Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Волчьи логова Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

- 15 -

23 декабря он ехал в Мюнхен, а в Берхтесгадене всегда встречал Новый год.

Это общая программа. Кроме этого, Гитлер посещал армию — учебные лагеря, маневры, — а также различные фабрики, верфи, собрания в областных городах…

В целом, примерно полгода Гитлер проводил в Берлине, другую половину года в Мюнхене и Берхтесгадене, а также наносил различные визиты или участвовал в празднествах.

Ежегодно проводились следующие празднества и церемонии, во время которых имперская служба безопасности имела задачу охранять Гитлера:

30 января в Берлине — день прихода к власти. Парады вечером на Вильгельмплац.

24 февраля в Мюнхене — день образования партии. Собрание старых членов партии в парадном зале ресторана «Гофбройхауз».

20 апреля в Берлине — день рождения Гитлера, парад войск по улице Аксе. Приемы в честь дня рождения, и вручение подарков.

1 мая в Берлине — день немецких рабочих. Манифестации на стадионе. В Шарлоттенбургском оперном театре — объявление национальных премий в области искусства и науки. Демонстрации по улице Аксе и в Люстгартен перед замком.

16 июня в Мюнхене — день национального немецкого искусства. Открытие выставки произведений искусства. Праздничные шествия по улицам города.

В июле в г. Байрейте — праздничные постановки опер Рихарда Вагнера, в течение восьми дней. Фюрер ежедневно выезжал из дома Ванфриед (квартира Вагнера) в оперный театр, где ставились оперы Вагнера.

В сентябре в Нюрнберге — праздничные дни, посвященные партии рейха, в течение девяти дней. Собрания и манифестации, парадный марш представителей организаций партии (СА, СС, НСКК, НСФК).

В октябре в Бюккеберге — национальный праздник крестьян «День урожая». Фюрер проходил перед выстроившимися делегациями и принимал подарки урожая.

В конце ноября — начале декабря — маневры армии и флота.

Из всех празднеств больше всего Гитлер любил вагнеровские. Поездки Гитлера к семье Вагнера были двоякого рода: поездки в связи с Вагнеровским фестивалем и так называемые поездки инкогнито. На Вагнеровский фестиваль Гитлер приезжал поездом. На вокзале его встречала семья Вагнера. Затем Гитлер один ехал на виллу «Ванфриед», где занимал квартиру, вдалеке от самой виллы.

В этой квартире в полу имелось зеркало. К ней примыкало помещение телефонистов и большое помещение, представляющее собой комбинацию зимнего сада и столовой. Отсюда вели две двери в сад виллы «Ванфриед».

Во время поездок инкогнито Гитлер со своей самой близкой охраной, на собственной машине покидал колонну сопровождения при выезде с автострады в Байрейт. Остальные машины ожидали в гостинице «Бубе» в Бад-Бернеке — примерно в пятнадцати километрах севернее Байрейта… Эти визиты продолжались только несколько часов. Только один раз Гитлер переночевал в своей комнате во время поездки инкогнито, приехав туда после обеда и уехав рано утром на следующий день.

Три посещения виллы Ницше в Веймаре были просто ответными визитами, которые длились не более получаса. Охрана ожидала возвращения Гитлера в машинах. Охране запрещалось быть в саду или тем более в самой вилле Ницше. Лишь однажды Гитлер позвал Раттенхубера в квартиру в саду «Ванфриед» и сказал, что уполномоченный правительства в провинции Оберфранкен разработал на время Вагнеровского фестиваля правила уличного движения, которые не понравились жене Вагнера. Эти правила затрудняли подъезд к её дому, где происходил фестиваль. Гитлер приказал Раттенхуберу привести правила в «разумные формы».

Единственный, кто имел доступ на виллу «Ванфриед», был Гофман. Он всегда фотографировал Гитлера на вилле «Ванфриед», в саду и в комнате.

Глава 30

Гитлер любил бывать в театре. Зная это, местные гауляйтеры в большинстве театров Германии бронировали ложу для фюрера.

Рядом с ложей бронировались места и для полицейских местной полиции. Они располагались непосредственно у ложи фюрера справа, слева, сверху и под освещением сцены. Эти места были заняты ежедневно, чтобы посещение Гитлера не вызывало особого внимания.

Дополнительные мероприятия по охране были вменены в обязанность местной полиции на пути следования Гитлера из театра в гостиницу.

Личная охрана и эсэсовская «команда сопровождения» несли охрану Гитлера как в гостинице, так и в театре, где перед входом в его ложу выставлялся пост из двух человек, а также посты у соседних лож, чтобы в случае чего воспрепятствовать покушению. При таких неофициальных посещениях театра Гитлер намеренно входил в ложу уже после начала представления, чтобы не привлекать к себе внимание публики.

Гораздо сложнее были мероприятия по обеспечению безопасности при официальных посещениях театра. Места вокруг фюрера занимались лицами из числа государственных и партийных руководителей, пользующихся особым доверием, а выдача билетов на определенный сектор мест тщательно контролировалась.

Особые меры по обеспечению безопасности требовались во время проведения в Байрейте дней, посвященных Вагнеру. Неослабное наблюдение велось начиная с гостиницы, прилегающих к ней зданий и улиц и особенно в театре. Лица, имеющие билеты на места в определенном секторе, брались на учет гестапо и тщательно проверялись. В случае неблагонадежности билет отбирался. В секторе безопасности были рассредоточены местные криминалисты, которые не имели никакого отношения к руководству имперской службы безопасности. Перед входом в сектор ложи фюрера и непосредственно перед ложей выставлялись посты из состава имперской службы безопасности и эсэсовской «команды сопровождения», которые не допускали в сектор ложи фюрера посторонних. Доступ к ложе фюрера мог быть разрешен только личным адъютантом Гитлера, а тот был обязан в каждом отдельном случае спросить на то разрешение у самого Гитлера.

Понятно, что определенное число криминалистов вело также наблюдение на пути следования Гитлера в театр и обратно.

Под неослабным наблюдением находились и места собраний. Чтобы устранить возможность минирования, просматривались все имеющее пустоты. Удалялись все металлические предметы, в том числе и огнетушители.

Тщательно осматривалось пространство под полами и обследовались соединения балок и стропил. Территория контролировалась полицейскими с собаками. Патрули днем и ночью поддерживали непрерывную связь со стационарными постами.

За 24 часа до начала собрания здание ещё раз тщательно осматривалось, охрана усиливалась. С этого времени доступ в здание разрешался только по соответствующим пропускам.

Доставка и установка трансляционной аппаратуры производилась специальной автоколонной «Германия» под руководством СА группенфюрера Шефера. Личный состав этой автоколонны принадлежал к СА и выполнял эту задачу с 1935 года по всей Германии.

Доставка и установка осветительной аппаратуры производилась под контролем и при содействии особо доверенных лиц.

Пропуска на собрания выдавало руководство, которое строго следило за тем, чтобы пропуск не попал в «чужие руки». Этот контроль осуществлялся через руководителей нижестоящих партийных организаций.

В то время как охрана входов входила в обязанности гестапо, имперская служба безопасности несла ответственность за охрану трибуны фюрера и кафедры для выступающих. С этой целью руководитель охраны всегда приезжал к месту собрания за два — три дня до начала и устанавливал охрану соответствующих объектов. Гестапо ставило начальника личной охраны в известность о предпринятых ими мерах безопасности.

Особое внимание обращалось на то место, где Гитлер выходил из автомашины. Здесь сосредоточивалось большое число лиц, в задачу которых входила его охрана. Вход в здание вместе с Гитлером разрешался минимальному количеству лиц.

Только небольшому числу фотографов разрешалось находиться вблизи от трибуны, откуда они могли приближаться к Гитлеру только по одному и под наблюдением специального человека от имперской службы безопасности. Фотографирование со вспышками производилось только с разрешения Гитлера, при этом запрещалось сильное освещение прожекторами.

Глава 31

Во время произнесения речей Гитлер так возбуждался, что по окончании их, для сохранения здоровья, он должен был всегда принимать теплую ванну.

В этом отношении он был одинаково постоянен, как, кстати, и в одежде. Дома, будь то в Берлине, Мюнхене или Оберзальцберге, Гитлер ходил иногда в форме, иногда в гражданском платье. В рейхстаге и на всех собраниях Гитлер всегда носил форму, и здесь его никогда не видели в гражданском.

Форма Гитлера состояла из белой рубашки с воротником, с коричневой повязкой. На повязке — золотая эмблема. Коричневый китель, на котором, кроме Железного креста I степени и золотого партийного значка, других орденов не было. В первые годы Гитлер носил красную повязку со свастикой. Носил он также длинные черные или коричневые бриджи.

С начала войны и до самой смерти Гитлер носил только форму серого защитного цвета. Мундир был пошит так же, как и коричневый китель. На мундире он не носил никаких орденов, кроме Железного креста I степени и золотого партийного значка.

Фуражка имела такую же форму, как у политических руководителей: коричневая с коричневым бархатным околышем. Над козырьком — специальная эмблема главнокомандующего германской армией и над ней партийная эмблема. Эмблема была похожа на эмблему германской армии — кленовый лист.

В Мюнхене Гитлер на собрании 8 ноября, а также 9 ноября во время марша от Бюргербройкелдер через Тал, резиденцию, Фердхернхалле на Королевскую площадь (Кенигяихерплатц) был одет в обычную коричневую рубашку с повязкой, Железным крестом I степени и золотым партийным значком, коричневые бриджи и черные сапоги. Фуражки на нем не было.

Та же форма была на нем в Нюрнберге во время съездов партии в дни СА, СС и НСКК (нац. — соц. автомобильный корпус), когда мимо Гитлера на Марктплатце проходили все эти формации.

С 1939 года были отменены съезды партии и парады в Мюнхене.

В другие праздничные дни Гитлер носил попеременно форму с длинными черными брюками или смокинг. Фрак Гитлер надевал в редких случаях: один раз в Берлине во время приема и ещё раз в Байрейте в день открытия Вагнеровского фестиваля,

Однажды он надел фрак в 1933 году, когда был на могиле Фридриха Великого. Однако, начиная с 1934 года и до конца своей жизни, Гитлер ни разу не посетил ни одного места, связанного с именем Фридриха Великого.

Цилиндра Гитлер никогда не надевал, а держал его в руке. В остальное время он обычно носил гражданскую черную или светло-серую велюровую шляпу.

На собраниях Гитлер выступал, смотря по теме и по тому, какое действие он хотел произвести на слушателей, то спокойно, то громко. Часто подчеркивал свои слова больше жестикуляцией. Он требовал, чтобы ораторская трибуна по возможности ставилась ближе к слушателям, чтобы иметь с ними максимально близкий контакт.

В общественных местах, как, например, в Доме немецкого искусства, Доме работников искусства, Гитлер говорил обычным тоном.

Глава 32

В ставках фюрера, местах его проживания, во всех поездках автомобилем, спецпоездом или самолетом охрану несла имперская служба безопасности во главе с её бессменным командиром Иоганном Раттенхубером, СС-группенфюрером. В руководящий состав имперской безопасности входили: начальник штаба, он же начальник отдела кадров Пауль Киезель, штурмбанфюрер СС и советник полиции; криминалист-оберсекретарь Шмидт; криминалист-секретарь Мадзак и стенографистка — фрейлейн Шюплер.

При них была группа по инструктажу, разработке мероприятий и осуществлению безопасности собраний, вечеров во главе с криминальратом и штурмбаннфюрером СС Гансом Гуккенбергером. После ухода последнего на пенсию (ему исполнилось 65 лет) группу возглавил Хезель, криминалкомиссар и гауптштурмфюрер СС.

Администрацию руководства составляли: Ганс Вебер — региунграт и штурмбанфюрер СС; Ноак — инспектор административной службы и гауптштурмфюрер; Баумгартнер — обер-секретарь административной службы; Крюгер — чиновник административной службы, а также две стенографистки, два автомеханика, четыре шофера, два повара и три уборщицы.

При поездках самолетом задействовалось отделение «Пилот», под руководством группенфюрера СС, генерала войск СС и полиции Ганса Баура. В подчинении у него были командиры пяти эскадрилий, восемь стрелков-радистов и бортмехаников.

Отделение номер один охраняло Гитлера в местах его пребывания, подразделяясь на команды «Оберзальцберг», «квартиру фюрера в Берлине» и команду сопровождения.

Руководил отделением из более чем десятка офицеров Петер Хегль, оберштурмбаннфюрер СС, криминальрат.

Были ещё команды «Мюнхен», «Берлин» — охранявшие Гитлера в Мюнхене и Берлине,

Отдельные команды несли охрану:

Геринга — Берлин, квартира на Лейпцигской площади, Корингхалле в Шорфгаиде и вилла в Оберзальцберге;

Гесса — Мюнхен, квартира на Хартхаузерштрассе в Хорлагинге;

Гиммлера — Берлин, дом Доненштиег, вилла в Кмунде на берегу озера Тегернзее и прилегающие к озеру населенные пункты, а также служебное здание на улице принц Альбрехт, «Хохвальд» близ Ангенбурга в Восточной Пруссии и штаб-квартира в Житомире;

Риббентропа — служебное здание и квартира на Вильгельмштрассе Фушель в Зальцкамергут и поместье Зонненбург в Марке. Во время пребывания Гитлера в «Вольфшанце» Риббентроп останавливался в доме графа Лендорфа в Гросс-Штейнорт;

Геббельса — Берлин, квартира на Герман Герингштрассе, служебное здание и квартира на Вильгельмштрассе; д-ра Фрика — Берлин, квартира и служебное здание на Вильгельмштрассе, вилла близ Перха на берегу Штарнбергерзее (Верхняя Бавария);

Дарре — Берлин, квартира и служебное здание на Вильгельмштрассе;

Фрайгерра фон Нейрата, имперского наместника в Праге по областям Богемия и Моравия — квартира и служебное помещение во дворце Счернин.

Во время войны дополнительно осуществлялась также охрана следующих лиц:

Зейс-Инквардт, имперский комиссар по Нидерландам, — в Гааге;

Тербовен, имперский комиссар в Норвегии, — резиденция в Осло и квартира в Скаугум; д-р Бест, имперский уполномоченный в Дании, — резиденция и квартира в Копенгагене; гросс-адмирал Дениц — квартира и служебное помещение в Берлине, запасная квартира близ Берлина; д-р Франк, имперский министр в Праге по областям Богемия и Моравия.

Охране имперской службы безопасности подлежали, естественно, ставки Гитлера:

«Фельзеннесте», вблизи деревни Ойскирхен в Эйффеле;

«Танненберге» в Шварцвальде около Фройденштадта;

«Вольфшанце», вблизи Растенбурга в Восточной Пруссии;

«Вервольф» — 12 км севернее Винницы на Украине;

«Беренгеле» под Смоленском;

«Рере» под Вишнева в Галиции (около Ренхегофа).

Охрану ставки нес «батальон сопровождения фюрера», входивший в состав дивизии «Великая Германия», которой в 1939 году командовал генерал Роммель, в 1940-1942 годах — полковник Томас, с 1943 года до конца войны — полковник Стребе. Последний был до этого комендантом охраны имперского штаба армии. Охрана осуществлялась в двух секторах: внутреннем и внешнем. Внутренний сектор поручался группе № 1 под руководством оберштурмбанфюрера СС Хегеля, внешний — штурмбанфюреру СС Фрицу Шмидту, в распоряжение которого была отдана «группа для особых поручений». Охрана внешнего сектора осуществлялась в радиусе четырех километров.

Задачи внутреннего сектора были такими же, как в Берлине и Мюнхене: проверка лиц, свертков, пакетов. Сюда же относилось наблюдение за офицерами резерва, работающими в ставке фюрера. Согласно особому приказу Гитлера, наблюдение за кадровыми офицерами не велось.

Внешний сектор имел такие же задачи, как и все остальные «службы охраны на местах»: проверка и наблюдение за посторонними, патрулирование днем и ночью, противовоздушная оборона.

Таким же образом охранялась ставка Гитлера и в «Вервольфе» под Винницой, за исключением того, что обергруппенфюрер СС Притцманн дважды приказывал Раттенхуберу эвакуировать близлежащие к ставке населенные пункты, чего тот не сделал. И вот почему.

Во-первых, штурмбанфюрер Шмидт характеризовал жителей этих мест миролюбивыми и трудолюбивыми. По отношению к немцам каких-либо эксцессов не наблюдалось. По крайней мере, поначалу.

Эвакуация была невозможна ещё и потому, что было много женщин и детей. Не подлежало сомнению и то, что с началом эвакуации все мужчины тотчас же сбежали бы в лес. Таким образом, немцы сами создали бы партизан.

Были необходимы и рабочие руки для обработки полей, чтобы иметь продукты питания.

Все мероприятия были направлены на то, чтобы в этих местах не мог задержаться ни один посторонний.

Активно помогала имперской службе безопасности «служба охраны на местах».

Главной её задачей был контроль за посторонними. Охрана регулярно получала данные по учетам полиции и карточки с опознавательными данными.

Все прочие функции полицейской службы выполнялись полицией или жандармерией. В функции последних входило также сопровождение задержанных. В особых случаях «службы охраны на местах» снимались для охраны определенного участка на пути следования Гитлера. «Служба охраны на местах» города Мюнхена, например, имела задачу вести наблюдение за районом, в котором располагались квартиры Гитлера и Евы Браун. О всех приезжих и снявших квартиры в этом районе докладывалось имперской службе безопасности. В задачу «службы охраны на местах» входила также охрана здания фюрера и здания административного руководства.

Брались под охрану также гостиницы, регулярно посещаемые Гитлером: в Веймаре — «Элефант» ( «Слон»), в Нюрнберге — «Дейтчер Хоф» ( «Немецкий двор»), в Гамбурге — «Атлантик», в Годесберге — «Дрезден» и на курорте Бернек — «Бубе». Две последние носили названия по фамилиям владельцев.

Другое дело — охрана Гитлера во время поездки. Известно, что во время войны с Польшей он ежедневно выезжал в передовые части армии. Во время блокады Варшавы Гитлер дважды был в армии, осуществлявшей эту блокаду.

Во время Польской кампании Гитлер жил в спецпоезде, который имел стоянки на различных станциях.

Во время войны с Югославией и Грецией главная квартира Гитлера была также в спецпоезде, который стоял на станции Менихкирхен, южнее Виннер-Нейштадт.

Во время похода на Францию Гитлер посетил фельдмаршала Рундштедта в городе Бастонь, а также выезжал на фландрийский участок фронта и в города Дюнкирхен и Париж.

Кроме этого, после заключения перемирия Гитлер выезжал на несколько дней на место боев, где он сражался ещё в 1914 — 1918 годах (Лаон, Фландрия, Зомме).

В рождественские дни 1939 года Гитлер выезжал к солдатам на линию укрепления «Западный вал», а в рождественские дни 1940 года — к солдатам и рабочим на линию укрепления «Атлантический вал».

Во время походов на Югославию и Грецию поездки на фронт не совершались.

Ко времени начала войны с Советским Союзом в 1941 году Гитлер находился в ставке «Вольфшанце». Отсюда он выезжал к фельдмаршалу Боку в Житомир; в город Брест-Литовск и Умань в сопровождении Муссолини; к фельдмаршалу Клейсту в Мариуполь и генералу Рейхенау в Полтаву.

В 1942 году с июля по октябрь Гитлер находился в ставке «Вервольф» под Винницей. Отсюда в ноябре посетил Клюге в Смоленске, после чего вернулся в «Вольфшанце». В 1943 году Гитлер снова выезжал к фельдмаршалу Клюге в Смоленск, где пробыл несколько часов, затем выехал на три дня к фельдмаршалу Манштейну в Запорожье. После этого приехал в «Вервольф» под Винницей, где пробыл три недели. Отсюда он снова выезжал на несколько часов к фельдмаршалу Манштейну, после чего вернулся уже в «Вольфшанце».

В 1944 — 1945 годах Гитлер почти не вылезал из бункера. Особенно с момента начала битвы за Берлин и до последнего дня своей жизни, он находился в подземном убежище под зданием старой имперской канцелярии…

Но вернемся к поездкам спецпоездом. Он состоял из пятнадцати вагонов, в том числе два багажных, два с зенитными установками, вагон-салон, вагон-штаб, два вагона столовых, вагон для личной охраны, два вагона для гостей, два вагона-спальни, вагон-ванная и вагон для руководителя германской прессы.

Пассажиры спецпоезда, в том числе и офицеры, были зарегистрированы в личной адъютантуре Гитлера.

Посторонним доступ в поезд был запрещен. Личный состав поезда не менялся, и все знали друг друга в лицо. Подходы к поезду контролировались имперской службой безопасности и железнодорожной полицией. Проводники вагонов были ответственны за вход в каждый вагон. Пассажиры, которые садились в поезд на остановках, сопровождались сначала железнодорожной полицией в личную охрану, а оттуда — к личному адъютанту Гитлера.

В большинстве случаев имперской службе безопасности сообщалось заранее, что такой-то, на такой-то остановке будет садиться в поезд. Багаж этого человека с квартиры в поезд доставлялся эсэсовской «командой сопровождения». На багаже должен был быть указан точный адрес.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru
купить квартиру в верхних печерах