Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Ширер У. Крах нацистской империи

Примечания

{1}Обращение Гитлера к армии, в котором сообщалось о начале военных действий, было прочитано по радио в 5.40 утра. Вскоре на улицах появились экстренные выпуски газет. — Прим. авт.
{2}Операция немцев по захвату моста Диршау через Вислу до того, как поляки смогут его взорвать, была разработана еще летом и часто встречается в документах, связанных с операцией "Вайс". Она особо упоминалась Гитлером в Директиве №1 от 31 августа. Операция провалилась, вероятно, из-за того, что утренний туман помешал выброске парашютистов, которые должны были захватить мост. Поляки смогли взорвать его как раз вовремя. — Прим. авт.
{3}О решении Муссолини англичанам стало известно накануне ночью. 31 августа, в 23.15, Форин-оффис получило сообщение из Рима от сэра Перси Лорэйна: "Итальянское правительство приняло решение: Италия не будет воевать ни против Англии, ни против Франции... Об этом сообщил мне в 21.15 Чиано, сказав, что это совершенно секретно".

В тот вечер англичане напугали итальянцев, отключив в 20.00 телефонную связь с Римом. Чиано опасался, что это преддверие англо-французского нападения. — Прим. авт.

{4}В 16.30, после заседания в Риме, итальянское радио передало сообщение совета министров итальянскому народу о том, что "Италия не станет инициатором военных действий". Сразу после этого было передано послание Гитлера Муссолини, в котором Италия освобождалась от обязательств. — Прим. авт.
{5}1 сентября Бонне дважды в течение второй половины дня просил Ноэля, посла Франции в Варшаве, справиться у Бека, принимает ли Польша предложение Италии о конференции. Ближе к вечеру он получил от него ответ: "Мы ведем войну в результате неспровоцированного нападения. Теперь речь идет не о конференции, а о совместных с союзниками действиях, чтобы противостоять нападению". Послание Бонне и ответ Бека приведены во Французской желтой книге.

Британское правительство не присоединилось к усилиям Бонне. В меморандуме Форин оффис говорится, что британское правительство"не было поставлено в известность о таком демарше и консультации с ним не проводились". — Прим. авт.

{6}Накануне, во второй половине дня, во исполнение инструкций, полученных от Галифакса, Гендерсон сжег свой шифр, секретные документы и обратился к поверенному в делах Соединенных Штатов с просьбой "принять на себя заботу об интересах Великобритании в случае войны". (Британская синяя книга, с. 21.) — Прим. авт.
{7}Чиано заявляет, что нота была составлена "под давлением Франции". (Дневники Чиано, с. 136.) Но это не так. Хотя Бонне и делал все, чтобы созвать конференцию, Муссолини действовал еще более настойчиво. — Прим. авт.
{8}Стенограмма этой встречи, сделанная генералом Деканом, шефом военного кабинета премьера Даладье, впервые была обнародована на суде в Риоме. Этот документ никогда не предоставлялся другим участникам встречи для внесения уточнений. Генерал Гамелен в своей книге "Служить" заявляет, что запись сделана настолько сокращенно, что может ввести в заблуждение. Но основное содержание встречи подтверждает даже пугливый "генералиссимус". — Прим. авт.
{9}В своей книге "Служить" Гамелен отмечает, что он не хотел поднимать на встрече вопрос о военной слабости Франции, потому что не верил Бонне. Он пишет, что Даладье позднее сказал ему: "Вы поступили правильно. Если бы вы раскрыли нашу слабость, то немцы знали бы об этом на следующий день".

Гамелен утверждает также, что на конференции он не упоминал о невыгодном военном положении Франции, а только объяснил, что если Германия "уничтожит Польшу" и обрушится всей мощью на Францию, то Франция окажется в "трудном положении". "В этом положении, — пишет он, — Франции невозможно будет вступить в борьбу... Я полагал, что весной при поддержке английских войск и американского снаряжения мы смогли бы вести оборонительные действия (если, конечно, возникнет необходимость). Я добавлял также, что мы не можем надеяться на победу, разве что в затяжной войне. Я всегда считал, что мы будем неспособны вести наступательные действия раньше 1941-1942 годов".

Робость французского генерала во многом объясняет последующее развитие событий. — Прим. авт.

{10}В течение ночи министр иностранных дел послал Гендерсону две телеграммы с предупреждением. В первой, отправленной в 23.30, говорилось:

"Может случиться, что этой ночью я пришлю инструкции, в соответствии с которыми вам придется немедленно сделать заявление правительству Германии. Прошу вас быть готовым к действиям. Лучше предупредить министра иностранных дел, что вы можете попросить его принять вас в любой момент".

Из этой телеграммы может показаться, что правительство Британии еще не приняло окончательного решения действовать в одиночку, невзирая на Францию. Но через 35 минут, в 00.05 3 сентября, Галифакс писал Гендерсону:

"Вам надлежит просить министра иностранных дел принять вас в 9 утра в воскресенье. Инструкции последуют".

Эта решающая телеграмма от Галифакса была отправлена в 5 утра по лондонскому времени. Гендерсон в своей книге указывает, что получил ее в четыре утра. — Прим. авт.

{11}В пять часов утра Галифакс послал еще одну, дополнительную, телеграмму, в которой сообщал послу, что Кулондр "не сделает аналогичного заявления правительству Германии до сегодняшнего (воскресенье) полудня". Он не знал, когда истекает срок французскою ультиматума, но полагал, что, вероятнее всего, между шестью и девятью. — Прим. авт.
{12}Он объявился ненадолго 24 сентября. В этот день он встретился с Форбсом в Осло, чтобы выяснить, как он заявил на Нюрнбергском процессе, "не осталось ли все-таки возможности избежать мировой войны". — Прим. авт.
{13}Этот наспех состряпанный документ заканчивался следующим заявлением: "Намерение Англии, переданное нам по приказу английского правительства господином Кинг-Холлом, нанести немецкому народу еще больший урон, чем нанес ему Версальский договор, принято нами к сведению, и на любой акт агрессии со стороны Англии мы ответим тем же оружием и тем же способом". Разумеется, британское правительство никогда не разделяло намерений Стивена Кинг-Холла, отставного морского офицера. Выпускаемый им бюллетень носил частный характер. Тем неменее Гендерсон послал в министерство иностранных дел протест против распространения издания Кинг-Холла в Германии, и британское правительство рекомендовало издателю воздержаться от подобного. — Прим. авт.
{14}В Лондоне в 11.15 утра Галифакс вручил поверенному в делах Германии официальную ноту, в которой говорилось, что, поскольку гарантий от Германии не получено, он имеет честь объявить, что "два наших государства находятся в состоянии войны начиная с 11 часов 3 сентября". — Прим. авт.
{15}Даже после этого, как известно, Бонне предпринял последнюю попытку удержать Францию от вступления в войну, предложив ночью итальянцам убедить немцев вывести войска из Польши "символически". — Прим. авт.
{16}Андор Хенке, помощник министра иностранных дел, долгие годы работавший в немецком посольстве в Москве, составил подробный и забавный отчет об этих переговорах. Это единственная немецкая запись о втором дне совещаний Риббентропа со Сталиным и Молотовым. — Прим. авт.
{17}Арнольд Тойнби в своих трудах называет это пятым разделом Польши. — Прим. авт.
{18}По официальным данным, немецкие потери в Польше составили: 10572 убитых, 30322 раненых и 3400 пропавших без вести. — Прим. авт.
{19}9 октября автор этих строк совершил поездку поездом на правый берег Рейна, где проходил франко-германский фронт, и записал в своем дневнике: "Никаких признаков войны, и железнодорожники говорили мне, что не слышали на этом фронте ни одного выстрела за все время, как началась война... Мы могли видеть французские бункеры и во многих местах огромные маты, за которыми французы воздвигали оборонительные сооружения. Идентичная картина наблюдалась и на немецкой стороне. Войска... занимались своим делом на виду у противника и в пределах действительного огня. Немцы перевозили по железной дороге орудия и технику, но французы им не мешали. Странная война" (Берлинский дневник, с. 234). — Прим. авт.
{20}На следующий день, 4 сентября, всем подводным лодкам был передан сигнал: "Приказ фюрера: ни под каким предлогом не предпринимать операций против пассажирских судов, даже если они идут в сопровождении эскорта". — Прим. авт.
{21}Очевидно, сообщение он не зашифровывал, поскольку копия его телеграммы в Вашингтон была обнаружена в документах немецких ВМС на суде в Нюрнберге. — Прим. авт.
{22}Офицеры, в том числе Лемп. и некоторые члены экипажа подводной лодки "U-30" были переведены на лодку "U-110" и вместе с ней отправились на дно 9 мая 1941 года. Один из членов экипажа был ранен спустя несколько дней после потопления "Атении". Его выгрузили в Рейкьявике (Исландия), взяв предварительно клятву о сохранении тайны, а позднее перевели в лагерь для военнопленных в Канаде. И только после войны он дал письменные показания об известных ему фактах. Немцы, по-видимому, беспокоились, что он заговорит, но он молчал до конца войны. — Прим. авт.
{23}Муссолини не разделял уверенности Гитлера в победе, о чем доложил ему Чиано. Он считал: англичане и французы "будут стоять твердо... Зачем скрывать это?". 3 октября Чиано записал в дневнике: "Он (Муссолини) несколько огорчен столь неожиданной славой Гитлера" (Чиано Г. Дневники, с. 155). — Прим. авт.
{24}Немного позднее, а именно 16 ноября, итальянцы в соответствии с информацией, полученной ими из Парижа, сообщили немцам: "Маршал Петен рассматривается как поборник мирной политики во Франции... Если вопрос о мире приобретет во Франции более острый характер, то Петен сыграет свою роль". Это был первый намек немцам, что Петен может оказаться полезен для них. — Прим. авт.
{25}За день до этого, 11 октября, в Берлине произошли "мирные беспорядки". Рано утром берлинская городская радиосеть сообщила, что английское правительство пало и теперь немедленно начнутся переговоры о перемирии. Когда этот слух распространился, в городе началось ликование. На овощном рынке старые торговки на радостях подбрасывали вверх кочаны капусты, ломали стойки и направлялись в ближайшие пивные выпить в честь мира. — Прим. авт.
{26}Заключением договора завершилась Тридцатилетняя война в Европе (1618—1648 годы) и были закреплены превращение "Священ ной римской империи германской нации" в конгломерат независимых государств и распад Германии на территориальные княжества. — Прим. тит. ред.
{27}Согласно официальной голландской версии, английская автомашина, в которой находились Стивене, Бест и Клоп, была на буксире увезена немцами через границу, проходившую всего в 125 футах от места происшествия. — Прим. авт.
{28}В лагере Дахау Эльсер рассказывал аналогичную историю пастору Нимёллеру, который утверждал, что организация взрыва была несомненно санкционирована самим Гитлером, чтобы поднять собственную популярность среди немецкого народа и вызвать военную истерию. Справедливости ради следует добавить, что, по мнению Гизевиуса, этого архиврага Гитлера, Гиммлера и Шелленберга, о чем он говорил в своих показаниях в Нюрнберге и писал в своей книге, Эльсер действительно готовил покушение на Гитлера и не было никаких нацистских соучастников. Шелленберг, как не очень надежный в данном случае источник, утверждает, что, хотя вначале он подозревал в причастности к взрыву Гиммлера и Гейдриха, затем, после допроса столяра и чтения протоколов, пришел к выводу, что действительно имело место покушение на фюрера. — Прим. авт.
{29}Немецкое название Познани. — Прим. ред.
{30}Журнал был обнаружен в мае 1945 года лейтенантом Вальтером Штейном из американской 7-й армии в апартаментах Франка в гостинице "Бергхоф", расположенной возле Нойхауса в Баварии. — Прим. авт.
{31}Немецкое название Освенцима. В этом крупнейшем концентрационном лагере гитлеровцами в годы воины было истреблено свыше 4 миллионов человек. Освобожден Красной Армией 27 января 1945 года. — Прим. тит. ред.
{32}Чиано передал предупреждение бельгийскому послу в Риме 2 января, как об этом записано в его дневнике. Согласно Вайцзекеру, немцы перехватили две шифрованные телеграммы бельгийского посла в Брюссель с предупреждениями итальянцев и расшифровали их. — Прим. авт.
{33}9 октября 1918 года (это малоизвестный забавный эпизод в истории) финский парламент под впечатлением, что Германия выигрывает войну, избрал 75 голосами "за" и 25 голосами "против" принца Фридриха Карла Гессенского королем Финляндии. Победа, одержанная союзниками через месяц после "выборов", положила конец этому надуманному варианту. — Прим. авт.
{34}После захвата Франции, Бельгии и Голландии Геринг информировал генерала Томаса, начальника экономической службы ОКВ, что "фюрер желает пунктуального соблюдения соглашения о поставках русским только до весны 1941 года". "В дальнейшем,— добавил он, — мы не будем заинтересованы в полном удовлетворении русских требовании". — Прим. авт.
{35}За день до затопления Геббельс заставил немецкую прессу опубликовать липовое донесение из Монтевидео, будто "Граф Шпее" получил лишь "незначительные повреждения", а английские сообщения о том, что линкор жестоко искалечен, являются "чистейшей ложью". — Прим. авт.
{36}"Учения на Везере". — Прим. тит. ред.
{37}Было уже 10 октября, когда Гитлер вызвал к себе всех военачальников, зачитал им пространный меморандум о необходимости немедленного наступления на Западе и вручил Директиву № б, в которой предписывалось подготовиться к наступлению через Бельгию и Голландию. — Прим. авт.
{38}Это было правильное предположение. Как известно, Высший военный совет союзников на заседании 5 февраля 1940 года в Париже решил, что одновременно с отправкой экспедиционных сил в Финляндию войсками, высаженными в Нарвике, должны быть оккупированы районы шведских железорудных разработок (см. Ширер У. Вызов Скандинавии, с. 115-116). Черчилль отмечает, что на этом совещании было решено, "между прочим, взять под контроль железорудные залежи Гулливаре" (Черчилль У. Надвигающаяся буря, с. 560). — Прим. авт.
{39}Свершившийся факт (франц.).
{40}Он не произвел впечатления на немецкого посла в Осло доктора Курта Брейера, который в декабре дважды предупреждал Берлин, что Квислинга "не следует принимать всерьез", что "его влияние и перспективы крайне незначительны". За такую откровенность и нежелание говорить то, что хотелось услышать фюреру, посол очень скоро поплатился. — Прим. авт.
{41}7 марта генерал Айронсайд, начальник английского генерального штаба, информировал маршала Маннергейма о том, что союзные экспедиционные силы в составе 57 тысяч человек готовы прийти на помощь финнам и что первая дивизия в составе 15 тысяч может прибыть в Финляндию в конце марта, если Норвегия и Швеция разрешат транзит. За пять дней до этого, 2 марта, как было известно Маннергейму, Норвегия и Швеция отклонили просьбу Англии и Франции о транзите. Это не помешало премьеру Даладье 8 марта пожурить финнов за то, что те официально не просили помощи союзными войсками, и намекнуть, что союзные войска могут быть посланы вопреки норвежским и шведским протестам. Однако Маннергейма провести не удалось, и, посоветовав своему правительству добиваться мира, пока финская армия еще не разгромлена, он одобрил немедленную отправку мирной делегации в Москву 8 марта. Финский главнокомандующий, очевидно, был настроен скептически относительно рвения французов сражаться на финском фронте более рьяно, чем на собственном (см. мемуары маршала Маннергейма).

Можно только догадываться о той полной неразберихе, которая ложилась бы среди воюющих держав, если бы англо-французский экспедиционный корпус прибыл-таки в Финляндию и стал сражаться против русских. Через год с небольшим, когда Германия начала воевать с Россией, противники на Западе были бы союзниками на Востоке. — Прим. авт.

{42}Примеры странных взглядов Гитлера на Америку уже приводились в предыдущих главах, однако в захваченных архивах министерства иностранных дел имеется поразительный документ, свидетельствующий о представлениях фюрера о Соединенных Штатах как о государстве. 12 марта Гитлер имел продолжительную беседу с немецким экспертом Колином Россом, недавно вернувшимся из США, где он читал лекции, внося свою лепту в нацистскую пропаганду. Когда Росс заметил, что в Соединенных Штатах превалирует "империалистическая тенденция", Гитлер, согласно стенографическим записям доктора Шмидта, спросил, "не усилит ли эта империалистическая тенденция желания присоединить к Соединенным Штатам Канаду, что усугубит антианглийские настроения".

Следует признать, что советники Гитлера по США не способствовали получению более объективного представления об этой стране. Во время вышеупомянутой беседы Росс, пытаясь ответить на вопросы Гитлера о том, почему Америка настроена против Германии, в числе других доводов привел следующий: "...Дополнительным фактором ненависти против Германии... является чудовищная мощь еврейства, которое с поистине фантастической изобретательностью и мастерством ведет борьбу против всего немецкого и национал-социалистского..."

Затем Колин Росс рассказал о Рузвельте, который, по его убеждению, является врагом фюрера по причинам личной жажды власти. Он пришел к власти в тот же год, что и фюрер, и ему приходится наблюдать, как фюрер осуществляет свои грандиозные планы, в то время как он, Рузвельт, своих целей не достиг. Он тоже привержен идеям диктатуры, в некотором отношении почти аналогичным национал-социалистским. И именно осознание, что фюрер добился своей цели, в то время как он, Рузвельт, ее не добился, породило у последнего патологическое желание выступать на мировой арене в качестве соперника Гитлера. После того как Колин Росс ушел, фюрер заметил, что он очень интеллигентный человек, у которого, бесспорно, много хороших идей. — Прим. авт.

{43}В присутствии Уэллеса Геринг восклицал, что он, фельдмаршал, мог бы заявить перед богом и всем миром: "Германия не хотела этой войны. Она была навязана ей... Но что ей оставалось делать, когда другие хотели ее уничтожить?" — Прим. авт.
{44}Первые три немецких транспорта отправились в Нарвик в 2 часа дня 3 апреля. Крупнейший немецкий танкер, загруженный русской нефтью, вышел из Мурманска 6 апреля. — Прим. авт.
{45}На Нюрнбергском процессе гросс-адмирал Редер оправдывал подобную тактику на том основании, что это были законные "военные хитрости, против которых с юридической точки зрения не может быть возражений". — Прим. авт.
{46}Мне редко доводилось видеть нацистскою министра иностранных дел более несносным, чем в то утро. Облачившись в крикливую униформу, он явился на специально созванную в министерстве иностранных дел пресс-конференцию с таким важным, напыщенным видом, "точно владел всей Землей". "Фюрер дал свой ответ... — резко заговорил он. — Германия оккупировала землю Дании и Норвегии, чтобы защитить эти страны от союзников, и будет бороться за их подлинный нейтралитет до конца войны. Таким образом, лучшая часть Европы спасена от неминуемой деградации".

Берлинскую прессу в этот день стоило поглядеть. Газета "Берзен цейтунг" писала: "Англия хладнокровно шагает по трупам малых народов. Германия защищает слабые государства от английских грабителей с большой дороги, и Норвегии следовало бы понять справедливость действий Германии, призванных обеспечить свободу норвежского народа". Рупор Гитлера "Фёлькишер беобахтер" поместила аншлаг на всю страницу: "Германия спасает Скандинавию!" — Прим. авт.

{47}Общие потери Дании составили 13 убитых и 23 раненых. Немцы потеряли примерно 20 человек. — Прим. авт.
{48}Норвегия на протяжении четырех веков являлась составной частью Дании, затем в течение столетия — составной частью Швеции. Только в 1905 году она обрела полную независимость, разорвав унию со Швецией, и народ выбрал принца Карла Датского королем Норвегии. Он принял имя Хокона VII (Хокон VI умер в 1380 году). Хокон VII являлся братом датского короля Кристиана X, так быстро сдавшегося немцам утром 9 апреля 1940 года. — Прим. авт.
{49}Зловещий намек на очередное вероломство имеется в секретных инструкциях Риббентропа. Брейеру было сказано, чтобы он попытался договориться о встрече где-нибудь между Осло и нынешним местом пребывания короля. Очевидно, Брейеру предписывалось обсудить все в деталях с генералом фон Фалькенхорстом и затем проинформировать его о том, на каком месте и в какое время состоится встреча с королем. Гаус, который по телефону передавал указания Риббентропа, докладывал, что "господин Брейер хорошо уяснил смысл указаний". Напрашивается мысль, что если бы король пошел на эту встречу, то солдаты Фалькенхорста там бы его и схватили. — Прим. авт.
{50}Первая попытка Квислинга управлять Норвегией длилась недолго. 15 апреля, спустя шесть дней после того, как он провозгласил себя премьер-министром, немцы изгнали его и назначили Административный совет в составе шести видных норвежских граждан, включая епископа Эйвинна Бергграва, главу лютеранской церкви в Норвегии, и Лола Берга, президента Верховного суда. Это было делом рук Берга, блестящего, но непоследовательного в своих убеждениях юриста, который позднее стал тайным руководителем норвежского движения Сопротивления. 24 апреля Гитлер назначил Тербовена, известного своей беспощадностью молодого нацистского гаулейтера, рейхскомиссаром Норвегии. По существу, он и управлял страной, все время ужесточая оккупационный режим. Брейер, с самого начала выступавший против Квислинга, 17 апреля был отозван, уволен с дипломатической службы и направлен солдатом на Западный фронт. Немцы вновь поставили Квислинга на пост премьер-министра в 1942 году, но, будучи исключительно непопулярной личностью среди народа, он не обладал практической властью, несмотря на отчаянные усилия истово служить своим немецким хозяевам. В конце войны его судили как предателя и 24 октября 1945 года казнили.

Рейхскомиссар Норвегии Тербовен предпочел покончить с собой, чем сдаться. Кнут Гамсун, известный норвежский писатель, который открыто сотрудничал с немцами и восхвалял их деяния, был признан виновным в измене, но обвинения были сняты ввиду его преклонного возраста. Тем не менее его судили "за использование нацистского режима в целях наживы" и присудили к штрафу в 65 тысяч долларов. Умер он 19 февраля 1952 года в возрасте 93 лет. Генерал фон Фалькенхорст был предан суду как военный преступник. Смешанный англо-норвежский военный суд приговорил его к смертной казни за передачу военнопленных из числа союзных коммандос в руки СС в целях уничтожения. 2 августа 1946 года смертная казнь была заменена ему пожизненным тюремным заключением. — Прим. авт.

{51}13 апреля генерал Фалькенхорст, несомненно по наущению Гитлера, который неистовствовал из-за сопротивления норвежцев, подписал приказ, предусматривающий взятие в заложники двадцати наиболее выдающихся граждан Осло, в том числе епископа Бергграва и Пола Берга, которых, по словам Брейера, намеревались расстрелять в случае продолжения сопротивления или актов саботажа. — Прим. авт.
{52}Шведы, оказавшиеся между Россией и Финляндией, балтийскими странами и Германией, захватившей граничащие со Швецией Норвегию и Данию, после долгих размышлений пришли к выводу, что у них нет иного выбора, как цепляться за свой драгоценный нейтралитет или погибнуть в бою, если они подвергнутся нападению. Они умиротворили Советский Союз, отказав западным союзникам в транзите их войск в Финляндию, а теперь, уступая сильному давлению Германии, умиротворили ее. Хотя Швеция и послала внушительную партию оружия в Финляндию, теперь, когда Норвегия подверглась нападению, она отказала ей в продаже оружия и топлива. В течение всего апреля немцы требовали, чтобы шведы разрешили транзит своих войск в Нарвик на выручку Дитля, но шведы так и не дали разрешения до конца боевых действий, хотя поезд с медицинским персоналом и продовольствием пропустили. 19 июня, опасаясь прямого нападения со стороны Германии, шведы уступили давлению Гитлера и согласились пропускать через свою территорию железнодорожные составы с нацистскими войсками и военными материалами в Норвегию при условии, что число войск гарнизонов в Норвегии не нарушит существующего баланса. Это была огромная помощь Германии. Перевозка свежих гитлеровских войск и военных грузов по шведской территории избавляла их от риска быть уничтоженными англичанами при транспортировке по морю. За первые шесть месяцев в Норвегии было заменено 140 тысяч немецких солдат и немецкий контингент значительно увеличился. Позднее, перед самым нападением немцев на Россию, Швеция дала разрешение нацистскому верховному командованию на пропуск через свою территорию целой дивизии с боевой техникой и оружием из Норвегии в Финляндию для использования против Советского Союза. То, в чем она отказала западным союзникам годом раньше, теперь было разрешено нацистской Германии. Более подробно о немецком давлении на Швецию, включая обмен письмами между королем Густавом V и Гитлером, см. "Документы по внешней политике Германии" (IX). Автор подробно изложил этот вопрос в своей работе "Вызов Скандинавии". — Прим. авт.
{53}Тогда было сообщено, что погибло не менее 25—30 тысяч голландцев, и долгое время этому верили. Однако на Нюрнбергском процессе голландское правительство назвало цифру 814.— Прим. авт.
{54}Два танковых корпуса Рейнхардта и Гудериана составляли танковую группу генерала фон Клейста, в которую входили пять танковых и три моторизованные пехотные дивизии. — Прим. авт.
{55}После войны Гамелен утверждал, что ответил не "Нет никаких", а "Больше нет никаких". — Прим. авт.
{56}В сентябре 1914 года на реке Марна англо-французские войска остановили наступление германской армии. — Прим. тит. ред.
{57}Установление этого факта на основании архивов штаба Рундштедта тем не менее не удержало генерала от нескольких заявлений, сделанных им после войны, в которых он возлагал вину на Гитлера. "Если бы я мог поступить по-своему, — говорил он майору Мильтону Шульману, офицеру канадской разведки, — то англичане у Дюнкерка так легко не отделались бы. Но руки у меня были связаны приказами, исходившими от самого Гитлера. В то время как англичане карабкались на суда в прибрежных водах, я продолжал отсиживаться в стороне от порта, не имея возможности действовать... Я сидел за городом и наблюдал, как спасаются бегством англичане, в то время как моим танкам и пехоте было запрещено идти вперед. Эта невероятная ошибка произошла из-за того, что Гитлер весьма своеобразно воспринимал проблемы военного руководства" (см. Шульман М. Поражение на Западе, с. 42-43).

На заседании Международного военного трибунала в Нюрнберге 20 июня 1946 года Рундштедт добавил: "Это была очень крупная ошибка главнокомандующего... Трудно описать, какое раздражение вызвал его приказ в то время". Аналогичные заявления Рундштедт сделал и Лиддел Гарту (см. Говорят немецкие генералы, с. 112-113; Соединенные Штаты против Лееба, с. 3350—3353, 3931-3942 (материалы Нюрнбергского процесса).

Тейлор в "Марше завоеваний" и Эллис в "Войне во Франции и Фландрии", проанализировав немецкие армейские архивы, пришли к несколько иному заключению. Труд Эллиса является официальным английским изложением этой кампании и опирается как на английские, так и на немецкие документы, Тейлор, в течение четырех лет представлявший обвинение от США на Нюрнбергских процессах, считается авторитетом по части немецких документов. — Прим. авт.

{58}Историческая область Франции. — Прим. ред.
{59}Тысячи англичан, измотанные на французском побережье ожесточенными бомбардировками, об этом не знали, поскольку воздушные бои происходили либо за облаками, либо где-то далеко. Они знали только, что на всем пути от Восточной Бельгии до Дюнкерка их без конца бомбили и обстреливали, и считали, что авиация бросила их на произвол судьбы. Добравшись до английских берегов, они нередко осыпали оскорблениями людей в голубой форме английских ВВС. Черчилль был крайне удручен этим обстоятельством и внес ясность, когда 4 июня, выступая в палате общин, заявил, что спасение армии из Дюнкерка "обеспечивали военно-воздушные силы". — Прим. авт.
{60}Пораженчески настроенное французское верховное командование запретило любые наступательные действия против Италии. 14 июня французская эскадра обстреляла заводы, нефтеочистительные предприятия и топливные резервуары возле Генуи, однако адмирал Дарлан запретил дальнейшие акции подобного рода. Когда английская авиация собралась было вылететь с аэродрома в Марселе на бомбардировку Милана и Турина, французы загромоздили грузовыми машинами взлетные полосы и не позволили бомбардировщикам взлететь. — Прим. авт.
{61}По распоряжению Гитлера монумент был взорван три дня спустя. — Прим. авт.
{62}Соглашением предусматривалось, что оно вступит в силу, как только будет подписано франко-итальянское соглашение о перемирии, и боевые действия прекратятся через шесть часов после его подписания. — Прим. авт.
{63}В Берлин вагон был доставлен 8 июля. По иронии судьбы в ходе войны он был разбит во время одного из налетов союзной авиации. Прим. авт.
{64}Такая реклама появилась в "Нью-Йорк тайме" 25 июня 1940 года. — Прим. авт.
{65}5 июля 1940 года Томсен настолько испугался возможного разоблачения, что шифром запросил у Берлина разрешения на уничтожение всех расписок и отчетов по расходам за вышеупомянутые операции: "Выплаты получателям... производятся через надежных посредников, однако при нынешних обстоятельствах очевидно, что никаких расписок получать нельзя... Подобные расписки или памятные записки могут попасть в руки американских секретных служб, если посольство вдруг будет захвачено американскими властями, и, несмотря на все усилия по маскировке, сам факт существования таких документов вызовет серьезный политический скандал и другие нежелательные последствия для наших друзей, которые, возможно, известны нашим врагам... Поэтому я прошу разрешить посольству уничтожить эти расписки и отчеты и впредь обходиться без них". Это телеграфное донесение было уничтожено. — Прим. авт.
{66}Описание действий германского посольства в Вашингтоне в этот период, как это видно из донесений и других документов, опубликованных в томах "Документы по внешней политике Германии", могло бы стать темой для большой, захватывающей книги. Поражаешься тенденции немецких дипломатов говорить нацистскому диктатору именно то, что он желал услышать, — практика, распространенная во всех тоталитарных странах. Два офицера из ОКВ в Берлине рассказывали мне, что высшее командование, по крайней мере генеральный штаб, относилось с недоверием к донесениям, поступавшим из посольства в Вашингтоне, и создало свою военную разведывательную службу в Соединенных Штатах. ОКВ и генеральный штаб не получали нужной информации от немецкого военного атташе в Вашингтоне генерала Фридриха фон Беттихера, если судить по его донесениям, включенным в тома "Документов". Он все время предупреждал ОКВ, генеральный штаб сухопутных войск и главный штаб ВВС, куда были адресованы его депеши, что Америка находится под контролем евреев и франкмасонов, что точно соответствовало мыслям Гитлера. Беттихер переоценивал влияние изоляционистов в американской политике, особенно влияние полковника Чарлза Линдберга, который в его донесениях фигурировал как величайший герой. Одна или две выдержки из этих донесений дадут полное представление об их тоне:

"20 июля 1940 года. ...Как выразитель интересов евреев, которые через франкмасонов осуществляют контроль над широкими массами американского народа, Рузвельт хочет, чтобы Англия продолжала сражаться... В кругах Линдберга стали осознавать развитие событий и теперь пытаются по крайней мере помешать распространению фатального контроля над американской политикой со стороны евреев... Я неоднократно докладывал о подлой и злобной кампании против Линдберга, которого евреи считают своим наиболее сильным противником...

6 августа 1940 года. Теперь еврейские элементы занимают ключевые позиции в американских вооруженных силах... в последние недели посты военного министра, помощника военного министра, министра военно-морских сил оказались заняты раболепствующими личностями, а в качестве секретаря к военному министру приставили очень влиятельного еврея полковника Юлиуса Охс-Адлера.

В своих донесениях я уже упоминал о силах, противостоящих еврейским элементам и нынешней политике Соединенных Штатов, учитывая также важность генерального штаба. Исключительно одаренный Линдберг, у которого довольно обширные связи, является самой важной фигурой. Еврейские элементы и Рузвельт боятся духовного и особенно морального превосходства этого человека.

В воскресенье (4 августа) Линдберг нанес удар, который скажется на евреях. Он... подчеркнул, что Америке следует стремиться к искреннему сотрудничеству с Германией, имея в виду сохранение мира и западной культуры. Несколькими часами позднее престарелый генерал Першинг, который долгое время оставался игрушкой в руках Рузвельта, то есть в руках евреев, прочитал по радио декларацию, подсунутую ему мастерами закулисных махинаций, о том, что поражение Англии вызовет реальную угрозу для Америки...

Шайка еврейских элементов, бросающих посредством прессы тень подозрения на Линдберга, обвинения в его адрес со стороны сенатора... Лукаса, который в своем выступлении по радио вечером в понедельник по указанию Рузвельта назвал Линдберга представителем "пятой колонны", то есть предателем, — все это подчеркивает страх перед духовной мощью этого человека, об успехах и значимости которого для развития будущих германо-американских отношений я докладывал в начале войны".

18 сентября в очередном донесении Томсен изложил конфиденциальный разговор, который, по его словам, состоялся между Линдбергом и несколькими офицерами американского генерального штаба. Линдберг высказал мнение, что Англия скоро развалится под ударами немецкой авиации. Однако офицеры генерального штаба считали, что авиационная мощь Германии недостаточна, чтобы добиться нужных для нее результатов. — Прим. авт.

{67}В "Документах по внешней политике Германии" имеются донесения, адресованные германскому министерству иностранных дел, о якобы имевших место контактах с различными английскими дипломатами и деятелями, иногда прямых, иногда через нейтралов, таких, например, как франкистские испанцы. Принц Макс фон Гогенлоэ, англофил из судетских немцев, докладывал в Берлин о своих беседах с английским послом к Швейцарии Давидом Келле и Ага-ханом. Он утверждал, что последний просил его отправить фюреру сообщение следующего содержания: "Хедив Египетский, также находящийся здесь, согласился, что в тот день, когда фюрер остановится на ночь в Виндзоре, они вместе разопьют бутылку шампанского... Если Германия или Италия планируют отобрать у англичан Индию, он в их распоряжении... Борьба против Англии — это борьба не против английского народа, а против евреев. Черчилль многие годы находился на содержании у евреев, а король слишком слаб и ограничен в правах... Если бы он направился с этими мыслями в Англию, Черчилль бы заключил его в тюрьму..."

Необходимо принять во внимание, что эти донесения могут быть совсем неправдивыми, но они содержат то, что хотелось услышать Гитлеру. Нацистский план перетянуть на свою сторону герцога Виндзорского состоял в том, чтобы похитить его, а затем попытаться использовать в своих целях, как это явствует из секретных документов германского министерства иностранных дел. — Прим. авт.

{68}Аттолико был заменен Альфиери по наущению Риббентропа в мае 1940 года.— Прим. авт.
{69}Затем последовала беспрецедентная в истории Германии колоритная сцена, когда Гитлер, неожиданно прервав свою речь, принялся вручать фельдмаршальские жезлы двенадцати генералам и специальный, сродни "королевским", жезл Герингу, которому было присвоено вновь введенное звание "рейхсмаршал великого германского рейха", ставившее его выше всех других маршалов. Он был также награжден Большим Железным крестом — единственный случай за всю войну. Гальдера в этой лавине фельдмаршальских званий обошли: его повысили только на один ранг— из генерал-лейтенантов в генералы. Такое неразборчивое присвоение маршальских званий — кайзер за всю первую мировую войну произвел в фельдмаршалы только пять генералов, и даже Людендорф не был удостоен этого звания — несомненно помогало Гитлеру задушить даже скрытую оппозицию среди генералов, что в прошлом имело место трижды. Поступая таким образом, Гитлер хоть и умалял ценность высших воинских рангов, но достигал поставленной цели — укреплял свою власть над генералами. В фельдмаршалы были произведены девять армейских генералов: Браухич, Кейтель, Рундштедт. Бок, Лееб, Лист, Клюге, Вицлебен, Рейхенау — и три генерала люфтваффе: Мильх, Кессельринг и Шперле. — Прим. авт.
{70}Позднее Черчилль утверждал, что мирные предложения Гитлера были немедленно и решительно отклонены Би-би-си "без какой-либо подсказки со стороны правительства его величества, как только отзвучала речь Гитлера по радио" (Черчилль У. Вторая мировая война, т. 2, с. 260). — Прим. авт.
{71}Итальянский министр иностранных дел вел себя точно клоун во время выступления фюрера в рейхстаге- вскакивал, как марионетка, чтобы фашистским салютом приветствовать каждую паузу в его речи. Я заметил Квислинга, маленького человечка со свинячьими глазками, сидевшего в углу первого балкона. Он приехал в Берлин, чтобы просить снова поставить его у власти в Осло. — Прим. авт.
{72}Тогда он предлагал Западу мир по завершении польской кампании. — Прим. авт.
{73}"На суше я герой, а на воде трус", — говорил он однажды Рундштедту (Шульман М. Поражение на Западе, с. 50). — Прим. авт.
{74}Гитлер намеревался также поглазеть на гробницу Наполеона в Доме инвалидов. Своему верному фотографу Генриху Гофману он при этом сказал: "Это была величайшая и счастливейшая минута моей жизни". — Прим. авт.
{75}Йодль предусматривал также возможность "перенесения военных действий на периферию", то есть нападение на Британскую империю не только при помощи Италии, но и при поддержке Японии, Испании и России. — Прим. авт.
{76}Даже такой проницательный военный критик, как Лиддел Гарт, не всегда придерживался данного правила, и это сказалось на содержании его книги "Говорят немецкие генералы". Говорить-то они говорили, но или им изменяла память, или они грешили против правды. — Прим. авт.
{77}Немецкая разведка считала, что сухопутные силы Англии в июле, августе и сентябре составляли около восьми дивизий. В начале июля немецкий генеральный штаб сухопутных войск оценивал английские силы как 15—20 боеспособных дивизий. Фактически в это время в Англии было 29 дивизий, но боеспособных — не более половины десятка, поскольку остальные не имели практически ни танков, ни артиллерии. Однако вопреки широко распространенному мнению, которое бытует и сегодня, в середине сентября английская армия была бы достойным противником для немецких дивизий, включенных в состав первой волны вторжения. К этому времени англичане имели 16 хорошо обученных дивизий, готовых встретить противника на южном побережье Англии, из которых три являлись танковыми; а восточный берег от Темзы до залива Уош прикрывали четыре пехотные дивизии плюс танковая бригада. Это означало, что англичане восстановили силы после краха у Дюнкерка, в результате которого страна в июне оставалась на суше фактически беззащитной.

Английская разведка имела превратное представление о немецких планах вторжения, а в течение первых трех месяцев, когда угроза вторжения стала реальной, — и вовсе ошибочное. На протяжении лета Черчилль и его военные советники были убеждены, что немцы предпримут главные усилия по десантированию на восточном участке побережья, и поэтому именно там англичане до сентября держали свои основные силы. — Прим. авт.

{78}В своих дневниковых записях, сделанных в тот же вечер, Гальдер этой цитаты не приводит, однако говорит, что "совещание привело лишь к выявлению непримиримых разногласий по ряду вопросов". Флот, сказал он, "отклоняет возможность высадки десанта в более западных районах из страха перед Портсмутом и английским надводным флотом. Решительную ликвидацию этой угрозы с помощью авиации ОКМ считает невозможной". По-видимому, к этому времени у немецкого флота, если не у армии, уже не было особых иллюзий относительно ударной мощи авиации Геринга. — Прим. авт.
{79}Черчилль утверждал, что ни он, ни комитет начальников штабов не знали о том, что по всем службам передан кодовый сигнал "Кромвель". Сигнал был разослан штабом войск местной обороны (Черчилль У. Их звездный час, с, 312). Однако четыре дня спустя, 11 сентября, в своем выступлении по радио премьер-министр предупредил, что если вторжение должно состояться, то оно не может "долго откладываться", "Поэтому, — сказал он, — необходимо рассматривать ближайшие дни как очень важные в нашей истории. Эти дни можно сравнить разве что с теми днями, когда испанская армада приближалась к Ла-Маншу, а Дрейк завершал кругосветное путешествие или когда Нельсон встал между нами и великой армией Наполеона у Булони". — Прим. авт.
{80}На немцев производили большое впечатление донесения из германского посольства в Вашингтоне, основанные на информации, получаемой из Лондона и затем приукрашиваемой в посольстве. Как докладывали, в американском генеральном штабе считали, что Англия не сможет долго продержаться. Согласно утверждениям представителя сухопутных войск в ОКВ подполковника фон Лоссберга (В штабе руководства вермахта, с. 9), Гитлер всерьез надеялся, что в Англии вспыхнет революция. — Прим. авт.
{81}Согласно одному немецкому источнику, 16 сентября английские бомбардировщики внезапным налетом сорвали крупное учение по десантированию, нанеся тяжелые потери в людях и десантно-высадочных средствах. Это породило слухи, распространившиеся как в рейхе, так и в других странах на континенте, будто немецкие войска предприняли попытку высадиться на побережье Англии, но были отброшены англичанами (см. Фухтер Г. История воздушной войны, с. 176). Об этом сообщении я услышал вечером 16 сентября в Женеве, где находился на отдыхе. 18 сентября, а затем и 19-го я видел два длинных санитарных поезда, из которых выгружали раненых солдат в пригородах Берлина. По повязкам я определил, что ранения носили в основном ожоговый характер, ибо более трех месяцев боев на суше нигде не велось. — Прим. авт.
{82}21 сентября в секретном документе штаба германских ВМС отмечалось, что 21 транспорт и 214 барж, что составляло около 12 процентов общего числа сосредоточенных в целях вторжения плавсредств, было потеряно или повреждено. — Прим. авт.
{83}Руководители люфтваффе утверждали, что в эти два дня было уничтожено 143 английских самолета и 34 немецких. С этого момента обе стороны сильно преувеличивали урон, наносимый противнику. — Прим. авт.
{84}В Лондоне в тот вечер появилась официальная сводка: сбито 182 немецких самолета и еще 43, вероятно, повреждено, Это резко повысило моральный дух англичан, особенно пилотов истребительной авиации, тяжело переживавших свои потери. — Прим. авт.
{85}В это время средства ночной противовоздушной обороны еще не были усовершенствованы, и немцы несли ничтожные потери. — Прим. авт.
{86}РСХА — главное управление имперской безопасности, которое начиная с 1939 года контролировало гестапо, уголовную полицию и службу безопасности (СД). — Прим. авт.
{87}Доктора Сикса осудили в 1948 году в Нюрнберге как военного преступника на 20 лет тюремного заключения, но в 1952 году выпустили. — Прим. авт.
{88}Знаменитый психоаналитик. Умер в Лондоне в 1939 году. — Прим. авт.
{89}Ряд американцев тоже значатся в этих списках, в том числе Бернард Барух, Джон Гюнтер, Поль Робсон, Луис Фишер, Даниел де Лис, корреспондент агентства "Ассошиэйтед Пресс", Б. Федор, корреспондент чикагской газеты "Дейли ньюс", хорошо известный своими антинацистскими публикациями. — Прим. авт.
{90}Информационная тетрадь. — Прим. авт.
{91}Риббентроп сообщил Шелленбергу, что 50 миллионов швейцарских франков депонированы в швейцарском банке, добавив, что "фюрер согласен повысить эту цифру". — Прим. авт.
{92}Непосредственной причиной войны с Финляндией и вступления летом 1940 года советских войск на территорию Прибалтийских государств и Бессарабии явились поражение англо-французской коалиции и — как следствие — резко возросшая угроза нацистской агрессии против СССР, использования указанных стран и территорий в этих целях. — Прим. тит. ред.
{93}Гитлер особо подчеркнул, как необходимо содержать в порядке железные и шоссейные дороги, проходящие по территории Польши "немецкому плацдарму на будущее" (Гальдер Ф. Военный дневник, т. 1, с. 158).- Прим. тит. ред.
{94}В своем докладе по этому вопросу Томас подчеркивает, насколько точно производились советские поставки в Германию. Не без удивления он замечает, что фактически они продолжались до самого момента вторжения, даже в последние несколько дней велись поставки индийского каучука с Дальнего Востока по скоростным дорогам (предположительно — по Транссибирской магистрали). — Прим. авт.
{95}Немцы держали в Польше только семь дивизий, две из которых были переброшены на Запад во время весенней кампании. Гальдер сострил, что этих войск едва хватало для обеспечения таможенной службы. Если бы Сталин развернул наступление на Германию в июне 1940 года, то Красная Армия, вероятно, дошла бы до Берлина, прежде чем немцы сумели бы организовать более или менее серьезное сопротивление. — Прим. авт.
{96}Королю Каролю это стоило трона. 6 сентября он отрекся в пользу своего 18-летнего сына Михая и, прихватив с собой рыжеволосую любовницу Магду Лупеску, укатил в специальном поезде, составленном из десяти вагонов, забитых не чем иным, как "награбленным добром", через Югославию в Швейцарию. Генерал Ион Антонеску, начальник фашистской "железной гвардии" и друг Гитлера, стал диктатором. Прим. авт.
{97}Пакт был подписан в Берлине 27 сентября 1940 года (церемонию его подписания я отразил в своем "Берлинском дневнике"), В статьях 1 и 2 соответственно Япония признавала лидерство Германии и Италии в установлении "нового порядка" в Европе, а эти две страны признавали лидерство Японии в Восточной Азии. Статья 3 предусматривала взаимную помощь в случае, если одна из трех держав подвергнется нападению со стороны Соединенных Штатов (хотя Америка не упоминалась, но на нее прозрачно намекалось). Самым значительным в пакте, как я тогда отметил в своем дневнике, было то, что Гитлер уже смирился с мыслью о длительной войне. Чиано, подписавший пакт от имени Италии, пришел к такому же выводу (см, Чиано Г. Дневники, с. 296). Итак, вопреки утверждениям пакт явился как бы предупреждением Советскому Союзу. — Прим. авт.
{98}Их точность позднее была подтверждена самим Сталиным, хотя и непреднамеренно. Черчилль утверждает, что в августе 1942 года он получил от Сталина подробную информацию о переговорах Молотова в Берлине, которая в основном не отличалась от немецкого варианта, хотя была изложена более сжато. — Прим. авт.
{99}Черчилль уверяет, что налет по времени был приурочен к этому событию. "Нас заранее известили о проходивших совещаниях, — писал он позднее, — и хотя мы не были приглашены на переговоры, оставаться совсем в стороне от них не захотели" (Черчилль У. Их звездный час, с. 584). — Прим. авт.
{100}Описание эпизода приводит в своей книге "Их звездный час" Черчилль, которому об этом рассказал позднее Сталин. — Прим. авт.
{101}Швеция, отказавшая в транзите союзникам во время русско-финской войны, позволила провезти по своей территории эту полностью вооруженную дивизию. Венгрии присоединилась к войне против России немного позднее. — Прим. авт.
{102}Многие историки считают, что в первом варианте "Барбароссы" Гитлер не касался деталей. Это неверное представление сложилось, вероятно, из-за сокращенного перевода на английский. В полном немецком тексте содержится множество подробностей, что говорит о том, как далеко продвинулось планирование уже на этой ранней стадии. — Прим. авт.
{103}Хотя Черчилль и Рузвельт не знали содержания секретного соглашения в Монтуаре, но они подозревали худшее. Король Великобритании направил Петену через американские каналы личное письмо с просьбой не вставать на сторону противников Англии. Послание президента Рузвельта Петену было сформулировано в жестких выражениях: он предупреждал маршала о тяжелых последствиях предательства со стороны вишистской Франции (см. Лангер У. Игра с Виши). Для написания этой книги профессор Лангер получил доступ к немецким документам, которые в течение одиннадцати лет были закрыты для использования английским и американским правительствами. — Прим. авт.
{104}К этому времени хилые английские силы в составе одной бронетанковой дивизии, одной индийской пехотной дивизии, двух пехотных бригад и королевского танкового полка — всего 31 тысяча человек — изгнали из Египта итальянские войска, в три раза превышавшие англичан по численности, и захватили в плен 38 тысяч, понеся при этом незначительные потери: 133 убитых, 387 раненых и 8 пропавших без вести. Английское контрнаступление под общим командованием генерала Арчибальда Уэйвелла началось 7 декабря, и за четыре дня армия маршала Грациани была разгромлена. Операция, предпринятая как пятидневная ограниченная контратака, продолжилась до 7 февраля: к этому времени англичане прошли через всю Киренаику, преодолев расстояние 500 миль, и уничтожили целую итальянскую армию в составе 10 дивизий, взяв в плен 130 тысяч, захватив 1240 орудий, 500 танков и потеряв при этом 500 человек убитыми, 1373 ранеными и 55 пропавшими без вести. Скептически настроенный английский автор генерал Фуллер считает, что это была "одна из наиболее дерзких кампаний, когда-либо предпринятых" (Фуллер Ф. Вторая мировая война, с. 98).

Смертельный удар выл нанесен также по итальянскому военно-морскому флоту. В ночь на 12 ноября бомбардировщики с английского авианосца "Илластриас" (руководители люфтваффе утверждали, что он потоплен) совершил налет на итальянский флот, стоявший на якоре в Таранто, и на многие месяцы вывели из строя три линкора и два крейсера. "Черным днем" назвал 12 ноября в своем дневнике Чиано. Англичане без предупреждения потопили дредноут "Кавур" и серьезно повредили линкоры "Литторио" и "Дуилио". — Прим. авт.

{105}Операция "Марита" была объявлена Директивой № 20 от 13 декабря 1940 года. Она предусматривала сосредоточение немецкой армии в составе 24 дивизий в Румынии с последующим наступлением через Болгарию на Грецию, как только установится благоприятная погода. Директива была подписана самим фюрером. — Прим. авт.
{106}Стратегия в основном осталась такой же, как в Директиве №21 от 18 декабря 1940 года. В своих замечаниях Браухичу и Гальдеру Гитлер подчеркивал, насколько важно "уничтожить крупные контингенты врага", прежде чем они успеют отступить. И он подчеркивал, что "главной целью является овладение Прибалтийскими государствами и Ленинградом". — Прим. авт.
{107}"Война против Югославии должна стать очень популярной в Италии, Венгрии и Болгарии", — ухмыльнулся Гитлер. Он заявил, что Банат отдаст Венгрии, Македонию— Болгарии, а Адриатическое побережье — Италии. — Прим. авт.
{108}12 апреля 1941 года, через шесть дней после нападения, Гитлер издал секретную директиву, согласно которой разделил Югославию между Германией, Италией, Венгрией и Болгарией. Хорватия должна была превратиться в автономное марионеточное государство. Фюрер забрал себе все территории, прилегающие к Австрии, и оккупировал всю Сербию, а также районы, где находились медные и угольные рудники. Доля Италии не была четко определена в директиве, и теперь ей достались весьма скудные трофеи. — Прим. авт.
{109}Чарлз Линдберг, известный летчик, который, по мнению автора, по своей наивности поверил пропагандистскому хвастовству немцев во время своего посещения нацистской Германии, в своих выступлениях перед различными аудиториями в Америке уже предрекал Англии поражение. 23 апреля 1941 года после победы нацистов на Балканах и в Северной Африке, обращаясь к 30-тысячной толпе в Нью-Йорке на первом массовом митинге только что созданного комитета "Америка прежде всего", Линдберг говорил: "У английского правительства отчаянный план... убедить нас отправить снова американские экспедиционные силы в Европу и разделить с Англией военное и финансовое фиаско..." Он осудил Англию за ее подстрекательство малых государств Европы к безнадежной борьбе против превосходящих сил противника. Очевидно, ему и в голову не приходило, что Югославия и Греция, только что разгромленные Гитлером, подверглись нападению без какого-либо повода с их стороны и что они пытались защищаться, так как не утратили чести и мужества, несмотря на безнадежность своей борьбы. 28 апреля Линдберг, полковник резерва армейской авиации, после того как президент Рузвельт 25-го публично заклеймил его как пораженца и умиротворителя, подал в отставку. Военный министр его отставку принял. — Прим. авт.
{110}"Впервые я оказался вовлеченным в конфликт между моими убеждениями солдата и долгом повиноваться, — заявил фельдмаршал фон Манштейн на суде в Нюрнберге, когда вопрос коснулся "приказа о комиссарах". — Фактически я вынужден был повиноваться, но я сказал самому себе, что, как солдат, видимо, не смогу участвовать в подобного рода делах. Тогда я сказал командующему группой армий, под началом которого находился, что не стану выполнять такого приказа, который противоречит чести солдата".

Чтобы не погрешить против истины, следует сказать, что приказ этот, конечно, выполнялся в широких масштабах. — Прим. авт.

{111}27 июня 1941 года Кейтель приказал уничтожить все копии директивы от 13 мая, касавшейся полевых судов, хотя "законность директивы не отменяется с уничтожением ее копий", как указывалось в приказе. Приказ от 27 июля, добавлял он, "также будет уничтожен". Однако копии и того и другого приказа всплыли на Нюрнбергском процессе — они были предъявлены в качестве документов обвинения верховному командованию.

За четыре дня до этого, 23 июля, Кейтель издал еще один приказ под грифом "совершенно секретно".

22 июля, приняв командующего армией (Браухича), фюрер издал следующий приказ: "Ввиду огромной территории оккупированных районов на Востоке войск, имеющихся в наличии для обеспечения безопасности, окажется достаточно только в том случае, если всякое сопротивление будет наказуемо не только через юридическую систему уголовного преследования, но и посредством распространения оккупационными войсками такого террора, какой потребуется для искоренения любых попыток сопротивления среди гражданского населения". — Прим. авт.

{112}Черчилль подробно описал, как он воспринял эту новость в тот субботний вечер и как вначале подумал, что это слишком фантастично, чтобы быть правдой (Черчилль У. Большой альянс, с. 50—55). — Прим. авт.
{113}На суде в Нюрнберге Гесс говорил, что лорд Саймон представился ему как "доктор Гутри" и заявил: "Я пришел по поручению правительства и готов обсудить с вами все, что вы сочтете целесообразным, и довести до английского правительства". — Прим. авт.
{114}На Нюрнбергском процессе Гесс выглядел жалким, надломленным и некоторое время прикидывался полностью потерявшим память (у него действительно находили легкое умопомрачение). Избежав смертного приговора благодаря обнаруженному коллапсу, он был осужден на пожизненное заключение. Я подробно писал о нем в своем труде "Конец берлинского дневника".

Англичане обращались с ним как с военнопленным и освободили его в октябре 1945 года, с тем чтобы он предстал перед судом в Нюрнберге. Во время пребывания в плену в Англии он постоянно возмущался, что на него не распространяют дипломатические привилегии; его психическое состояние стало ухудшаться, временами он впадал в состояние амнезии. Доктору Келли он говорил, что, находясь в заключении, дважды пытался покончить с собой. По его словам, он пришел к убеждению, что англичане пытаются отравить его. — Прим. авт.

{115}5 апреля, за день до нападения Германии на Югославию, Советское правительство предприняло отчаянную попытку воспрепятствовать намерениям Гитлера — в срочном порядке заключило договор о дружбе и ненападении с новым югославским правительством. Молотов информировал об этом Шуленбурга накануне нападения, и посол воскликнул, что момент для этого выбран очень неудачный, и безуспешно пытался уговорить русских по крайней мере отложить подписание договора. — Прим. авт.
{116}Корделл Хэлл раскрывает детали этого обстоятельства в своих мемуарах. У Вудза был друг из числа антинацистски настроенных немцев, который имел связи в высших эшелонах власти, Рейхсбанке и партии. Еще в августе 1940 года этот друг информировал Вудза о совещаниях в ставке Гитлера, на которых обсуждались планы нападения на Советский Союз. С тех пор этот источник держал Вудза в курсе приготовлений, которые велись как в генеральном штабе, так и в ведомствах, разрабатывавших планы экономического грабежа России. Во избежание разоблачений Вудз встречался со своим другом в различных кинотеатрах и в темноте получал от него краткие записи (см. Хэлл К. Мемуары).

Я покинул Берлин в декабре 1940 года. Джордж Кеннэн, блестящий американский дипломат, остававшийся в Берлине, утверждает, что посольство получало из различных источников информацию о предстоящем нападении на Россию. За две или три недели до нападения, по словам Кеннэна, американский консул в Кенигсберге сообщал точную дату нападения. — Прим. авт.

{117}Это взято из последней дневниковой записи Чиано, сделанной 23 декабря 1943 года в камере № 27 веронской тюрьмы, за несколько дней до казни. Итальянское правительство, по его воспоминаниям, узнало о немецком вторжении в Россию через полчаса после его начала. — Прим. авт.
{118}Это подтверждает Хассель. 16 июня он записывает в своем дневнике: "Браухич и Гальдер уже согласились с тактикой Гитлера (в России). Таким образом, армия должна взять на себя ответственность за убийства и поджоги, которая до сих пор лежала на СС".

Сначала антинацистские заговорщики наивно полагали, что приказы Гитлера на осуществление террора в России могут вызвать шок у генералов и побудить их присоединиться к антинацистскому движению. Но к 16 июня Хассель почувствовал себя разочарованным. В этот день запись в его дневнике начинается словами: "Серия совещаний с Попитцем, Гёрделером, Веком и Остером, на которых рассматривался вопрос о том, что конкретные приказы, полученные командующими армиями, но еще не переданные в войска, возможно, откроют глаза военачальникам на характер режима, во имя которого они сражаются. Эти приказы касаются жестоких... мер, которые солдаты должны применять против большевиков после нападения на Россию.

Мы пришли к заключению, что теперь надеяться не на что... Они (генералы) обманывают сами себя..." (Хассель. Мемуары, с. 198-199). Прим. авт.

{119}Так закончилась карьера посла, дипломата старой школы. Возвратившись в Германию, он вынужден был подать в отставку, а затем присоединился к оппозиции, возглавляемой Беком, Гёрделером, Хасселем и другими. Одно время его кандидатура даже намечалась на пост министра иностранных дел. Как утверждает Хассель, в 1943 году Шуленбург был готов пересечь линию русско-германского фронта, чтобы договориться со Сталиным о заключении мира с антинацистским правительством Германии. После июльского заговора 1944 года против Гитлера Шуленбург был арестован, заключен в тюрьму и 10 ноября казнен гестапо. — Прим. авт.
{120}В дневниковой записи за первый день войны у Гальдера имеется любопытное замечание. Упомянув, что в полдень русские радиостанции вновь вышли в эфир, он пишет: "Они (русские) обратились к Японии с просьбой представлять интересы России по вопросам политических и экономических отношений между Россией и Германией и ведут оживлённые переговоры по радио с германским министерством иностранных дел". Неужели Сталин спустя девять часов после нападения верил, что сумеет каким-то образом добиться его отмены? — Прим. авт.
{121}Генерал Гюнтер Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, впоследствии вспоминал, что вскоре после полуночи 21 июня, когда немецкая армия уже нацелилась на свои объекты, экспресс Берлин—Москва прошел через немецкие рубежи на Буге и через реку в Брест-Литовск без задержки. Это показалось ему чрезвычайно странным. Почти столь же странным показалось ему, что русская артиллерия не отвечала даже тогда, когда началось вторжение. "Русские, — писал он позднее, — были полностью застигнуты врасплох на нашем фронте". На рассвете немецкие связисты перехватили радиопереговоры Красной Армии: "Нас обстреливают. Что делать?" Блюментрит цитирует ответ из вышестоящего штаба: "Вы что, с ума сошли? Почему ведете передачу открытым текстом?" — Прим. авт.
{122}Несколько недель спустя Геринг говорил Чиано: "В этом году в России умрет от голода от 20 до 30 миллионов человек. Пожалуй, хорошо, что так случится, ибо некоторые народы должны быть истреблены. Но даже если они не должны быть истреблены, тут ничего нельзя поделать. Совершенно очевидно, что если человечество обречено на голодную смерть, то последними умирать от этого будут наши два народа... В лагерях для русских военнопленных они начали есть друг друга" (Дипломатические документы Чиано, с. 464—465). — Прим. авт.
{123}Однако не настолько преждевременным, как предостережения американского генерального штаба, который в июле конфиденциально информировал американских редакторов и корреспондентов, что падение Советского Союза теперь вопрос нескольких недель. Неудивительно, что заявления Гитлера и Дитриха, сделанные в начале октября 1941 года, принимались на веру в Соединенных Штатах и Англии, а также в Германии и других странах. — Прим. авт.
{124}Гальдер в дневниковой записи от 24 августа дает совершенно иную версию. Он обвиняет Гудериана в безответственной измене своим взглядам после встречи с Гитлером и размышляет над тем, что бесполезно пытаться изменить характер человека. Если его, как утверждает Гудериан, охватило нервное возбуждение, то из его педантичных записей очевидно, что он быстро вышел из такого состояния. — Прим. авт.
{125}"Фюрер в сильнейшем возбуждении... — зафиксировал в своем дневнике 30 ноября генерал Гальдер, описывая отступление Рундштедта к Миусу и снятие фельдмаршала с поста командующего. — Главком был вызван к фюреру в 13.00. По-видимому, произошел более чем неприятный разговор, в течение которого говорил один фюрер. Он осыпал главкома упреками и бранью и надавал необдуманных приказов". Гальдер начал в тот день свои записи с перечисления потерь, которые вермахт понес до 26 ноября. "Общие потери войск на Восточном фронте составляют (не считая больных) 734112 офицеров и солдат, то есть 23 процента средней общей численности войск Восточного фронта (3,2 миллиона человек)".

1 декабря Гальдер сделал в своем дневнике запись об освобождении Рундштедта от должности командующего группой армий "Юг" и назначении на этот пост Рейхенау, командовавшего 6-й армией, которая воевала во Франции, а затем пережила тяжелые дни, сражаясь к северу от танковых дивизий Клейста, отступавших от Ростова. "...Позвонил по телефону фон Рейхенау, — пишет Гальдер. — ...Просил дать ему разрешение на отход сегодня ночью на позиции по Миусу. Фюрер разрешил. Итак, теперь мы находимся там, где должны были находиться вчера. В жертву принесены время и силы, кроме того, потерян Рундштедт".

"Состояние здоровья главкома, — добавил Гальдер, — из-за постоянного нервного напряжения опять вызывает беспокойство" (в дневнике Гальдера имеется запись от 10 ноября о том, что получено сообщение о тяжелом сердечном приступе у главкома). — Прим. авт.

{126}Генерал был казнен после июльского заговора (1944 год) против Гитлера, хотя не имел к нему никакого отношения. — Прим. авт.
{127}Генерал Кюблер заменил Клюге на посту командующего 4-й армией 26 декабря, когда тот принял на себя командование группой армий "Центр". Будучи стойким и решительным, Кюблер тем не менее выдержал напряжение только в течение трех недель, после чего был смещен и заменен генералом Хейнрици. — Прим. авт.
{128}Все передвижения и места пребывания Гитлера отмечены в его календаре-еженедельнике, который был найден среди захваченных документов. — Прим. авт.
{129}До сих пор не выяснено, было ли так в действительности или что-то напутано в документах. — Прим. пер.
{130}Хэлл высказал это замечание новому японскому послу в Вашингтоне адмиралу Номуре 14 марта в присутствии Рузвельта. Номура ответил, что Мацуока "громко говорил для граждан своей страны, так как страдает политическим тщеславием" (Хэлл К, Мемуары, с. 900— 901). — Прим. авт.
{131}Мацуока информировал Гитлера, что Муссолини сказал ему: "Америка является врагом номер один, а Советский Союз стоит только на втором месте", — Прим. авт.
{132}Как и обо всем американском. Его своеобразное представление об Америке- к этому времени Гитлер сам уверовал в нацистскую пропаганду- получило дальнейшее развитие в разговоре с Муссолини, состоявшемся на русском фронте в конце августа 1941 года. "Фюрер сделал детальное описание окружающей Рузвельта еврейской клики, которая эксплуатирует американский народ, — говорится в одном из архивных итальянских документов. — Он сказал, что просто не смог бы жить в такой стране, как США, где жизненные концепции пропитаны духом коммерции и где не любят возвышенных проявлений человеческого духа, таких, как музыка" (Дипломатические документы Чиано, с. 449-452). — Прим. авт.
{133}Известие о подписании в Москве советско-японского пакта о нейтралитете вызвало тревогу в Вашингтоне, где Рузвельт и Хэлл были склонны рассматривать его в той же плоскости, что и Гитлер: пакт высвобождает японские силы, предназначенные для возможных военных действий против России, для действий в южном направлении против английских и американских владений. Шервуд пишет, что 13 апреля, когда было получено известие о заключении пакта, президент набросал план действий американских боевых кораблей против немецких подводных лодок в Западной Атлантике. Установленный новый порядок требовал, чтобы американские боевые корабли просто докладывали о передвижениях немецких боевых кораблей к западу от Исландии, но не открывали огня по ним. Считалось, что советско-японский пакт о нейтралитете сделал обстановку на Тихом океане слишком опасной, чтобы рисковать в Атлантике (Шервуд Р.Е. Рузвельт и Гопкинс, с. 291). — Прим. авт.
{134}Риббентроп в течение двух последующих лет предпринимал усилия уговорить японцев напасть на Советский Союз с тыла, но всякий раз ответ японского правительства по существу сводился к вежливому отказу.

Гитлер не терял надежды в течение лета. 26 августа он говорил Редеру, что "убежден: Япония осуществит нападение на Владивосток, как только будут сосредоточены соответствующие силы. Нынешнее видимое спокойствие Японии может быть объяснено тем фактом, что сосредоточение сил должно быть осуществлено без помех и нападение должно произойти внезапно".

Из японских архивов явствует, что правители Токио уклонялись от ответа на этот непростой немецкий вопрос. Когда, например, 19 августа посол Отт спросил у заместителя японского министра иностранных дел о вступлении Японии в войну с Россией, последний ответил, что "для Японии предпринять такое дело, как нападение на Россию, весьма серьезный вопрос, который требует всестороннего обдумывания". Когда 30 августа Отт в состоянии крайнего раздражения спросил у министра иностранных дел адмирала Тойоды: "Возможно ли участие Японии в русско-германской войне?", адмирал ответил: "Япония сейчас усиленно готовится к этому, но для завершения приготовлений потребуется еще какое-то время". — Прим. авт.

{135}У немцев не было бомбардировщиков дальнего действия, способных долетать — и тем более возвращаться — до американского побережья с Азорских островов, и подобные расчеты Гитлера являются признаком деформации его мышления, поскольку он принимал желаемое за действительное. — Прим. авт.
{136}Здесь необходимо отметить, что на суде в Нюрнберге адмирал Редер утверждал, будто сделал все возможное, чтобы не спровоцировать вступление США в войну. — Прим. авт.
{137}"История зафиксировала, кто первым открыл огонь", — заявил Рузвельт, коснувшись этого инцидента в своей речи в день военно-морского флота 27 октября. Объективности ради следует заметить, что, бросая глубинные бомбы, США первыми открыли огонь. Согласно секретным материалам немецкого военно-морского флота, это был не первый случай. Официальный американский военно-морской историк подтверждает, что еще 10 апреля эсминец "Ниблак" атаковал подводную лодку глубинными бомбами (см. Морисон С. Е. История военно-морских операций США во второй мировой войне, т. 1, с. 57). — Прим. авт.
{138}"Я отдаю должное Номуре, — пишет Хэлл в своих мемуарах, который честно и искренне пытался избежать войны между его страной и моей" (Хэлл К. Мемуары, с. 987). — Прим. авт.
{139}Из мемуаров принца Коноэ, написанных им после войны, явствует, что еще 4 августа он был вынужден принять требование армии, которое сводилось к тому, что если во время встречи с Рузвельтом президент не примет японских условий, то принц покинет встречу "с решимостью начать войну против Соединенных Штатов" (Хэлл К. Мемуары, с. 1025-1026).— Прим. авт.
{140}Хэлл пишет в своих мемуарах, что копию этой инструкции он получил от американских дешифровальщиков. Таким образом, Вашингтон, как и Англия, уже к концу ноября знал, что японцы могут нанести удар по Соединенным Штатам "скорее, чем предполагают" (Хэлл К. Мемуары, с. 1092). — Прим. авт.
{141}Долгое время считали, что Гитлер точно знал о предстоящем нападении на Пёрл-Харбор, однако мне не удалось найти в захваченных секретных документах ни малейшего подтверждения подобных утверждений. — Прим. авт.
{142}В это самое время министр иностранных дел Того говорил в Токио немецкому послу Отту: "Японское правительство ожидает, что теперь Германия быстро объявит войну Соединенным Штатам". — Прим. авт.
{143}"Я не верю в большое будущее для американцев", — говорил он своим приближенным, а месяцем позднее, 7 января 1941 года, произнося монолог в своей ставке, заявил: "Это загнивающая страна. У них остра расовая проблема и проблема социального неравенства... Я испытываю против американизма чувства ненависти и отвращения... Все в поведении американского общества показывает, что оно наполовину юдаизировано, наполовину негротизировано. Как можно ожидать, что подобное государство, государство, где все построено на долларе, не развалится?" (Секретные беседы Гитлера, с. 155). — Прим. авт.
{144}В это время я находился в Вашингтоне и у меня сложилось впечатление, что президенту Рузвельту, вероятно, было нелегко уговорить конгресс объявить войну Германии. Казалось, как в обеих палатах конгресса, так и в армии и на флоте были сильны настроения в поддержку курса, предусматривавшего сосредоточение всех усилий на разгроме Японии и одновременно отказ от дополнительного бремени войны против Германии.

Ганс Томсен, немецкий поверенный в делах в Вашингтоне, которого, подобно всем другим нацистским дипломатам за границей, держали в полном неведении относительно замыслов Гитлера и Риббентропа, докладывал в Берлин следующее. Сразу же после выступления президента в конгрессе утром 8 декабря, в котором он обратился к конгрессу с просьбой объявить Японии войну, Томсен радировал в Берлин: "Тот факт, что он (Рузвельт) не упомянул ни единым словом ни Германию, ни Италию, показывает, что сначала он попытается избежать обострения обстановки на Атлантике". Вечером того же дня Томсен отправил еще одну депешу: "Будет ли Рузвельт требовать объявления войны Германии и Италии, пока неясно. С точки зрения американских военных руководителей, было бы логично избежать всего, что способно привести к войне на два фронта". В нескольких донесениях как раз перед нападением на Пёрл-Харбор Томсен подчеркивал, что Соединенные Штаты просто не готовы к войне на два фронта. 4 декабря он радировал в Берлин об откровениях, появившихся в чикагской газете "Трибьюн", относительно "военных приготовлений американского высшего командования к разгрому Германии и ее союзников и дальнейших перспектив".

По его сообщению, газета подтверждает, что всеобъемлющее участие Америки в войне не ожидается раньше июля 1943 года. Военные меры против Японии носят оборонительный характер.

В своем донесении в Берлин вечером 8 декабря Томсен подчеркивал, что Перл-Харбор определенно принесет облегчение Германии, так как ослабнут американские воинственные действия на Атлантике.

Война с Японией, докладывал он, означает перенос всех усилий на перевооружение самой Америки, соответственно сокращение помощи по ленд-лизу и перенос всей деятельности в зону Тихого океана.

Познакомиться с обменом донесениями между Вильгельмштрассе и немецким посольством в Вашингтоне за этот период мне позволил государственный департамент. Они будут опубликованы позднее в серии "Документы по внешней политике Германии". — Прим. авт.

{145}Дикхофф, который, по мнению Хасселя, отличался покорностью, еще неделю назад подготовил по указанию Риббентропа длинный меморандум, озаглавленный "Принципы воздействия на американское общественное мнение". Среди одиннадцати принципов значились и такие: "Подлинную опасность для Америки представляет сам Рузвельт... Влияние евреев на Рузвельта (Франкфурте?, Барух, Бенджамин Коэн, Самуэль Роземан, Генри Моргентау и др.)... Лозунгом для каждой американской матери должно быть: "Я не для того растила своего сына, чтобы он умирал за Англию!" (из неопубликованных документов министерства иностранных дел). Некоторые американцы из государственного департамента и нашего посольства в Берлине были весьма высокого мнения о Дикхоффе, считая, что он противник нацизма, а мне казалось, что для этого у него недостает мужества. Он до конца служил Гитлеру, являясь с 1943 по 1945 год нацистским послом во франкистской Испании. — Прим. авт.
{146}Томсен настаивал также, чтобы арестовали находящихся в Берлине американских корреспондентов в качестве ответной меры на арест немецких корреспондентов в Америке. В меморандуме министерства иностранных дел, подписанном заместителем министра Эрнстом Верманом 10 декабря, говорилось, что приказано арестовать всех американских корреспондентов в Германии. Исключение составлял лишь Гвидо Эндерис, главный корреспондент "Нью-Йорк тайме", поскольку, как говорилось в меморандуме, "он доказал свое дружественное отношение к Германии". Такое утверждение может показаться несправедливым по отношению к Эндерису, который в то время болел и, очевидно, по этой причине не был арестован. — Прим. авт.
{147}Участники тайных религиозно-этических организаций, так называемых "объединений" или "лож", которые распространились в XVIII веке в привилегированных слоях общества многих стран (в России главным образом среди дворянства) и преследовали как реакционные, так и прогрессивные политические цели. В 60-х годах XX века в мире насчитывалось около 8 миллионов масонов. Принадлежность Ф. Рузвельта к этим организациям не установлена. — Прим. тит. ред.
{148}За два дня до этого, 10 декабря, японские самолеты потопили у берегов Малайи два английских линкора — "Принц Уэльский" и "Рипалс". После потерь в боевых кораблях, понесенных американцами в Пёрл-Харборе 7 декабря, этот удар обеспечивал японскому флоту полное превосходство на Тихом океане, в Китайском море и Индийском океане. "За всю войну, — писал в связи с потерей английских кораблей Черчилль, — я никогда не испытывал более сильного шока", — Прим. авт.
{149}Среди тех, кого уволили, а затем вернули на службу, были фельдмаршал фон Браухич, главнокомандующий сухопутными войсками, фельдмаршалы фон Рундштедт и фон Бок, возглавлявшие соответственно южную и центральную группу армий, и талантливейший командир танкового корпуса генерал Гудериан. Командующий северной группой армий фельдмаршал фон Лееб был освобожден от занимаемой должности 18 января 1942 года. Днем ранее скончался от сердечного приступа фельдмаршал фон Рейхенау, незадолго до этого принявший командование у Рундштедта. Генерал Удет из люфтваффе застрелился 17 ноября 1941 года. Кроме того, около 35 корпусных и дивизионных командиров были заменены во время зимнего отступления.

И это было только начало. Фельдмаршал фон Манштейн рассказал на Нюрнбергском процессе о том, что происходило с генералами, когда они проигрывали сражения или, набравшись мужества, возражали Гитлеру. "Из 17 фельдмаршалов, — сообщил он трибуналу, — 10 были отправлены домой, а троих расстреляли после событий 20 июля 1944 года. Только одному фельдмаршалу удалось удержаться на своем посту до конца войны. Из 36 полных генералов (генерал-полковников) 18 были отправлены в отставку, пятеро погибли после событий 20 июля или были с позором разжалованы. Только трем полным генералам удалось пережить войну на своих постах". — Прим. авт.

{150}Леендорф был казнен нацистами 4 сентября 1944 года. — Прим.авт.
{151}Прусский король часто жаловался на этот недуг, который, как он утверждал, являлся для него помехой как в умственном, так и в физическом труде. — Прим. авт.
{152}Старший сын кронпринца, Вильгельм, умер от ран, полученных в бою на территории Франции 26 мая 1940 года.— Прим. авт.
{153}Йенс Петер Иессен, профессор экономики в Берлинском университете, являлся одним из мыслящих участников заговора. В период с 1931 по 1933 год слыл ревностным нацистом и одним из немногих истинных интеллектуалов в партии. Однако, быстро разочаровавшись в нацизме, стал фанатичным антинацистом. Был арестован в связи с причастностью к заговору 20 июля 1944 года и в ноябре того же года казнен в тюрьме Плётцензе. — Прим. авт.
{154}Геббельс видел Гитлера за месяц до этого в ставке и выразил крайнее удивление в дневнике по поводу его состояния: "Я заметил, что он стал совершенно седой... Он говорил мне, что ему приходится бороться с сильнейшими приступами головокружения... Фюрер на этот раз действительно вызвал у меня обеспокоенность". И далее Геббельс добавил, что у него "физическое отвращение к снегу и морозу... Больше всего беспокоит и мучает фюрера то, что страна все еще покрыта снегом" (Дневники Геббельса, с. 131-137).— Прим. авт.
{155}После серии ожесточенных сражений с англичанами, произошедших в ноябре — декабре 1941 года, войска Роммеля были отогнаны через Киренаику к рубежу Эль-Агейлы на ее западной границе. Но, проявив присущее ему упорство, Роммель в январе 1942 года предпринял контрудар и вернул половину потерянной территории. За 17 дней кампании он дошел до Эль-Газаля, откуда в конце мая начал новое наступление. — Прим. авт.
{156}Гитлер произвел Роммеля в фельдмаршалы на второй день после захвата Тобрука и тем самым вызвал у Муссолини "болезненные переживания", потому что, как заметил Чиано, это подчеркивало "немецкий характер сражения". Дуче немедленно выехал в Ливию, чтобы получить часть почестей, полагая, что прибудет в Александрию "через пятнадцать дней". 2 июля он связался по телефону с Гитлером, чтобы согласовать "вопрос о будущем политическом руководстве Египтом", предложив кандидатуру Роммеля в качестве военного командующего и кандидатуру итальянца в качестве "гражданского представителя". Гитлер ответил, что не считает этот вопрос срочным (Дневники Чиано, с. 502-504).

"Муссолини с нетерпением ждал в Дерне (за линией фронта) того дня, — говорил позднее генерал фриц Байерлейн, начальник штаба у Роммеля,- когда он сможет принять парад танков держав оси в тени египетских пирамид" (Роковые решения, с. 103). — Прим. авт.

{157}Согласно показаниям генерала Байерлейна, данным после войны, он преувеличивал свои потери. По данным разведки союзников, в это время у Роммеля было 125 танков.— Прим. авт.
{158}Это случилось 11—12 февраля 1942 года и оказалось для англичан полной неожиданностью. Только незначительные военно-морские и авиационные силы были подняты по тревоге, но нанесли немецкому флоту незначительный урон. — Прим. авт.
{159}Клейст подтвердил это Лиддел Гарту: "4-я танковая армия... могла захватить Сталинград без боя в конце июля, но ее отвлекли на юг в помощь мне — форсировать Дон. А я не нуждался в ее помощи, и она просто забила дороги, которыми я пользовался. Когда она через две недели снова повернула на север, русские успели собрать достаточно сил у Сталинграда, чтобы остановить ее". К тому времени Клейсту потребовались дополнительные танковые резервы. "Мы могли выйти к нашей цели (район Грозного), если бы мои силы не были отвлечены ...чтобы помочь наступлению на Сталинград", — добавил он (Лиддел Гарт. Говорят немецкие генералы, с. 169-171). — Прим. авт.
{160}Гальдер рассказывает, что на Украине он совершенно случайно наткнулся на книгу о разгроме Сталиным генерала Деникина между излучиной Дона и Царицыном во время гражданской войны в России. Тогдашняя обстановка была аналогична той, которая складывалась в 1942 году, и Сталин мастерски использовал слабые места в обороне Деникина на Дону. — Прим. авт.
{161}Увольнение Гальдера явилось потерей не только для армии, но и для историков, исследующих историю третьего рейха, ибо его бесценный дневник заканчивается записью от 24 сентября 1942 года. В конце концов он был арестован, отправлен в концентрационный лагерь Дахау, где находился рядом с такими известными заключенными, как Шушниг и Шахт, и освобожден американскими войсками у Нидердорфа в Южном Тироле 28 апреля 1945 года. С тех пор он сотрудничал с американской армией в ряде военно-исторических исследований по второй мировой войне. Он не раз обстоятельно отвечал на вопросы автора этих строк, указывая при этом достоверные источники. — Прим. авт.
{162}Фанатично преданный фюреру генерал Йодль, начальник штаба оперативного руководства верховного главнокомандования вермахта, тоже находился в ставке Гитлера, когда он поднял вопрос об отстранении фельдмаршала Листа и генерала Гальдера. Йодль возражал против их увольнения, чем вызвал такую вспышку ярости у фюрера, что тот в течение многих месяцев не подавал руки Йодлю при встречах и не садился обедать ни с ним, ни с другими офицерами штаба. Гитлер настроился было уволить Йодля в конце января 1943 года и заменить его генералом Паулюсом, но было слишком поздно. Рассчитывать на Паулюса, как мы вскоре убедимся, не приходилось. — Прим. авт.
{163}Штумме, исполнявший обязанности командующего на время отсутствия Роммеля, умер от сердечного приступа в первую же ночь английского наступления, убегая на своих двоих через пустыню от английского патруля, который чуть было не захватил его в плен. Прим. авт.
{164}На следующий день, 4 ноября, заявив Байерлейну: "Приказ Гитлера является беспримерным случаем безумия. Я не могу больше терпеть это", генерал фон Тома надел чистую форму со знаками различия и орденами и встал возле горящего танка. Он сдался подошедшему английскому подразделению и вечером ужинал с Монтгомери в его штабной столовой. — Прим. авт.
{165}Потери Роммеля у Эль-Аламейна составили 59 тысяч убитых, раненых или попавших в плен, из них 34 тысячи были немцы. — Прим. авт.
{166}Из захваченного календаря Гитлера я узнал, что торжества были перенесены из старой пивной, где зародился путч, в более элегантный Зал в Мюнхене — "Левенбройкеллер". Старый пивной зал был, как известно, поврежден бомбой замедленного действия, которая чуть было не убила фюрера вечером 8 ноября 1939 года. — Прим. авт.
{167}В этот момент генерал Жиро находился на пути в Алжир. Он сбежал из немецкого лагеря для военнопленных и проживал на юге Франции, откуда его 5 ноября вывезли на английской подводной лодке и доставили в Гибралтар для переговоров с Эйзенхауэром перед высадкой союзников в Северной Африке. — Прим. авт.
{168}"Ночью позвонил Риббентроп, — писал Чиано в дневнике 9 ноября. — Либо дуче, либо я должны как можно скорее прибыть в Мюнхен. Там будет Лаваль. Я разбудил дуче. Он не проявил особого желания ехать, тем более что чувствовал себя не очень хорошо. Поеду я". — Прим. авт.
{169}Следует отметить, у Гитлера имелись серьезные подозрения, что французский флот может попытаться уплыть в Алжир и там присоединиться к западным союзникам. Несмотря на свое сотрудничество с немцами и ненависть к англичанам, адмирал Дарлан, прибывший в Алжир навестить больного сына, встретился с Эйзенхауэром, который старался привлечь на свою сторону французского командующего в Северной Африке, потому что тот был единственным офицером, способным не только дать приказ французской армии и флоту прекратить противодействие высаживающимся союзникам, но и дать приказ, как надеялись союзники, адмиралу в Тунисе оказать сопротивление высаживающимся там немцам и убедить французский флот в Тулоне уйти к берегам Северной Африки. Однако надежды союзников не оправдались. хотя Дарлан и предпринял попытки в указанном направлении. На распоряжение Дарлана перебросить флот из Тулона в Северную Африку адмирал де Лаборде ответил одним выразительным, хотя и не совсем деликатным словом: "Дерьмо". — Прим. авт.
{170}Согласно утверждениям Эйзенхауэра, из общего числа 240 тысяч около 125 тысяч военнопленных составляли немцы, остальные были итальянцами. В это число входят только те, кто сдался в последнюю неделю кампании — с 5 по 12 мая 1943 года (Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. М., 1980, с. 199).

По более поздним данным известного английского историка А. Тейлора, число итальянских и немецких военнопленных составило около 130 тысяч человек. — Прим. авт. и тит. ред.

{171}Ныне Котельниковский. — Прим. ред.
{172}В своих мемуарах, написанных после войны, Манштейн говорит, что 19 декабря в нарушение приказов Гитлера он дал указание 6-й армии начать прорыв из Сталинграда в юго-западном направлении, чтобы соединиться с 4-й танковой армией. Он приводит в мемуарах текст своей директивы. Однако в ней имеются определенные оговорки, и Паулюс, все еще выполнявший приказ Гитлера, который запрещал оставлять город, вероятно, был совершенно сбит этой директивой с толку. "Это был единственный шанс спасти 6-ю армию", — говорит Манштейн (Манштейн Э. Утраченные победы, с. 336—341, 562-563). Прим. авт.
{173}Согласно данным, опубликованным боннским правительством в 1958 году, многие из пленных умерли от эпидемии тифа, начавшейся весной. — Прим. авт.
{174}Гитлер предсказал все верно, но ошибся во времени. К июлю следующего лета Паулюс и Зейдлиц, ставшие руководителями так называемого национального комитета "Свободная Германия", действительно обратились по московскому радио к армии с призывом устранить Гитлера. — Прим. авт.
{175}Так, 18 сентября 1941 года Гитлер отдал приказ "стереть с лица земли" Ленинград. После окружения "сровнять город с землей" путем бомбардировок и артобстрелов, а население (три миллиона человек) уничтожить вместе с городом. — Прим. авт.
{176}Ни истребление советских военнопленных, ни эксплуатация подневольного труда русских не составляли секрета для Кремля. Еще в ноябре 1941 года Молотов заявил официальный дипломатический протест против истребления русских военнопленных, а в апреле следующего года заявил еще один протест против программы использования Германией подневольного труда. — Прим. авт.
{177}Директивой Экономического штаба Геринга для Востока от 23 мая 1941 года намечалось уничтожение русских промышленных районов. Рабочие этих районов и их семьи обрекались на голод. Любая попытка спасти население от голодной смерти путем привоза продовольствия из черноземной зоны (России) в соответствии с директивой воспрещалась. — Прим. авт.
{178}По официальному курсу (2,5 рейхсмарки = 1 доллару) это составляло 40 миллиардов долларов, но я использовал неофициальный курс, равный 4:1. Это представляется более точным, имея в виду покупательную способность марки. — Прим. авт.
{179}Комиссия по расследованию преступлений немцев на временно оккупированной территории СССР. — Прим. пер.
{180}Согласно обстоятельному исследованию немецкого правления в России, которое провел Александр Даллин, Германия, ведя обычную торговлю, могла бы получить гораздо больше (см. Даллин А. Немецкое правление в России). — Прим. авт.
{181}Альберт Шпеер, министр вооружений и военного производства, признал в Нюрнберге, что 40 процентов военнопленных использовались на производстве оружия и боеприпасов и во вспомогательных отраслях. — Прим. авт.
{182}Захваченный протокол одного из совещаний свидетельствует, что фельдмаршал ВВС Мильх требовал в 1943 году дополнительно 50 тысяч русских военнопленных помимо 30 тысяч, уже используемых в составе зенитно-артиллерийских расчетов. "Забавно, — иронизировал Мильх, — что русским приходится обслуживать орудия". — Прим. авт.
{183}Осуществление программы обеспечения рейха подневольной рабочей силой было возложено на Фрица Заукеля, который получил титул полномочного генерала по вербовке. Этот нацист, подвизавшийся на вторых ролях, был когда-то гаулейтером и губернатором Тюрингии. Плюгавая личность с поросячьими глазками, грубый и жестокий, он, по Описанию Геббельса, слыл "одним из тупейших тупиц". Сидя на скамье подсудимых в Нюрнберге, он поразил автора этих строк своим полнейшим ничтожеством, В другие времена он был бы обыкновенным мясником на рынке заштатного городишка. Одна из его первых директив гласила, что с иностранными рабочими следует "обращаться так, чтобы максимально эксплуатировать их при наименьших затратах". Он признался в Нюрнберге, что из миллионов иностранных рабочих едва ли наберется 200 тысяч добровольно согласившихся работать на Германию. Однако на процессе он снял с себя всякую ответственность за дурное обращение с иностранными рабочими. Его признали виновным, приговорили к смертной казни и повесили в нюрнбергской тюрьме в ночь на 16 октября 1946 года. — Прим. авт.
{184}Концерн Круппа не только получил тысячи военнопленных и гражданских рабочих для работы на своих предприятиях, но и построил огромный завод взрывателей в концлагере Освенцим, где евреев заставляли работать до полного изнеможения, а затем умерщвляли в газовых камерах,

Барон Густав Крупп фон Болен, председатель совета директоров, был признан в Нюрнберге главным военным преступником наряду с Герингом и другими, однако ввиду "физического и умственного состояния" (он перенес инсульт и впал в маразм) его не судили. Он умер 16 января 1950 года.

Обвинение предпринимало попытки судить вместо него его сына Альфреда, который вступил в единоличное владение концерном в 1943 году, но трибунал отклонил их. Впоследствии Альфред Крупп фон Болен предстал перед Нюрнбергским трибуналом (чисто американским судом) наряду с девятью директорами концерна на процессе по делу "Соединенные Штаты против Альфреда Круппа и других". 31 июля 1948 года он был приговорен к 12 годам тюремного заключения с конфискацией всей собственности.

Из ландсбергской тюрьмы (той, в которой отбывал в 1924 году заключение Гитлер) он был выпущен 4 февраля 1951 года по общей амнистии, объявленной американским верховным комиссаром Джоном Макклоем. Была аннулирована конфискация его корпоративного имущества и возвращено личное состояние в размере примерно 10 миллионов долларов. Союзные правительства отдали приказ расчленить крупповскую империю, но Альфред Крупп, энергично взявшийся после освобождения из тюрьмы за руководство концерном, сумел обойти приказ и ко времени написания этой книги с одобрения боннского правительства объявил, что концерн не только не будет расчленен, но и приобретет новые предприятия. — Прим. авт.

{185}Директива Гиммлера от 20 февраля 1942 года была направлена против русских подневольных рабочих. Она обусловливала "специальные меры воздействия" и за "грубые нарушения дисциплины, включая отказ или уклонение от работы". В таких случаях "рекомендовалось избирать в качестве меры наказания повешение и производить его за пределами лагеря. Определенное число рабочих, однако, должны были присутствовать при экзекуции",

Термин "специальная мера воздействия" был обычным в документах, изданных Гиммлером, и нацистском жаргоне времен войны. Я употребил его в том значении, в каком употреблял в своей директиве Гиммлер. — Прим. авт.

{186}Так в тексте. — Прим. пер.
{187}Мюллера не удалось обнаружить после войны. В последний раз его видели в бункере Гитлера в Берлине 29 апреля 1945 года. Некоторые из оставшихся в живых коллег считают, что в настоящее время он состоит на службе у советской госбезопасности, большим почитателем которой он всегда был. — Прим. авт.
{188}20 июня 1942 года Кейтель составил проект приказа:

1. Советские военнопленные должны иметь клеймо в виде специальной несмываемой отметки.

2. Клеймо должно включать обращенный вниз острый угол примерно 45 градусов при длине стороны около сантиметра. Наносится на левую ягодицу. — Прим. авт.

{189}Войска специального назначения. — Прим. пер.
{190}Генерал Достлер был приговорен к смертной казни военным трибуналом США в Риме 12 октября 1945 года. — Прим. авт.
{191}Кальтенбруннер был повешен в нюрнбергской тюрьме в ночь на 16 октября 1946 года. — Прим. авт.
{192}То есть им сообщали, что предстоит переселение в другое место. Прим. авт.
{193}Олендорфа судили в Нюрнберге американским военным трибуналом вместе с еще двадцатью одним нацистом по делу "Об отрядах спецакций". Четырнадцать из них были приговорены к смертной казни. Из них лишь четверо (Олендорф и трос других командиров отрядов) были казнены в ландсбергской тюрьме 8 июля 1951 года, спустя три с половиной года после вынесения приговора. Для остальных смертные приговоры были заменены другими наказаниями. — Прим. авт.
{194}31 августа Гиммлер приказал отряду спецакций уничтожить 100 заключенных минской тюрьмы, чтобы лично посмотреть, как это делается. По свидетельству Бах-Залевского, высокопоставленного офицера СС, присутствовавшего при этом, Гиммлер чуть не упал в обморок, увидев результат первого залпа. Через несколько минут, когда стало ясно, что после залпа остались в живых две еврейки, с фюрером СС случилась истерика. Одним из итогов его личных впечатлений и явился приказ женщин и детей отныне не расстреливать, а уничтожать в душегубках. — Прим. авт.
{195}Число советских партийных работников, уничтоженных отрядами спецакций, насколько мне известно, никогда точно не подсчитывалось. В большинстве докладов СД их учитывали вместе с евреями. В одном из докладов отряда А, датированном октябрем 1941 года, значатся 3387 коммунистов среди 121817 казненных, остальные были евреи. В других докладах приводится общая цифра. — Прим. авт.
{196}По делу о концлагерях американским военным трибуналом Полю 3 ноября 1947 года был вынесен смертный приговор. 8 июня 1951 года он был повешен в ландсбергской тюрьме вместе с Олендорфом, — Прим. авт.
{197}В апреле 1949 года Ламмерс был приговорен американским военным трибуналом в Нюрнберге к 20 годам тюремного заключения главным образом за то, что он нес ответственность за подготовку антиеврейских директив. Но, как в случае с большинством других осужденных нацистов, чьи сроки заключения были значительно сокращены американскими властями, в 1951 году срок Ламмерсу был сокращен до 10 лет. Фактически же его выпустили из ландсбергской тюрьмы в конце того же года, после шести лет заключения, считая с момента ареста. Следует отметить, что большинство немцев, судя по настроениям в западногерманском парламенте, не согласились даже с относительно мягкими приговорами, вынесенными гитлеровским подручным. Часть военных преступников, выданных немецкому правосудию, не предстала перед судом, хотя они обвинялись в массовых убийствах. Ряд из них быстро устроились на службу в боннском правительстве. — Прим. авт.
{198}Когон приводит цифру 7 миллионов 125 тысяч погибших из 7 миллионов 820 тысяч заключенных, однако она, несомненно, завышена (см. Когон. Теория и практика ада, с. 227), — Прим. авт.
{199}Начальник лагеря Франц Цирайс приводит цифру 65 тысяч погибших. — Прим. авт.
{200}Хесс родился в 1900 году в семье мелкого лавочника в БаденБадене. Его отец, набожный католик, настаивал на том, чтобы сын стал священником. Вместо этого Хесс в 1922 году вступил в нацистскую партию. В следующем году он принял участие в убийстве школьного учителя, который якобы осуждал Лео Шлагетера, немецкого диверсанта в Руре, казненного французами и объявленного нацистами мучеником. Хесса приговорили к пожизненному заключению.

В 1928 году он был освобожден по общей амнистии, два года спустя поступил на службу в СС, а в 1934 году стал служить в отряде СС "Мертвая голова", основным назначением которого была охрана концлагерей. Его первым местом службы стал Дахау. Таким образом, почти всю свою сознательную жизнь он был заключенным либо тюремщиком. Он давал откровенные показания следствию на Нюрнбергском процессе и даже преувеличивал свои "заслуги" в убийствах. Переданный позднее польским властям, он был приговорен к смерти и 17 марта 1947 года повешен в Освенциме, где совершил тягчайшие преступления. — Прим. авт.

{201}Задача, которая, как мы убедимся далее, не могла быть решена вплоть до 1943 года ввиду большого числа заключенных, а впоследствии — из-за вооруженного сопротивления. — Прим. авт.
{202}Обычно записывали: "Сердечное заболевание". Примеры приводит сам Когон, проработавший в Бухенвальде восемь лет: "...Пациент скончался после продолжительной болезни такого-то числа, во столько-то часов. Причина смерти: сердечная недостаточность, осложненная пневмонией" (Когон. Теория и практика ада, с. 218). Когда началось массовое истребление узников в газовых камерах, подобные формальности в Освенциме уже не соблюдались. Зачастую даже не подсчитывали умерших за день. — Прим. авт.
{203}Их регулярно отправляли в газовые камеры и заменяли новыми командами, которых ожидала та же участь. Так СС избавлялась от свидетелей, которые могли рассказать правду. — Прим. авт.
{204}В свидетельских показаниях на Нюрнбергском процессе отмечалось, что иногда пепел продавали в качестве удобрения. Одна данцигская фирма, согласно документам, представленным советским обвинением, изготовила котел с электрическим подогревом для производства мыла из человеческого жира. Его рецепт включал "12 фунтов человеческого жира, 10 кварт воды и от 8 унций до фунта каустической соды... все кипятилось в течение 2-3 часов и затем охлаждалось". — Прим. авт.
{205}Иногда их срывали еще до того, как людей приканчивали. Из секретного доклада начальника минской тюрьмы выяснилось, что, после того как он прибег к услугам еврейского дантиста, "у всех евреев были сняты или вырваны золотые мосты, коронки и пломбы. Это происходило обычно за час или за два до спецакции". Начальник тюрьмы отмечал, что из 516 немецких и русских евреев, казненных в его тюрьме в течение полутора месяцев весной 1943 года, у 336 были сняты золотые коронки и т. п. — Прим. авт.
{206}Д-р Функ был приговорен в Нюрнберге к пожизненному тюремному заключению. — Прим. ред.
{207}Документальная повесть Джона Херси о евреях гетто "Стена" представляет собой эпический рассказ о восстании. — Прим. авт.
{208}Чего нельзя сказать о самом Штропе. После войны он был пойман и 22 марта 1947 года за расстрел заложников в Греции приговорен к смерти американским судом в Дахау. Затем его выдали Польше, где судили за массовые убийства евреев в варшавском гетто. Он вновь был приговорен к смерти и повешен на месте своих преступлений 8 сентября 1951 года,— Прим. авт.
{209}Эйхман, по свидетельству одного из приспешников, заявил незадолго до падения третьего рейха, что с восторгом прыгнет в могилу, если на его совести действительно пять миллионов уничтоженных евреев. "Сознание этого будет служить для меня источником огромного удовлетворения", — бахвалился палач, В действительности же ему удалось скрыться из американского лагеря для интернированных лиц в 1945 году. Только после выхода в свет первого издания этой книги он был арестован в Южной Америке, вывезен в Израиль, предан там суду за военные преступления и казнен в 1963 году. — Прим. авт.
{210}В том числе и самый известный в Германии хирург д-р Фердинанд Зауэрбрух, хотя позднее он стал антифашистом и сотрудничал с силами Сопротивления. В мае 1943 года Зауэрбрух присутствовал в берлинской военно-медицинской академии на лекции, прочитанной двумя отъявленными врачами-убийцами — Карлом Гебхардтом и Фрицем Фишером об экспериментах по провоцированию газовой гангрены у пленных. Единственным возражением Зауэрбруха на этой лекции было замечание, что "хирургия лучше сульфаниламида". Профессор Гебхардт был приговорен к смерти на известном "Процессе врачей" и повешен 2 июня 1948 года. Д-р Фишер был приговорен к пожизненному заключению. — Прим. авт.
{211}Он был приговорен к смертной казни и повешен. — Прим. авт.
{212}Германия аннексировала Эльзас после падения Франции в 1940 году, и немцы захватили Страсбургский университет. — Прим. авт
{213}Профессор Хирт скрылся. Покидая Страсбург, он, как передают, похвалялся, что живым его взять никому не удастся. Видимо, он был прав, поскольку ни живым, ни мертвым обнаружить его не удалось. Прим. авт.
{214}Фрау Кох, власть которой над жизнью и смертью заключенных была безгранична и любая причуда которой могла стоить заключенному страшного наказания, была приговорена на Бухенвальдском процессе к пожизненному заключению. Впоследствии, однако, срок ей был сокращен до четырех лет, а вскоре ее вообще выпустили на свободу. 15 января 1951 года она была приговорена немецким судом к пожизненному заключению за убийство. В годы войны за "эксцессы" ее муж был приговорен эсэсовским судом к смерти. Однако ему было предоставлено право выбора — смерть или служба на русском фронте. Но, прежде чем он смог воспользоваться им, руководитель СС округа принц Вальдек добился его казни. В Бухенвальде погибла также принцесса Мафальда, дочь короля и королевы Италии, жена принца Филипа Гессенского. — Прим. авт.
{215}Возможно, профессор Хольцлехнер испытывал угрызения совести. Арестованный англичанами, он покончил с собой после первого допроса. — Прим. авт.
{216}Жестокое уничтожение или гибель множества людей. — Прим. авт.
{217}По данным Шелленберга, гестаповцам так и не удалось опознать среди погибших в церкви чехов тех, кто расправился с Гейдрихом (Шелленберг В. Лабиринт, с, 292). — Прим. авт.
{218}Повешен в Праге в августе 1951 года. — Прим. авт.
{219}ЮНРРА, сообщила 2 апреля 1947 года, что 17 детей разысканы в Баварии и направлены к своим матерям в Чехословакию. — Прим. авт.
{220}Двадцать солдат из отряда СС были приговорены этим судом к смерти, но лишь двое были казнены. Остальным наказание смягчили, и они получили от пяти до двенадцати лет тюрьмы. Командир дивизии "Рейх", генерал-лейтенант СС Гейнц Ламмердинг, был приговорен к смерти заочно. Насколько я знаю, разыскать его не удалось. Исполнитель расправы в Орадуре, командир отряда СС майор Отто Дикман, был убит в бою в Нормандии несколько дней спустя. — Прим. авт.
{221}"У меня не было никаких предчувствий", — отметил позднее Муссолини, описывая свое состояние, когда он направлялся во дворец. Король Виктор Эммануил, не теряя времени, вернул его к действительности.

"Мой дорогой дуче, — цитирует Муссолини слова короля, сказанные им вначале, — ничего хорошего впереди нас не ждет. Италия развалилась... Солдаты не хотят больше воевать... Сейчас вы- самый ненавистный человек в стране..."

"Вы принимаете чрезвычайно серьезное решение", — ответил, с его собственных слов, Муссолини, но он особенно не пытался убедить монарха изменить свое решение. В заключение он пожелал успеха своему преемнику (Муссолини Б. Мемуары. 1942-1943 гг., с. 80-81).Прим. авт.

{222}Гитлер гневался на Редера, который командовал немецким военно-морским флотом с 1928 года, за то, что тот оказался неспособен уничтожить караваны союзников, следовавших через Северный Ледовитый океан в Россию, а также за тяжелые потери, понесенные там немецким флотом. Во время истерической вспышки, происшедшей 1 января, верховный командующий приказал немедленно вывести в резерв океанский военный флот. Суда подлежали слому, 6 января произошла бурная стычка между Гитлером и Редером в ставке Вольфшанце. Фюрер обвинил флот в бездействии и отсутствии воли к борьбе. В результате Редер подал в отставку, которая была официально принята 30 января. Дёниц, новый главнокомандующий ВМС, ранее командовал подводным флотом, был слабо знаком с особенностями надводного флота и потому сосредоточил внимание на боевых операциях подводных лодок. — Прим. авт.
{223}Советские войска перешли в наступление на Курской дуге 12 июля 1943 года. — Прим. тит. ред.
{224}Дуб (нем.).
{225}Черный (нем.).
{226}Ось (нем.).
{227}По свидетельству капитана Гарри К. Бутчера, морского адъютанта Эйзенхауэра, начальники штабов как американской, так и английской армий — генерал Джордж К. Маршалл и фельдмаршал сэр Джон Г. Дилл жаловались, что Эйзенхауэр не проявлял достаточной инициативы для повышения темпов наступления в Италии. Защищая своего начальника штаба, Бутчер подчеркивал, что осуществление планов Эйзенхауэра сдерживалось недостатком десантных судов и что проведение морской десантной операции намного севернее, близ Рима, вывело бы операцию за пределы действия истребителей союзников, которые базировались на Сицилии. Сам Эйзенхауэр подчеркивает, что после захвата Сицилии он получил приказ откомандировать семь дивизий — четыре американские и три английские- в Англию для подготовки вторжения через Ла-Манш, что привело к острой нехватке войск. Бутчер утверждает также, что первоначально Эйзенхауэр планировал сбросить воздушные десанты на римские аэродромы с целью помочь итальянцам защитить столицу от немцев, но в последнюю минуту Бадольо попросил временно отложить операцию. Генерал Максвэлл Д. Тейлор, который с большим риском для себя тайно отправился в Рим на переговоры с Бадольо, сообщил, что вследствие пораженческих настроений у итальянцев и наличия крупных сил у немцев выброска там американской воздушно-десантной дивизии представляется ему самоубийством (см. Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу, с. 189; Бутчер Г. Три года с Эйзенхауэром, с. 407-425). — Прим. авт.
{228}Итальянский король, маршал Бадольо и его правительство, к большому огорчению Гитлера, бежали из Рима и вскоре обосновались на юге Италии, освобожденном союзниками. Большая часть итальянского флота передислоцировалась на Мальту, несмотря на коварные планы Дёница захватить или потопить его. — Прим. авт.
{229}Гитлеру она никогда не нравилась. "Мне пришлось как-то сидеть рядом с Мафальдой, — говорил он генералам во время военного совещания в ставке в мае того года. — Что мне до Мафальды?.. Ее интеллектуальные способности не таковы, чтобы она смогла вас очаровать, не говоря о ее внешности" (из секретных протоколов ежедневных военных совещаний Гитлера, приведенных в книге Феликса Гилберта "Гитлер руководит своей войной"). — Прим. авт.
{230}На следующий день после падения Муссолини Скорцени был впервые вызван в ставку фюрера и получил от него личное задание осуществить похищение дуче. — Прим. авт.
{231}Как раз перед освобождением Муссолини капитан Гарри Бутчер сообщил о полученной в штабе Эйзенхауэра телеграмме от театрального треста в Кейптауне, предлагавшего пожертвовать десять тысяч фунтов на "благотворительные цели", если будет организован показ "живого Муссолини" на подмостках театров в Кейптауне. Предлагался трехнедельный контракт (Бутчер Г. Три года с Эйзенхауэром, с. 423). — Прим. авт.
{232}В действительности, судя по письму, которое Чиано направил позднее королю Виктору Эммануилу, немцы заманили его в Германию в августе. Ему сообщили, что его детям грозит опасность и что немецкое правительство будет радо переправить его и его семью в Испанию через Германию (см. Чиано Г. Дневники). — Прим. авт.
{233}Эдда Муссолини, как писал Геббельс в своем дневнике, ведет себя на вилле в Баварии как необузданная тигрица, по любому поводу бьет фарфор и ломает мебель (см. Геббельс И. Дневники, с. 479). — Прим. авт.
{234}Последнюю запись, сделанную Чиано в дневнике, сопровождает пометка "23 декабря 1943 года, камера 27, тюрьма Вероны". Это волнующая запись. Я не представляю, как он сумел тайно переправить из камеры смертников запись, а также письмо королю Италии. От отмечает, что остальную часть дневника ему удалось спрятать до того, как его схватили немцы. Записи мужа вывезла из оккупированной немцами Италии Эдда Чиано, которая, переодевшись крестьянкой и спрятав их под юбкой, сумела перебраться через границу в Швейцарию.

Остальные фашистские главари, голосовавшие против дуче в Большом совете и схваченные им, были преданы суду специального трибунала за государственную измену. Все, кроме одного, были приговорены к смерти и расстреляны вместе с Чиано. Среди них был и один из наиболее стойких в прошлом последователей Муссолини — маршал Эмилио де Боно, член квадрумвирата (четверки), некогда возглавивший марш на Рим, который привел Муссолини к власти. — Прим. авт.

{235}"Не может быть и речи о прекращении подводной войны, — обрушился Гитлер на Дёница, когда 31 мая тот доложил ему, что все подводные лодки выведены с Атлантики. — Атлантика — это мой первый рубеж обороны на Западе".

Это было легче сказать, чем сделать. 12 ноября Дёниц в отчаянии записал в своем дневнике: "Противник держит в руках все козыри, перекрыв все районы дальним патрулированием с воздуха и используя методы локации, которым мы все еще ничего не можем противопоставить... Противнику известны все наши секреты. Нам же из его секретов не известен ни один". — Прим. авт.

{236}В мае 1943 года разведывательный самолет английских ВВС сфотографировал предприятия в Пенемюнде. Незадолго до этого в Лондоне была получена информация от польских подпольщиков о том, что там разрабатываются как беспилотные реактивные самолеты (позднее получившие наименование Фау-1, или самолеты-снаряды), так и ракеты (Фау-2). В августе английские бомбардировщики нанесли удар по Пенемюнде, причинив сильные разрушения предприятию и отбросив на несколько месяцев назад исследовательские работы и испытания. К ноябрю английские и американские ВВС обнаружили 63 пусковые установки для Фау-1 на побережье Ла-Манша, а в период с декабря по февраль следующего года разбомбили и уничтожили 73 установки, общее число которых возросло к этому времени до 96. Термины Фау-1 и Фау-2 произошли от немецких слов "оружие возмездия", которое так превозносила пропаганда д-ра Геббельса в мрачном 1944 году.— Прим. авт.
{237}Лекция Йодля на тему "Стратегическое положение к началу пятого года войны" является, пожалуй, наиболее исчерпывающим из имеющихся у нас из первых рук описаний неблагоприятной обстановки в конце 1943 года, как она представлялась Гитлеру и его генералам. Это не просто конфиденциальная лекция для нацистских политических лидеров. Йодль приводил десятки цитат из совершенно секретных меморандумов и документов со штампом "Ставка фюрера". Взятые вместе, они рисуют подлинную картину войны, как она виделась фюреру, который наверняка следил за подготовкой лекции. Изображая настоящее в мрачных красках, Йодль нарисовал еще более безрадостное будущее, верно предсказывая, что предстоящее англо-американское вторжение в Европу "решит судьбу войны" и что сил, имеющихся в распоряжении немцев, недостаточно, чтобы его отразить. — Прим. авт.
{238}"Тысячелетний труд превратился в груду камней", — писал Гёрделер фельдмаршалу фон Клюге в июле 1943 года после посещения на западе районов, подвергшихся бомбардировкам. В своем письме Гёрделер умолял колеблющегося генерала примкнуть к заговорщикам, чтобы положить конец Гитлеру и его безумию. — Прим. авт.
{239}В день своего 60-летия — 30 октября 1942 года — Клюге получил от Гитлера чек на 250 тысяч марок (100 тысяч долларов по официальному валютному курсу) и специальное разрешение израсходовать половину этой суммы на уход за имением. Другой бы воспринял это как оскорбление достоинства и чести немецкого офицера, однако фельдмаршал принял и то и другое (Шлабрендорф Ф. Они чуть не убили Гитлера, с. 40). Позднее, когда Клюге стал противником Гитлера, фюрер сказал как-то своим офицерам в ставке: "Я лично дважды присваивал ему звания, удостаивал его высших наград, подарил ему большое имение... и дал большую прибавку к жалованью как фельдмаршалу..." (Гилберт Ф. Гитлер руководит своей войной, с. 101— 102). — Прим. авт.
{240}"Нас повесят, — писал Мольтке своей жене перед казнью, — за то, что мы думали вместе". — Прим. авт.
{241}В некоторых немецких мемуарах сообщается, что в 1942-1943 годах нацисты установили контакты с русскими на предмет возможных мирных переговоров и что Сталин будто бы предложил начать переговоры о сепаратном мире. Риббентроп, находясь на скамье подсудимых в Нюрнберге, сообщил о своих усилиях, направленных на то, чтобы войти в контакт с русскими, и заявил, что фактически он установил его с советскими агентами в Стокгольме. Петер Клейст, который действовал в Стокгольме от имени Риббентропа, рассказал об этом в своей книге. Я подозреваю, что, когда все секретные немецкие документы будут разобраны, могут всплыть данные, способные пролить дополнительный свет на этот эпизод. — Прим. авт.
{242}Казнен нацистами. — Прим. авт.
{243}При первой встрече, по словам Шлабрендорфа, он имел возможность подержать в руках фуражку Гитлера необычно большого размера. Его поразил ее вес. Осмотрев ее внимательнее, он обнаружил, что она имеет стальную подкладку весом около полутора килограммов, Прим. авт.
{244}Казнен нацистами. — Прим. авт.
{245}Одна из трудностей сведения воедино всех действий заговорщиков состоит в том, что воспоминания немногих уцелевших из них далеко не совершенны, так как они не только различны, но и подчас противоречат друг другу. Например, Шлабрендорф, который доставил бомбу Герсдорфу, пишет в своей книге, что, поскольку они не смогли найти взрыватель с достаточно коротким временем срабатывания, им пришлось "отказаться от попытки покушения в Цойгхаусе". Очевидно, он не знал или забыл, что Герсдорф в действительности поехал в Цойгхаус, чтобы попытаться выполнить задание, да и сам полковник свидетельствует, что накануне вечером тот сообщил ему, что полон решимости "совершить это" с имеющимися взрывателями. — Прим. авт.
{246}Хассель описывает в своем дневнике тягостную сцену: "Он попросил меня избавить его от неудобств, которые вызывало мое присутствие. Когда я начал было протестовать, он резко оборвал меня" (Дневники фон Хасселя, с. 256—257). Лишь позднее, когда Вайцзекер благополучно устроился в Ватикане в качестве немецкого посла, он принялся побуждать заговорщиков к действию. "Это, конечно, легче делать из Ватикана", — заметил Хассель. Вайцзекер уцелел, что позволило ему написать довольно жалкие мемуары. Дневники Хасселя были опубликованы после его казни. — Прим. авт.
{247}Бонхеффер, Донаньи и Остер были казнены 9 апреля 1945 года, менее чем за месяц до капитуляции Германии. Их ликвидация представляется актом мести со стороны Гиммлера. Уцелел лишь один Мюллер. — Прим. авт.
{248}Очевидно, Гиммлер за прошедшие четыре месяца действительно широко расставил свои сети. По свидетельству Рейтлингера, примерно 74 человека было арестовано по доносу д-ра Рексе (Рейтлингер. Та самая служба СС, с. 304). — Прим. авт.
{249}Сначала вмешался посол Японии, пытаясь отсрочить суд над ними. Затем, 3 февраля 1945 года, во время дневного налета американской бомбой не только был убит Роланд Фрейслер, председательствовавший на одном из страшных процессов, спровоцированных предательством, но и было уничтожено судебное дело фрау Зольф и ее дочери, находившееся в канцелярии Народного суда. Тем не менее процесс над ними был назначен в этом же суде на 27 апреля. К этому времени русские уже вошли в Берлин. Практически фрау Зольф и ее дочь были освобождены из тюрьмы Моабит 23 апреля, скорее всего, по ошибке (Уилер-Беннет. Немезида, с. 595; Пехель. Дойчер видерштандт, с. 88-93). — Прим. авт.
{250}Канарис был назначен начальником управления коммерческой и экономической войны. С получением этого ничего не значащего титула "адмиралишка" исчез из немецкой истории. Он был настолько непонятной фигурой, что трудно найти два одинаковых мнения об этом человеке, о том, во что он верил и верил ли во что-нибудь вообще. Циник и фаталист, он ненавидел Веймарскую республику и тайно действовал против нее, а затем аналогичным образом обрушил свой гнев на третий рейх. Его дни, как и дни других известных в абвере лиц, за исключением генерала Лахузена, отныне были сочтены. — Прим. авт.
{251}Клейсты, отец и сын, позднее были арестованы. Отец был казнен 16 апреля 1945 года, сын же уцелел. — Прим. авт.
{252}Гитлер часто обсуждал эту тактику со своими старыми соратниками по нацистской партии. Сохранилась стенографическая запись его высказывания в ставке 3 мая 1942 года: "Я отдаю себе отчет в том, почему девяносто процентов исторических покушений оказались успешными. Единственная превентивная мера, к которой следует прибегать, — это не соблюдать в своей жизни регулярности — в прогулках, поездках, путешествиях. Все это лучше делать в разное время и неожиданно... Насколько это возможно, направляясь куда-либо на автомобиле, я выезжаю неожиданно, не предупреждая полицию" (Секретные беседы Гитлера, с. 366),

Гитлер всегда сознавал, как мы уже убедились, что на него может быть совершено покушение. На военном совете 22 августа 1939 года, накануне нападения на Польшу, он обратил внимание генералов на то, что, хотя он лично незаменим, его в любой момент может ликвидировать "какой-нибудь преступник или идиот"".

В своем довольно бессвязном выступлении 3 мая 1942 года он развил эту тему: "Обеспечить абсолютную безопасность от фанатиков и идеалистов невозможно... Если какой-нибудь фанатик пожелает выстрелить в меня или бросить бомбу, то, стою я или сижу, степень безопасности от этого не меняется". Он, однако, считал, что число фанатиков, способных совершить покушение на его жизнь по идейным соображениям, все уменьшается... "Единственно реально опасные элементы — это либо те фанатики, которых подстрекают трусливые подлые священники, либо националистически настроенные патриоты из той или иной оккупированной страны. Мой многолетний опыт весьма затрудняет деятельность даже подобных элементов". — Прим. авт.

{253}На встрече в Касабланке Черчилль и Рузвельт опубликовали 24 января 1943 года декларацию о безоговорочной капитуляции Германии. Геббельс, естественно, использовал это в полной мере, пытаясь повсеместно разжечь в немецком народе дух сопротивления, но, по моему мнению, успех его пропаганды был сильно преувеличен западными комментаторами. — Прим. авт.
{254}Гитлер запретил командующим пользоваться самолетом из-за превосходства в воздухе союзников. — Прим. авт.
{255}23 апреля Роммель писал генералу Йодлю: "Если нам, несмотря на превосходство противника в воздухе, удастся уже в первые часы ввести в бой большую часть наших подвижных средств на решающих направлениях береговой обороны, я убежден, что наступление противника на побережье потерпит полный провал в первый же день" (Записки Роммеля, с. 468). Но строгий приказ Гитлера сделал невозможным использование танковых дивизий в первые часы и даже дни. Когда же они наконец прибыли, их ввели в бой по частям, что привело к поражению. — Прим. авт.
{256}Обсуждение продолжалось с 9 утра до 4 часов пополудни с перерывом на обед, состоявший из одного блюда. Как вспоминает Шпейдель, во время обеда Гитлер буквально проглотил полную тарелку риса и овощей, после того как его пищу проверили. Вокруг его столового прибора стояли различные рюмки с лекарствами и лежали пилюли, которые он поочередно принимал. Позади его стула стояли два телохранителя из СС. — Прим. авт.
{257}Очевидно, автор имеет в виду Белорусскую операцию (23.6-29.8 1944 года), скоординированную по времени с высадкой союзников в Нормандии. Границу с Польшей советские войска пересекли 20 июля 1944 года. — Прим. тит. ред.
{258}Причиной отстранения Рундштедта могла послужить отчасти грубоватая прямота, допущенная им накануне вечером во время телефонного разговора с Кейтелем, который пытался выяснить у него обстановку. Только что застопорился тщательно подготовленный фронтальный удар силами четырех танковых дивизий СС по войскам англичан, и Рундштедт пребывал в мрачном настроении. "Что будем делать?" закричал Кейтель. "Заключать мир, дурачье, — выпалил Рундштедт. Что еще вы способны сделать?!" Судя по всему, Кейтель, этот сплетник и лизоблюд, как называли его большинство войсковых командиров, тут же отправился к Гитлеру и пересказал ему весь разговор с соответствующими комментариями. Фюрер в этот момент беседовал с Клюге, который последние несколько месяцев находился в отпуске по болезни из-за травм, полученных в автомобильной катастрофе. Он и был тут же назначен взамен Рундштедта. Таким способом нацистский диктатор часто менял высший командный состав. О телефонном разговоре генерал Блюментрит сообщил Уилмоту (см. Борьба за Европу, с. 347) и Лиддел Гарту (см. Говорят немецкие генералы, с. 205). — Прим. авт.
{259}Шпейдель цитирует писателя Эрнста Юнгера, книги которого в свое время были популярны в нацистской Германии, но который затем занял антинацистскую позицию и примкнул к парижской ветви заговора: "Удар, который свалил Роммеля по дороге на Ливоро 17 июля, лишил наш заговор единственного человека, способного взвалить на себя одновременно бремя войны с Россией и гражданской войны у себя" (Шпейдель Г, Вторжение 1944 года, с. 110).— Прим, авт.
{260}Это всплыло в 1942 году при расследовании по делу "Красной капеллы", когда абвер выявил большое число немцев, занимавших стратегически важные посты. Многие из них происходили из старинных родов, что не помешало им стать участниками широкой шпионской сети, работавшей на русских. Одно время они передавали разведывательные сведения в Москву с помощью 100 подпольных радиопередатчиков, размещенных в Германии и оккупированных странах Запада. Руководителем "Красной капеллы" ("Красного оркестра") являлся Гарольд Шульце-Бойзен, внук гросс-адмирала фон Тирпица, ставшего после первой мировой войны своего рода вождем потерянного поколения. Будучи страстным почитателем революционной поэзии, фигурой весьма колоритной в мире богемы, в черном свитере, с густой гривой белокурых волос, он привлекал к себе пристальное внимание в Берлине. Он отвергал как нацизм, так и коммунизм, хотя считал себя человеком левых убеждений. Благодаря матери он в самом начале войны добился зачисления в люфтваффе в чине лейтенанта и подыскал тепленькое местечко в "исследовательском отделе" у Геринга, сотрудники которого специализировались на подслушивании телефонных разговоров. Вскоре он приступил к организации широкой разведывательной сети для Москвы, имея доверенных лиц в каждом министерстве и военном ведомстве в Берлине. Среди них были Арвид Харнак, племянник известного богослова, блестящий молодой экономист из министерства экономики, женатый на американке Милдред Фиш, которую он встретил в Висконсинском университете; Франц Шелиха — из министерства иностранных дел; Хорст Хейлман — из министерства пропаганды; графиня Эрика фон Брокдорф — из министерства труда.

Из 75 руководителей, обвиненных в государственной измене, 50 были приговорены к смерти, включая Шульце-Бойзена и Харнака. Милдред Харнак и графиня фон Брокдорф отделались было тюремным заключением, однако Гитлер настоял на высшей мере наказания, и они были казнены. По указанию фюрера всех их приговорили к повешению, чтобы предотвратить попытки измени в будущем, но в Берлине виселиц не нашлось, поскольку традиционным орудием казни служила гильотина, поэтому приговоренных казнили, затягивая на шее веревку, которую перекидывали через крюк для подвески мясных туш и затем медленно вздергивали. Крюки позаимствовали на время на скотобойне. С тех пор именно этот метод повешения и стал применяться как особая форма жестокой расправы над теми, кто осмелился пойти против фюрера. — Прим. авт.

{261}Все четверо: Лебер, Рейхвейн, Якоб и Зефков — были казнены. Прим. авт.
{262}Среди историков существуют разногласия по поводу того, куда направился Штауфенберг — в Растенбург или Оберзальцберг. Два наиболее авторитетных в этом вопросе немецких исследователя — Эберхард Целлер и профессор Герхард Риттер — приводят противоречивые сведения. Целлер считает, что Гитлер все еще оставался в Берхтесгадене, а Риттер уверен, что это ошибка и что фюрер возвратился в Растенбург. К сожалению, календарь Гитлера, который до сих пор надежно служил автору, сохранился не полностью, и записи на этот период отсутствуют.

Наиболее надежные свидетельства, в том числе доклад о действиях Штауфенберга, составленный в ставке Гитлера 22 июля, убедительно указывают на то, что 15 июля Гитлер находился в Растенбурге и что именно там Штауфенберг намеревался его убить. Хотя оба места, откуда Гитлер пытался руководить ходом войны (он редко бывал в Берлине, подвергавшемся варварским бомбардировкам), находились примерно на одинаковом расстоянии от столицы, Берхтесгаден давал заговорщикам больше преимуществ, чем Растенбург, поскольку был расположен неподалеку от Мюнхена, гарнизон которого, считалось, сохранял верность Беку. — Прим. авт.

{263}По свидетельству генерала Адольфа Хойзингера, начальника оперативного управления сухопутных войск, вести, поступившие 19 июля с Украинского фронта, были настолько плохи, что он запросил ставку о наличных войсках армии резерва, проходящих подготовку в Польше, которые можно было бы перебросить на Восточный фронт. Кейтель предложил вызвать на следующий день Штауфенберга для доклада по этому вопросу (Хойзингер А. Спорный приказ, с. 350). — Прим, авт.
{264}Фицгиббон пишет: "Считается, что перед тем он ходил на исповедь, но, конечно, не получил отпущения грехов". Автор рассказывает, что Штауфенберг поведал епископу Берлинскому, кардиналу графу Прейсингу, о том, что намерен совершить. Епископ ответил, что он с уважением относится к мотивам, побуждающим к действию молодого человека, и не вправе удерживать его по религиозным соображениям. Прим. авт.
{265}Ряд авторов утверждают, что ежедневные военные совещания у Гитлера в Растенбурге проводились в его подземном бункере и что совещание 20 июля было перенесено в наземное здание ввиду ремонта, а также из-за жары и большой влажности. — Прим. авт.
{266}Согласно показаниям адмирала Курта Ассмана, присутствовавшего на совещании, Штауфенберг шепнул Брандту: "Мне надо срочно позвонить. Присмотрите за моим портфелем, там секретные бумаги". — Прим. авт.
{277}Большое число исследователей утверждают, что в этот момент генерал Фелыибель должен был взорвать узел связи, и тот факт, что он не сумел этого сделать, имел катастрофические последствия для заговорщиков. Так, Уилер-Беннет пишет, что "генерал Фельгибель, как это ни печально, не сумел выполнить свою задачу". Поскольку различные узлы связи размещались в нескольких подземных бункерах, тщательно охраняемых СС, представляется совершенно невероятным, что в планы Фельгибеля входило взорвать их. Генерал соглашался сделать единственное — блокировать связь с внешним миром на два-три часа после передачи в Берлин сообщения о взрыве. Это вопреки неизбежным накладкам он исполнил. — Прим. авт.
{278}Официальный стенографист Бергер был убит, а полковник Брандт, генерал Шмундт, адъютант Гитлера, и генерал Кортен умерли от ран. Все другие, включая генералов Йодля, Боденшатца, начальника штаба Геринга, и Хойзингера, получили тяжелые ранения. — Прим. авт.
{279}Риббентроп действительно был торговцем шампанским, а позднее женился на дочери крупнейшего в Германии изготовителя этого вина. Приставку "фон" к своей фамилии он поручил в 1925 году, после того, как его в возрасте 32 лет усыновила тетка — фрейлейн Гертруда фон Риббентроп. — Прим. авт.
{280}За несколько недель до этого Леонрод спросил своего друга, армейского капеллана отца Германа Верле, прощает ли католическая церковь убийство тирана, и получил отрицательный ответ. Когда это обстоятельство всплыло на заседании Народного суда по делу Лсонрода. отец Верле был арестован за то, что не сообщил об этом разговоре властям и, как и Леонрод, казнен. — Прим. авт.
{281}"Подумать только, эти революционеры даже не сообразили перерезать телефонные провода! — восклицал, по слухам, позднее Геббельс. — Моя маленькая дочурка и то додумалась бы до этого" (Рисе К. Йозеф Геббельс — пособник дьявола, с. 280). — Прим. авт.
{282}Существуют противоречивые свидетельства, почему не была захвачена берлинская радиостанция. Согласно одному из них, эта задача была возложена на пехотное училище в Дёбсрице, в частности на начальника училища генерала Хицфельда, участника заговора. Но заговорщики не предупредили Хицфельда, что выступление назначено на 20 июля, и он уехал в Баден на похороны родственника. Его заместитель, полковник Мюллер, также отлучился по делам службы. Когда наконец в 8 вечера Мюллер возвратился, он обнаружил, что его лучший батальон привлечен на ночные учения. Около полуночи он добился его возвращения, однако было уже слишком поздно. Согласно другой версии, некто майор Якоб сумел окружить радиостанцию силами пехотного училища, но не смог получить от Ольбрихта четких указаний относительно дальнейших действий. Когда Геббельс передал по телефону текст первого сообщения, Якоб не помешал его выходу в эфир. Позднее майор утверждал, что, если бы Ольбрихт дал ему соответствующие указания, заговорщики отобрали бы немецкие радиовещательные станции у нацистов. Первая версия приведена Эберхардом Целлером (Призрак свободы, с. 267-269), наиболее авторитетным исследователем заговора 20 июля. Вторую излагают Уиллер-Беннет (Немезида, с. 654-655) и Рудольф Заммер (Геббельс: второй после Гитлера, с. 138). Оба утверждают, что вышесказанное сообщил им майор Якоб. — Прим. авт.
{283}Предательство не спасло его от ареста за соучастие в заговоре и виселицы. — Прим. авт.
{284}Союзникам удалось обнаружить фильм об этом процессе и показать в Нюрнберге, где его видел и автор. Однако фильма о казнях обнаружить не удалось. Вероятно, он был уничтожен по приказу Гитлера. По свидетельству Аллсна Даллеса, эти два фильма были скомпонованы Геббельсом и демонстрировались в некоторых армейских аудиториях в качестве назидания. Но солдаты отказывались его смотреть, и вскоре показ прекратили (Даллес А. Подполье Германии, с. 83). — Прим. авт.
{285}Одновременно был казнен и отец Альфред Делп, иезуит из кружка Крейсау. Через несколько дней был повешен брат Гёрделера — Фриц. Графа фон Мольтке, главу кружка Крейсау, казнили 23 января 1945 года, хотя он не участвовал в заговоре. Тротт цу Зольч, ведущая фигура в кружке и в заговоре, был повешен 25 августа 1944 года. — Прим. авт.
{286}"Приговор сильно подействовал на него, — вспоминал позднее Шлабрендорф, который общался с Фроммом, пока они находились в тюрьме гестапо на Принц-Альбрехтштрассе. — Он никак этого не ожидал" (Шлабрендорф Ф. Они чуть не убили Гитлера, с. 121). — Прим. авт.
{287}Справедливости ради следует сказать, что Рундштедт, возможно, не знал об обстоятельствах смерти Роммеля. О них ему, очевидно, стало известно лишь из показаний Кейтеля на Нюрнбергском процессе. "Мне не было известно об этих слухах, — заявил на процессе Рундштедт, иначе я отказался бы выступать в роли представителя фюрера на государственных похоронах: это было бы подлостью сверх всякой меры". Тем не менее семья Роммеля обратила внимание на то, что этот добропорядочный господин старой школы отказался присутствовать на кремации и приехать в дом Роммеля, чтобы выразить свои соболезнования вдове, как это сделали большинство других генералов. — Прим. авт.
{288}Сам же генерал Шпейдель, заключенный в подвал гестаповской тюрьмы на Принц-Альбрехтштрассе, подвергавшийся нескончаемым допросам, не был ни сломлен, ни сбит с толку. Помогло, вероятно, то, что он был солдатом и философом одновременно. Он сумел провести своих мучителей из СД, ни в чем не признавшись и никого не выдав. Был у него один нелегкий момент, когда ему устроили очную ставку с полковником фон Хофакером, которого, как он считает, подвергли не только пыткам, но и воздействию наркотических средств, однако полковник не выдал в данном случае Шпейделя, отказавшись от прежних показаний.

Хотя Шпейделя не предали суду, его в течение семи месяцев держали в тюрьме гестапо. Когда американские войска приблизились к месту его заключения близ озера Констанц в Южной Германии, он, обманув охрану, бежал вместе с 20 другими заключенными и нашел убежище у католического священника, который прятал всю группу до прихода американцев. Эту главу своей жизни Шпейдель опустил в написанной им от третьего лица книге, которая отличается строгой объективностью. Однако он рассказал о ней Десмонду Янгу, который и привел ее в своей книге "Роммель— Лиса Пустыни" (с. 251-252).

Свою необычную карьеру Шпейдель завершил в конце 1950-х годов на важном командном посту в НАТО. — Прим. авт.

{289}В своих мемуарах Гудериан, который постоянно подчеркивает, как смело противостоял он Гитлеру и как резко его критиковал, об этих приказах тем не менее умалчивает. — Прим. авт.
{290}По свидетельству Шпейделя, 23 августа Гитлер приказал взорвать все парижские мосты и другие важные сооружения, "даже если при этом могут быть уничтожены памятники искусства". Шпейдель отказался выполнить приказ, как и генерал фон Холтиц, новый комендант Большого Парижа, который сдался, сделав несколько выстрелов для очистки совести. В апреле 1945 года Холтица заочно отдали под суд за измену, но друзья по службе сумели оттянуть процесс до окончания войны. Шпейдель сообщил также, что сразу после сдачи Парижа Гитлер приказал разрушить его тяжелой артиллерией и самолетами-снарядами Фау-1, но и этот приказ он отказался выполнить (Шпейдель Г. Вторжение 1944 года, с. 143-145).- Прим. ред.
{291}"Я уверен, — писал Эйзенхауэр в своих мемуарах (Крестовый поход в Европу, с. 305), что фельдмаршал Монтгомери в свете происходивших событий согласится, что такой план ошибочен". Но фельдмаршал был далек от такой оценки, что хорошо известно тем, кто читал мемуары Монтгомери. — Прим. авт.
{292}К плану имелось интересное приложение, получившее название "Операция "Грейф" (кондор), которая, судя по всему, являлась детищем Гитлера. Руководить ее осуществлением фюрер доверил Отто Скорцени, который после вызволения Муссолини и решительных действий в Берлине вечером 20 июля 1944 года еще раз отличился в привычной для него сфере — похитил венгерского регента адмирала Хорти в Будапеште в октябре 1944 года, когда тот готов был предложить капитуляцию Венгрии наступавшим русским войскам. На Скорцени была возложена новая задача — сформировать специальную бригаду в составе двух тысяч человек из знающих английский язык немецких солдат, одеть их в американскую форму и посадить в трофейные американские танки и джипы. Предстояло просочиться через американскую линию фронта, перерезать связь в тылу, уничтожить связных, запутать движение транспорта и дезорганизовать тыл в целом. Мелкие подразделения должны были подобраться к мостам через реку Маас, попытаться захватить их и удержать до подхода основных сил немецких бронетанковых войск. — Прим. авт.
{293}Реально наступавшие немецкие войска имели около 900 танков и штурмовых орудий, 800-900 самолетов. — Прим. тит. ред.
{294}16 декабря был захвачен в плен немецкий офицер, имевший при себе несколько экземпляров приказа на операцию "Грейф", и американцам, таким образом, стало обо всем известно. Но это обстоятельство, видимо, не положило конец дезорганизации, созданной людьми Скорцени. Часть их, переодевшись в форму американской военной полиции, установила посты на перекрестках и указывала ложное направление движения американскому военному транспорту. Не помешало это и разведотделу 1-й армии поверить россказням нескольких захваченных немцев, переодетых в американскую форму, что большое число головорезов Скорцени направились в Париж, чтобы прикончить там Эйзенхауэра. За несколько дней американская военная полиция задержала тысячи американских солдат вплоть до Парижа, и они вынуждены были доказывать свою национальную принадлежность, отвечая на такие, например, вопросы: кто выиграл чемпионат США по бейсболу и как называется столица их штата, хотя некоторые не помнили этого или просто не знали. Многих немцев, задержанных в американской форме, расстреляли на месте, остальных отдали под трибунал и казнили. Самого Скорцени судил американский трибунал в Дахау в 1947 году. но оправдал. После этого он направился в Испанию, а затем в Южную Америку, где организовал процветающую компанию по производству цемента и написал мемуары. — Прим. авт.
{295}В течение нескольких часов, если судить по сохранившейся стенографической записи этого совещания. Здесь приведен фрагмент 27 совещаний фюрера. Полный текст приводит Гилберт в книге "Гитлер руководит своей войной". — Прим. авт.
{296}Среди убитых американцев числилось несколько зверски убитых пленных. Убили их 17 декабря близ Мальмеди офицеры и солдаты боевой группы полковника Йохена Пейпера из состава 1-й танковой дивизии СС. Согласно данным, приведенным на Нюрнбергском процессе, были зверски замучены 129 американских пленных. На последующих процессах над причастными к этому преступлению офицерами СС цифра эта сократилась до 71. Заседания завершились любопытной развязкой. 43 эсэсовских офицера, включая Пейпера, были приговорены к смерти, 23 — к пожизненному заключению и 8 — к более коротким срокам. Зепп Дитрих, командир 6-й танковой армии СС, который вел боевые действия на северной стороне выступа, получил 25 лет; Кремер, командир 1-го танкового корпуса СС, — 10 лет, а Германн Присс, командир 1-й танковой дивизии СС, — 18 лет.

Неожиданно в американском сенате раздались негодующе-слезливые голоса, особенно со стороны ныне покойного сенатора Маккарти, утверждавшие, что к офицерам СС якобы применяли силовое воздействие, добиваясь от них признания вины. В марте 1948 года 31 смертный приговор был отменен и заменен различными сроками заключения. В апреле генерал Л. Клей из оставшихся 12 смертных приговоров отменил еще шесть, а в январе 1951 года американский верховный комиссар в Германии Джон Макклой по общей амнистии заменил оставшиеся смертные приговоры пожизненным заключением. К моменту завершения этой книги всех эсэсовцев выпустили на свободу. Под крики о якобы жестоком обращении с эсэсовскими офицерами оказались забыты неопровержимые свидетельства, что по меньшей мере 71 безоружный американский пленный был зверски убит на заснеженном поле близ Мальмеди 17 декабря 1944 года по приказу или по подстрекательству нескольких эсэсовских офицеров. — Прим. авт.

{297}Как они об этом узнали — захватывающая история, но слишком длинная, чтобы приводить ее здесь. О ней поведал в своей книге "Алсос" профессор Самуэль Гоудсмит. "Алсос" — кодовое наименование группы американских ученых, которую он возглавлял и которая следовала за армиями Эйзенхауэра во время их похода в Западную Европу. — Прим. авт.
{298}Гитлер приказал расстрелять восемь немецких офицеров, которые командовали немногочисленными силами, прикрывавшими ремагенский мост. Их судил учрежденный фюрером специальный подвижный трибунал Западного фронта под председательством фанатичного нацистского генерала по фамилии Хюбнер. — Прим. авт.
{299}Стенограмма военного совета, состоявшегося у фюрера 23 марта, последняя из числа относительно не поврежденных огнем. По ней можно судить о действиях обезумевшего фюрера и его одержимости ничтожными деталями в момент, когда начали рушиться стены. Битый час он обсуждал предложение Геббельса использовать широкий проспект в берлинском Тиргартене в качестве взлетно-посадочной полосы. Он распространялся о непрочности немецкого бетона, не выдерживающего бомбежек. Значительная часть времени была потрачена на обсуждение вопроса, где собрать по крохам войска. Один из генералов упомянул об индийском легионе.

Гитлер заявил: "Индийский легион — это несерьезно. Есть индусы, не способные убить даже вошь. Они скорее позволят съесть себя. Они не способны также убить англичанина. Я считаю нелепостью направлять их сражаться против англичан... Если бы мы использовали индусов для вращения молитвенных барабанов или чего-либо в этом роде, они были бы самыми неутомимыми тружениками в мире..." И так до глубокой ночи. Разошлись в 03.43. — Прим. авт.

{300}"Лишь по окончании всей кампании, — писал позднее генерал Омар Брэдли, — мы поняли, что эта крепость существовала в воображении нескольких фанатичных нацистов. Она превратилась в такое пугало, что я просто поражаюсь, как мы могли столь наивно поверить в ее существование. Но пока оно существовало, легенда о крепости была слишком зловещей угрозой, чтобы ею пренебрегать, и в результате в последние недели войны мы не могли не учитывать ее в своих оперативных планах" (Брэдли О. Записки солдата, с. 536).

"Превеликое множество всего было написано об альпийской крепости, — заметил с усмешкой фельдмаршал Кессельринг после войны, — и в основном чепухи" (Кессельринг. Послужной список солдата, с, 276). — Прим. авт.

{301}По библейским сказаниям, вестники беды. — Прим. ред.
{302}"Историков Ева Браун явно разочарует", — сказал Шпеер Тревор-Роуперу, а историк добавил: "И любителей истории тоже" (Тревор-Роупер. Последние дни Гитлера, с. 92). — Прим. авт.
{303}Гиммлера. — Прим. пер.
{304}Впоследствии обнаружить останки не удалось, и это породило после войны слухи, будто Гитлер остался в живых. Но допросы нескольких очевидцев офицерами английской и американской разведок не оставляют сомнений на этот счет. Кемпка дал достаточно убедительное объяснение, почему не были обнаружены обуглившиеся останки. "Все следы были уничтожены полностью, — сказал он допрашивавшим, — непрекращавшимся огнем русских". — Прим. авт.
{305}А не с маршалом Жуковым, как утверждается в большинстве свидетельств. — Прим. авт.
{306}Первое мая традиционно отмечается в Европе как День труда. Прим. авт.
{307}Акт о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии был подписан в ночь на 9 мая 1945 года в Берлине (Карлсхорст). По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании была достигнута договоренность считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее в западной историографии подписание капитуляции германских вооруженных сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его "ратификацией". К сожалению, всё это делается с целью принизить решающий вклад СССР в достижение победы над агрессорами. День победы в Европе отмечается в западных странах 8 мая. — Прим. тит. ред.
{308}Д-р Роберт Лей, глава Трудового фронта, который также должен был сесть на скамью подсудимых, повесился в своей камере еще до начала процесса. Он изготовил петлю из разорванного на полосы полотенца и привязал ее к канализационной трубе, — Прим. авт.
    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru