Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Волчьи логова Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

- 14 -

Выбор пал на Раттенхубера: Гиммлер ещё в 1918 году учился вместе с ним в офицерской школе и они, естественно, встречались и хорошо знали друг друга.

12 марта 1933 года последовало назначение Раттенхубера адъютантом Гиммлера.

В связи с тем что фюрер большей частью находился в Баварии (Мюнхен, Нюрнберг), Гиммлер приказал тогдашнему штандартенфюреру СС Гейдриху выделить команду, состоящую из полицейских-криминалистов, которая должна была сопровождать фюрера в его поездках по Баварии.

Сперва этой командой руководил капитан Беллевиль. В неё входили криминалисты Форстер, Шмидгбауэр, Лутц, Шмидт, Пешль. После перехода Беллевиля в апреле 1933 года в полицию по охране порядка руководство группой перешло к Раттенхуберу.

Фюрер поначалу настороженно относился к этой команде — ещё со времен борьбы за власть у него осталась антипатия к полиции.

В это время Раттенхубер ещё не принимал участия в поездках Гитлера, зачастую находясь в поездках с рейхсфюрером Гиммлером, к которому к тому времени перешло руководство политической полицией страны (Саксония, Вюртенберг, Баден, Гессен, Гамбург и др.). Весной 1934 года, когда Гиммлер взял под свое руководство прусскую государственную полицию, Раттенхубер с хозяином переехали в Берлин.

В декабре 1934 года Раттенхубер женился вторично — первая жена, на которой он женился в 1922 году, умерла. От первого брака остался сын Ганс, 1923 года рождения, который в чине лейтенанта с 1941 года служил в танковом корпусе, — судьба его неизвестна. Во втором браке у Раттенхубера родилась в 1942 году дочь…

…В связи с попыткой начальника штаба штурмовиков Рема сместить фюрера, команда сопровождения Гитлера была усилена. В неё вступили криминалисты Бергмюллер Ганс, Бергмюллер Людвиг, Вурманнштеттер, Иорг, Бюффнер и Виттманн. Благодаря четким действиям членов команды по предотвращению попытки путча, Гитлер проникся доверием к криминалистам и стал с этого времени весьма благосклонно относиться как к тем, кто охранял непосредственно его, так и к тем, кто охранял его квартиру в Берлине.

Вскоре Гитлер поручил Раттенхуберу организовать личную охрану Геринга, Гесса, Гиммлера, Риббентропа, Геббельса, Фрика, Дарре и обеспечить безопасность резиденций в Мюнхене, а с января 1935 года также и в Берхтесгадене.

Работа по организации команд личной охраны в 1934 году в основном была проведена Раттенхубером, он был освобожден от обязанностей адъютанта Гиммлера и поставлен руководителем только личной охраны Гитлера.

С этого времени и начинается круглосуточная работа начальника личной охраны Гитлера, где бы тот ни был.

Скажем, на строительстве зданий, сооружений ставок, в канцелярии или поездках…

Прежде чем допустить рабочих на такое строительство, Раттенхубер запрашивал на них данные по полицейским учетам, собирал характеристики местных полицейских властей и бургомистра или руководителя местной национал-социалистической организации.

Среди рабочих насаждалась агентура. Пропуска выдавались с так называемыми недельными марками, которые имели разные цвета и номера. Руководители групп, которым состав их групп был известен по фамилиям и в лицо, несли ответственность за правильность выдачи марок.

При использовании иностранных рабочих максимально допустимым было соотношение: один немец на четырех иностранцев.

Не разрешалось проносить на место строительства в закрытом виде ящики и другие упаковки.

Канализационная, отопительная, вентиляционная системы перед сдачей в эксплуатацию проверялись.

Места, где имелась пустота, а также пространство под настилом пола просвечивались в присутствии лиц, отвечающих за данный участок строительства, после чего в присутствии проверяющих заканчивалось строительство или настил пола.

Тщательнейшим образом проверялось качество проводок, кабелей, прежде чем применять их на строительстве.

По окончании работ все ещё раз тщательно проверялось специальной комиссией, состоявшей из специалистов и обязательно полицейских-криминалистов. В места, где имелась пустота, устанавливались на длительное время чувствительнейшие аппараты подслушивания.

Социальное обеспечение рабочих контролировалось Раттенхубером лично: регулярное снабжение питанием, сигаретами и т.д., дабы не было недовольства. Существовал неписаный закон: довольные рабочие — гарантия безопасности строительства.

Еще более строгие мероприятия проводились по обеспечению безопасности уже оконченных строек, а также служебных зданий и частных квартир охраняемых.

Проводилась проверка обслуживающего персонала и всесторонний надзор за их родственниками и знакомыми. Изготавливались и менялись пропуска с фотокарточками и месячными марками, разными по цвету.

Каждый входящий в охраняемое сооружение, будь то посетитель, дворник или сопровождающие лица, обязаны были о себе доложить. Каждому задавался один и тот же вопрос: разрешен ли ему вход в дом?

У лиц, не доложивших о своем посещении заранее, тщательно проверялись пропуска с фотокарточками, после чего о них докладывалось по телефону.

Все посетители должны были иметь визитную карточку, в которой указаны биографические данные посетителя, время посещения и что он несет с собой. По окончании визита посетитель обязан был отметить время окончания посещения. Все лица, не имевшие пропуска с фотографией, сопровождались от входа до служебного помещения и обратно. Вход в здание и выход без сопровождающего лица был строжайше запрещен.

Пакеты отбирались постовым, доставлялись в специально оборудованное противобомбовое помещение и там проверялись, после чего к пакету приклеивался контрольный листок с пометкой о проведенной проверке и фамилией проверяющего.

Запрещалось производить подобную проверку вблизи жилых помещений. Строжайше запрещалось принимать пакеты от неизвестных лиц. Пакеты, предназначавшиеся частному лицу, брались этим лицом у принесшего пакет у выхода из помещения в присутствии швейцара. Запрещалось оставлять непроверенные пакеты на ночь, до утра.

Контроль за выполнением этих мероприятий должен был осуществляться днем и ночью.

При доставке продуктов питания мероприятия по безопасности осуществлялись особенно тщательно. Для закупки продуктов предусматривалось несколько магазинов, проверялся обслуживающий персонал магазинов. Закупки производились почти ежедневно в разных магазинах и в присутствии шеф-повара. Чтобы не допустить отравления продуктов, запрещалось делать заказы по телефону. При доставке большого количества риса, муки, фруктов всегда бралось несколько пригоршней снизу, сверху, с боков после чего производился химический анализ.

Овощи, салат привозились с частных огородов, а возделывающие их люди тщательно проверялись. Если была необходимость закупить овощи не с частного огорода, то в таком случае запрещалось делать заказы по телефону. Закупки должны были производиться непосредственно на месте.

Овощи, салат, предназначенные для фюрера, возделывались в Оберзальцберге и доставлялись на кухню специальным курьером.

Упаковки сопровождались запиской, в которой указывались фирма, фамилия доставляющего упаковку лица и её содержимое, род упаковки.

Работы по оборудованию зданий должны были проводиться постоянными лицами, которые работали в этом здании уже несколько лет и были всем известны. Использование посторонних рабочих не практиковалось.

Дополнительные мероприятия по безопасности требовалось проводить по охране квартиры фюрера в Мюнхене.

На первом этаже особняка был установлен пост из четырех человек, которым были известны все жители дома. Все посетители должны были доложить о себе охране, они заносились в журнал и могли войти в дом только после того, как о них было спрошено по телефону у жителя дома, к которому шли посетители. Ответственность за вносимые пакеты целиком возлагались на жильца, к которому шли гости.

Велось усиленное наблюдение за близлежащими домами. Сдача квартир могла производиться только с разрешения имперской службы безопасности. Соответствующая проверка была основой такого разрешения.

Над каминами были вделаны сетки из проволоки, чтобы нельзя было ничего сбросить в комнату через трубу. Чердачные окна и люки закрывались изнутри железными задвижками, ключи к которым находились только у службы имперской безопасности.

Чтобы путь для въезда фюрера был свободен, противолежащий тротуар был обнесен проволочным забором высотой почти полтора метра.

Как ночью, так и днем по близлежащим улицам ходил патруль, который, на время пребывания фюрера в Мюнхене, усиливался двумя людьми из личной охраны Гитлера. Они патрулировали непосредственно перед домом.

Гостиницы, которые посещал Гитлер, находились круглый год под охраной гестапо. За обслуживающим персоналом велось наблюдение, а о постоянных посетителях имелись самые точные данные. Это облегчало наблюдение за теми, кто прибыл в гостиницу впервые.

К тому же Гитлер посещал гостиницы часто неожиданно, и этим самым исключалась возможность скопления к его приезду большого количества людей.

Один из местных криминалистов вел наблюдение в подъезде, второй — во внутренних помещениях гостиницы. Подвальные помещения находились под особым наблюдением.

Старший чиновник имперской службы безопасности контролировал журналы, в которые заносились вновь прибывшие и их анкетные данные. Он также наводил справки о том, кто размещается над и под комнатой фюрера. Прилегающие к комнате фюрера помещения занимались адъютантами и личной охраной.

Если фюрер находился в ресторане, то его комнаты тщательно осматривались и у дверей выставлялся пост в количестве одного человека из «команды сопровождения фюрера». Два человека из состава имперской службы безопасности и три из эсэсовской команды сопровождения находились в ресторане и располагались так, что под их контролем оказывались все подходы к столу Гитлера.

Спустя некоторое время после входа Гитлера в ресторане появлялись опытные криминалисты со своими женами, занимали свободные места и незаметно для посторонних вели наблюдение. Эти криминалисты должны были вмешаться только при непосредственной опасности для жизни Гитлера, чего никогда не случалось.

Во время сна комнаты фюрера охраняли люди имперской службы безопасности, а внешнюю охрану гостиницы и близлежащих улиц несла местная уголовная полиция.

Исключение составляла в дни съезда партии гостиница «Дойче Хоф» в Нюрнберге. В эти дни она была занята исключительно руководителями партии, которые имели пропуска, выданные им имперской канцелярией.

Размещение в гостинице других лиц было запрещено. Имперской службой безопасности и войсками СС была организована троекратная проверка пропусков. В остальном внутренняя охрана была организована так, как описывалось выше. Исключалось только посещение ресторана местными криминалистами с женами.

Вот так или примерно так была поставлена служба личной охраны фюрера. Надо сказать, что, рассказывая о себе, Раттенхубер слишком скромно представил свое участие в ней. Это и понятно — пленение и арест, приговор суда к отбытию наказания сроком в четверть века — не лучший повод для воспоминаний. Тем более следует добавить кое-что к рассказу Раттенхубера о его деятельности…

Так, следует сказать, что Раттенхубер был не просто дисциплинированный исполнитель, служака, он был талантливым изобретателем, думающим человеком. Один пример.

До 1940 года в организации ночной охраны фюрера Раттенхубер считал большим недостатком отсутствие хорошего оружия с точным боем. Хотя ночные посты и имели личное оружие и фонари, но это было не совсем удобно для несения ночной службы.

Годом ранее как начальник личной охраны Гитлера генерал Раттенхубер в разговоре с Гиммлером высказал свои соображения о необходимости сконструировать оружие, в котором было бы смонтировано освещение цели, прицеливание лучом света и автоматизация стрельбы. Гиммлер принял эти соображения, и в 1940 году Раттенхубер получил… два желаемых пистолета. Это оружие сконструировал один из инженеров войск СС, а изготовили его в одном из концлагерей…

В течение 1940 — 1941 годов этим оружием были частично вооружены охрана Гитлера, Геринга и Гиммлера.

Практический радиус действия луча фонаря, а следовательно, и прицельного огня в ночное время составлял до тридцати метров. На этом расстоянии объект не только освещается, но и ослепляется ярким лучом.

Оружие отрегулировано было таким образом, что прицеливание осуществлялось простым наведением луча на объект, что значительно легче, быстрее и надежнее, нежели обычное прицеливание через прорезь прицела. Благодаря нанесенной на линзе фонаря точке, освещенный объект имел посредине светового круга черное пятно, указывающее место поражения.

Преимущества такого рода оружия, учитывая задачи охраны в ночное время, были очевидны.

Правда, увеличился размер и вес оружия, а также из-за сырости выходили из строя батарейки…

Надо сказать, что Раттенхубер, несмотря на свою «жестокость по должности», не был таковым. В нем, пожалуй, больше, чем у кого-либо из всего окружения Гитлера, было порядочности, честности и… человечности! Да, как ни странно, у группенфюрера СС было больше человечности, чем у рядового солдата вермахта…

…Весна 1919-го. Бавария. Провозглашена Баварская советская республика. А Раттенхубер — командир роты 13-го баварского пехотного полка, дислоцированного в Айхштедте (Северная Бавария) — принял присягу на верность социал-демократическому правительству Гофмана. И он остается верен присяге. На базе кадрового офицерского состава создает «роту безопасности» и выступает для подавления революции и советской власти в Мюнхене.

В то время как революция была потоплена в крови, при входе в город Раттенхубер уводит свое подразделение в сторону от места боя и, таким образом, не участвует в расправе над коммунистами.

Он уходит и от операции по аресту и расстрелу Рема и других видных нацистов, не участвует в уничтожении заговорщиков (20 июня 1944 года).

Несмотря на высокий пост и должность, дающую ему право делать все для блага своего и близких, он тем не менее никогда за 12 лет не использовал своего положения в корыстных целях. Единственный сын — лейтенант — воюет танкистом. Шурин Гакель Макс работает всю жизнь столяром. Второй родственник по линии жены — Дени Иозеф — рабочий на заводе БМВ в Мюнхене до войны, а потом рядовой солдат на фронте. В германской армии служат ещё два родственника: Маретти Эрих — солдатом и Гейнрих Антон — переводчиком с английского. Самый близкий друг Раттенхубера — инженер-электрик фирмы «Сименс и Гальске» в Мюнхене. Единственная поблажка для друга — допуск к работе по электрооборудованию резиденции Гитлера в Оберзальцберге (Берхтесгаден).

Казалось бы, что самое близкое окружение у начальника личной охраны Гитлера Раттенхубера должно быть из числа самого высшего эшелона власти и верховного командования. На самом деле он поддерживает дружеские взаимоотношения с летчиком Гитлера Бауром и командующими — горным корпусом в Норвегии генералом Хенгелем и 1-й горной дивизией генерал-лейтенантом Риттманом…

Раттенхубер был строен, высок, красив и опрятен. К концу войны стал полнеть, посеребрились волосы, но его карие глаза по-прежнему были молоды. Лицо его было мужественным, с дугообразными бровями, большим носом, большим ртом, прямым подбородком. На правой стороне лица — шрамы. Хромает. Награжден германским крестом и медалью. Гиммлером награжден серебряным кольцом с личной монограммой.

«С 1934 года и до смерти Гитлера в течение двенадцати лет я бессменно стоял во главе его личной охраны «Имперской службы безопасности» — «Рейхсзихерхайтсдинст», — скажет он на следствии…

Глава 29

А теперь перейдем ненадолго в квартиру Гитлера в Берлине, что находится на улице Вильгельмштрассе, в старом строении бывшего известного берлинского архитектора Шинкля.

Сразу в парадном входе комната дежурного офицера СС. Отсюда попадем в переднюю, из которой ведет проход в раздевалку и туалетную комнату. За этим проходом находится широкая лестница, ведущая в большую раздевалку, которой пользовались только во время больших приемов.

Через двустворчатую дверь передней попадаем в вестибюль, где два больших стола и у каждого из них по одному кожаному дивану и стулу.

Справа от входа двустворчатая широкая дверь, ведущая в почетный двор (на Вильгельмштрассе), где стоял удвоенный почетный армейский караул. С левой стороны двустворчатая дверь выходит в кинозал. В первом ряду мягкие кресла для Гитлера и его ближайшего окружения, остальные ряды — кожаные кресла примерно на восемьдесят человек.

Через проход из передней, где имеется маленький столик, небольшой диван и четыре стула, справа небольшой вход на кухню, а по лестнице — в жилую комнату, рабочий кабинет и спальню Гитлера, а также в жилую комнату и спальню Евы Браун. Личным приказом Гитлера входить в эти помещения строжайше запрещено. Туда может входить только прислуга — интендант дома Кауенберг и его жена, а также горничная Фрида.

По левую сторону от передней двустворчатая дверь в так называемую дамскую комнату — небольшое проходное помещение. Здесь — столик, диван и несколько стульев. Мебель начала 19-го столетия.

Из дамской комнаты слева двустворчатая дверь вела в кинозал, направо — курительная комната. В ней большой черный стол с атласом и глобусом. Позади большого стола диваны и несколько стульев перед открытым камином. У стены небольшой стеклянный шкаф, в котором хранились всевозможные маленькие безделушки — большей частью подарки Гитлеру. В курительной комнате ежедневные посетители и приглашенные ожидали перед обедом или ужином Гитлера. Из неё дверь справа вела в кухню, а слева — в столовую.

В кухне небольшая передняя, где столовалась команда сопровождения СС. Кухня большого размера с большой плитой посредине, с посудными шкафами по обе стороны, а также шкафами для продуктов и кухонными столами.

Столовая — большое светлое помещение, левая сторона которого с высокими стеклянными дверьми и окнами, выходящими в парк. Посредине столовой большой круглый стол с красными кожаными стульями примерно на четырнадцать человек,

Около двух других стен ещё по одному маленькому столику, каждый на четыре — шесть человек. В глубине столовой — вход в кухню.

Через стеклянные двери, выходившие в парк, можно пройти в зимний сад и большой зал, уставленный маленькими, круглыми и четырехугольными столиками различных размеров, а также маленькими диванами и мягкими стульями.

Справа, через двустворчатую дверь, — вход в концертный мраморный зал, потолок которого поддерживался большими круглыми колоннами. Зал площадью 20х40 метров, откуда вели две большие двустворчатые двери в парк. Мебели нет.

Далее, с Вильгельмштрассе, через так называемый почетный двор, вход в хозяйственные помещения и спальни…

В нижнем этаже размещались рабочие комнаты интенданта дома Кауненберга, маленькая столовая для него и жены. Во время войны здесь обедал бригадефюрер Альбрехт со своими стенографистками.

Здесь же находились и спальни для служащих. А на первом этаже спальни для Брюкнера, Шауба, Дитриха, Бормана, госпожи Вольф, Дарановской и других.

Над вестибюлем помещался так называемый старый рабочий кабинет Гитлера, рабочие комнаты его адъютантов и библиотека. Эти помещения с началом войны использовались как комнаты для совещания верховного главнокомандования германской армии.

В маленькую приемную комнату можно было попасть из стеклянного двора, а из приемной вел ход также в вестибюль.

А теперь о новой имперской канцелярии. Здесь имелись комнаты для адъютантов Брюкнера, Шауба, Бормана и Альбрехта, а также две рабочие комнаты для стенографисток, адъютантов. К этим комнатам примыкает передняя и рабочий кабинет Гитлера.

В передней, высотой около шести метров, два больших круглых стола, за которыми могли разместиться по десять человек. В последние месяцы войны, в январе-апреле 1945 года, она использовалась как комната ожидания для прибывших на совещания по вопросу о положении на фронтах офицеров.

Рабочий кабинет Гитлера — шириной примерно десять и длиной около двадцати пяти метров. Одна сторона, с большими стеклянными дверьми и окнами, выходит в парк, противоположная узкая ведет в ванную и к рабочему кабинету имперского министра доктора Ламмерса. (Ханс Генрих Ламмерс (1879-1962) — рейхсминистр и начальник рейхсканцелярии с 1933 года по 1945-й. Входил в ближайшее окружение Гитлера. Консультант фюрера по юридическим вопросам. Обергруппенфюрер СС. Вместе с Борманом и Кейтелем состоял в «Комитете трех», призванном облегчать фюреру ведение дел как главе государства.

На Нюрнбергском процессе приговорен к 20 годам тюремного заключения, затем срок был снижен до десяти, а в 1952 году Ламмерса освободили.)

В рабочем кабинете Гитлера справа от входа из передней у открытого камина — курительный стол, около которого — мягкий диван и несколько таких же стульев. Перед стеклянными дверьми, выходящими в парк, большой тяжелый стол с мраморной крышкой. У узкой стены напротив входа — письменный стол Гитлера. Почти весь пол покрыт огромным ковром, изготовленным в Германии. Кабинет освещался отраженным светом, установленным в углах боковых стен и потолка. Отопление под полом… В этом рабочем кабинете с января до апреля 1945 года проходили совещания о положении на фронтах.

Каждый год примерно в одно и то же время Гитлер предпочитал проживать в определенном месте. Так, с 1 января до 24 февраля он обычно находился в Берлине. В день основания партии, 24 февраля, перебирался в Мюнхен. Затем снова в Берлин или на несколько дней в Оберзальцберг. Исключение составлял 1944 год, когда он с 24 февраля до 13 июля находился в Оберзальцберге.

Пребывание в Берлине продолжалось до первой недели мая. Затем совершилась поездка в Рейнскую область. После этого он большей частью жил в Берлине. В середине июня Гитлер ехал в Мюнхен — там 16-18 июня проходил праздник немецкого искусства. Оттуда — в Оберзальцберг, где часто оставался до конца июля. В конце июля-начале августа проходил фестиваль Рихарда Вагнера в Байрейте. Там Гитлер находился восемь дней. Затем на несколько дней ехал в Берлин. С середины августа находился большей частью в Оберзальцберге, откуда в первой неделе сентября ездил на партийные съезды в Нюрнберг. После съездов партии Гитлер чаще всего ездил дней на восемь в Оберзальцберг, а затем снова возвращался в Берлин.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru