Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Застольные разговоры Гитлера

- 37 -

В противном случае мы будем вынуждены создать новое имперское управление электроэнергии, а для этого нам потребуются миллионы чиновников. Ибо тогда, так сказать, в каждую деревню нужно посадить имперского контролера или имперского инспектора. Напротив, имперские власти, должно быть, заинтересованы в том, чтобы, всемерно развивая частную инициативу - а здесь нужно рассчитывать на инициативу коммунальных и других органов местного самоуправления, - снять тем самым с себя ответственность за многие проблемы.
И поэтому он решительно против централизованного руководства, за которое ратует Шпеер.
Если эти тенденции, с проявлением которых в деятельности имперского министерства внутренних дел он уже давно ведет борьбу, усилятся, то через 50?100 лет рейх, несомненно, вновь придет в упадок. Ведь чрезмерная централизация задушит любую инициативу на местах. Люди с поистине светлым умом, которые так нужны для работы в государственном аппарате рейха, могут сформироваться как личности и проявить себя лишь в том случае, если имперские власти предоставят индивидууму - будь то чиновник или предприниматель - как можно большую свободу действий, чтобы ему ничто не препятствовало выступить со своей инициативой.
Если чиновники в Берлине будут буквально до мелочей регламентировать каждую сферу деятельности, то в гау не будет условий для формирования как личностей людей, от природы наделенных светлым умом и умеющих оригинально мыслить и плодотворно работать. Но нация, если она хочет выжить и одержать победу, остро нуждается именно в таких людях. Только на местах в гау все время постоянно появляются свежие умы и таланты, и нужно заботиться о них, то есть давать им по возможности работать самостоятельно, чтобы подготовить их к выполнению задачи уже в имперском масштабе. Если же все и вся будут решаться только в Берлине, то невозможным станет появление талантов в сфере административной деятельности, все захиреет и придет в упадок, поскольку этим будут ведать тупые министерские бюрократы и для управления рейхом придется привлекать исключительно людей, у которых, возможно, за спиной не будет ничего, кроме карьеры министерского чиновника.
Подводя итоги, шеф подчеркнул:
1. Нет никакой необходимости проводить выравнивание уровней цен на всей территории Великогерманского рейха, поскольку одна община может давать электроэнергию по более дешевым ценам, чем другая, которая, к примеру, выплачивает более высокие проценты.
2. Созданию единой энергосистемы ничто не препятствует и в том случае, если электростанции находятся в основном в ведении общин или органов местного самоуправления гау.
3. Использование мощных, имеющих важное государственное значение водных ресурсов, как, например, дунайских вод в районе Железных Ворот, крупных водохранилищ или других источников энергии, например отливов и приливов, должно находиться в руках имперских властей.
4. Самое главное - чтобы энергохозяйство не стало объектом спекуляций частных лиц. В остальном же следует предоставить владельцу мельницы или фабриканту возможность самому получать электроэнергию, а также разрешить ему снабжать ненужной ему избыточной электроэнергией других потребителей.


193

26.07.1942, воскресенье, вечер

"Волк?оборотень"
За ужином шеф заявил, что нам следует научиться совершенно по?другому смотреть на историю. Если мы хотим понять истинную взаимосвязь исторических событий, то должны начинать изучать нашу историю с Римской империи и греческих государств античной эпохи. И если уж проводить исторические параллели, то между именно событиями той эпохи и нашего времени; если, например, поставить перед собой цель найти исторических деятелей, аналогичных Фридриху Вильгельму I и его сыну Фридриху Великому, то лучше всего подходят Александр Великий и его отец Филипп.
И если правильно оценивать события германской истории, то сразу видно, насколько такие выдающиеся личности, как германские императоры, отличаются от мелкотравчатого Генриха Льва. Если бы германские князья поддерживали политику своих императоров, то Священная Римская империя германской нации была бы огромной державой, ведь до сих пор в жителях Ломбардии отчетливо видна германская кровь.
И если встает вопрос, что влекло германских императоров на Юг, то ответ на него дать совсем нетрудно. Во времена Карла Великого Германия представляла собой примерно то же самое, что в наши - средняя полоса России и ее северные области: огромные лесные массивы, представляющие собой почти непреодолимое препятствие, дороги, по которым почти весь год невозможно ходить, атмосферные осадки, выпадающие в таком количестве, что климат становится суровым, а почва неплодородной, и т. д.
Напротив, Италия и Северная Африка представляли собой поросшие лесом плодородные земли, а обилие очагов культуры делало жизнь там приятной во всех отношениях. И поэтому во времена Карла Великого перевод императорского чиновника в Германию расценивался также как и пресловутый перевод в порядке наказания в Познань в начале нашего века.
Размышляя о том, как нужно осуществлять руководство государством, неизбежно приходишь к выводу, что одними законами о тайной государственной полиции тут ничего не добьешься.
Широким массам нужен кумир. Когда листаешь старые журналы, становится совершенно очевидно, что даже Вильгельма II художники порой лицемерно стремились изобразить так, чтобы облик его мог вызвать симпатии народа. И если престарелый Франц Иосиф все же обладал авторитетом, хотя он не слишком разбирался в политике, то это в первую очередь объяснялось тем, что преклонный возраст и занимаемый им пост главы государства невольно внушали к нему уважение.
Памятуя об этом, видишь, какой удар нанесли сами себе англичане, сместив с престола своего короля Эдуарда . Характерно, что именно такой любитель читать мораль, как отъявленный мошенник архиепископ Кентерберийский, сыграл здесь далеко не последнюю роль.
За ужином шеф подчеркнул: просто замечательно, что в ходе этой войны миллионы немцев воочию убедились, что такое коммунизм, ибо побывали на его советской родине.
При свете облик коммунизма точно так же теряет свою привлекательность, как и женское лицо, на которое, если желаешь им восхититься, можно смотреть только при свечах и после 23 часов - когда взор мужчины уже слегка затуманен.
Аналогичным образом обстоят дела с христианством. Поэтому католическая церковь в своей повседневной жизни стремится воздействовать на эмоции и использует для этого цветные витражи в окнах церквей, фимиам и органную музыку.
Эта война дает ему возможность постепенно покончить со всем, что может представлять для нас опасность.
Таким образом, положение Англии в Европе будет совершенно иным. Если ей вообще будет суждено выполнять какие?либо задачи на Европейском континенте, то они сведутся к обеспечению безопасности на морях, равно как и мы возьмем на себя гарантию безопасности восточных границ. Судя по тому, что английский флот и авиация пока еще не утратили воинственный дух, эта задача вполне им по плечу.
Но крайне сомнительно, что ведущие английские политические деятели осознают наконец, как мало для них значит поддержание равновесия сил в Европе при том жалком положении, в каком находится Британская империя, и что угроза английским колониям может исходить только от стран, находящихся за пределами Европы. Ведь вовсе не англичане, а евреи через подкупленных ими Черчилля и Идена ведут войну против нас. Об истинных взглядах англичан можно узнать, прочтя в военных мемуарах полковника Лоуренса или того же Черчилля, только написанных до того, как его подкупили евреи, о том, с каким восхищением начали относиться к нам англичане после первой мировой войны.
Чтение такого рода военных мемуаров английских политиков наводит на мысль о том, что, в сущности, именно чувство собственного достоинства и гордости побуждало англичан действовать должным образом всякий раз, когда требовалось решить проблему, связанную с судьбой империи. И когда начинаешь анализировать это чувство собственного достоинства, то автоматически приходишь к выводу, что Вена при Габсбургах - помимо всего прочего - просто не могла противостоять стремлению Венгрии к независимости. Ибо немецкое правительство, уступив венграм значительную долю своей власти на территории всего государства, уже не могло рассчитывать на то, что последнее слово останется за ним.
За ужином шеф заметил: он хотел прийти к соглашению с Англией на основе того, что колонии нам не нужны. Уже такую проблему, как обеспечение связи между Германией и, к примеру, африканскими колониями, в достаточной степени трудно решить.
Ведь для этого требуется много военно?морских и еще больше авиационных баз, а в данный момент наше стратегическое положение в мире в этом смысле крайне неблагоприятно.
Напротив, обеспечить связь с занятыми нашими войсками восточными землями совершенно несложно; для этого вполне достаточно будет проложить шоссейные дороги и железнодорожные пути.
Он отнюдь не считает, что колонии для нас жизненно необходимы, учитывая, какими необычайно богатыми сырьевыми ресурсами располагают восточные земли. Из этого сырья сможем получать чай, пряности, каучук, причем при выведении породы климатически стойких каучуконосных растений нужно применять тот же метод, что и при выращивании сахарной свеклы. Встать на путь колониальных завоеваний из?за одного кофе было бы просто неразумно.
И когда в связи с этим ему предлагают захватить Исландию и превратить ее в военно?воздушную базу, то он предпочитает тогда вообще отказаться от колониальных планов. Ибо в течение длительного срока Исландию ему все равно не удержать .
В остальном же, размышляя о проблемах, касающихся Англии, он исходит из того, что положение мировой державы, у которой недостаточно собственных ресурсов, крайне неустойчиво.
В свое время, когда ему довелось объездить весь Германский рейх вдоль и поперек, первое, что поразило его в Северной Германии, - это хлеб.
Ольденбургский ржаной хлеб живо напомнил ему такой же вкусный австрийский солдатский хлеб. К сожалению, обе венские фирмы, которым принадлежали пекарни, где выпекали этот хлеб, в период Системы оказались в руках евреев и тем самым превратились в социал?демократические предприятия, поскольку хлеб подорожал на два пфеннига и деньги эти перечислялись в кассу ДПГ.
Впрочем, Гитлер ест только испеченный в Вестерштеде ольденбургский черный хлеб.
За ужином шеф в конце беседы рассказал о своем посещении Парижской оперы.
Глядя на ее великолепный фасад, ожидаешь, что тебя ждет поистине потрясающее зрелище, но, увидев хотя и красочные, но совершенно жалкие декорации, он с горечью констатировал, как быстро может деградировать такой выдающийся очаг культуры, как Парижская опера, если люди, отвечающие за него, ничего в этом не понимают.
Веймар в этом отношении стоит просто на недосягаемой высоте.
Даже Советы с пониманием относились к таким вещам и пытались, улучшив условия жизни актеров и режиссеров своих крупнейших театров, создать им возможности для нормальной творческой работы. Так, актрисы - это единственные женщины в России, которые имеют право не только на столько?то и столько?то метров жилой площади, но и на отдельную комнату.
Как рассказали мне 26 июля вечером генерал Шмундт и полковник Шерф, приведший в ходе его осуществления к совершенно поразительным успехам план весеннего наступления в районе Дона, которое, как предполагали Советы, должно было начаться под Ростовом, но никак не в районе Воронежа, был разработан исключительно лично фюрером. Как заявил с усмешкой Кейтель, согласно всем теориям, которые преподают в военных академиях, это была ошибка и все же, а может быть, именно поэтому она привела к победе .


194

26.07.1942, воскресенье, после ужина

"Волк?оборотень"
Приводимую ниже запись рейхсляйтер Борман сразу же направил для дальнейшего распоряжения в рейхсканцелярию имперскому министру Ламмерсу.

26.07.1942, ставка фюрера

После ужина шеф завел разговор о взаимоотношениях высокопоставленных деятелей партии, государственных чиновников и генералов вермахта с экономическими структурами и осведомился у рейхсляйтера Бормана, все ли теперь сделано для того, чтобы депутаты рейхстага не являлись больше членами наблюдательных советов акционерных обществ, находящихся в частных руках. Борман заявил в ответ, что выполнение этого приказа отложено до конца войны. Он предложил, чтобы доктор Ламмерс подробно изложил состояние дел в очередном своем докладе. Фюрер, который никак не хотел поверить в то, что это его распоряжение до сих пор не выполнено, заявил: ни один государственный служащий не имеет права быть владельцем пакета акций. Ни один гауляйтер, ни один депутат рейхстага, ни один партийный руководитель не должен в дальнейшем входить в состав каких бы то ни было наблюдательных советов, неважно, платят ему за это или нет. Ведь даже если он, будучи тесно связанным с такого рода экономическими структурами, сумеет преодолеть соблазн, станет столь же бескорыстен, как Катон, и будет блюсти и отстаивать исключительно интересы государства, народ ему все равно не поверит.
При экономических системах, которые существовали в недавнем прошлом, крупные предприятия просто не могли обойтись без поддержки государства. Поэтому они включали в состав своих наблюдательных советов или назначали на какие?либо еще доходные должности депутатов, высокопоставленных чиновников или титулованных особ, а выплаченные им в виде тантьем, директорских окладов и пр. деньги окупались получением одного?двух крупных государственных заказов. Компания "Дунайское пароходство", например, выплачивала тем 12 депутатам, которые заседали в ее наблюдательном совете, ежегодно 80 000 крон каждому, но зато, использовав их связи и без всякой конкуренции с чьей?либо стороны, сумела нажиться за счет государства и получить сумму, во много раз превышающую эту, а именно миллион. Поэтому ни под каким видом нельзя допустить, чтобы депутаты, партийные руководители или государственные служащие позволяли использовать себя в интересах частных предпринимателей.
У народа на такие вещи особенный нюх. Он поэтому доволен тем, что, когда ему предстояло решить, приобрести ли его нынешние владения в Берхтесгадене или имение в Штейнгадене, он сделал выбор в пользу "Бергхофа". Ведь иначе ему пришлось бы закрыть знаменитую Штейнгаденскую сыроварню и тогда имение перестало бы приносить доход. Но если бы он этого не сделал, а из?за какой?нибудь ерундовой причины сыр бы подорожал, то сразу же все в один голос заявили: чему ж тут удивляться, ведь фюрер лично заинтересован в повышении цен на сыр.
Фюрера поддержал фельдмаршал Кейтель, который рассказал о фирме "Вита", производившей молочные продукты. Бывший имперский министр продовольствия Гугенберг оказывал ей всяческое содействие. Когда молочные фургоны из его имений, оклеенные соответствующими рекламными плакатами, везли на продажу молоко фирмы "Вита", то повсюду можно было слышать, как люди нелестно отзывались об этом, говоря, что он, устроив по всему рейху рекламу этой фирме, стремился создать благоприятные условия для продажи молока из своих имений.
Далее фюрер подчеркнул, что нельзя позволять чиновнику, намеревающемуся уйти с государственной службы, переходить в то частное предприятие, с которым он ранее поддерживал официальные отношения. Только из?за его связей, а вовсе не потому, что он прекрасно знает состояние дел в той или иной отрасли промышленности или разбирается в экономике, частные предприниматели хотят взять к себе этого человека. Иначе частные предприятия не платили бы такого рода директорам оклады в 36 000 рейхсмарок и больше. Ведь тот, кто хочет сделать карьеру на своем предприятии, должен всю жизнь работать, чтобы при наличии способностей когда?нибудь занять директорский пост и - если ему особенно повезет - уже в пожилом возрасте получать такие огромные деньги. Уже хотя бы поэтому совершенно очевидно, что такой подход по сути своей абсолютно безнравственен.
Промышленникам такие связи, что дьяволу душа еврея. И если закрыть глаза на то, что гауляйтер будет владеть пакетом акций или состоять в наблюдательном совете, то есть позволит использовать себя в чьих?либо экономических интересах, то тогда уже будет невозможно помешать крейсляйтеру и бургомистру заниматься тем же самым. Таким образом, будут созданы все условия для коррупции.
На основании всего этого необходимо позаботиться о том, чтобы государственный служащий, который намерен вложить свое состояние в пакет акций, в будущем мог вкладывать его только в облигации государственного займа. Так было - как совершенно верно заметил фельдмаршал Кейтель - в старой армии. Офицер старой кайзеровской армии также не имел права вкладывать свое состояние или деньги, доставшиеся ему от жены в качестве приданого, в промышленные облигации, но имел право приобрести на эти средства исключительно государственные и государством гарантированные ценные бумаги. И совершенно справедливо! Ведь только так есть гарантия того, что интересы офицера, как и любого другого государственного служащего, будут неразрывно связаны с интересами государства. В конце концов, оно существует вовсе не для того, чтобы предоставить кому?либо возможность подняться до самых высот, где у него появится множество нужных связей, а потом взирать, как тот идет к своему падению.
В ответ на вопрос адмирала Кранке, как надлежит поступать с государственным служащим, который сделал ценное изобретение, фюрер заявил: если государственный служащий сделал эпохальное открытие, то он должен уступить все права на него государству, получив взамен в качестве соответствующей компенсации государственные ценные бумаги. Когда же адмирал Кранке спросил далее, будет ли ушедшему в отставку офицеру также запрещено перейти на работу в частновладельческое предприятие, фюрер заявил: он сильно сомневается, есть ли у отставного майора данные для того, чтобы занимать хотя бы должность бухгалтера в частной компании. К каким негативным последствиям приводит использование отставных офицеров в частнокапиталистическом предприятии, мы уже в достаточной степени убедились после первой мировой войны. В остальном же нужно четко различать причины, по которым человек уходит с государственной службы: делает ли он это из?за своей непригодности к ней, или потому, что намерен перейти на работу в частнопредпринимательское предприятие.
Стремясь предотвратить переход государственных служащих на работу в сферу частного предпринимательства, следует при заключении любых крупных сделок между государством и частнокапиталистическим сектором пресекать все попытки придать этим договорам монопольный характер. При заключении крупных сделок в конкурсе всегда должны участвовать три?четыре фирмы. Только так можно помешать государственным служащим, в компетенцию которых входит налаживание деловых контактов, проложить "золотой мост" к той или иной фирме. По той же причине нужно позаботиться о том, чтобы все вопросы связанные с выдачей крупных заказов, решал консорциум, членов которого надлежит регулярно менять. К примеру, в Управление вооружений следует брать только фронтовиков, которые еще не успели обзавестись прочными связями с фирмами и компаниями. И их тоже следует заменять, как только будет предпринята попытка с помощью всевозможных приглашений, в частности на охоту, побудить их действовать в интересах определенной фирмы. Он не случайно упомянул в этой связи именно охоту, поскольку для офицера это такой же соблазн, как для женщины кольцо с бриллиантом. Частные предприниматели это прекрасно понимают, ведь их утонченные методы подкупа разработаны на основе богатейшего опыта. Только этим можно объяснить, почему они так нагло и ничего не стыдясь пытаются подкупать должностных лиц. Даже его самого пытались обманным путем побудить поставить подпись под одним документом, а взамен пообещали пакет акций - речь якобы шла исключительно о благотворительных целях!!! Но подпись фюрера давала им возможность с помощью умело организованной рекламы нажить на этом деле солидный капитал. Алхимик Таузенд, воспользовавшись тем, что Людендорф поверил ему и не стал возражать против упоминания его имени в связи с проведением экспериментов по превращению простых металлов в золото, сумел выманить у нескольких промышленников не менее 3?4 миллионов, в том числе 900 000 - у одного только господина Маннесмана.
То обстоятельство, что даже такие офицеры, как Людендорф, легко могут попасться на удочку всяким мошенникам и темным дельцам, доказывает, что было бы крайне нецелесообразно разрешить уволенным по служебному несоответствию в отставку офицерам устраиваться на работу в частнокапиталистический сектор. Насколько офицеры не умеют заниматься такого рода делами, наглядно демонстрирует также неудачная попытка Людендорфа начать совместно с капитаном Вайсом издание собственной газеты.
О том, что происходит в частнокапиталистической экономике, свидетельствует тот факт, что даже такой коммерсант, как Розелиус , который извлекал из кофе кофеин и продавал его по дорогой цене тем, кто специализировался на изготовлении лекарственных препаратов и шоколадных изделий, а кофе без кофеина тоже пускал в продажу по повышенной цене, попался на удочку к шарлатану, утверждавшему, что нашел метод очистки естественным путем сточных вод, в результате чего якобы получалась питьевая вода высшего качества. После взятия нами власти Розелиус привел к нему этого человека. К сожалению, он, фюрер, после долгих и настоятельных просьб Розелиуса все же дал себя уговорить встретиться с ним. Он уже после первых слов распознал в этом "изобретателе" мошенника и выставил его за дверь.
Как назло, именно министр по делам церкви также стал жертвой обмана со стороны шарлатана, утверждавшего, что им изобретен способ получения бензина из угля путем обработки его водой. Кеплера этот плут, который с легкостью отпускал всем желающим полученный для его экспериментов бензин, тоже водил за нос чуть ли не целый год. Когда же запахло жареным, он попытался обманом получить у рейхсфюрера СС охранную грамоту для себя. Но рейхсфюрер СС, который сперва было сам поверил ему, приказал посадить его в концлагерь, чтобы он на досуге в спокойной атмосфере мог проводить там свои эксперименты вплоть до получения желанного результата.
В ответ на реплику рейхсляйтера Бормана о том, что если уж у нас можно так морочить людям голову, то нетрудно себе представить, что же тогда творится в этой области в США, фюрер завершил разговор следующим выводом: сила Германии в том, что партийные руководители, государственные служащие и офицеры вермахта не участвуют в делах частных предприятий. И если кто?либо из них все еще имеет какие?либо обязательства перед ними, то он должен сделать для себя выбор: или полностью отказаться от них, или уйти с занимаемой должности.


195

27.07.1942, понедельник

Беседа шефа с Борманом, перед обедом
"Волк?оборотень"
Записано рейхсляйтером Борманом.
Исключительное положение рейхсфюрера СС объясняется вовсе не тем, что, как может показаться на данном этапе, ему подчиняются войска СС и полиция, но его обязанностям как имперского комиссара и уполномоченного НСДАП по укреплению германской народности .
Тем самым рейхсфюрер СС несет ответственность за объединение после войны мелких земельных наделов и переселение их прежних владельцев на Восток. Далее, он также ответственен за переселение малоземельных и безземельных крестьян, а также крестьян из горной местности с неплодородной почвой. А на неплодородной почве следует произвести лесопосадки.
Это переселение - поистине титаническая работа. Поэтому рейхсфюрер СС несет также ответственность за то, чтобы методика оценки земельной и прочей собственности была предельно упрощена: ведь при использовании нынешней методики составления кадастра такая всеобщая консолидация земельных участков будет длиться 300 лет.
Наряду с такой чрезвычайно сложной задачей, как разработка простейших методов проведения в рейхе консолидации и расчета полагающейся компенсации, предстоит также выполнить такую грандиозную задачу, как переселить в кратчайший срок на восточные земли миллионы семей, построить для них там хорошие дома и усадьбы, выделить им на Востоке необходимое количество земли.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru