Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

А. Гитлер. Моя борьба

- 32 -

Прибавьте к этому еще надменность и неслыханное самомнение, характерное для этих господ. Вся эта ленивая и трусливая сволочь всегда еще считает своим долгом сверху вниз критиковать действительную работу преданных делу людей, не останавливаясь при этом перед фактической помощью злейшим врагам нашего народа.

Любой наш агитатор, имеющий мужество хотя бы в небольшой пивной за столом отбиваться от противников и открыто защищать наши воззрения, приносит гораздо больше пользы делу, чем тысяча этих мудрых крыс. Этот наш рядовой агитатор уже наверняка завоюет для нас одного-другого нового сторонника. Его деятельность так или иначе принесет все же какие-нибудь видимые результаты. Эти же трусливые мошенники, проповедующие "тихую" работу и прячущиеся от всякой ответственности, не стоят и медного гроша. В великой борьбе за возрождение нашего народа они играют только роль трутней.

* * *

В начале 1920 г. я стал настаивать на том, что нам необходимо устроить уже первое настоящее массовое собрание. По этому поводу опять возникли разногласия. Часть руководящих товарищей считала это преждевременным и опасным. К этому времени красная печать начала уже обращать на нас внимание. Мы были счастливы, что нам наконец удалось вызвать ненависть с этой стороны. Мы стали выступать в качестве дискуссионных ораторов на собраниях других партий. Конечно нас срывали криками и шумом. Но все-таки известная польза была. О нас узнали, и по мере того как наши взгляды приобретали большую известность, в рядах красных росла против нас ярость. Было ясно, что как только мы попробуем устроить большое массовое собрание, наши "друзья" из красного лагеря явятся в большом количестве, чтобы попробовать устроить скандал.

Конечно я лично хорошо понимал, что такая попытка срыва нашего собрания вполне возможна, но я держался того мнения, что борьбы этой все равно не избежать и что мы столкнемся с красными, если не сейчас, то через несколько месяцев. Я хорошо знал психологию красных и поэтому не сомневался, что, оказав им самое крайнее сопротивление, мы не только произведем на них известное впечатление, но и некоторых из них завоюем на свою сторону. Вот почему нужно было запастись решимостью идти во что бы то ни стало до конца.

Наш тогдашний первый председатель партии, г. Харер, не разделял моего мнения и не считал момент подходящим; как честный, прямой человек он сложил свои полномочия и отошел в сторону. На его место выбран был г. Антон Дрекслер. Я лично оставил за собою отдел пропаганды и повел ее без всякой оглядки. На 24 февраля 1920 г. мы назначили первое большое народное собрание, имевшее задачей вынести в массу идеи нашего тогда еще неизвестного движения.

Всю подготовку я повел лично; она была совсем коротка. Весь аппарат наш вообще был налажен так, чтобы иметь возможность проводить принятые решения с молниеносной быстротой. Мы поставили себе задачей собирать в течение 24 часов большие собрания, раз только возникает какой-либо крупных злободневный вопрос. О собраниях мы решили извещать публику через плакаты и прокламации, которые должны были составляться в духе, изложенном мною в соответствующей главе о пропаганде. Наша задача была писать так, чтобы написанное было понятно широким массам - концентрироваться на немногих пунктах, много раз повторять одно и то же, говорить коротко, ясно, уверенно, проявлять настойчивость в распространении наших листков и плакатов и иметь достаточно выдержки и терпения, чтобы выждать, когда придут результаты.

Мы сознательно выбрали красный цвет для наших плакатов и листков. Этот цвет больше всего подзадоривает. Кроме того выбор нами красного цвета больше всего должен был дразнить и возмущать противников, и уже одно это должно было помешать им забывать о нас. В скором времени и в Баварии обнаружилась тесная связь между марксизмом и партией центра. Правящая здесь "баварская народная партия" также стала проявлять величайшую заботу о том, чтобы ослабить влияние наших красных плакатов на рабочих, идущих за красными. Впоследствии власти стали прямо запрещать эти плакаты. Если полиция не могла придумать никаких других мотивов, она начинала утверждать, будто наши плакаты "мешают уличному движению". В конце концов находились поводы, чтобы запретить наши плакаты и тем самым услужить своим друзьям красным. Так называемая, немецкая национальная народная партия тоже помогала нашим врагам в этом благородном деле. Как же! Могли ли они примириться с тем, что мы ставим себе задачей вернуть в лоно нации сотни тысяч заблудших, запутавшихся в интернациональных кознях немецких рабочих? Эти наши плакаты - лучшее доказательство тех громадных трудностей, с которыми приходилось в ту пору считаться нашему молодому движению. Для будущих поколений плакаты эти будут не только великим символом того, что сделало наше движение для раскрепощения народа, но и символом того, как велик был произвол тогдашних, так называемых, национальных властей, пускавшихся во все тяжкие, чтобы только помешать нам внедрить действительно национальные идеи в широкие массы нашего народа.

Судьба наших первых красных плакатов докажет всем и каждому, что в годы 1919, 1920, 1921, 1922 и 1923 подлинно национального правительства в Баварии не было и в помине, что на деле баварское правительство только вынуждено было постепенно считаться с нарастающим национальным движением, организованным нами.

Сами же правительства делали все от них зависевшее, чтобы помешать и задержать начавшийся процесс оздоровления.

Исключение в этом отношении составляли только два деятеля. Я имею в виду тогдашнего полицей-президента Эрнста Пенера и его верного советника Фрика.

Эти два человека были единственные из высоких чиновных сфер, кто уже тогда обладал достаточным мужеством, чтобы чувствовать себя в первую очередь немцем и уже затем государственным чиновником. Из числа ответственных деятелей Эрнст Пенер был единственный, кто не гонялся за дешевой популярностью масс и чувствовал настоящую ответственность перед своим народом, для дела возрождения которого он готов был отдать все, вплоть до своей собственной жизни. Вот почему он всегда и был сучком в глазу всей той массы продажного чиновничества, для которого освободительное движение народа - звук пустой и которое, не рассуждая, выполняет все, что ни поручит работодатель.

В отличие от многих наших так называемых блюстителей так называемого государственного авторитета Эрнст Пенер принадлежал к тем, кто не только не боялся ненависти со стороны изменников и предателей, а напротив, считал само собою разумеющимся, что всякого приличного человека изменники должны ненавидеть. При виде того безмерного горя, которое переживал наш народ. Попер только радовался тому, что своей борьбой против врагов народа он навлек и на себя ненависть евреев и марксистов.

Это был человек необычайной честности. Главные черты его натуры - необычайная, почти античная простота и германское прямодушие. "Лучше смерть чем рабство" - эти слова не были для него фразой, они характеризовали все его существо.

В моих глазах из всех тогдашних государственных, деятелей Баварии только Эрнст Попер и его сотрудник доктор Фрик имеют право на то, чтобы считаться работниками, действительно помогавшими возрождению национального дела в Баварии.

Раньше чем созвать наше первое массовое собрание, нам нужно было не только заготовить весь необходимый пропагандистский материал, но и окончательно сформулировать тезисы партийной программы.

Во второй части нашей работы мы изложим подробнее те большие идеи, которыми мы руководились, формулируя программу. Здесь я хочу отметить только тот факт, что, приступая к окончательной формулировке тезисов, мы ставили себе задачу не только окончательно оформить движение и дать ему определенное содержание, но преследовали и практическую цель - написать программу так, чтобы цели движения сразу стали понятны широким массам.

В так называемых интеллигентских кругах много шутили и остроумничали по поводу нашей попытки сформулировать программу самым популярным образом. Но что правота была на цацки стороне, это быстро доказали события.

В течение этих лет на наших глазах возникали десятки новых партий, но все они давным-давно исчезли бесследно, и программы их развеяны ветром. Осталась только одна единственная партия: германская национал-социалистическая рабочая партия! И ныне, когда я пишу эти строки, я более чем когда-либо полон веры в то, что наша окончательная победа безусловно обеспечена, сколько бы препятствий ни воздвигали нашему движению, сколько раз маленькие партийные министры ни лишали бы нас свободы слова, сколько раз на партию ни накладывались бы запреты.

Пройдут года, о нынешнем режиме и его носителях успеют давно уже позабыть, а программа нашей партии станет программой всего государства, и, сама наша партия станет фундаментом его.

Средства которые мы успели собрать на наших собраниях в течение 4 месяцев, дали нам возможность напечатать первые листки, плакаты и программу партии.

Если я заканчиваю всю первую часть своего произведения описанием первого массового собрания партии, то я делаю это потому, что именно это собрание явилось крупной вехой. Это собрание покончило с традицией маленького ферейна. Впервые вышли мы на широкую дорогу и обратились к широкому общественному мнению, являющемуся самым могучим фактором нашего времени.

Больше всего меня в те дни озабочивала одна единственная мысль: будет ли полон зал или нам придется говорить перед зияющей пустотой. Внутренне я был совершенно убежден, что если только народ в достаточном количестве соберется, то день этот станет днем громадного успеха для нашего молодого движения. С нетерпением и тревогой ожидали мы назначенного вечера.

Собрание должно было начаться в 7 ч. 30 м. В 7 ч. 15 м. зашел я в большой зал Придворной пивной на Малой мюнхенской площади, и сердце мое затрепетало от радости. Гигантский зал (помещение это казалось мне тогда совершенно грандиозным) был полон народа. В зале негде было яблоку упасть. Присутствовало не менее двух тысяч человек. А главное, пришли именно те, кто нам был нужен. Более половины аудитории несомненно составляли коммунисты и независимые. Конечно, они пришли с намерением сорвать наше собрание в самом начале его.

Однако их планам не суждено было осуществиться. Как только кончил первый оратор, слово было предоставлено мне. Уже через несколько мгновений посыпались цвишенруфы. В зале начались первые столкновения. Горсточка моих самых преданных друзей по фронту вместе с некоторыми другими нашими сторонниками схватились с нарушителями порядка. Лишь постепенно удалось им добиться установления некоторой тишины. Я продолжал свою речь. Не прошло и получаса, и гром аплодисментов заглушал уже крики и рев противников.

Теперь я перешел к чтению программы и к разъяснению ее по пунктам. Это была первая попытка популяризации нашей программы.

С каждой минутой цвишенруфы становились реже, а аплодисменты громче. Я читал пункт за пунктом все 25 тезисов, каждый раз спрашивая присутствующую массу слушателей, что они имеют возразить против данного пункта. В ответ гремели аплодисменты, становившиеся все более единодушными. И когда я зачитал последний тезис, аплодисменты гремели без конца, и все тезисы были одобрены единогласно. Когда я кончал, передо мною была единая сплоченная масса слушателей, сердца которых бились в унисон. Энтузиазм неописуемый! Было ясно, что люди обрели новую веру, новые убеждения и новую волю.

Собрание тянулось четыре часа. И когда по истечение этого времени люди стали медленно расходиться, полные подъема и воодушевления, я уже твердо знал, что теперь принципы нашего движения действительно пробили первую брешь и стали проникать в толщу немецкого народа. Я не сомневался уже ни на минуту, что теперь нет уже той силы в мире, которая заставила бы народ предать забвению эти великие принципы.

Мы возожгли огонь, на котором будет выкован меч нашей свободы. Теперь я непоколебимо верил, что пробил не только час возрождения, но и час великой мести за преступление 9 ноября 1918 г.

Зал постепенно пустел.

Начиналась новая эпоха в истории нашего движения.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

ГЛАВА I
МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ПАРТИЯ

24 февраля 1920 г. состоялось первое массовое собрание, устроенное сторонниками молодого движения. В большом зале мюнхенской Придворной пивной 25 тезисов программы новой партии были прочитаны перед двухтысячной аудиторией и пункт за пунктом одобрены ею при невиданном энтузиазме всех собравшихся.

Этим самым партия получила первое руководство к действию, получила программу, раз навсегда разрывавшую со всеми прежними устаревшими представлениями, ставившую крест на всех прежних устаревших и прямо вредных целях. На сцену выступала новая сила, объявившая решительную борьбу всему старому гнилью трусливого буржуазного мира и всем оттенкам пьяных от победы марксистских организаций. Германия катилась в пропасть; удержать ее от окончательного падения в последнюю минуту было призвано наше движение.

Для меня стало вне всякого сомнения, что новое движение лишь в том случае достигнет достаточной силы и выиграет бой, если оно с первых же дней своего существования вызовет в сердцах своих сторонников горячее убеждение, что для нас дело идет не о модном избирательном лозунге для ловли голосов, а о новом действительно великом миросозерцании.

В самом деле припомним, как мастерили до сих пор так называемые партийные программы, как их перелицовывали, перекрашивали и т. д. Достаточно только вспомнить, какими мотивами обыкновенно руководствовались всевозможные "программные комиссии" буржуазных партий, когда они садились за свое рукоделие.

Когда эти партии предпринимали новые изменения в своих программах, они неизменно руководились только одним мотивом: как бы набрать побольше голосов на предстоящих новых выборах. Как только эти парламентские фокусники учуют, что любимый народ опять склонен взбунтоваться и не хочет вести дальше старую повозку, так они сейчас же стараются перепрячь лошадей. Тогда на сцену выступают старые звездочеты и партийные астрологи, главным образом из числа так называемых, опытных и видавших виды "старых" парламентариев "с богатым политическим опытом". Им уже не раз случалось наблюдать, как у масс лопалось терпение и как вожди всегда находили новый "выход". Тотчас же на сцену появляется старое испытанное средство: образуют "комиссию". Затем начинают разнюхивать во всех направлениях, что же именно не нравится народу и чего бы он хотел новенького. С этой целью старательно обыскивают также все печатные произведения других партий. Затем "комиссия" усердно пытается узнать, какие собственно лозунги пользуются в данный момент особенной популярностью у тех или других групп, профессий и т. д. Внезапно оказывается, что "демагогические лозунги" оппозиции тоже не так уже плохи, и внезапно эти дотоле "вредные" лозунги появляются в "исправленной" программе к величайшему изумлению подлинных отцов этих лозунгов. И все это совершается как нечто само собою разумеющееся.

Солдат на фронте обыкновенно меняет рубашку только тогда, когда она кишит вшами. Но примерно так же поступают и пресловутые "программные" комиссии, "ревизуя" старые программы и наскоро перелицовывая их на новый лад. Крестьянину они пообещают защиту сельского хозяйства, промышленнику - покровительство предметам его производства, потребителю - защиту его потребительских интересов, учителям они обещают повысить жалованье, чиновникам - пенсию, вдовам и сиротам - полное обеспечение. Заодно они не скупятся на обещания улучшить пути сообщения, понизить тарифные пошлины, снизить налоги, если уж не уничтожить их совершенно. Иной раз случится, что впопыхах позабыли о том или другом отдельном сословии или о том или другом отдельном требовании, популярном в широких слоях народа; тогда в последнюю минуту наскоро стараются приделать к программе еще одно-два "необходимых" требования, пока наконец господа опытные парламентарии не придут к выводу, что теперь у них в программе написано абсолютно все необходимое, все, чего требует для своего успокоения и для успокоения своих жен и детей средний мещанин. Теперь можно опять благополучно отправиться в новое плавание в надежде на то, что "граждане избиратели" будут достаточно глупы, чтобы поверить "новой" программе и опять клюнуть на удочку старых политиканов.

Затем проходят выборы, и господа парламентарии теперь целых пять лет и не думают больше устраивать народные собрания. Господа законодатели рады теперь, что они избавились от надоевшей возни с плебсом и могут теперь отдаться более приятным и более высоким занятиям в самом парламенте. Теперь можно распустить и "программную комиссию". Теперь начинается борьба парламентария за насущный кусок хлеба - сиречь за получение суточных, полагающихся народному представителю.

Каждое утро господин народный представитель отправляется в высокую палату, иногда впрочем не доходя до зала заседания, а ограничиваясь только занесением своей фамилии в списки "присутствующих", лежащие в кулуарах. Полный готовности служить своему народу до последней капли крови, господин депутат самоотверженно вписывает в указанный список свое имя и затем спешит получить полагающуюся ему за этот тяжелый труд мзду.

Спустя года четыре или в особо критические недели, когда начинает казаться, что парламент может быть вот-вот распущен, этими господами овладевает неукротимая энергия. Как личинка майского жука в определенный момент не может не превратиться в самого жука, так и эти парламентские гусеницы теперь не могут усидеть на месте. Теперь они покидают подмостки кукольного театра и все, как на крылышках, летят в разные концы страны - опять к "возлюбленному народу". Снова произносят они речи перед избирателями, пространно рассказывают им о своих собственных подвигах и о черствости и злой воле всех других депутатов. Но вместо аплодисментов этим господам иногда приходится выслушать довольно грубые замечания, а иногда и просто брань. Если народ оказывается уже очень "неблагодарен", господа депутаты знают испытанное средство. Тогда им становится ясно, что программу надо опять перекроить, подновить и выгладить. С этой целью создается новая комиссия, и подлая игра начинается сначала. А так как известно, что глупость человеческая неизмерима, то не приходится удивляться тому, что господа эти, несмотря ни на что, опять достигают своей цели. Обманутая прессой, ослепленная соблазнами "новой" программы голосующая скотинка - как "буржуазного", так и "пролетарского" происхождения - вновь возвращается в стойла своих господ и опять отдает голоса старым обманщикам.

Теперь господа народные представители, избранники трудящихся масс, снова возвращаются в первобытное состояние парламентских гусениц и приступают с навои энергией к пожиранию государственных запасов. Они лоснятся от жира и спокойно ничего не делают целых четыре года, пока опять пробьет час и из куколки вылупится сверкающая всеми цветами радуги бабочка.

Нет ничего более тягостного, чем наблюдать этот систематически повторяющийся обман масс.

Такие порядки в буржуазном лагере конечно вовсе не содействуют появлению новых свежих сил, способных довести до конца борьбу с организованной силой марксизма.

Но сами эти господа серьезно и не думают о такой борьбе. Как ни ограниченны, как ни тупы эти парламентских дел мастера, но все же и они не поверят, что на путях западной демократии можно победить марксистское учение, для которого сама эта демократия и все, что с ней связано, служат только средством, чтобы парализовать противника, только орудием в борьбе за собственные цели марксистов. Часть марксистов очень ловко притворяется, будто для них демократия - святыня. Но мы-то ведь все-таки не так глупы, чтобы забыть, что в критические минуты эти господа плевать хотели на всякое решение большинства, проведенное на путях западной демократии. Разве забыли мы те дни, когда буржуазные парламентарии по глупости своей видели гарантию в том, что-де они составляют большинство в парламенте, между тем как господа марксисты, предоставив им забавляться этой погремушкой, реальную власть захватили в свои руки, опираясь на банды уличных громил, дезертиров, на кучки еврейских литераторов и партийных дельцов. Нужно быть совершеннейшим парламентским колпаком, чтобы поверить, будто носители этой мировой чумы, когда придет время, хоть на минуту остановятся перед сакраментальными формулами западного парламентаризма.

Марксизм будет идти рука об руку с демократией до того момента, пока ему всеми правдами и неправдами удастся сверх всего прочего добиться еще фактической поддержки его планов со стороны тех кругов национальной интеллигенции, которые он как раз и хочет истребить. Но если бы марксисты сегодня же пришли к убеждению, что в котле нашей современной парламентской демократии каким-то образом выкристаллизовалось большинство, имеющее намерение воспользоваться своими законными правами большинства против марксизма, то вы можете быть уверены, что всей парламентской комедии тут же моментально был бы положен конец. Знаменосцы красного интернационала моментально перестали бы апеллировать к демократической совести и немедля выпустили бы зажигательное воззвание к пролетарским массам против демократии. В тот же день господа марксисты перенесли бы свою борьбу из затхлой атмосферы заседаний парламента на фабрики, заводы, на улицу. Все парламентское великолепие потерпело бы крушение в один день и то, что шустрым апостолам не удалось сделать в парламенте, то силой захватили бы взвинченные ими пролетарские массы, как это уже один раз было осенью 1918 г. Эти разъяренные массы вновь преподали бы буржуазному миру хороший урок того, насколько безумно тешить себя иллюзиями, будто средствами западной демократии буржуазия может защитить себя от завоевания мира евреями.

Нужно быть уж очень доверчивыми дурнями, чтобы, имея дело с таким партнером, связывать себе руки определенными правилами игры, в то время как сам партнер в любую минуту готов наплевать на всякие правила, когда они для него невыгодны.

Мы уже знаем, что для всех так называемых буржуазных партий вся политическая борьба есть только средство для завоевания парламентских кресел. Мы знаем, что в этих целях названные партии готовы менять свои программные принципы как перчатки и что, когда нужно, они выкидывают за борт целые части программы как излишний балласт. Конечно по делам получаются и результаты. Партии эти не могут иметь никакой притягательной силы для широких масс, ибо масса всей душой будет лишь с теми, в ком она видит носителей больших идей, кому она может верить безусловно и неограниченно, в ком она видит людей, до конца с фанатизмом борющихся за свои идеи.

Противник вооружен с головы до ног, у него есть свое мировоззрение, пусть хотя бы тысячу раз преступное. Противник штурмует существующий строй и готов идти до конца. Чтобы победить такого противника, мы должны иметь свой высокий идеал, мы должны с развернутыми знаменами идти в наступательный беспощадный бой, отбросив раз навсегда тактику расслабленной обороны. Если поэтому нашему движению приходится выслушивать из уст так называемых буржуазных министров, как например, из уст баварских министров партии центра, остроумный упрек в том, что мы работаем для "переворота", то этаким политическим тупицам мы отвечаем: да, милостивые государи, мы стараемся наверстать то, что потеряно в результате вашей преступной глупости! Своим парламентским торгашеством вы помогли ввергнуть нацию в пропасть. Мы же поможем народу выбраться из этой пропасти, мы сделаем для него ступеньки, по которым он взберется вверх и войдет наконец в подлинный храм свободы. Именно для этого мы выковали новое миросозерцание, именно для этого мы проводим тактику наступления.

В силу всего этого мы в первый период существования нашего движения должны были особенно тщательно позаботиться о том, чтобы весь мир увидел в нас фалангу подлинных бойцов за новое миросозерцание, а не шаблонный парламентский клуб, преследующий обыденные парламентские интересы.

Первой же предохранительной мерой было выставление нами такой программы, которая уже одним величием своей цели отпугивала от нас все мелкие умы, всех слабеньких партийных политиков современности.

Насколько правильно действовали мы, придавшие нашей программе такой грандиозный размах и такую резкую формулировку, лучше всего доказывают роковые ошибки, сделанные другими партиями, приведшими в конце концов Германию к катастрофе.

Тяжелые уроки этих лет неизбежно должны были привести к возникновению нового учения о государстве, а это учение в свою очередь само должно было стать составной частью нового миросозерцания.

* * *

В первой части этого сочинения я разобрал термин народничество ("фелькиш") чтобы указать, насколько понятие это растяжимо, насколько непригодно оно стать знаменем партии. Под флагом этого термина ныне объединяются люди совершенно противоположных взглядов на самые важные вопросы политики. Раньше чем я перейду к изложению задач и целей германской национал-социалистической рабочей партии, хочу остановиться еще подробнее на понятии "народничество" и на том, как оно относится к партийному движению.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru