Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

скачать книгу Застольные разговоры Гитлера

- 19 -

Он поэтому приказал отвезти в Линц только те произведения искусства, которые он купил на свободном рынке и о которых поэтому нельзя сказать, что их забрали у других городов.
И если в отдельных исключительных случаях, руководствуясь желанием максимально пополнить собрание картин в галерее - как, например, в Линце, - пойти на нарушение имущественных прав общины, имперского гау или земли, то покачнется все здание правовой системы с ее нормами правообеспечения имущества и остановиться будет уже нельзя.
Стоит лишь вспомнить о намерении бургомистра Нюрнберга Либеля вернуть в свой город все, что было создано нюрнбергскими художниками, и уже можно вообразить себе, как легко может вспыхнуть война всех против всех за обладание всеми имеющимися шедеврами.
Было бы также совершенно неверно упрямо отстаивать ту точку зрения, что произведению искусства место лишь там, где оно было создано. Подлинный шедевр всегда окажется за пределами своей родины, разнося по миру славу о своем создателе и своей родине. Муссолини это очень хорошо понял и подарил ему знаменитого "Дискобола".
Величайшую опасность для культурной роли тех наших городов, где сосредоточены сокровища искусства, он усматривает в том, что бюрократия из берлинских министерств сможет еще сильнее, чем теперь, влиять на них.
Ведь бюрократия в берлинских министерствах путает задачи центральных властей, которые заключаются именно в том, чтобы давать директивы общего характера и вмешиваться в тех случаях, когда причинен ущерб, с убивающим всю жизнь вокруг унитаризмом. Это особенно опасно потому, что министерская бюрократия в течение последних 20 лет варилась исключительно в собственном соку, и такой человек, как начальник отдела общинного управления в имперском министерстве внутренних дел Сурен, только лишь потому, что он в достаточной степени долго служил в этом министерстве, должен, видите ли, стать заместителем статс?секретаря, хотя он во многих случаях принес больше вреда, чем пользы.
Нужно поэтому стремиться привлечь со всей страны способных чиновников и с их помощью улучшить положение в среде министерской бюрократии. Таких людей, которые и на практике могут быть полезны, следует выдвигать лишь в тех случаях, когда им предоставлялась возможность доказать свои способности, возглавляя орган управления, не зависящий от вышестоящих инстанций. Чем больше придерживаться принципа децентрализации в управлении рейхом, тем легче будет подобрать для центральных учреждений способных людей, которые действительно знают, где им надлежит давать лишь направляющие указания местной администрации, а где они должны вмешаться.
Если позволить министерской бюрократии действовать прежними методами, то следствием этого через несколько лет будет всеобщее недовольство имперскими властями. Ибо людям, наделенным способностями, обеими ногами стоящим на земле и занимающим посты бургомистров и ландратов, постоянно приходится мириться с тем, что судьбу подготовленных ими и их сотрудниками в ходе долгой и напряженной кропотливой работы проектов решает какое?то ничтожество в берлинском министерстве и из?за его отрицательного решения вся их работа может пойти насмарку. Крайне редко бывает так, что в берлинских министерствах разумно решают какой?нибудь отдельный вопрос, и это неизбежно. Ибо у лиц, работающих в министерстве, совершенно отсутствует широта взглядов, поскольку они поочередно занимали мелкие чиновничьи должности и лишь потом оказались на весьма значительных, по их понятиям, но для людей с выдающимися способностями - просто жалких должностях министерских референтов. Какой театральный деятель согласится за полагающееся министерскому советнику жалованье в 700?800 рейхсмарок стать референтом по театрам в министерстве пропаганды? Поэтому жизненный стимул министерских референтов - это свойственный бюрократам эгоизм мелких людишек.
Он, шеф, поэтому в отношении такого города, как Байройт, весьма озабочен тем, чтобы он не был бы вынужден получать деньги на свои культурные нужды от министерства, а значит, и выполнять их указания. Он поэтому с особым интересом следит за тем, как растут и становятся на ноги оба сына фрау Винифред Вагнер , и надеется, что они продолжат дело жизни их отца и матери. Кроме того, он со своей стороны сделает все, чтобы еще при их жизни обеспечить сохранность города Рихарда Вагнера и памятников его культуры.
Лучше всего великие памятники нашей культуры можно сохранить в том случае, если оставить их в ведении различных городов, в которых они теперь находятся. Безусловно, прекрасен Берлин, и ему вполне пристала роль столицы с политической и военной точки зрения (достаточно вспомнить о параде в честь дня рождения фюрера), но как город, в котором может быть сосредоточена вся культурная жизнь рейха, он совершенно не подходит. Хотя бы уже потому, что в нем нет должной атмосферы.
Он, шеф, также против дальнейшего строительства крупных городов, подобных Берлину. Вполне достаточно, если в рейхе будет один город с пятью миллионами жителей, два города с двумя миллионами жителей и много городов с числом жителей в миллион. Допустить дальнейший рост наших крупных городов с той целью, чтобы вся культурная жизнь земель, входящих в состав Германского рейха, ориентировалась только на них, - да это же просто нелепо. Он поэтому заявил Кристиану Веберу , что было бы полнейшим идиотизмом присоединять Штарнберг к Мюнхену.
Более того, Мюнхен нужно оставить таким, как он есть, чтобы на деле сохранить весь его облик. Он, шеф, в свое время мог также начать проводить съезды партии в Мюнхене, захоти он только этого.
Но именно потому, что он намерен построить в Германии множество малых, средних и больших городов, которые станут центрами германской культурной жизни, он решил не столь строго соблюдать этикет в отношении представительства партии и стал, например, проводить партийные съезды в Нюрнберге, где благодаря ему в городе в течение 10 дней проходят роскошные празднества, напоминающие Олимпийские игры в древности. Из этих соображений он отказался также перевести Имперский суд из Лейпцига и лишь приветствовал тот факт, что такой верховный имперский орган, как Имперский суд по административным делам, будет находиться в Вене. После войны он еще раз вместе с рейхсфюрером СС Гиммлером обсудит вопрос о будущих медицинских учебных заведениях и научно?исследовательских институтах. Нужно же отдавать себе отчет в том, что медицинская наука не может быть поделена между СС, военно?морскими силами, полицией, гражданским сектором и т. д.


99

04.05.1942, понедельник, вечер

"Волчье логово"
За ужином шеф заявил, что выплатить образовавшийся во время войны долг рейха вообще не составит проблемы.
1. Германским мечом было добыто столько земель, что, как он недавно выразился, произошел огромный прирост национального богатства, который во много раз превышает все военные расходы.
2. Включение 20 миллионов дешевых иностранных рабочих в экономический процесс в Германии принесло прибыль гораздо большую, чем образовавшийся во время войны долг рейха. Нужно только высчитать, какую прибыль можно извлечь из того, что иностранный рабочий в отличие от немецкого получает не 2000, а 100 рейхсмарок в год.
Характерно, что лишь очень немногие "вожди экономики" обратили на это внимание. Даже рейхсминистру экономики партайгеноссе Функу он был вынужден в связи с расчетами национального дохода объяснять, насколько вырос уровень жизни германского народа благодаря обилию иностранной рабочей силы и насколько подешевел ручной труд.
В конце концов, опыт истории свидетельствует, что еще ни один народ не погиб из?за своих долгов. Поэтому можно лишь посоветовать нашим промышленникам при выполнении работ в области вооружений, которые их заставляют делать война, быть на сто процентов оптимистами во всем, что касается финансовых проблем .


100



05.05.1942, вторник, полдень

"Волчье логово"
За обедом шеф с восторгом рассказывал о своей овчарке Белле, которую он недавно завел и которая ему во всем, даже своей кличкой, доставляет очень, очень много радости. На прогулках сперва у них происходило волевое противоборство. Когда он решил заставить ее перепрыгнуть через скамейку, то Белла влезла на нее, дождалась, когда он - осыпая ее упреками - подошел поближе, и не торопясь перелезла через спинку. Но теперь он натаскал ее так, что она мгновенно реагирует на его приказания без малейшего проявления вялости и лени, чего он просто не выносит.
Ощущение такое, будто у собаки в голове часы: хотя в бункере совершенно темно, она каждое утро, около 9 часов, устраивает грандиозный концерт, прыгает на него и сильными ударами выражает свою безумную любовь к нему.
Поэтому ему приходится утром рано вставать, вместо того чтобы час или два почитать в постели. Даже если он очень поздно лег, как, например" вчера, когда он читал книгу Петри "Историческое наследие германского народа в Валлонии и Северной Франции". Впрочем из этой книги он с большим интересом почерпнул для себя, что эти территории, судя по названиям местностей, представляют собой исконно германские земли, которые у нас отняли и возврата которых мы можем с полным правом потребовать. Оба тома он прочел за один присест.
Под конец шеф с большим юмором рассказывал о том, как в будущем будут проводиться экскурсии по его резиденциям, включая "Бергхоф" и штаб?квартиры, причем он весьма подтрунивал над тем, как выражаются служители баварских музеев.
Интерес представляла также беседа с капитаном Клекелем о том, пользуется ли ставка фюрера авторитетом у солдат на фронте. Клекель заявил: с тех пор как фюрер занял в декабре прошлого года пост главнокомандующего сухопутными войсками и перебои в снабжении - насколько это вообще в человеческих силах - прекратились и начали поступать четкие приказы, сразу дававшие почувствовать неразрывную связь между ставкой фюрера и фронтом , авторитет ставки фюрера в отличие от ставки кайзера в годы первой мировой войны необычайно возрос и ни одного солдата на фронте не интересует, где она территориально расположена: на каком?нибудь участке фронта или глубоко в тылу. Нарукавная повязка, нагрудный знак или орден с надписью "FHQu" , которые должны быть вручены всем, кто давно уже служит там, когда?нибудь будут считаться особенно высокой наградой.


101

05.05.1942, вторник, вечер

"Волчье логово"
За ужином рейхсляйтер Борман завел разговор о том, что во время официальных визитов дуче в его окружении всякий раз мелькают новые лица и он, очевидно, каждые два года проводит смену караула.
Шеф заявил в связи с этим, что дуче делает это вопреки своей воле, ибо, как и он, хорошо знает, что составлять долгосрочные планы можно только вместе с людьми, которые занимают свои должности в течение длительного времени. И если дуче столь часто вынужден проводить смену, то лишь потому, что:
а) среди человеческого материала, имеющегося в его распоряжении и предназначенного для занятия руководящих должностей, нет достаточного количества способных людей, которых можно было бы держать на их постах долгое время:
б) лучших людей партии постоянно приходится рекомендовать на должности префектов, ибо префекты назначались королем и у короля будут все возможности всячески противодействовать дуче, если только фашисты в достаточном количестве не будут там представлены.
Насколько трудно найти подходящих для занятия всех руководящих должностей лиц - об этом он, шеф, может много рассказать. Ему постоянно приходилось вновь и с новь прибегать к помощи одних и тех же людей. Даже при назначении на посты рейхскомиссаров на Востоке он был вынужден использовать таких своих давних соратников, как гауляйтеры Лозе и Кох . При этом он стремился к тому, чтобы руководители как можно дольше оставались на своих должностях, чтобы по?настоящему плодотворно работать вместе с ними.
Рейхсляйтер Борман совершенно прав, когда указывает на то, что люди, которым поручают только краткосрочные задания, никогда не сумеют добиться таких выдающихся результатов и так самозабвенно выполнять порученную им работу, как те, которым дали долгосрочные задания. Если гауляйтеру не дать гарантии того, что он будет исполнять свои обязанности в течение долгого срока, то при составлении планов он будет руководствоваться двумя соображениями:
1. Каким образом его преемник завершит начатую им работу и осуществит разработанные им планы?
2. Будет ли его преемник заниматься критиканством как в отношении самого плана, так и в отношении уже проделанной работы? Не заявит ли он, увидев начало строительных работ, что место выбрано неверно, деньги растрачены бессмысленно и т. п.?
Насколько трудно подобрать подходящих людей на руководящие посты, видно хотя бы уже из того, что он - человек, который нашел первоклассных руководителей для СС, Национал?социалистского автомобильного корпуса, имперской службы трудовой повинности и т. д., - так и не смог поставить во главе СА подходящего человека, и поэтому СА, боевой отряд времен, предшествовавших взятию власти, ныне превратились в организацию, которая или никак не может своевременно понять, в чем ее задачи, или совершенно неправильно берется за их выполнение . Именно учитывая порядки в СА, он особенно рад тому, что в свое время в лице Шираха нашел самого подходящего человека для руководства нашим национал?социалистским молодежным движением.
Не подлежит сомнению, что создание мощнейшего в мире молодежного движения - это заслуга Шираха. При этом Ширах еще юношей пришел к нему и уже в свои молодые годы снискал заслуги в деле создания студенческого движения. А какие парни его сотрудники и его преемник, например Лаутербахер и Аксман! Шеф полностью согласился с рейхсляйтером Борманом, заявившим, что Лаутербахер, будучи гауляйтером Ганновера, показал себя отличным работником и что рейхсмаршал также с похвалой отозвался о его деятельности на посту обер?президента. Затем он подчеркнул, что Аксман как человек, искренне преданный великим идеалам, и раньше пользовался большим уважением, а теперь из?за полученного на войне увечья является для "Гитлерюгенда" прямо?таки образцом подлинно солдатского мужества.
Он рад, что нашел в лице гауляйтера Тербовена руководителя, пригодного для того, чтобы возглавить один из тех наших рейхскомиссариатов, где положение особенно тяжелое, а именно Норвегию. Как гауляйтер Тербовен вновь сегодня заявил ему: он знает, что потеряет почву под ногами, если не будет действовать решительно и беспощадно. Поэтому он приказал арестовать норвежских учителей, полагавших, что они могут саботировать мероприятия германской администрации, и отправить их на рытье окопов. Жаль только, что моряки, которым было поручено доставить этих людей к месту назначения, снова проявили присущее немцам добродушие , которое в данном случае просто не знало границ. Они сперва отказались перевозить их морем, потому что на борту кораблей, предназначенных для перевозки этих людей, не оказалось достаточного количества спасательных жилетов, и им даже не пришло в голову, что этим норвежцам будет только в радость получить торпеду от их любимых англичан и отправиться на дно морское.
И если он, шеф, сумел назначить на большинство руководящих постов людей, которые в состоянии выполнить поставленные перед ними задачи, то это не в последнюю очередь объясняется тем, что они заняли эти посты не потому, что получили юридическое образование, а потому, что прошли школу жизни и достойно выдержали ее испытания.
Единственный юрист среди его сотрудников, который на что?то пригоден, - это Ламмерс. Ибо Ламмерс знает, что он здесь для того, чтобы изыскать правовое обоснование для нужд государства, и не путает юридические абстракции с реальной жизнью. Это объясняется тем, что Ламмерс, несмотря на свое юридическое образование, сохранил в себе здравый смысл.
Если бы среди его сотрудников не было столько способных людей, он наверняка не добился бы таких результатов в своей политической деятельности.
Если некоторые люди, вне себя от радости по поводу возрождения нашего народа, доходят до того, что чуть ли не силой хотят сделать из него второго Магомета или второго мессию, то он может в ответ на это лишь совершенно определенно заявить, что не считает себя пригодным на роль пророка или мессии.


102

06.05.1942, среда, полдень

"Волчье логово"
Сообщение из Анкары, согласно которому из Турецкого информационного агентства уволено множество еврейских агентов, побудило шефа сделать несколько замечаний относительно контролирования евреями общественного мнения как в Германии времен Системы, так и в тех государствах, которые ныне являются нашими врагами. Еврей заблаговременно хитростью пробрался на все мало?мальски доступные должности, откуда хоть как?то можно было повлиять на общественное мнение, и получил в свои руки огромную власть над прессой, кино и остальными формирующими общественное мнение факторами. Он не только пытался добиться возможности непосредственно воздействовать на эти факторы, но и действовал гораздо более активно через так называемые агентства.
Но опаснее всего рекламные агентства в еврейских руках, поскольку евреи, перестав давать рекламные объявления, могут полностью разорить крупную ежедневную газету. Для него, шефа, было особенно поучительно наблюдать, как евреи своей угрозой бойкота сорвали все попытки Гугенберга и лорда Ротермира проводить политику, проникнутую чувством национального самосознания. Лорд Ротермир, который в свое время опубликовал в своих журналах две статьи в поддержку "Движения Мосли" , сам рассказал ему в "Бергхофе" о том, как действуют евреи, и о невозможности в краткосрочном плане хоть как?то противостоять этому.
Его, шефа, сила заключалась в том, что он в отличие от всех остальных крупных газет с самого начала сделал газеты НСДАП независимости от еврейских рекламных агентств и тем самым создал совершенно незыблемую в экономическом отношении структуру. Независимое положение партийной прессы дало очень хорошие результаты, и это побудило его сделать так, чтобы и вся партия была в экономическом отношении независима. У него это получилось прежде всего потому, что в лице имперского казначея Шварца он нашел человека, умело распоряжавшегося доходами Движения, которые составляли членские взносы, деньги, полученные за право присутствовать на наших собраниях, и т. д., и нашедшего сферы приложения капитала, так что денег хватило даже для финансирования борьбы на заключительном этапе в 1932 году.
Больше всего денег за право присутствовать на наших митингах помимо Мучмана сумел собрать партайгеноссе Лей. Он постоянно представлял его, шефа, каким?то монстром и настолько заинтриговал кёльнских промышленников и их дам, что те готовы выложить до 200 рейхсмарок за место в зале, где проходило одно из его собраний.
К сожалению, деньги эти были бессмысленно растрачены, и виной всему - подчиненная Лею пресса. Лей упустил из виду, что партийные типографии - это гибель партийной печати. Ведь партийные типографии вынуждены во время всевозможных кампаний печатать листовки для всего гау, не имея при этом никаких гарантий оплаты. Такой человек, как Мюллер, который считал себя владельцем типографии "Фёлькишер беобахтер" и содержал ее за собственный счет, мог согласиться взять заказ на печатание листовок лишь за наличный расчет и спровадить всех остальных заказчиков, просто сказав им, что его рабочие живут не за счет политических взглядов, а за счет зарплаты. Партийным же типографиям все, начиная с ортсгруппенляйтера, навязывали идеализм, который - поскольку он диаметрально противоположен гешефту - равнозначен разорению типографии.
И если ему, шефу, удалось провести "Фёлькишер беобахтер" сквозь весь период борьбы, хотя, когда он, шеф, взял ее под свое начало, она уже три раза объявляла о своем банкротстве, то этим он в первую очередь обязан тесному сотрудничеству с рейхсляйтером Аманом. Аман показал себя очень толковым коммерсантом уже потому, что никогда не заключал сделок, если те не представляли собой сделок в буквальном смысле этого слова, или же в противном случае немедленно разрывал все контакты. Именно благодаря такому деловому отношению к газетному делу и оказалось возможным в течение времени превратить издательство, где выходила "Фёлькишер беобахтер", издательство "Эгер", в крупнейший газетный концерн в мире, по сравнению с которым концерны газетных королей США - то же, что карлик рядом с великаном. Можно по достоинству оценить это достижение только в том случае, если вспомнить, что, когда он в свое время купил "Фёлькишер беобахтер", число ее подписчиков не превышало 7000, рекламных объявлений в ней не давали, а в кассе не хватало денег даже на оплату необходимого количества бумаги.
Если он, шеф, хоть немного разбирается в коммерции, то этим он не в последнюю очередь обязан постоянно возникавшим трудностям с партийной прессой. Хуже всего обстояли дела в 1932 году, когда ему пришлось подписать множество долговых обязательств, чтобы иметь возможность финансировать прессу, избирательные кампании и вообще всю партийную работу. Подобно тому как он тогда от имени НСДАП подписал эти долговые обязательства, сознавая, что если деятельность НСДАП не увенчается успехом, то все потеряно, так и теперь он подписывает от имени рейха долговые обязательства, твердо веря в нашу победу и будучи убежденным в том, что если эта война окончится поражением, то так и так все погибнет и поэтому ради достижения победы можно взять на себя еще больше долговых обязательств.


103

06.05.1942, среда, вечер

"Волчье логово"
За ужином шеф с юмором рассказывал о том, сколько находчивости проявляют солдаты на фронте, когда хотят достать мясо и рыбу.
После ужина министр Шпеер подошел к рейхсляйтеру Борману и получил от него согласие Гитлера на объединение всего электрохозяйства в единый имперский концерн (по типу имперских железных дорог). Если данный проект будет осуществлен, то, согласно резолюции Гитлера, это еще теснее, чем дороги и железнодорожные пути, сплотит рейх.


104

07.05.1942, четверг

"Волчье логово"
Обедал шеф вдвоем с генералом Гариболди (в своем бункере).
Вечером он был особенно обрадован, увидев на столе копченого осетра.
Прочитав сообщение агентства Рейтер о гибели английского крейсера "Эдинбург" водоизмещением 10 000 тонн, которое ему после ужина положили на стол, шеф заявил, что мы очень ловко заставили англичан объявить об этом. Командир нашей подводной лодки, который отличился, потопив крейсер, не видел, как затонул корабль, и поэтому ограничился донесением о попадании торпеды в "Эдинбург". Соответственно в сводке ОКВ об этом было сказано крайне осторожно.
Но поскольку все говорило за то, что попадание торпеды повлекло за собой гибель крейсера, мы твердо решили, что так оно и есть, принялись утверждать это в полуофициальных сообщениях и тем самым вынудили англичан признать факт гибели корабля.
Отсюда можно извлечь два урока.
1. Немец не должен скрывать истинное положение вещей. Однако ему следует быть повнимательнее в том смысле, чтобы в своем стремлении к правде не допускать чрезмерного педантизма. Так, к нему постоянно поступают сообщения с фронта о том, что у солдат на передовых позициях создавалось ощущение, что Верховное командование вермахта (ОКВ), желая соблюсти объективность и употребляя поэтому в своих сводках крайне осторожные выражения, далеко не в полной мере отдает должное их подвигам.
2. Если твердо убежден, что это именно так, а не иначе, то - неважно, касается это политической или военной сфер, - следует заявить об этом на весь мир, иначе просто невозможно заставить таких лицемеров, как англичане, сказать правду.
Теперь, как показал мне Лоренц, Гитлер самолично и своей рукой корректирует каждую сводку ОКВ. Гитлер считает столь необходимым шлифовать сводки вермахта потому, что - по его словам - даже какая?нибудь мелочь, будучи тиражирована в огромном количестве, может иметь решающее значение.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru