Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

"Душа Адольфа Гитлера"

- 6 -

Иногда он проводил с этой семьей Рождественские праздники, став ее полноправным членом. Но дальше этого заходить не хотел, даже несмотря на то, что этот брак с Уинфред Вагнер был бы исключительно популярным среди немецкого народа.

2. Затем идет долгий список проходящих увлечений. В большинстве это звезды кино и театра. Гитлеру нравится быть окруженным хорошенькими женщинами и он обычно просит кинематографические компании прислать несколько актрис всякий раз, когда в канцелярии проводится прием. Похоже, он приходит в необычайный восторг, очаровывая этих девушек рассказами о том, что он собирается свершить в будущем, или же старыми рассказами о своей прошлой жизни. Ему также нравится производить на них впечатление своей властью, приказывая студиям обеспечить их лучшими ролями или обещая проследить за тем, чтобы они снимались в новом фильме. Большинство его связей с женщинами такого сорта, а было их очень много, насколько нам удалось выяснить, не заходили дальше такого общения. В целом же, он чувствует себя более комфортабельно среди артистов, нежели в любой другой компании, и часто ходит обедать в студийные рестораны.

3. Было несколько других женщин, сыгравших более или менее важные роли в жизни Гитлера. Первая, о которой мы что-либо знаем, это Хенни Гофман, дочь официального фотографа партии. Хенни, согласно докладам, была обычной проституткой и большую часть своего времени проводила среди студентов в Мюнхене, которые утверждали, что ее можно было иметь всего за несколько марок. Генрих Гофман, ее отец был членом партии и близким другом Гитлера. По странному повороту судьбы Гофман снял фотографию толпы в Мюнхене в начале прошлой войны. Позднее, когда Гитлер стал известен среди мюнхенских политиков, Гофман обнаружил его на фотографии и обратил на это его внимание. Гитлер был очарован, между ними завязались близкие отношения. Супруга Гофмана также очень любила Гитлера и некоторое время играла роль матери по отношению к нему. Со смертью фрау Гофман их дом стал притоном для гомосексуалистов и лесбиянок. Здесь много пили и была большая свобода сексуальных отношений всех видов. Гитлер часто присутствовал на вечеринках в доме Гофмана и очень подружился с Хенни. Связь продолжалась некоторое время, пока Хенни, которая была очень словоохотливой особой, как-то ночью не напилась и не стала говорить о своей связи с Гитлером. Ее отец пришел в ярость и некоторое время не общался с ним. До этого времени Гитлер упрямо отказывался фотографироваться для публикаций на том основании, что лучшая реклама — это оставаться таинственным человеком, а также из-за того, что если его фотография появится в прессе, его легко узнают, когда он будет пересекать коммунистические территории. Вскоре после описанного выше эпизода, Гитлер назначил Гофмана официальным фотографом партии и отдал ему исключительное право на свои фотографии. Эти привилегии, как предполагается, со временем принесли Гофману миллионы долларов. Среди соратников Гитлера бытовало мнение, будто Гитлер совершил с Хенни какую-то сексуальную непристойность и купил молчание Гофмана, даровав ему эти эксклюзивные права. Как бы там ни было, но Хенни вскоре вышла замуж за Бальдура фон Ширака, лидера нацистского молодежного движения, у которого была репутация гомосексуалиста. Его семья всеми силами противостояла браку, но Гитлер настоял. Разногласия между Гитлером и Гофманом, похоже, исчезли, и сегодня он один из наиболее близких соратников Гитлера, а также оказывает на него большое личное влияние.

После эпизода с Хенни Гофман Гитлер начал появляться на публике со своей племянницей Гели, дочерью его сводной сестры Анжелы, которая приехала вести домашнее хозяйство Гитлера в 1924 году. Ко времени, когда эта связь окрепла, ее мать уехала в Берхтесгаден, и Гитлер с Гели жили одни в своей мюнхенской квартире. Они стали неразлучными спутниками и объектом многочисленных комментариев в партийных кругах. Многие члены партии, включая Грегора Штрассера, считали, что это плохая реклама, вызывающая много неприятных разговоров. Другие члены партии требовали вызвать Гитлера «на ковер», чтобы он объяснил, где берет деньги на одежду и развлечения для Гели, если он не пользуется для этих целей партийными деньгами. Гитлер стал очень ревнив, он запрещал Гели встречаться с другими мужчинами. Некоторые информаторы утверждают, что он закрывал ее на весь день, когда не мог взять с собой. Связь продолжалась несколько лет, несмотря на отрицательное отношение партии. Вскоре Гели была найдена мертвой в квартире Гитлера, — она скончалась от пули, выпущенной из его револьвера. Сошлись на том, что это было самоубийство, но Гели похоронили на элитарном кладбище в присутствии католического священника. Было также много измышлений: застрелилась ли она сама или ее застрелил Гитлер. Какими бы не были факты, Гитлер впал в глубокую депрессию, которая длилась месяцы. В первые дни после похорон с ним оставался Грегор Штрассер, чтобы предотвратить его самоубийство. Людеке говорит: «Любовь Гитлера (к Гели) по-прежнему остается загадкой для его наиболее приближенных людей».

На протяжении нескольких лет после смерти Гели Адольф мало общался с женщинами, но иногда это делал. Однако где-то в 1932 году он заинтересовался Евой Браун, помощницей фотографа Гофмана. Эту свою связь Гитлер не воспринимал серьезно. Но, когда пришло время, он купил любовнице много разных вещей, включая модные автомобили и дом между Мюнхеном и Берхтесгаденом, где он часто проводил ночи по пути в свое деревенское поместье или возвращаясь из него. Ева Браун также частый гость в Берхтесгадене и Берлине. Ошнеру говорили, что в спальне Гитлера, после одного из ее визитов в Берхтесгаден, нашли некоторые части ее нижнего белья. Видеман говорит, что иногда она проводила всю ночь в спальне Гитлера в Берлине. Норбурт сообщает: «Ева Браун переехала в канцелярию 16 декабря 1939 года; говорят, что Гитлер собирается жениться на Еве Браун, когда окончится война». Еще она дважды пыталась покончить жизнь самоубийством, а один из охранников Гитлера сбежал из Кехльштайна из-за того, что был влюблен в нее, но испугался гнева фюрера.

Однако связь с Евой Браун не была исключением. За этот период Гитлер также часто виделся, по крайней мере, с двумя кинозвездами. Это продолжалось дольше, нежели большинство его связей с актрисами, и отношения были более интимными. Девушек часто приглашали в канцелярию поздно ночью, а покидали они ее рано утром. На протяжении всего времени девушки находились с Гитлером за закрытыми дверьми, и даже его непосредственный персонал не знал, что происходило между ними. Первой была Ренара Мюллер, которая покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна берлинского отеля. Вторая — Лени Рифеншталь, которая продолжала быть гостьей канцелярии вплоть до начала войны.

Соратникам известно, что в отношениях с женщинами Гитлер совсем не тот аскет, в которого он и его бюро пропаганды хотели бы, чтобы верил немецкий народ. Но никто из соратников, за исключением Гофмана и Шауба (личного адъютанта), не знает подробностей его сексуальной жизни. Поэтому в партийных кругах появилось много догадок. Некоторые считают, что его половая жизнь нормальная, но ограниченная. Другие, что у него иммунитет к искушениям такого рода и что ничего не происходит, когда он остается наедине с девушками. И все же кое-кто считает, что он гомосексуалист. Последнее убеждение основывается на том факте, что в ранние дни партии многие из руководящего звена были гомосексуалистами. Рем и не пытался скрывать своей гомосексуальной активности, а Гесс был широко известен, как «фройлян Анна». Были также и многие другие, по этой причине считалось, что Гитлер принадлежал к данной категории.

В связи с притязаниями Гитлера на моральную чистоту и важность его миссии в строительстве Великой Германии, весьма удивительно, что он так беспечно относится к своим соратникам. Он никогда ни в чем не ограничивал их, за исключением времен кровавой чистки в 1934 году, когда оправдывался тем, что ему необходимо очистить партию от нежелательных элементов. Во все другие времена Гитлер был либерален и прощал своим соратникам различные прегрешения.

Гитлер сказал: «Единственным критерием для членства в партии является то, чтобы заявитель был безусловно послушен и искренне предан мне». Когда кто-то спросил его, применимо ли это к ворам и преступникам, Гитлер ответил: «Их частная жизнь меня не касается».

Людеке утверждает, что, разговаривая с моралистами, которые жаловались на действия людей из СА, Гитлер заявил:

«Я предпочел бы, чтобы мои люди из СА имели дело с женщинами, а не с каким-нибудь пузатым денежным мешком. Почему я должен заниматься личной жизнью моих сторонников? Несмотря на то, что Рем известен своими пикантными похождениями, я могу абсолютно полагаться на него...».

Раушнинг говорит, что в партии была принята следующая установка: «Делай все, что тебе угодно, но не попадайся на этом».

Такое отношение к соратникам, конечно, не прибавило чести нацистскому движению. Когда капитан фон Мюкке вышел из партии; он сказал:

«Народная партия больше не партия почтенных людей, она выродилась и прогнила. Одним словом: это свинарник».

Раушнинг выражает схожее мнение:

«Наиболее презренное из всего — это зловонные испарения скрытой, неестественной сексуальности, которая наполняет и загрязняет всю атмосферу вокруг Гитлера. Ничто в этом окружении не искренно. Тайные связи, заменители и символы, фальшивые нежности и тайные похоти — все в окружении этого человека неестественно, все не имеет открытости природного инстинкта».

Одно из хобби Гитлера, которое тщательно скрывается от публики, это его интерес к порнографии. Он с трепетом ждет появления очередного выпуска журнала «Дер Штюрмер», а когда держит его в руках, то начинает алчно листать. Он явно получает большое удовольствие от низкопробных комиксов, которые характеризуют это издание. Раушнингу Гитлер сказал, что «Дер Штюрмер» — форма порнографии, разрешенная в третьем рейхе. У Гитлера есть большая коллекция фотографий с обнаженными женщинами, и, согласно информации Ханфштенгля и других, ему также нравится смотреть непристойные фильмы в его частном кинотеатре: некоторые из них Гофман предоставил ему лично.

Гитлер называет себя величайшим ценителем оперной музыки. Он с удовольствием читает лекции о Вагнере и о его творчестве. Не может быть сомнений, что Гитлер наслаждается музыкой Вагнера, получая от нее большое вдохновение. Ошнер сообщает, что имел возможность близко наблюдать за Гитлером, когда тот слушал музыку, и видел, как «гримасы боли и наслаждения искажали его лицо, его брови сдвигались, его глаза закрывались, его рот плотно сжимался». Гитлер сказал: «Для меня Вагнер — это что-то божественное, а его музыка — моя религия. Я хожу на его концерты, как другие ходят в церковь». Однако согласно Ханфштенглю, Гитлер не любитель хорошей музыки в целом. Он говорит, что приблизительно 85 процентов предпочтения Гитлера в музыке это обычная музыкальная программа венских кафе. Возможно, именно поэтому Гитлер редко посещает оперу. Сейчас он, похоже, отдает предпочтение музыкальным комедиям и кабаре, в дополнение к фильмам, которые он смотрит в канцелярии. Поуп сообщает, что Гитлер часто ходит на «Веселую вдову»; ведущую роль в этом представлении играет американская актриса. Он говорит: «Я видел, как Гитлер подтолкнул локтем своего гауляйтера Вагнера и самодовольно ухмыльнулся, когда Дороти исполняла свой знаменитый номер в свете прожектора». В этом номере костюм Дороти украшен парой прозрачных крыльев бабочки. Гитлер наблюдает за исполнением в театральный бинокль и бывает, что приказывает сыграть представление только для него одного.

Нацистским бюро пропаганды было много написано о скромном образе жизни Гитлера. Это, по мнению его соратников, чрезмерно преувеличено. Хотя он вегетарианец — большинство из них считает, что его питание вряд ли можно назвать умеренным. Он ест много яиц, приготовленных различными способами лучшим шеф-поваром Германии, а также потребляет большое количество разнообразных свежих овощей. Гитлер очень любит всевозможные сладости и часто съедает до двух фунтов шоколада в день. Хотя его гардероб внешне не бросается в глаза, все сделано из наилучшего материала, наилучшими портными. У него также страсть собирать картины, и когда ему понравится какая-либо из них, он торговаться не будет и обязательно ее приобретет. Что касается жилищных условий, он действительно скромен, его спальня чрезвычайно проста, в ней стоят лишь белая металлическая кровать (украшенная у изголовья ленточками), комод и несколько стульев. Фриделинда Вагнер и Ханфштегль, которые видели его комнату, описывали ее идентично: это комната, где, кажется, живет горничная, а не фюрер.

Хотя Гитлер представлен германской общественности, как человек необычайного мужества, его непосредственные коллеги часто имели возможность усомниться в этом. Сообщалось о нескольких случаях, когда он не выполнял свою программу, боясь действий оппозиции. Это особенно характерно в его отношении к гауляйтерам. Похоже, он очень боится этих людей, и прежде чем встретиться с ними, обычно пытается выяснить, какую сторону проблемы поддерживает большинство. Во время митингов он предлагает план действий, который бы соответствовал настроению большинства. Согласно Гогенлое, он также отступил перед тремя армейскими генералами, когда они запротестовали против быстрого форсирования данцигского вопроса, а в Мюнхене он решил отложить сопротивление, так как увидел, что толпы, наблюдающие за маршем войск под окнами канцелярии, не были настроены к активным действиям.

Более того, удивляет крайняя предосторожность, предпринимаемая для его безопасности. Вся информация об этом тщательно скрывается от немецкого народа. Когда появляется Гитлер, он для всего мира выглядит исключительно бравым мужчиной, приподнявшимся над передним сидением своего открытого автомобиля и отдающим салют. Люди не знают об огромном количестве сотрудников секретной службы, затесавшихся в толпе, хотя охрана и выстраивается вдоль улиц, по которым он должен проехать. Не знают они также и обо всех мерах безопасности, предпринимаемых в канцелярии и Берхтесгадене. До войны его дом в Берхтесгадене был окружен 15 километрами электрической проволоки. Доты и противовоздушные батареи были установлены на ближних холмах. Когда Гитлер бывал в Байроте, за несколько недель туда направлялись войска, чтобы также установить пулеметы и противовоздушные батареи на непосредственно прилегающих холмах. Лохнер сообщает, что когда Гитлер путешествует на специальном поезде, его сопровождают 200 охранников СС, которые вооружены сильнее, нежели кортеж любого германского кайзера. После начала войны его поезд был бронирован и оснащен противовоздушными орудиями. И все же, когда кинохроника показывает его на фронте, он единственный из всех, кто не надевает каску.

Следовательно, существует значительное расхождение между Гитлером, каким он известен немецкому народу, и Гитлером, каким он известен своим коллегам. Тем не менее, оказывается, что большинство его коллег глубоко верны Гитлеру и вполне готовы простить ему или проигнорировать его недостатки. Похоже, во многих случаях коллеги забывают о противоречивых чертах его характера — для них Гитлер по-прежнему фюрер в те моменты, когда он фактически играет эту роль.

1 2 3 4 5 6

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru