Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Волчьи логова Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

- 5 -

Военнопленный, бортрадист 2-го авиаотряда дальних разведчиков Ф-22 фельдфебель Ганс Хаузер, сбитый 8 мая 1943 года в районе станции Таловая Воронежской области, рассказывал о богатой обстановке в штаб-квартире Гитлера в Летцене, где он бывал в начале войны — с июня по октябрь 41-го. Тогда Хаузер обслуживал командующего смоленским участком фронта фельдмаршала фон Бока.

Он часто летал с фон Боком в Летцен, где их пересаживали в автомашины, на которых предстояло проехать ещё двадцать километров по шоссейной дороге до ставки.

Другой военнопленный, унтер-офицер 51-й эскадрильи истребителей «Лильдрс» Георг Шварц, сбитый 21 июня 1943 года в районе Курска, рассказывал, как в мае-июне 42-го он занимался доставкой самолетов Ме-1109 из Кракова в Умань. При этих перелетах ему запрещались посадки на аэродроме в Виннице. Шварц и другие летчики знали, что там находится ставка Гитлера.

В конце февраля 1943 года Шварц был командирован в Смоленск, откуда должен был перегнать для своей части самолет. В первой половине дня, за полчаса до вылета из Смоленска, на аэродром совершили посадку четыре самолета ФВ-200 «Кондор». Шварц видел, как из первого самолета вышли Гитлер и несколько генералов. Подошли к ожидавшим их автомашинам и уехали в город. Гитлер был в Смоленске в общей сложности четыре часа.

В мае 43-го Шварц был в Берлине, где на аэродроме опять встретил четыре самолета ФВ-200 Гитлера…

В начале октября 42-го пилот фельдфебель Гейдрих Гейнц в семь часов утра получил от командира эскадрильи обер-лейтенанта Шваба распоряжение — срочно подготовить машину к полету в Винницу.

В восемь утра самолет был готов. К нему подъехали три легковые машины с треугольными флажками авиации — на голубом фоне орел со свастикой в когтях. Знак команды Гитлера. Из автомашин вышли полковник, два подполковника, четыре капитана и пять-шесть солдат-денщиков с чемоданами, пакетами и портфелями.

Из Смоленска в Винницу летели четыре часа. На участке Смоленск — Орша шли на высоте сто метров. От Орши до Киева летели вдоль автострады на высоте 1200-1400 метров; не долетев до Киева, свернули на Винницу и снова шли на высоте сто метров. В Калиновке сели в двенадцать двадцать. Подъехавшие автомашины взяли офицеров-пассажиров и отбыли в ставку…

…Воспоминания о транспорте Гитлера можно было бы продолжить. Но дело не в том, каким транспортом любил пользоваться Гитлер: железнодорожным или авиационным. Он не любил ни того, ни другого. Даже авто. Ибо боялся быть убитым. Он даже был уверен, что его могут, его должны… убить! Поэтому с ним всегда и всюду была мощная личная охрана в три замкнутых круга.

Свои поездки по железной дороге он осуществлял лишь в специальном бронепоезде из шести вагонов с зенитками на платформах впереди и позади. Стекла в вагонах были пуленепробиваемыми. Таким поездом Гитлер приезжал ещё до войны в Италию к своему другу Муссолини…

У Гитлера было много двойников, изображавших фюрера в поездках — для публики. Чего стоят поездки его «близнецов» в Вену и Данциг, причем в открытой машине. Смотри-де, народ, — Гитлер ничего не боится! На самом деле Гитлер боялся ездить в открытую. Для этого и держал двойников-мишени.

Меры предосторожности всякий раз прорабатывались заранее. Репетировались даже. Если Гитлер ехал поездом, то по всей трассе выставлялась усиленная охрана. Устраивалась живая изгородь вдоль железной дороги. А что делалось на каждой станции, которую должен был проехать фюрер?

Например, октябрь 42-го. Гитлер едет по железной дороге из винницкой ставки в Берлин. Станция в Алленштайне. Народу на вокзале битком. Но вот появляются наряды железнодорожной полиции, которые в мгновение ока очищают от людей подъездные пути, перрон, вокзал и прилегающие к нему площади и улицы. Все оцеплено.

Мимо станции проходит товарный поезд. Это «болванка». Он должен на себе проверить — не заминирован ли путь. А такой случай уже был, когда 29 августа 1942 года в двух с половиной километрах от Винницы, незадолго до прихода поезда Гитлера, взорвался товарняк.

За товарным проносится курьерский. Он такой же, как и поезд Гитлера, и тоже из ставки, и по виду ничем не отличается от состава фюрера. В отличие от обычных пассажирских поездов, номера вагонов ставки помечены белой краской и с красной каймой на окнах.

Проносится такой курьерский — думают: Гитлер едет. А он ложный. Везет почту и других пассажиров. Если проследовал благополучно, тогда и поезд Гитлера проносится следом, не останавливаясь ни на одной станции.

В начале января 1943 года поезд Гитлера промчался через станцию Бельгарт на Берлин. Спустя восемь дней он вернулся обратно и ушел в сторону Кенигсберга. Спецпоезд, как всегда, состоял из шести спальных вагонов и двух вагонов-площадок с зенитной артиллерией. Полиция не только заранее удалила всех присутствовавших на путях и на вокзале, но даже, проверив все стрелки, взяла их под охрану.

В феврале 1943 года в середине дня спецпоезд должен был пройти через Нейштеттин. С раннего утра вдоль линии железной дороги выставлена охрана. Действительно, в назначенное время на восток проследовал… паровоз-одиночка. Через полчаса — паровоз с тремя классными вагонами. Еще через полчаса — ещё паровоз-одиночка. Через пять минут после него прошел спецпоезд из двух паровозов, шести классных вагонов и двух вагонов-площадок с зенитными орудиями. Ехал Гитлер.

Впрочем, это не имело никакого значения для его охраны: ехал ли фюрер в авто, в поезде, летел ли в самолете или отсиживался в бункере — его неусыпно охраняли эсэсовцы.

Глава 11

Охрана Гитлера и имперских министров была возложена на так называемую «Рейхазихерхейтдинст дер «СС», подчинявшуюся Главному имперскому управлению безопасности «Рейхсзихерхейтсхауптамт», то есть Гиммлеру.

По положению имперская служба безопасности должна была находиться в подчинении лишь самого фюрера. Руководитель имперской службы безопасности штандартенфюрер СС Ханс Раттенхубер, имевший свою резиденцию в Берлине, получал распоряжения непосредственно от Гитлера.

Служащие имперской безопасности пользовались большими привилегиями и льготами. Так чиновники в ранге не ниже старшего криминального секретаря имели право на пенсию, большое жалованье, возмещение служебных расходов и очень высокие путевые расходы.

Вот документ от 4 декабря 1941 года. «Шефу госбезопасности… Берлина. Начальник оперативной группы OCT. Ставка фюрера.

Относительно аванса на путевые расходы 20 ноября 1941 года криминал-оберсекретаря Даннера… Выплачено 1000 марок аванса на путевые расходы…»

Большинство сотрудников имперской службы безопасности составляли баварцы. Это и понятно. Баварцы-пивники были надежной опорой в дни прихода Гитлера к власти. Они же были самыми заинтересованными и надежными в охране этой власти и самого фюрера.

Спецподготовку они проходили при гестапо в Берлине. Форма охраны — на левом рукаве нашиты буквы «RSD». Личное оружие — пистолет «вальтер», калибр 7,65 мм.

Кроме прямых охранников, в службу безопасности проходили, после тщательного отбора, шоферы, пилоты, монтеры, радисты, повара, слуги, кельнеры, канцелярские работники. «Старые борцы» были в составе охранных отрядов ещё до захвата власти нацистами. Так что гитлеровцы унаследовали все нужное и полезное от старого и привнесли много своего. Получилась сильная служба безопасности…

Имперская канцелярия. Внутри здания и вне его — патрули в форме и в штатском. Всякое лицо, вступавшее с Гитлером в контакт, предварительно и тщательно досматривалось. Члены партии, даже лица, принадлежавшие к военным соединениям партий «СА», «СС», высшие руководители этих соединений — все без исключения подвергались личному досмотру. Даже министры не составляли исключения…

В приемной Гитлера — двойные стены, круглосуточные посты наблюдения.

Если Гитлер выходил из здания, скажем, в Берлине на собрание, демонстрацию — оцеплялись улицы, по которым он мог проехать в автомобиле. Оцепление производилось совместными усилиями охранной полиции, СС и СА по заранее разработанному плану.

СА созданы были ещё в августе 1921 года на базе штурмовых отрядов и существовали до конца Третьего рейха. Но к началу войны их численность сократилась до 1,2 млн. человек (в 1934 г. — 3 млн. человек). 30 июня 1934 года Гитлер произвел «кровавую чистку» верхушки СА. Отряды штурмовиков СА были превращены во вспомогательную полицию и несли охрану в концлагерях, привлекались для оцепления на дальних подступах и т.д.

Но вернемся к вариантам охраны Гитлера и прибытию его в любой населенный пункт…

Разрабатывалось несколько вариантов путей приезда и отъезда. Намечалось, какие улицы надо закрыть, по каким пустить обходное движение транспорта. Во всех ресторанах, закусочных — люди в штатском. Третья служба безопасности, охранная полиция, служба безопасности — это «оцепление и охрана», «регулирование движения», «недопущение прорыва оцепления», «запрещение фотографировать», «недопущение бросания предметов, цветов, наблюдение за публикой», — а поэтому лицом к публике! Обыск тех, кто с чемоданчиками. Полицейские машины, сигналы желтым флагом — предупреждение о проезде охраняемого лица… Все при деле!

А вот и кавалькада охраняемого лица. Впереди машина имперской безопасности — она как бы расчищает дорогу. За ней метрах в пятидесяти — машина Гитлера.

Сзади охрана.

В большинстве случаев рядом с Гитлером сидит Гиммлер. Все остальное руководство в отдельных машинах.

Машины без ступенек — не запрыгнешь.

На крышах домов, по ходу движения — охрана с биноклями. Гражданским находиться на крышах запрещается.

Иной раз и окна велено закрыть во всех квартирах, как это было при проезде Гитлера по занятым областям Чехословакии.

Иногда выносится запрет всему городу — ни один самолет не имеет права совершить в такой-то период в этом городе посадку.

Магазины закрыты.

Никто не должен в это время принимать гостей.

Для зенитных подразделений и авиации — боевая готовность.

Устанавливается состояние чрезвычайной тревоги для всей полиции города и его окрестностей — охранной, криминальной, гестапо, жандармерии.

Усиливается наблюдение за иностранцами, приезжими, особенно в гостиницах.

Второй отдел гестапо срочно готовит списки политически неблагонадежных лиц, членов компартии — эти лица арестовываются на день-два и более, без всякого объяснения. Арестовываются на период от приезда до отъезда охраняемого лица.

С приходом к власти нацистов КПГ запрещена, многие её активисты были арестованы и брошены в концлагеря. Среди оставшихся на свободе производились чистки-аресты…

То же самое делает криминальная полиция с уголовниками.

Выставляются усиленные патрули…

…Остановка Гитлера в городе Бреславль. Фюрер любил останавливаться в гостинице «Монопль», её хозяин — старый нацист. Здесь имелись специальные приемные комнаты для Гитлера, которые никогда и никому не сдавались.

Служба безопасности изучает план гостиницы, расставляет посты, проверяет обслуживающий персонал.

Евреи и коммунисты удаляются без объяснений.

Насаждается агентура: уборщики помещений, натирщики полов.

Стирается пыль, помещения украшаются цветами.

Все здание обыскивается. Обыскиваются все здания в округе.

Посты внутри, патрули на улице.

Вход в гостиницу запрещен.

В Бреславле Гитлер иногда останавливался и на вилле областного руководителя Вагнера.

Машины для поездок фюрера доставлялись только из Берлина.

Равно как и самолет ФВ-200 — «Фокке-Вульф-200» — «Кондор» светло-алюминиевого цвета.

…Повсеместно идет тотальная проверка документов. Особенно на транспорте у пассажиров. Даже у военных. Скажем, солдат, едущий в отпуск. При нем должны быть документы: зольдбух, отпускное свидетельство от командира роты, желтое удостоверение с указанием воинской части, фамилии, имени военнослужащего, его приметы и фото. Желтое удостоверение давали взамен красного. По возвращении в часть — меняли. И плацкарта для проезда должна быть. Если одного из этих документов не было — солдата задерживали для проверки и выяснения личности…

Но вернемся в ставку под Винницей…

Глава 12

Под сильную охрану ставка была взята ещё до приезда фюрера. Полевая жандармерия и полиция, команда несения караульной службы оцепили её в радиусе до пяти километров. На возвышенностях выставили наблюдательные посты. Везде окопы, землянки, насыпные площадки для орудий, пулеметов. Участок, прилегающей к центральной зоне поляны, отделен глубоким рвом и в пять рядов колючей «спиралью Бруно», усиленными с внешней стороны противопехотным и проволочным заборами.

Села Коло-Михайливка, Стрижевка и Бондари объявлены особой зоной. Выставлена усиленная охрана дорожных постов.

С апреля 1942 года «Вервольф» охранялась часовыми и патрулями. В центральной зоне каждый день 56 человек из первой роты охраны заступали на 28 постов. Еще восемь постов были пулеметные (в ставке «Вольфшанце» в Растенбурге было только два пулеметных поста).

Днем в зоне было тринадцать постовых, ночью на пятнадцать больше — для патрулирования.

Охрана остальных объектов и в лесу осуществлялась силами 2, 3, 4 и 5-й рот.

Всем проживавшим в зонах ставки, как в Растенбурге, так и в Виннице, каждый вечер давался новый пароль. В основном названия городов, в Виннице — русских.

На наблюдательных вышках, на деревьях, дежурили часовые с биноклями. На прилегающих к лесу полях в шахматном порядке на расстоянии сто-сто пятьдесят шагов друг от друга ходили патрули.

В мае 42-го, в связи с приездом Гитлера в ставку, было объявлено о прекращении всех работ как в лесу, так и в округе. Все лето никто из местных жителей не привлекался для работы по мобилизации. Более того, жители села Бондари были переселены за реку. Переселена часть жителей Стрижевки и Коло-Михайливки, проживавших вдоль шоссе…

Прибыли специальные охранные войска СС «Великая Германия», которые носили погоны с буквами СД. Погоны сверху закрывались клапанами. Даже урожай убирали немецкие солдаты.

Шоссе патрулировалось днем и ночью. На всех перекрестках и мостах — усиленные патрули. Документы проверялись у всех, кто проезжал по шоссе. По нему постоянно курсировали машины гестапо.

На вооружении охраны ставки были средние и легкие танки — около двадцати штук. На выгоне около Коло-Михайливки всегда дежурили два небольших самолета, похожие на У-2, предназначенные для связных ставки. Вокруг в радиусе пяти километров — 12 батарей зенитных орудий и прожектора. Еще две батареи и прожектора были установлены между селами Стрижевка и Переорки, две батареи в саду Стрижевки, две батареи и два прожектора южнее, у деревни Бондари, две батареи на окраине деревни Пятничаны, около железной дороги, две батареи севернее Коло-Михайливки, две батареи и прожектор между Коло-Михайливкой и Сосенками…

Непосредственно отвечал за безопасность Гитлера охранный батальон, в составе которого были: гауптман Пульман (позднее убит на фронте), обер-лейтенант Фогель, обер-фельдфебель Берзен Фриц, унтер-офицер Шефер Гельмут, унтер-офицер Шефер Фриц, унтер-офицер Мельхерт Гейнц, унтер-офицер Риго, унтер-офицер Энгельс, обер-ефрейтор Вендланд, обер-ефрейтор Фриц, обер-ефрейтор Галашек Иосиф, обер-ефрейтор Галашек Фриц, обер-ефрейтор Вебер Герман, обер-ефрейтор Виниас, ефрейтор Винклер, ефрейтор Геринг Гейне, ефрейтор Писватбар, унтер-офицер Зеединг, унтер-офицер Гельмут, унтер-офицер Кригер, унтер-офицер Клаук, фельдфебель Верне, фельдфебель Петерс, фельдфебель Ваплер Рейнград, фельдфебель Розенбаум, фельдфебель Фишман Фриц, фельдфебель Фог (из почтового отделения батальона), штатс-фельдфебель Краузе, штатс-фельдфебель Мель, обер-лейтенант Янзен, гауптман Штайль, обер-лейтенант Шульце, гауптман Шульц, обер-лейтенант Белинг, лейтенант Ромпель, гауптман Вольф, лейтенант Уодель, лейтенант Кротеволь, обер-лейтенант Нимейер (из квартирмейстерского отделения).

Это те, кого помнил Фер Ганс, взятый в плен 12 мая 1944 года.

А всего их в батальоне восемьдесят девять человек. Надо сказать, что служба у них была незавидная. Все время в напряжении и в ожидании отправки на фронт. За любую провинность. А то и просто так — Гитлер иногда неожиданно менял свою охрану и отправлял её на фронт.

«Я вел переписку по вопросам охраны Гитлера, — рассказывает бывший писарь личной охраны Гитлера Генер, — маршрутам его следования во время поездок, смены караулов, постов в ставке и вокруг нее. В сентябре 42-го я однажды разговорился с товарищем из охраны и выразил недовольство войной. Об этом донесли командиру батальона сопровождения майору Пульману. Тот поставил в известность подполковника Штреве, и я был снят с должности писаря. У меня отобрали все три пропуска через три цепи часовых, взяли подписку о сохранении тайны о работе в ставке и отправили в Коттбус, где находилась запасная бригада дивизии «Великая Германия», а оттуда на фронт…»

Очень высокую оценку батальону личной охраны фюрера (БЛОФ) дала «Националь-цайтунг» из Стокгольма, которая 9 января 1943 года писала:

«Задачей батальона личной охраны фюрера является обеспечение военной безопасности главной ставки фюрера и охрана его личности. Батальон личной охраны фюрера никогда не терял связи с фронтом, после того как он был выделен в самостоятельный батальон из пехотной дивизии «Великая Германия» и начал исполнять свою особую задачу.

Состав офицеров, унтер-офицеров и рядовых батальона постоянно меняется, получая новых людей из дивизии «Великая Германия» и отправляя людей на фронт из своего состава, тем самым давая им возможность определить свое название перед лицом врага. Прошлой зимой, по приказу фюрера, из состава батальона личной охраны фюрера была создана боевая группа, получившая направление на северный участок фронта.

В батальоне личной охраны фюрера представлены почти все роды оружия: легкое и тяжелое оружие пехоты, разведывательные бронемашины, танки, легкие зенитные орудия, все лучшее и наиболее современное оружие, которое фюрер дал нашим вооруженным силам.

Полностью моторизованный и частично снабженный специально сокращенными «народными авто», батальон личной охраны фюрера готов к бою в любое время и в любой местности, обладая необходимыми возможностями для быстрейшего передвижения.

Батальон обладает исключительной боевой мощью. Конечно, его обычную службу нельзя сравнивать с борьбой пехоты на передовой линии, но в час опасности роль каждого отдельного бойца батальона более важна, чем в каком-либо другом месте. Служба в батальоне личной охраны фюрера является поэтому величайшим почетом, какой может быть оказан солдату».

Глава 13

В то время как в лес, где находилась ставка, въезжали и выезжали рано утром легковые автомобили черного и коричневого цвета — а их проходило в день до пятнадцати штук, — часто прилетали и улетали два самолета, постоянно находившиеся на поле близ села Коло-Михайливка. Прилетал ещё третий самолет, опускавшийся на огороженную площадку близ центральной зоны ставки, опекаемой батальоном личной охраны фюрера.

В целом охрана объекта «Вервольф» или, как его называли иначе строители — «Эйхенгайн» до и во время пребывания там Гитлера была возложена на войска «Великой Германии» под командованием Верх Моллера и гестапо. Начальником гестапо ставки был Даннер. Он-то и занимался фильтрацией всех и вся, кто имел хоть какое-то отношение к «Вервольфу» — «Эйхенгайну».

Справка: В районе Винницы были задействованы большие силы полиции, гестапо, СД (служба безопасности), специальная группа «Ост» тайной полевой полиции, которая подчинялась начальнику службы государственной безопасности при ставке Гансу Иогану Раттенхуберу, обер-фюреру СС и полковнику полиции. Только в группе «ОСТ» насчитывалось 648 спецсотрудников, в том числе 113 из СС, 125 немецких и 410 местных полицаев. Все они отвечали за три охранных кольца на дальних подступах к ставке: Винница — ставка; Винница — сельская местность (охранные зоны в Стаднице, Сосенке, Дубово, Медведевке, Лисивцах, Калиновке — гранитный карьер, Переорках) (прикордонный комиссариат — Винница, Бар, Немиран, Гайсин).

Главная канцелярия гестапо помещалась в центральной зоне. А в селах Коло-Михайливка и Стрижевка в помещениях школ размещались филиалы гестапо. На службе у гестапо находились переводчики, преимущественно украинцы — жители Западной Украины.

Наиболее яркой фигурой среди переводчиков был некий Царицкий. Украинец немецкого происхождения, он свободно владел немецким, русским и украинским языками. Как устно, так и письменно. Его родители — немцы. Отец был таможенным инспектором во Львове, где Царицкий-младший окончил школу и посещал немецкую гимназию.

Во время Первой мировой войны 1914-1918 годов был призван на военную службу. Окончил австрийскую офицерскую школу и находился на итальянском фронте. Попал в плен к англичанам. В 1919 году освободился и отправился в Вену. Потом поступил добровольно в Украинскую армию к гетману Петлюре и воевал с большевиками и поляками.

В 1925 году стал учительствовать во Влацлаве в народной школе.

В 1939 году началась немецко-польская война и, в связи с немецким происхождением, из школы он был уволен.

Подался в Аушвиц — на родину своей жены, где занялся торговлей.

Как только немцы перешли границу СССР в июне 41-го, добровольно явился в немецко-украинское общество и предложил свои услуги новым властям. В октябре 41-го получил извещение о направлении его учителем в Винницу, где он и попал в поле зрения гестапо.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru