабрики, после гимназии учился в высшей экономической школе, участник Первой мировой войны, летчик, был ранен в воздушном бою.

В 1923 году вступил в нацистскую партию, в 1931 году стал штандартенфюрером СС (полковник) в ведомстве Гиммлера.

Погиб в авиационной катастрофе под Растенбургом 8 февраля 1942 года (самолет «Хейнкель» был снабжен механизмом автоматического саморазрушения, и пилот по ошибке включил его).

Пост Тодта занял Альберт Шпеер — придворный архитектор Гитлера.

Но вернемся к документу от 18 января 1945 года.

В нем за три с небольшим месяца до конца войны Гитлер отдал распоряжение руководству организации «Тодт» продолжить строительные работы в «Вольфшанце». Естественно, документ этот повис в воздухе, так как было не до строительства — русские были уже под Берлином. И тем не менее факт остается фактом — Гитлер ещё надеялся избежать полного поражения в этой войне и отсидеться в «Вольфшанце»!

О начавшейся агонии в «Логове волка» можно было судить по поведению приближенных Гитлера — оберфюрера СС Раттенхубера, начальника охранной полиции и СД при главной квартире Гитлера; гебитскомиссара в г. Виннице Маргенфельда и, конечно же, чуткого к переменам Даннера, унтерштурмфюрера СС, начальника группы тайной полевой полиции по охране объекта «Вервольф» в районе Винницы. (Данные из документов за январь 1945 года.)

Если ещё в 42-м на вспомогательные работы для обслуживания господ офицеров допускались особо проверенные красивые молодые женщины и девушки, отобранные из местного населения, то уже в январе-марте 43-го, во время пребывания в ставке Геббельса и Розенберга, их на работу не допускали.

В августе-сентябре 43-го гестапо отобрало у местных все пропуска. А вскоре и все сотрудники гестапо во главе с Даннером и руководители строительных фирм отбыли восвояси.

Ставка была оставлена под охраной «Вахткомпании» — тылового воинского подразделения.

Следом за хозяевами потянулись и те, кто по своей воле или против неё служил оккупантам.

Некуда бежать было старостам и полицаям вроде Гайкуна, дезертировавшего из Красной армии в первые же дни войны и служившего гитлеровцам в качестве старосты в Стрижевке. Бежал бы Гайкун, да девять детей за штаны держали…

А вот староста Коло-Михайливки Лука Серегела с женой Анной и его заместитель Мячеслав Галецкий рванули-таки добровольцами в Великую Германию.

Одним из первых подался на Запад и бывший советский генерал Павленко, ставший командиром 109-го украинского полицейского батальона в Виннице.

Вывозились ценности. Вывозилась сеть агентов и пособников Даннера, избежавших участи двух тысяч замученных и уничтоженных при строительстве «Вервольфа».

«Оформилась» в домработницы аж к самому адъютанту Гитлера майору Энгелю смазливая Анна Лысак. А Педа Веринская «дала согласие» обслуживать бывшего начальника отделения коменданта ставки капитана Шверта.

Двинулись за обозом кладовщица из «Баукоманды» Ольга М., её сестра Люба — зазноба Царицкого, курносого и кучерявого, шепелявого, но с золотыми зубами; путаны из казино — Анна О., постоянно числившаяся за шофером Робертом; Надежда М. — за высоким темноволосым, с длинным носом и глубокими глазами, с родинкой на щеке Штиклером; Василиса К., обслуживавшая сразу двоих шоферов — Мартина и Эмиля; Анна Ш., — маленького белокурого, с искусственными стальными зубами Фердинанда; Ольга М., — Курта; Галина Ш., — Фрица…

Все это была «элита» из числа советских.

А тем временем Гитлер со свитой заново разворачивался в «Вольфшанце».

Последний раз в ставке «Вервольф» Гитлер работал с 16 по 31 августа, о чем имеется документ за подписью отвечавшего тогда за охрану фюрера криминального советника Гегеля (так в документах).

В августе 1943 года, как известно, советские войска начали освобождение Донбасса. Генерал-фельдмаршал Манштейн, командовавший группой армий «Юг», настойчиво просил Гитлера дать ему до 12 дивизий, чтобы удержать этот чрезвычайно важный промышленный район.

Досье

Эрих фон Манштейн (настоящее имя и фамилия — Фридрих фон Левински; 1887-1973) — генерал-фельдмаршал германской армии, один из вдохновителей и проводников блицкрига против Франции. Участник Первой мировой войны. В 1941 году командир танкового корпуса, участвовал в наступлении на Ленинград, затем командовал 11-й армией при захвате Крыма и в боях за Севастополь, неудачно руководил группой армий «Дон» по деблокаде окруженной под Сталинградом группировки. До марта 1944 года командовал группой армий «Юг», за неудачи отчислен в резерв…

В 1950 году как военный преступник был приговорен британским военным трибуналом к 18 годам тюрьмы, но в 1953 году освобожден. В 1955 году написал мемуары «Утраченные победы», а в 1958-м — «Из солдатской жизни», в которых вину за поражение Германии возлагает на «дилетанта» Гитлера.

Для решения вопросов по выводу немецких войск в Донбассе из катастрофической ситуации, в «Вервольф» 27 августа прибыл Гитлер. В тот же день состоялась встреча фюрера в «Вервольфе» с командующим группой армий «Юг — Россия» фельдмаршалом фон Манштейном. Встреча длилась без перерыва пять часов. Фюреру было о чем поговорить с Манштейном: ведь к этому времени на фронте появилось новое советское оружие — танки ИС (Иосиф Сталин) с непробиваемой броней…

Манштейн вновь упрашивал Гитлера, умолял его выделить ещё 12 дивизий… Но тщетно. Не выпросил. Дополнительных резервных дивизий у немцев уже не было. Донбасс пришлось отдать…

…В пятнадцать тридцать фюрер и Манштейн выехали из «Вервольфа» на машине. Больше Гитлера здесь не видели… Правда, была ещё одна попытка приехать в «Вервольф»…

Сохранился документ:

«Тайная полевая полиция, группа имперской службы безопасности, охранная группа «Ост». Господину комиссару государственной службы безопасности СС оберфюреру и полковнику полиции Раттенхуберу (так в документах. — А.Я.).

Содержание: Докладная о деятельности службы «Ост» за период с 1 по 15 сентября 1943 года.

6 сентября 1943 года в 21 час господин полковник Нимейер из штаб-квартиры фюрера сообщил, что с 7 по 8 сентября состоится пребывание фюрера в сооружении «Вервольф» и что я тотчас должен обеспечить соответствующую безопасность совместно с капитаном Михайлисом.

Особая охрана должна быть обеспечена у дома № 11 и в окрестностях сооружения «Вервольф». Я сделал все необходимое, чтобы обеспечить спокойное пребывание фюрера в сооружении «Вервольф». 7 сентября 1943 года около 10 часов прибыл господин подполковник Штреве с 10 офицерами и 10 человек из личной кухни фюрера. В 15 часов должно состояться прибытие фюрера/

В течение дня стало известно о капитуляции маршала Бадольо, в Италии, и ввиду этого фюрер изменил свое намерение и не прибыл в сооружение.

Досье

Бадольо Пьетро (1871 — 1956) — итальянский маршал. В 1919-1921 и 1925-1940 годах являлся начальником генштаба, главнокомандующим в итало-эфиопской войне.

Участник смещения фашистского диктатора Бенито Муссолини (июль 1943 г.).

В 1943-1944 годах — премьер-министр Италии, заключил перемирие с союзниками. Проводил антидемократическую политику.

На следующий день Штреве и другие вылетели самолетом в «Вольфшанце»…

…Ввиду отступления фронта в Винницу прибывает много частей. Фюрер отдал «Вервольф» командующему группы войск «Юг — Россия» генерал-фельдмаршалу фон Манштейну для его штаба…

…В Калиновку прибыл эшелон 6 тысяч немцев фольксдойч…

Сильно беспокоят партизаны…

Даннер».

Часы начали отмерять пребывание фельдмаршала фон Манштейна в «Вервольфе». Его штаб находился здесь всего четыре месяца.

Судьба «Вервольфа» была окончательно решена 28 декабря 1943 года, когда Гитлер со своим высшим генералитетом обговаривал уже в ставке «Вольфшанце» под Растенбургом донесение командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Манштейна из Винницы.

Вот выписка из стенограммы:

«Гитлер: Важно и необходимо одно: пусть Манштейн неожиданно выйдет из Винницы, чтобы сберечь присутствие духа. Иначе он будет командовать, а толку от этого не будет никакого. А в Виннице чтоб все сожгли и сравняли.

Шмундт (генерал-лейтенант, главный адъютант Гитлера): Первым делом требуется не оставить там никакой мебели, а то её вывезут в Москву и организуют выставку.

Гитлер: Все сжечь!»

«…С приближением фронта, перед отступлением немцев за реку Буг с 7 по 13 марта 1944 года объект «Вервольф — Эйхенгайн» предавался огню и разрушению путем взрывов», — зафиксировал начальник опергруппы советских разведчиков, занимавшихся ставкой Гитлера, подполковник МГБ Рогатнев.

Глава 17

Перебравшись в сентябре 1943 года из Винницы в Растенбург, а точнее, из «Вервольфа» в «Вольфшанце» Гитлер как бы на время отодвинул приблизившуюся линию Восточного фронта. Но и Растенбург с его «Вольфшанце» теперь уже мало чем отличался от «Вервольфа», отданного генерал-фельдмаршалу фон Манштейну, и Винницы, ставшей передовой для немецких частей, быстро откатывавшихся на Запад. Особенно после 17 ноября 1943 года. После так называемого «десятого налёта» советской авиации и союзников на Берлин. По существу, после этого налета Берлин как столица, как организационный пункт Германии, — перестал существовать…

23 ноября сгорел «Кайзергоф». Сгорела гостиница «Бристоль». Воздушной волной разрушена гостиница «Эден». Населению, занятому в противовоздушной обороне города, выезд из Берлина был запрещен.

Сгорели дома вблизи министерства иностранных дел. Сгорел главный почтамт на Дессауэрштрассе. Почти все телефоны перестали работать. Прием телеграмм был резко ограничен.

Полностью сгорел со всеми документами и многими тысячами паспортов иностранный отдел полицей-президиума на Бирже. Его срочно перевели на Магазинерштрассе, где заняли только один этаж.

Бомбежками была уничтожена документация больших банков. С конца ноября работа банков практически прекратилась. Погибла большая часть материалов муниципальных органов и учетные материалы военнообязанных…

Естественно, все, что происходило в Берлине, отражалось в Растенбурге. Но одно событие надолго вывело Гитлера из привычного рабочего режима…

3 января 1944 года бомба попала в здание имперской канцелярии. Только через два дня из убежища, находившегося на глубине двадцати метров, был извлечен персонал. Чиновники остались целы.

Как ни пытались приукрасить действительность геббельсовские пропагандисты, Гитлер знал, что после «десятого налета» число оставшихся без крова в Берлине достигло 2 млн человек.

Падала дисциплина. Нация, недавно фанатично преданная Гитлеру, разлагалась. Началось дезертирство. «Пачками» стали сдаваться в плен, особенно на Западном фронте, хотя и на Восточном все изменилось: немцы все чаще стали говорить «Гитлер капут!».

Были предприняты драконовские меры, казни. И тем не менее совершалось все больше грабежей и краж. Специальные плакаты призывали отпускников владеть своими нервами и поспешить в свои части. В противном случае — строгое наказание. Улицы Берлина кишели военными патрулями и полицейскими отрядами. Однако случаи невозвращения отпускников на фронт участились.

К немецкому народу обратился Геббельс. В ответ — насмешки и ругательства.

Чтобы как-то смягчить диктатуру, прессе было дано указание критиковать второстепенные власти. Осмелившиеся же критиковать Гитлера исчезали бесследно.

И ещё одна беда. В Берлине скопились сотни тысяч иностранных рабочих, согнанных со всей Европы. По ночам на затемненных улицах они открывали канализационные люки, приводили в негодность телефонные автоматы. У немцев перед ними был не меньший страх, чем перед гестапо.

Генералы знали, что война проиграна, но ничего не предпринимали. Гиммлер приставил к ним молодых офицеров, которые имели многолетнюю нацистскую подготовку.

Командующие отдельными армиями были изолированы друг от друга.

Гитлер знал, что среди генералов есть группа известных высокопоставленных лиц, которые говорят о нем только как о фельдфебеле! Недоверие Гитлера зашло так далеко, что никто не мог попасть к нему, пока карманы посетителя не обыщет адъютант фюрера Шауб. Шауб Юлиус — пожалуй, был один из немногих, кому доверял Гитлер. С 1917 по 1920 год Шауб был солдатом. В мае 1924 был приговорен к 1 году 3 месяцам заключения за участие в нацистском движении в Мюнхене в ноябре 1923 года. Часть наказания отбывал вместе с Гитлером в Ландсберге. Депутат рейхстага и член НСДАП с 1936 года (партийный билет Шауба за № 81, а эсэсовский — № 7). С 1936-го — бригадефюрер СС, а с 30 января 1938-го — группенфюрер СС.

Шауб был единственным человеком, кто имел право не пустить к Гитлеру даже самое высокое должностное лицо. С оружием к Гитлеру вообще никого не пропускали. А иностранных дипломатов и государственных деятелей других стран Шауб проводил через комнату, оборудованную фотоэлементами, и только потом — в кабинет Гитлера.

Чтобы привязать к себе нужных людей, фюрер щедро одаривал их. Любимцы Гитлера — Роммель, Кейтель, Дитль и другие получали так много подарков — вилл, имений, — что становились обязанными ему. Другое крыло — Манштейн, Бок, Гудериан, Томас, Браухич и многие выходцы из старых офицерских семей также получали земные блага, поэтому не вмешивались в то, что выходило за рамки их службы, хотя они и были противниками Гитлера.

Младшие офицеры были убеждены, что, в случае победы красных, их сошлют в Сибирь и заставят восстанавливать Сталинград. И они воевали. И продолжали воевать тогда, когда русские стояли у ворот Берлина…

Рядовые были в отчаянии и не надеялись на генералитет. С начала сентября 1943 года в рядах фронтовиков особенно заметно упало настроение. Достаточно было отпускникам взглянуть на свои разрушенные дома, как их боевой дух исчезал. Гитлеровские утверждения об отчаянном сопротивлении масс не соответствовали действительности. Не было случаев, чтобы в Берлине, после налетов авиации, ругали англичан. Простые граждане считали, что режим можно изменить только военным поражением.

Сводкам союзников об уничтожении промышленных районов Берлина оставалось лишь удивляться, так как фабрики восточных и северных его районов продолжали работать.

Гитлеру докладывали, что больше всего пострадала та часть города, где отсутствовал военный потенциал. Зато промышленные сооружения востока, севера — Эркнер, Шпандау, Сименсштадт остались невредимы. Даже Форстенвальд, самый большой центр военной промышленности берлинского района, вряд ли видел хотя бы один английский самолет!

Налеты большей частью были на юго-западную часть Берлина, которая для ведения войны не имела значения.

Были уничтожены юго-западные кварталы, как и район Гедехтнновкирхе. Однако шестиэтажное бетонное сооружение в непосредственной близости от зоологического сада, откуда управлялась вся противовоздушная оборона Берлина, устояло.

Большая часть западного Берлина была уничтожена полностью, в то время как электростанция в Клингенберге или агрегаты по подъему на лифтах судов в Нидерфинове, откуда подавалась электроэнергия в Берлин, уцелели.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru