Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Волчьи логова Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

- 4 -

Все детали телефонной связи и электрооборудование, моторы, дизели — только с маркой «АФГ». ставка Гитлера имела телефонную связь с Берлином, Винницей, ставкой Геринга, аэродромом в Калиновке.

Глава 8

Наступил день, когда последовала команда фюрера: покинуть Растенбург, перебазироваться в Винницу. Это было 1 мая 1942 года…

Первым по тревоге, как и положено, снялся 1-й взвод 1-й роты. Командир взвода лейтенант Тормейер отдал команду: взять каждому свое вооружение, снаряжение и двинуться в путь немедленно…

16 мая выехала 1-я рота. Охрана ставки в Растенбурге была передана с немецкой пунктуальностью согласно приказу — ровно в двенадцать ноль-ноль 15 мая 2-й роте. Ни офицерам, ни тем более солдатам, куда они едут, сказано не было. «В Россию» — и все. Может быть, даже и на фронт. Гитлер любил неожиданно бросать своих любимцев в самое пекло. Проветриться. Чтобы не засиделись.

Из Растенбурга двинулись своим ходом. На автомобилях.

Для обслуживания ставки существовала так называемая «серая колонна», состоявшая из разных машин. В том числе и 25 восьмиместных авто фирмы «Мерседес». Все машины были серого цвета — отсюда и название колонны. Номеров практически не было видно. Они были закрыты. Виден был лишь тактический знак — «Голова пасхального зайчика» (так в документах).

Адольф любил почему-то эмблему зайчика, как и форму СС, в которую были одеты шоферы машин с «зайчиками». Отличительный знак — на правом рукаве черная повязка с серебряными буквами «Адольф Гитлер».

…Итак, «серая колонна», покинув Растенбург, двинулась по маршруту Алленштейн-Варшава-Львов-Тернополь… Путь продолжался пять суток. По дороге ночевали трижды — в Варшаве, Львове и Тернополе.

«Серая колонна» на этом марше состояла из 63 машин в сопровождении обоза из 12 грузовых автомобилей. Машины шли, строго соблюдая дистанцию в тридцать пять — пятьдесят метров…

1-я рота разместилась поначалу в двенадцати километрах от города в бараках. Всего в Винницу выехало пять рот. После 1-й прибыла 3-я, затем — 4-я, за ней — Гитлер со штабом, потом — 2-я рота. 5-я рота прибыла поездом…

Помимо «серой колонны», было ещё много различных подразделений обслуживания ставки.

Вот что рассказывал военнопленный Генер Вернер из Бремена, бывший унтер-офицер 11-й роты фузелерного полка дивизии «Великая Германия», награжденный «крестом за военные заслуги» второго класса и значком «за ранение», служивший писарем в штате коменданта ставки и в личной охране Гитлера с января по сентябрь 1942 года:

«Я приехал в ставку «Вольфшанце» близ Растенбурга (Восточная Пруссия) в январе 1942 года, а в июне того же года ставка целиком переехала в район недалеко от Винницы. Перебазировались батальон сопровождения фюрера, его личная охрана из тридцати эсэсовцев, два личных самолета Гитлера — четырехмоторные «Кондоры» и эскадрилья связи фюрера…»

В числе тех, кто прибыл 16 мая с Гитлером в новое «Вольфшанце» и поселился в первой зоне, были (звания как написаны в документах): фельдмаршал Кейтель, генерал Шмунд,

Геринг, группенфюрер Борман, обер-группенфюрер Шауб, гауптштурмфюрер Шульце, профессор, доктор Морелль, профессор, доктор Бранд (оба личные врачи Гитлера), начальник отдела печати доктор Дитрих, секретари Гитлера — Вольф, Герман, Юнге, начальник имперской партийной канцелярии рейха рейхсляйтер Борман, начальник связи капитан Вольф, подполковник Гасель Борн, гауптман Путткамер, подполковник Билов, подполковник Энгель, адмирал Дениц, генерал-майор Галланд, штурмбанфюрер Юнге (муж секретаря Гитлера фрау Юнге), фотограф Гофман с сыном, тайный советник Гегель (служба безопасности), обер-ефрейтор Ратенгубер (служба безопасности), командир батальона капитан фон Вернер, адъютант гауптмана Вернера лейтенант Янзен, комендант ставки подполковник Штреве, обер-лейтенант Зельте, гауптштурмфюрер Фатер, повар Крюмель, повар Ферстер, ротенфюрер Шмидт (столовая), зав. столовой № 2 фельдфебель Шнейдер, начальник ординарцев столовой № 2, унтер-офицер Уферман, обер-ефрейторы Шмидт Гюнтер,

Шмидт,

Вали Вальтер, ефрейтор Костоц Ганс, унтер-офицер Заламан (повар), ординарец из отдела печати старший ефрейтор Борман, ординарец бани Шульц Горст, ординарец бункера № 8 Шульц Гельмут, ординарец бани Мюддер и другие.

При фюрере был и его адъютант генерал-майор Шмунд, который одновременно являлся шефом трех адъютантов различных родов войск — майора Энгля (сухопутные войска), капитана фон Путткамера (военно-морской флот) и подполковника фон Билова (военно-воздушные силы).

Как тень следовал за Гитлером его врач — профессор доктор Теодор Морелль, в прошлом отличный специалист по венерическим заболеваниям.

Досье

Морелль Теодор (1890-1948) — личный врач Гитлера. Получил медицинское образование, работал корабельным врачом; перебравшись в Берлин, практиковался по кожным и венерическим заболеваниям. Считал себя учеником лауреата Нобелевской премии биолога И. Мечникова, утверждая, что последний якобы передал ему секреты борьбы с инфекционными заболеваниями.

В 1935 году Морелль был представлен Гитлеру придворным нацистским фотографом Гофманом, которого он вылечил от тяжелого заболевания. Морелль обследовал Гитлера и поставил тому точный диагноз: истощение кишечно-желудочного тракта, вызванное переутомлением нервной системы. И вылечил Гитлера. Этого не смог сделать никто.

Став личным врачом Гитлера, Морелль не раз излечивал его и от других болезней, что послужило основанием для их большой дружбы в течение 9 лет. Болезни Гитлера прогрессировали — Морелль увеличивал дозы уколов с биологическими компонентами. И увеличивал свое баснословное состояние, выстроив фабрики по производству лекарств.

Но и количество врагов Морелля тоже увеличивалось: всесильный преемник фюрера Геринг, любовница фюрера Ева Браун и многие другие высокопоставленные лица. В окружении Гитлера считали, что Морелль медленно травит фюрера инъекциями опасных лекарств.

После того как у фюрера появились симптомы, сходные с болезнью Паркинсона и в июле 1944 года на Гитлера было совершено очередное покушение, последний отстранил Морелля и стал лечиться у Брандта и Людвига Штумпфеггера.

В мае 1948 года Морелль умер в Тенгезее.

Все время в ставке работал генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший помощник Гитлера по координации руководства всеми военными операциями.

Часто бывали в ставке Геринг и Гиммлер, для которых имелись специальные блиндажи. Был также выстроен отдельный блиндаж для руководящих партийных работников — краевых и областных, которые приезжали в ставку на совещания.

В «круге заграждения» находился также штаб по изданию различных уставов, наставлений и приказов по армии, которым руководил полковник фон Баяне, и штаб коменданта личной охраны Гитлера подполковника Штреве и его заместителя капитана Баума.

…А в ставку в Виннице все прибывали из Растенбурга остававшиеся там временно: штабс-врач Вяльпер, штабс-врач доктор Хаге, старший врач Приске, врач-ассистент Штютулер, зубной врач доктор Вагнер, обер-фельдфебель из санвзвода Гюнтер, унтер-офицер из колонны по снабжению Фридерик, обер-ефрейтор Вагнер Вилли, военный инспектор Боде, инспектор по вооружению Баттерман, инспектор по вооружению Майнерт.

Жизнь в новом «Вольфшанце» — «Вервольф» входила в привычный ритм, как это было в Растенбурге. Немецкая педантичность была видна во всем. Даже номера бараков в Виннице соответствовали номерам бараков в ставке в Растенбурге.

Ежедневно по маршруту Винница — Берлин и обратно стал курсировать поезд Гитлера. А также ежедневно прибывал курьерский поезд, доставлявший в ставку посетителей, почту.

Итак, впервые фюрер прибыл в «Вервольф» 16 мая 1942 года, чтобы быть ближе к своим войскам. Чуть больше месяца спустя, а точнее, 28 июня немецкие войска начали большое летнее наступление на Сталинград и Кавказ. (Эта операция в планах немецкого командования сначала получила название «Блау», затем её стали называть «Брауншвейг».)

Здесь, в ставке под Винницей, Гитлер подписал важную директиву о дальнейшем наступлении на Восточном фронте. Директива № 44 от 21 июля 1942 года ориентировала войска, которые воевали на Крайнем Севере, на мурманском направлении в районе Кандалакши. Этим ударом немцы хотели перерезать поставки советским войскам, которые приходили от союзников через Баренцево море.

23 июля Гитлер подписал ещё одну важную директиву, № 45 — об овладении Черноморским побережьем Кавказа, Сталинградом и о дальнейшем наступлении на Баку. Правда, это решение вызвало резкую критику больших генералов. В день подписания директивы генерал-полковник Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск, записал в своем дневнике:

«Всегда наблюдавшаяся недооценка возможностей противника принимает постепенно гротескные формы и становится опасной. Все это выше человеческих сил. О серьезной работе теперь не может быть и речи. Болезненная реакция на различные случайные впечатления и нежелание правильно оценить работу руководящего аппарата — вот что характерно для теперешнего так называемого руководства».

И хотя в тех боях вермахту удалось выйти к горам Кавказа и к Волге, все-таки у немцев не нашлось сил для развития наступления. Поэтому 9 сентября фюрер сместил с поста командующего группой армий «А» генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа и тут же взял командование этой группой в свои руки (до этого он был главнокомандующим всеми вооруженными силами и командующим сухопутными войсками Германии). Решение командовать армиями перед большим наступлением ещё больше усложнило положение на фронте. Уже к средине октября стратегическое наступление немцев на южном крыле советско-немецкого фронта провалилось.

Красной армии эта «победа» стоила тоже величайших жертв. На огромном пространстве от Воронежа до Черного моря было потеряно 1,6 млн. человек, в том числе около 900 тыс. убитыми, умершими от ран, пленными и пропавшими без вести.

Не меньшие потери были и у немецкой стороны.

14 октября Гитлер подписал оперативный приказ № 1, который предусматривал переход на Восточном фронте к стратегической обороне, а 31 октября вернулся в «Вольфшанце».

Второй раз фюрер прибыл в «Вервольф» 19 февраля и оставался в ставке до 13 марта 1943 года. Перед этим, 17-18 февраля, он провел большой смотр войск, которые к этому времени прорвались уже до Днепропетровска, а также смогли отбить Харьков у Красной армии.

Глава 9

…День был жаркий. Да и все лето 42-го выдалось жарким. Гитлер очень страдал от жары. Обычно он вставал в девять-девять тридцать утра, завтракал в своем бункере в присутствии двух лакеев.

В бункере он работал, отдыхал, спал. Лишь иногда посещал картографический отдел или помещение для гостей.

Завтрак длился не более десяти минут, после чего начиналась прогулка. Утренняя прогулка была каждый день, в любую погоду. После неё фюрер приступал к работе. Работал до двенадцати-двенадцати тридцати.

С двенадцати до часу дня снова совершал прогулку около своего бункера в сопровождении офицера СС и двух собак.

Во время его прогулки охрана должна была повернуться спиной к фюреру и не смотреть на него. Таким образом, создавалась видимость, что Гитлер гуляет и ему никто не мешает думать. Не имеет права мешать. Лишь офицер СС идет кошачьим легким шагом, почти на цыпочках, за ним да вымуштрованные овчарки…

После прогулки, в час дня — обед. Обедал Гитлер всегда в казино с пятью офицерами своей личной охраны из батальона сопровождения или зенитного дивизиона, которые ежедневно менялись (так в документах).

Обед длился сорок пять минут. После обеда в жаркую погоду Гитлер отдыхал в своей комнате. Большей же частью и после обеда он предпочитал прогуливаться в сопровождении двух своих любимых собак.

Во время послеобеденной прогулки его охраняли три эсэсовца, которые следовали за ним на расстоянии десяти-пятнадцати шагов. Один сзади и двое по сторонам. Если к этому времени приезжал Геринг или кто-то из министров — прогуливался с ними.

Гитлер был бледен. Сказывалось длительное пребывание в помещениях. Ходил сгорбившись. Прогуливался заложив руки за спину и глядя под ноги. Почти постоянно был одет в черные брюки и серый пиджак полувоенного покроя с золочеными пуговицами, железным крестом и двумя значками — за ранение и золотым партийным.

После прогулки снова работал до семи часов вечера. Затем ужинал, обычно с теми же пятью офицерами, с которыми и обедал.

Ужин длился час, до восьми часов вечера.

Ел Гитлер в основном овощные, молочные и рыбные блюда. Пил минеральную воду «Фахино». Последнее время принимал пищу, приготовленную только его сестрой, которая сопровождала его всюду, даже на фронт. В районе ставки немецкая садоводческая фирма «Зайденшпинер» и организация «Тодт» создали большое огородное хозяйство, поскольку Гитлер был вегетарианцем и овощи составляли основу его рациона. Начальник кухни гауптшурмфюрер Фатер сам ездил в хозяйство и брал там необходимые овощи.

Ежегодно в Мюнхене, в пивной, где была образована национал-социалистическая партия, происходили встречи старых её членов. По традиции пили пиво. Гитлер тоже приезжал сюда, поднимал бокал, но не пил.

Справка: Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП) создана Гитлером в 1920 году и правила в Германии вплоть до разгрома в 1945 году Третьего рейха.

В 1918 году обществом Туле был организован политический рабочий кружок для оказания влияния на рабочих и восстановления Немецкой рабочей партии (ДАП). 12 сентября 1919 года в качестве осведомителя на собрание рабочих был направлен Адольф Гитлер. Ему понравились лозунги партии. С отчетом Гитлера об этом собрании ознакомился капитан Эрнст Рем, политический советник, который и поручил будущему фюреру вступить в ДАП и взять на себя руководство ею.

Свой первый доклад перед 111 слушателями Гитлер сделал 16 октября 1919 года, где изложил свое видение «Великой Германии», объявив марксистов и евреев её «врагами», повинными в нищете немцев. В последующих выступлениях Гитлер требовал вернуть утраченные Германией земли и присоединить новые.

20 февраля 1920 года Немецкая рабочая партия была переименована в Национал-социалистическую рабочую партию Германии. Первое её собрание состоялось 24 февраля в мюнхенском пивном зале, где Гитлер представил партийную программу, состоящую из 25 пунктов.

В ней, в частности и прежде всего, говорилось об объединении всех немцев в границах Великой Германии, а также об отказе от Версальского договора, о требовании дополнительных территорий для расселения немцев, предоставлении гражданства по расовому признаку (евреи не могут быть гражданами Германии), первейшей обязанности государства — обеспечении условий существования немцев, об обязательном труде каждого, о конфискации незаконных прибылей и участии в их распределении рабочих и служащих, национализации крупных предприятий и поддержке мелких производителей, об обеспечении пенсий по старости, о реформе землевладения, введении смертной казни за спекуляцию, реорганизации образования, поддержке материнства и поощрении молодежи, введении всеобщей воинской повинности, запрещении работы в средствах массовой информации не немцев, свободе вероисповедания (кроме «еврейского материализма»), сильной центральной власти, способной осуществлять законодательство.

В 1921 году НСДАП насчитывала около 3 тыс. членов, а через два года её численность увеличилась в 10 раз. Гитлер потребовал для себя пост председателя партии и получил его с записью в уставе.

После ужина в помещении для совещаний Гитлер вместе с Кейтелем, Йодлем, другими генералами и офицерами из верховного командования обсуждал положение на фронтах.

Совещание длилось два — два с половиной часа, после чего Гитлер снова работал до двенадцати — часу ночи, как правило; иногда — до двух-трех ночи. Если на фронте положение было тяжелым — работал всю ночь.

Во время неудач на фронте бывали моменты депрессии, и тогда около него постоянно дежурил врач. Были предположения, что Гитлер болен раком желудка.

Работал он очень много и главным образом ночью. Часто ложился пораньше с вечера, затем вставал в двенадцать и работал всю ночь напролет. Любил тишину. Гробовую: ни шороха, ни шелеста. Комнаты были построены так, чтобы туда не долетало ни единого звука. Обслуживающий персонал надевал специальные туфли и двигался бесшумно. Нервный и раздражительный, Гитлер не выносил шума.

Два-три раза в месяц он обязательно выезжал из ставки. Поездки были непродолжительные, двое-трое суток. Посещал Берлин, некоторые участки фронта, бывал у себя на даче в Оберзальцберге, где проживала и вела хозяйство его сестра.

Оберзальцберг — высокогорный район неподалеку от городка Берхтесгаден в юго-восточной части Баварии, где находилось поместье и шале Гитлера Бергхоф — тщательно продуманное убежище фюрера. Ранее на этом месте был дом Вахенфельда, который Гитлер приобрел на средства, вырученные от продажи «Майн кампф».

Местоположение и архитектура Бергхофа отражали пристрастие фюрера к огромным помещениям, толстым коврам и горным пейзажам за окном. Дом, который он проектировал лично, строили военнопленные. Центральное шале, окруженное казармами на 2 тыс. солдат охраны, было защищено пятью кольцами фортификационных сооружений. Бергхоф, похожий на гриб, располагался на вершине горы. В доме было 13 этажей, но лишь верхний этаж находился над землей. В нем громадная приемная с панорамным окном во всю стену. Рядом банкетный зал. В подземных этажах располагались караульные помещения, спальни, кухни, продуктовые и винные погреба.

Над домом возвышалась башенка — «Орлиное гнездо» с потайным лифтом наверх, где уединялся фюрер.

Неподалеку находились дома Геринга, Геббельса и Бормана.

Среди многочисленных гостей, посетивших Бергхоф, был и Чемберлен, государственный деятель Великобритании, премьер-министр, прилетевший из Англии в Мюнхен, а затем на автомобиле 15 сентября 1938 года приехавший прямо к подножию лестницы, ведущей в Бергхоф, где его и встретил Гитлер. Здесь они обсудили критическую ситуацию вокруг Чехословакии и проект Мюнхенского соглашения 1938 года, ставшего прологом Второй мировой войны…

Во время войны Бергхоф многократно подвергался налетам авиации союзников и частично был разрушен.

Гитлер был скромен в одежде и пище, не ел мяса, не пил и не курил, неприхотлив в быту, но очень любил цветы в своей комнате, сливочные пирожные, конфеты, собак и умных женщин, любил кино и часто развлекал друзей последними фильмами.

Деловая активность Гитлера пробуждалась поздним вечером, он отправлялся спать через силу, поскольку с трудом засыпал. После обеда он собирал близких ему людей и гостей на ночные посиделки возле камина, во время которых беседовал на различные темы. При этом он жевал мятные лепешки, пил травяные настои и подолгу говорил о собственной философии жизни, вспоминал годы борьбы и её ветеранов.

Глава 10

В июле 1942 года Гитлер выезжал из Винницы в город Байрайт на родину немецкого композитора Рихарда Вагнера. Надо сказать, что Вагнеровские торжества по традиции проводились на родине композитора ежегодно, даже в годы войны. Гитлер всегда лично открывал эти торжества и ни разу не пропустил этого события. Приезжали и руководители всех рангов гитлеровской партии. Одновременно Вагнеровские музыкальные представления устраивались для раненых солдат.

В местном театре Байрайта в 42-м была поставлена опера Вагнера «Тангейзер», на премьере которой присутствовали Гитлер, Геринг, Геббельс и другие руководители рейха, приехавшие сюда специальным поездом.

В августе 42-го Гитлер выезжал на Центральный фронт и посетил города Вязьму, Ржев и Гжатск. Его поездка проходила под флагом «удержать Ржев любой ценой».

Сопровождали его Геринг и Гиммлер, что бывало не часто. Обычно Гитлер предпочитал не брать великих бонз в такие поездки. Большей частью выезжал один и брал с собой лишь необходимых «лакеев». Гражданских и военных.

…28 сентября 1942 года поезд с Гитлером через Тарнов, по линии Винница — Львов — Краков, проследовал в Берлин. Здесь 30 сентября в «Спортпалатце» Гитлер выступил с речью, в которой объявил начало четвертой кампании «зимней помощи».

В октябре и ноябре 1942 года, январе и феврале 1943 года Гитлер снова выезжал в Берлин…

Весной он посетил Харьков… В апреле поездом выезжал из ставки в Оберзальцберг и отсутствовал около месяца…

Пользовался Гитлер и авиацией. Известно, например, что в мае 1942 года, устроив новоселье в ставке «Вервольф» в Виннице, Гитлер уже в июне поездом выехал в Берлин, а вернулся самолетом.

Гитлер и Геринг обслуживались специальным авиакурьерским отрядом № 110. В отряде были самолеты Ю-52, Хе-111, ФБ-58 и Ф-200 — «Кондор». На последнем, «Кондоре» № Д-2006, в основном и летал Гитлер. У штурвала был пилот-эсэсовец гаупштурмфюрер Ханс Баур, что соответствовало общевоинскому званию капитан Люфтваффе.

Весь личный состав авиаотряда состоял только из офицеров и только из членов НСДАП. Номер Д-2006 видели ещё в 1939 году в Берлине, Вене и на других аэродромах Европы на самолетах Хе-111 и Ю-52 — «хейнкелях» и «юнкерсах», обслуживавших Гитлера и его свиту. Этот номер можно было увидеть только на машинах авиаотряда Гитлера. В 1942-1943 годах «Кондор» имел постоянную прописку на аэродроме в Калиновке, что в двадцати километрах от Винницы.

Фюрера всегда окружали охранники полка его личной охраны «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», которые ближе ста метров к самолетам никого не подпускали.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru
Здесь продаютя контрольные виниловые браслеты высокого качества. ; Мужские браслеты Санкт-Петербург