Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Волчьи логова Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

- 6 -

Сидя в гостинице, Царицкий писал гитлеровцам свою клятву-обязательство:

«Обязуюсь верно и добросовестно следовать всем полученным мною инструкциям в отношении соблюдения тайны. Я должен сохранять строжайшее молчание по отношению к непосвященным лицам о всех делах и обо всем, что мне придется наблюдать при исполнении моих служебных обязанностей как переводчика и при общении с солдатами и строителями «Эйхенгайн» организации «Тодт». Это обязательство соблюдать молчание остается в силе и после ухода со службы.

Я был поставлен в известность о том, что нарушение этого обязательства влечет за собой тяжелую кару, вплоть до смертной казни.

23 декабря 1941 года Царицкий Иван — переводчик».

А ниже подпись криминального советника Шмидта, удостоверяющего роспись Ивана Царицкого.

Царицкий был верным псом Даннера, руководителя группы тайной полевой полиции по охране «Вервольфа» и борьбе с партизанами и настроенным против гитлеровцев населением, проживавшим в деревнях и селах Коло-Михайливка, Стрижевка, Дубово, Сосенка, Стадница, Переорки, Чизяковские хутора и других населенных пунктах.

В 41-м и в начале 42-го местные жители использовались в качестве рабочей силы. Но уже в сентябре-октябре 42-го, когда ставку временно покинул Гитлер и были продолжены строительные работы, им стали платить деньги.

Правда, для усиления безопасности и борьбы с партизанами было намечено вблизи Калиновки выселить 58 тыс. украинцев и поселить сюда 12-14 тыс. лиц немецкого происхождения ( «Фольксвайг»). Однако в связи с осложнением на фронте этот план не был реализован.

В сентябре 42-го войска СС «Великая Германия» из района объекта «Вервольф» выбыли. С декабря того же года, кроме гестапо, ставку стала охранять прибывшая тыловая воинская часть, «Вахкомпания».

Вновь возобновились строительные работы. Строили новые дома и бараки. Все сооружения были стандартные, привезенные в разобранном виде из Германии. Строительство проводилось до мая 43-го, после чего все немецкие и польские рабочие были эвакуированы в Германию.

В основном с осени 42-го местных жителей мобилизовывали на черновые работы. Однако небольшая группа молодых женщин и девушек из местного населения была взята в качестве уборщиц, кухонных рабочих и штопальщиц при вещевой камере. Работали с семи-восьми утра до шестнадцати-восемнадцати. Воскресенье — выходной. Еженедельно выплачивалось по 32 рубля.

Женщинам, работавшим в помещениях, без сопровождения выходить не разрешалось. Смотреть в окна и обращать внимание на проходивших офицеров категорически запрещалось.

Впрочем, режим работы и времени в районе объекта соблюдался с немецкой пунктуальностью и распространялся не только на местных жителей, но и на немецких и польских рабочих-строителей, и даже на солдат СС.

О том, что на объекте был Гитлер, местному населению впервые стало известно уже после его отъезда в 42-м. Об этом, кстати, говорили и сами солдаты из охранных войск. Затем приезд Гитлера местные жители стали вычислять по некоторым признакам. Если им разрешались полевые работы вблизи леса и патрулей было меньше — значит, Гитлера в ставке не было.

Возможно, так бы мирно и сосуществовали тайная полевая полиция Даннера и местное население. Но с конца 1942 года, после того как Гитлер временно покинул ставку и население узнало, что за объект у них появился под носом, начинаются ЧП. Вначале повесился польский военнопленный. Казалось бы, ничего необычного. Тем не менее весь батальон охраны был собран по тревоге…

В июне 1943 года польская девушка пробралась мимо поста «Ост» через дорогу к аэродрому до зоны № 2, но была задержана… После этого скандального для охраны СС случая посты стали проверять по несколько раз в течение часа…

Все чаще в лексиконе немцев стало появляться слово «партизаны». Действия партизан в районе Винницы становятся все ощутимее. В Коло-Михайливке сожгли служебное помещение немцев. На дороге к ставке убили немецкого солдата, разоружили патруль. А в Стрижевке появилась листовка следующего содержания:

«Не спите, украинцы! Поднимитесь, украинцы! Мои дорогие украинцы, я даю вам знать, что я прибыл сюда для переговоров о свободной Украине. Я передаю вам привет от вождя украинцев Бандеры Степана, а также привет врагам немецкого правительства.

Чернобруза Стах Аркадьевич».

Глава 14

Теперь уж доподлинно известно, что в Виннице уже с 42-го года существовали партизанское движение и подполье. Особенно активно начала действовать подпольная патриотическая группа в районе расположения ставки с начала 43-го. Возник партизанский отряд «За Родину», возглавляемый местными чекистами и партийными работниками.

Уже летом 42-го в Москву были доставлены разведданные о расположении под Винницей ставки Гитлера. Первые сведения об этом поступили в Москву от киевских подпольщиков, которыми руководил Иван Кудря (псевдоним «Максим»). Он получил информацию об этом ещё тогда, когда начиналось строительство «Вервольфа». Строились аэродром, дорога и другие вспомогательные объекты. Опытный разведчик не мог не заметить и такой важной детали, характерной только для Винницы, — перенасыщенность войсками СС, не говоря уж о жандармах, гестаповцах и полицаях..

Для перепроверки данной информации в район строительства Кудря направил Раису Окипну, солистку Киевского оперного театра. Она была родом из Винницы, и появление её в родных местах не могло вызвать подозрений. Тем более что у неё был надежный документ — настоящий немецкий «аусвайс» — паспорт. Она побывала в Виннице, много общалась с немецкими офицерами, получила подтверждение о строительстве ставки. «Максим»-Кудря передал эти сведения в Москву.

3 марта 1942 года перешел линию фронта и проник в Жмеринку, а затем в Винницу Ануфрий Николаевич Боварчук. Он доставил в Москву сведения о ставке Гитлера под Винницей.

С апреля 42-го по февраль 43-го членом подпольной группы в Виннице был чешский антифашист Стеглин Карел Иосифович, который также располагал данными о ставке Гитлера.

В винницком подполье активно работал и бывший председатель облисполкома А.П. Панченко. Это он создал подпольный центр и руководил им под именем Ю.П. Левченко. Он, как и Кудря, сумел проникнуть в тайну «Вервольфа» и передать об этом сведения в Москву. К сожалению, Панченко был репрессирован (реабилитирован в 1964 году).

По заданию Винницкого подпольного комитета за линию фронта для связи с ЦК КП Украины был направлен Григорий Тимофеевич Прокудин, который ранее вел партизанскую борьбу в Гомеле. Летом 1942 года Прокудин вместе с подпольщиками Я.И. Бялэром и И.О. Бондарем добрались до своих и передали важные сообщения, в том числе и о ставке.

Следом за ними подпольный центр послал в Москву И.С. Драхлера, с информацией о «Вервольфе».

Подробная информация о винницкой ставке была получена в декабре 1942 года и от немецких офицеров, которых взял в плен в районе Ровно известный советский разведчик Николай Кузнецов.

А вот что рассказывает в своей книге «Степной рейд» (Киев, 1990) бывший командир партизанского отряда Михаил Наумов, совершивший рейд по степям Украины по заданию Украинского штаба партизанского движения (УШПР) в феврале 1943 года. Он очень сожалеет, что до похода его никто не информировал о «Вервольфе» и, более того, скрывали от него даже уже известное о ставке.

«Перед началом рейда Мартынов (представитель УШПР) отозвал меня в сторону. Не спеша, тщательно подбирая слова, Мартынов сказал, что было бы чрезвычайно важным, помимо других дел, разведать военно-политическую ситуацию, особенно в районе Винницы…

— Договоримся, — сказал он, — чтоб никому про это ни единого слова».

Наумов провел рейд по оккупированной территории Сумской, Полтавской, Кировоградской и Одесской областей. И чем ближе подходили партизаны к Виннице, тем больший отпор они встречали от немецких войск.

И только из документа со штампом главной квартиры фюрера, найденного у убитого немецкого офицера, партизаны впервые узнали о ставке Гитлера «Вервольф».

Вырвавшись из окружения, группы сопротивления разными дорогами пошли через Винничину в партизанские районы Полесья. Одна из таких групп, которой командовал Иван Цибулев, проходила через Черный лес. Про это Наумов так пишет в своей книге:

«Около Винницы, в Черепашинецкой дубраве, неподалеку от фюрерской ставки могила двадцати пяти. Все они прошли тысячеверстный боевой путь и на рассвете 22 марта 1943 года скрестили свое оружие с охраной ставки Адольфа Гитлера. Последний после этого случая не усидел в подземных салонах и решил перенести свою ставку в более спокойное место — родную Пруссию».

Еще один интересный эпизод рассказал Д. Т. Бурченко в книге «Рейд к Южному Бугу»:

«В последние дни июня 1943 года в районе Новоград-Волынского бойцы Винницкого партизанского объединения встретили мстителей, которые пробивались из Черного леса под Калиновкой для восстановления связи с партизанским краем. Командовал группой Николай Сидоренко. И вот какой разговор произошел у него с руководством объединения:

—  «Вервольф»? — быстро спросил Яков Иванович (Я.И. Мельник — командир объединения. — А.Я.).

— Совершенно верно, — с удивлением посмотрел Сидоренко на полковника. — Вы знаете про него?

— Продолжай, продолжай, — попросил Мельник.

— Про то, что под Винницей у гитлеровцев есть какой-то особый секретный объект под кодовым названием «Вервольф», мы слышали ещё раньше. Генерал Сабуров имел об этом небольшую и неполную информацию. Потом перед выходом в рейд мы с Яковом Ивановичем ещё раз услышали про «Вервольф» от двоих девчат, которые убежали из Калиновки и встретили партизанское объединение. «Солдат там много, — рассказали они. — Везде шмыгают эсэсовцы. Люди говорят: охраняют какую-то ставку Гитлера».

— Так, — подтвердил Николай, — выявляется и вправду штаб-квартира Гитлера на Восточном фронте.

…Потом мы составили для Центра детальное донесение про ставку Гитлера, систему охраны и обороны, про аэродром в Калиновке, вражеские части, дислоцированные около «Вервольфа», написали про ситуацию в Виннице…»

А теперь попробуем сделать выводы из процитированного. Иван Кудря и Раиса Окипна были арестованы 5 июля 1942 года. Если их донесение о ставке в районе Винницы дошло до Москвы, то их можно считать первыми, кто приблизился к раскрытию тайны «Вервольфа».

Потом были донесения из Винницы. Москва отдала приказ на всестороннюю проверку этих данных. Партизаны Медведева захватили двух немецких офицеров в декабре 1942 года.

Другие сведения (как Наумова, так и Винницкого партизанского объединения) тоже дошли до Москвы, но уже после того, как Гитлер вдруг покинул ставку. Поэтому и не было смысла бомбить объект «Вервольф».

В июле 1942 года на 4-е управление гестапо имперской службы безопасности (РСХА) из Берлина была направлена шифртелеграмма в штаб охраны ставки Гитлера (так в документах), в которой предупреждалось, что Винница является местом дислокации подпольного центрального штаба Украины, который ведет подготовку к покушению на фюрера и фельдмаршала Кейтеля.

Летом 1942 года подпольщики и партизаны действительно организовали покушение. Но по ошибке… на Геринга, следовавшего на автомашине по шоссе в направлении ставки. Но их постигла неудача — стрелявший из автомата промахнулся…

Последовали ответные репрессивные меры. В Калиновке была обнаружена нелегальная типография, печатавшая листовки, призывавшие к борьбе с оккупантами. Арестованы 23 человека, в том числе районный комсомольский секретарь Архипович, один из руководителей партизанского движения в районе Винницы. Застрелен «при попытке к бегству».

Даннеру удалось внедрить свою агентуру в партизанское движение и подполье и частично разгромить их. Группой Даннера было арестовано и передано в СД 722 человека, в том числе 121 партийный и советский руководитель.

Были расстреляны руководитель подпольной винницкой группы с сентября 1941 по декабрь 1942 года полковой комиссар Александр Леонтьевич Парамонов и полковой комиссар Никита Корталов.

В 1941 году УНКВД по Винницкой области был оставлен с заданием руководитель Винницкой подпольной организации Иван Васильевич Бевз, в прошлом комсомольский и партийный работник, исключенный в 1937 году из ВКП(б) «за связь с троцкизмом». Даннеру удалось выйти на подполье, и Бевз был расстрелян в 1943 году. За мужество и отвагу Ивану Бевзу и Ляле Ратушной посмертно присвоены звания Героя Советского Союза. Их именами названы улицы.

В ночь с 26 на 27 февраля в хутор Мизяновский явились восемь партизан. Немцы, получившие информацию об этом заранее, спрятались на крыше одного дома. Брошенная граната ударилась о край крыши и ранила одного партизана. Его перенесли к жителю К., чтобы на следующий день забрать. Предатель-хозяин выдал партизана. Когда его начали пытать, он, истекающий кровью, умер со словами: «Да здравствует Сталин».

В сводках Даннера все чаще говорилось о вооруженных нападениях «бандитов»: в июне 43-го на хутор Михановский — 15 человек, а уже 7 июля в районе Старой Константиновки — 260 человек и 8 июля — 300 человек, пришедших с территории Хмельницкой области, против которых был послан батальон полицейских под командованием генерала доктора Томаса.

17 августа «бандиты» взорвали танковый лагерь в Сальниках и «отошли без потерь».

Гейнц Шумахер, секретарь полевой полиции «Гехайме фельдполицай» (или тайной жандармерии, особого полицейского управления в составе абвера, занимавшегося армией, функции которого в 1942 году были переданы СД), сообщил по инстанции, что некий Мельник Григорий, 28 лет, работавший шофером в зоне окружения ставки в Стрижевке, оказался бывшим политруком Красной армии. А его брат Владимир Мельник, бывший комсомольский активист, призывал население оказывать немцам сопротивление. Когда их хотели арестовать, они открыли стрельбу. Григорию удалось бежать, а Владимир был арестован. Но тут началась облава по очистке деревень в окружении зоны от возможно оставшихся евреев, и Владимир, находившийся под арестом, улучив момент, сбежал…

В ответ на действия партизан Даннер брал заложников и отправлял в Винницу в СД «с целью уничтожения», как он, не скрывая, писал в сопроводительных документах. Так за взрыв в Сальниках было схвачено и отправлено на эшафот 25 первых же попавшихся под руку стариков и детей. А всего таким образом Даннер отправил на тот свет, как уже упоминалось, 722 человека. По крайней мере, я нашел такой пофамильный список. В нем, например, под номером пятьдесят, по иронии судьбы, значился некий Гитлер Лео, еврей, арестованный и отправленный в Винницкую СД «с целью уничтожения» (так в документе). Даннер не пощадил даже однофамильца фюрера. А может, фамилия стала причиной гибели бедного еврея Лео. Гитлер-то должен быть один. Это Ивановых в России много, а Гитлер в Германии должен быть один!

Даннер зверел… Но никакие расстрелы, провокации и пытки не могли загасить пламя народного гнева. Нацисты своими репрессивными мерами лишь подливали масла в огонь. Партизанское движение становилось массовым.

Глава 15

Как следствие, родился этот документ:

«27 мая 1943 года. Тайная полевая полиция. Группа государственной службы безопасности. Охранная группа «Ост». От Даннера. Господину к-ру государственной службы безопасности СС оберфюреру и полковнику полиции Раттенхуберу и коменданту сооружения «Вервольф» капитану Михаелису (так в документе. — А.Я.)».

Содержание: «Об усилившемся переходе украинского населения к партизанам».

В документе сообщается о невыполнении приказа господина государственного министра Розенберга и господина государственного комиссара Заукеля о поставке дешевой рабочей силы из Украины в Германию, о том, что десять процентов работоспособного населения ушло в партизаны и что в двадцати километрах от «Вервольфа» партизаны организуют дерзкие налеты на немецких солдат в Янове, Турбове, Медведке, Калиновке и других населенных пунктах…

Досье

Заукель Фриц (1894-1946) — политический деятель национал-социализма, ведавший в Третьем рейхе вопросами пополнения подневольной рабочей силы. Сын скромного почтового служащего, гимназист-недоучка, в 15 лет матрос, затем рабочий на стройке, стал одним из самых активных приверженцев Гитлера и его идеологии. За неутомимую работу в интересах партии был назначен в 1927 году гауляйтером Тюрингии. Став канцлером, Гитлер назначил его рейхсштатхальтером Тюрингии, Заукель был избран в рейхстаг.

С началом Второй мировой войны Гитлер назначил своего любимца рейхскомиссаром на специальный пост полномочного представителя по трудовому найму и распределению, сказав, что это работа «настоящего воина». Получив неограниченные полномочия, Заукель наладил невиданное в новейшей истории использование рабского подневольного труда. На предприятиях Германии под началом Заукеля трудилось свыше 5 млн иностранных рабочих.

В то же время нацист Заукель был примерным семьянином, отцом десяти детей, двое из которых погибли на Восточном фронте.

20 ноября 1945 года Заукель на Нюрнбергском процессе был признан виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности, а 16 октября повешен в Нюрнбергской тюрьме.

Кольцо вокруг «Вервольфа» сжималось… Сохранилось два интереснейших документа тех лет, отражающих дух того времени, отношения воюющих сторон. Один документ главнокомандующего 6-й немецкой армией в ноябре 1941 года о том, как нужно бороться и уничтожать партизан. Второй — датированный сентябрем 1942 года — о том, «как следует организовать крушение фашистского поезда».

Вот они.

«Главнокомандующий Главная ставка

6-й армии 9.11.41 г.

ПРИКАЗ ПО АРМИИ

Полковник Зинц после стойкой обороны был убит в ночь с 5 на 6.11.41 членами партизанского отряда вместе с 2 другими саперами штаба его полка. 5 членов организации «Тодт» были убиты другими партизанами, совершившими ряд дальнейших злодеяний.

Солдаты армии! Как мстители, вы должны начать организованную борьбу с этими бессовестными бестиями-убийцами. Для этого необходимы две вещи: во-первых, вы должны расстаться с вашей беспечностью, неуместной в этой коварной и предательской стране; во-вторых, вам придется применить такие средства для уничтожения этих убийц, которые до сих пор не соответствовали нашему образу действий и никогда не употреблялись немецкими солдатами против населения неприятельской страны.

Посему приказываю:

1. Вешать публично всех захваченных партизан обоего пола, независимо от того, носили ли они военную или гражданскую одежду. Всякое сопротивление при допросе или во время транспорта подавляется безжалостным образом.

2. Все деревни и хутора, в которых укрывают или снабжают партизан, привлекаются к ответственности и караются отнятием средств пропитания, сжиганием домов, расстрелом заложников и повешением сообщников, если только не будет доказано с полной достоверностью, что население само противодействовало партизанам и понесло при этом потери.

В ближайшее время будут розданы плакаты, в которых население предупреждается относительно упомянутых мер. Однако уже сейчас следует действовать и оповестить об этом население. Пусть население боится больше нашей мести, чем мести партизан.

3. На все военные части, как и на строительные и транспортные отряды, возлагается в принципе обязанность бороться с партизанами при мельчайшем признаке их присутствия или при первом же поступившем донесении. Тот, кто, по халатности, упустит партизан, совершает преступление по отношению к товарищам и привлекается к ответственности за неисполнение приказов.

4. У входа в селения, где расквартированы военные части, должны быть расставлены часовые. Праздношатающихся гражданских лиц мужского пола, если они не могут представить местному начальнику документов, свидетельствующих о том, что они являются коренными жителями, или немецких удостоверений личности, надлежит расстреливать.

5. Солдаты и в тылу должны иметь при себе оружие, как при работе, так и при проверках. Отдельным солдатам запрещается ночевать в незанятых селениях. Мелкие группы должны себя обезопасить. Далее, отдельные солдаты и группы будут наказаны за ночевки в городах, помимо официально указанных мест расквартирования.

6. В лежащие в отдалении леса следует выходить лишь группами. Шоферы должны останавливаться со своими машинами ещё в занятых селениях, не доезжая до полосы военных действий, и перед наступлением темноты. Офицерам, едущим поодиночке, надлежит придерживаться главных и транспортных дорог. Для разведдеятельности в тылу следует посылать лишь боеспособные команды. Далеких поездок отдельных солдат следует избегать.

Настоящий приказ надлежит довести до сведения всех чинов армии. Начальники более чем когда бы то ни было должны поставить себе целью уничтожение партизан и организовать разведку для предотвращения их коварных нападений. О всех операциях, при которых было уничтожено более 10 партизан, докладывать непосредственно мне. Оставляю за собой право награждать особо выделившихся истребителей партизан и ставлю на вид командирам, что храбрость, проявленная в борьбе с партизанами, заслуживает таких же отличий, как и отвага на обычных полях сражений.

Подписал: фон Рейхенау, генерал-фельдмаршал.

Досье

Вальтер фон Рейхенау

(1884-1942) — генерал-фельдмаршал. Родился в семье дипломата. Добровольно вступил в армию, участник Первой мировой войны. Служил в рейхсвере, с 1930 года начальник штаба военного округа, затем начальник отдела рейхсвера. Был офицером связи между партийным и армейским руководством, нацист-фанатик. В 1935 году получил звание генерала. В 1939 году командующий 4-й армейской группой, 10-й и 6-й армиями, участвовал в боях на территории Польши, Франции и Советского Союза.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru