Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Застольные разговоры Гитлера

- 14 -

3. Он позаботился о том, чтобы все сторонники Движения приходили на митинги без галстуков и воротничков и не особенно принаряжались, дабы тем самым вызвать доверие к себе простых рабочих.
4. Буржуазные элементы, которые - не будучи истинными фанатиками его идей - хотели примкнуть к НСДАП, он стремился отпугнуть громкими выкриками пропагандистских лозунгов, неопрятной одеждой участников митингов и тому подобными вещами, чтобы с самого начала не допустить в ряды Движения трусов.
5. Он всегда приказывал применять самые грубые методы при удалении из зала политических противников, так что вражеская пресса, которая обычно ничего не сообщала о наших собраниях, информировала читателей о причиненном там членовредительстве и тем самым привлекала внимание к митингам НСДАП.
6. Он послал несколько своих ораторов на курсы ораторского искусства других партий, чтобы таким образом узнать темы выступлений их представителей на дискуссиях и затем, когда те выступят на наших собраниях, дать им достойный отпор. Он всегда разделывал под орех выступающих в дискуссиях женщин из марксистского лагеря тем, что выставлял их на посмешище, указав на дыру в чулке, утверждая, что их дети завшивели и т. д. Поскольку разумные аргументы на женщин не действуют, а, с другой стороны, удалить их из зала нельзя, не вызвав протестов собравшихся, то это самый лучший метод обращения с ними.
7. Он, выступая в дискуссиях, всегда говорил свободно, без подготовки и приказывал членам партии подавать определенные реплики, которые - создавая впечатление - придавали силу его высказываниям.
8. Когда же прибывали оперативные группы полиции, то он давал знак своим женщинам, и те указывали им на оказавшихся в зале противников или даже просто незнакомых людей, на которых полицейские бросались, ни в чем не разобравшись, как спущенные с цепи волкодавы. Это был наилучший способ отвлечь их внимание или даже просто избавиться от них.
9. Митинги других партий он разгонял, провоцируя там с помощью членов своей партии драки, потасовки и тому подобные вещи.
Благодаря этим средствам ему удалось привлечь на сторону Движения столько хороших элементов трудового населения, что он во время одной из последних избирательных кампаний перед приходом к власти провел не менее 180 000 митингов.
В деле привлечения рабочих на сторону Движения особые заслуги снискал Юлиус Штрейхер . И ныне ему можно просто поставить в заслугу то, что он завоевал цитадель марксизма - Нюрнберг, население которого - в той степени, в какой оно интересовалось политикой, - состояло только из евреев и рабочих, организованных в СДПГ и КПГ. Тем, что Штрейхер все время упрямо ругал последними словами евреев, ему удалось отделить пролетариев от их вождей?евреев, хотя нюрнбергские рабочие состояли в основном из металлургов, то есть были в достаточной степени интеллигентными людьми и свято верили в марксизм. И об этих заслугах Штрейхера нужно помнить всегда.
Штрейхер также был мастером митинговой тактики, высмеивая и унижая секретаря профсоюза, просто не давая ему говорить и одновременно пытаясь переубедить выступающего в дискуссии простого рабочего.


70

09.04.1942, четверг

"Волчье логово"
Наконец начало таять. Шеф не терпит вечных снегов и как?то заявил, что после войны попросит Муссолини предоставить ему на зиму местечко в пустыне, где жарко и где он сможет разбить палатку. Сегодняшний обед шеф начал замечанием: "Господа, наступает весна!" Видно было, что это его чрезвычайно радует. (Под Москвой в декабре 1941 года температура упала до 40?50 градусов ниже нуля.)


09.04.1942, четверг, полдень

За обедом шеф заметил, что эта война, как, впрочем, и первая мировая, повлекла за собой широкомасштабную стандартизацию как в экономической, так и в военной областях. И точно так же, как после первой мировой войны, после этой войны есть опасность, что от нее откажутся. Однако это крайне нежелательно как по экономическим, так и по военным соображениям.
В экономическом плане достаточно лишь указать на пример Соединенных Штатов Америки. Там крупные автомобильные заводы выпустили всего лишь несколько типов машин и путем широкой стандартизации добились того, что даже рабочий на этих заводах мог позволить себе купить на собственные сбережения автомобиль.
Мы же, наоборот, конструировали один тип автомобиля за другим и, приспосабливаясь к сиюминутным требованиям автомобильного рынка, то и дело вносили в них изменения. И получилось так, что нам потребовалось множество частей для одних и те же узлов мотора, в то время как США благодаря широкой унификации и стандартизации обходились лишь несколькими образцами этих запчастей.
По военным соображениям германская автомобильная промышленность должна после войны ограничиться выпуском лишь 10...12 типов автомобилей, чтобы направить гений наших изобретателей на разработку в широких масштабах стандартных образцов мотора. Увеличение производства моторов будет достигнуто после войны не путем конструирования различных типов цилиндров, но путем увеличения количества стандартных цилиндров.
При разработке пультов управления также нужно стремиться к упрощению. Но самое главное - это сконструировать единый тип мотора, который можно будет установить как на полевых кухнях, так и на санитарных автомобилях, а также на разведывательных машинах и тягачах для полевых орудий. Мотор для "фольксвагена" мощностью 28 лошадиных сил вполне пригоден также и для военных целей.
Именно эта война - наилучшее доказательство того, что на войне на предельных скоростях ничего не добьешься. И поэтому автолихачество нас никак не устраивает. Если у всех этих машин - полевой кухни, санитарного автомобиля и т. д.-скорость будет 10...20 километров в час, этого вполне достаточно.
Тот единый тип мотора, который нам нужен, должен удовлетворять двум требованиям:
1) это должен быть мотор с воздушным охлаждением,
2) он должен быть легко вынимаем.
Последнее необходимо потому, что - как научила нас эта война - доставить запчасти очень сложно, гораздо легче вынуть двигатель из автомобиля, у которого сломалось шасси.
И само собой разумеется, нужно стремиться также упростить методы изготовления этого двигателя единого образца.
Шеф вкратце остановился также на проблеме охоты. Охотничий азарт - это то, что объединяет охотников подобно современным масонам. Крупные промышленные компании даже устраивали грандиозные охоты, чтобы лучше договориться с ведущими политиками, которые, как правило, страстные охотники. Ибо - как признался однажды бывший обер?бургомистр Вены Нёйбахер - от охваченных азартом охотников, которые вдруг почувствовали шанс убить крупного зверя, можно получить все.


71

09.04.1942, вечер

"Волчье логово"
В ответ на замечание посланника Хевеля о том, что в Берлине далеко не в восторге от деловых качеств посла Альфьери, шеф заявил: заслуги этого человека, которому Германия и Италия обязаны своей дружбой, настолько велики, что можно забыть о его недостатках.
В критический момент, когда восстание национал?социалистов в Австрии в 1934 году побудило Муссолини принять единственное в его жизни неверное политическое решение мобилизовать войска против Германии , Альфьери выступил в поддержку Германии. Это было делом всего лишь нескольких человек, которые предостерегли Муссолини от таких неверных друзей, как французы с их кознями, и убедили его не предпринимать каких?либо серьезных шагов. Он тем самым оказал неоценимую услугу не только Италии, но и Германии. Ведь безоружная Германия представляла тогда для объединенных сил Италии, Франции и Англии такое поле битвы, которое по окончании вооруженных столкновений походило бы на поля сражений времен Тридцатилетней войны.
Политик поэтому должен оценивать другого политика в первую очередь по тому, что позитивною он сделал, и не забывать о его заслугах.
В политике всегда нужно ориентироваться на реальные события и никогда не говорить, что все могло быть иначе, если бы правители приняли другое решение или война закончилась по?другому.
Если, к примеру, в битве на Каталау неких полях (451 год от Рождества Христова) Рим бы не одержал победы над гуннами, и речи быть не могло бы о расцвете Европы, а культуре тогда суждена была бы та же гибель, какую нам сегодня несут Советы.
Вообще, в политике нужно забыть выражение "если бы". Ибо где бы мы оказались сегодня, "если бы" чехи были наделены фантазией, а поляки обладали хоть каким?нибудь чувством реальности и более добросовестно работали? Но именно потому, что поляк - фантазер, а чех - человек, реально мыслящий, нам удалось так быстро установить новые порядки в бывшей Чехии и бывшей Польше.
Даже трудно представить себе, что было бы, "если бы" вмешательство Муссолини не стабилизировало положение на итальянском фронте в Албании. К тому времени мы еще не закончили сосредоточение и развертывание наших войск на Юго?Востоке, и все Балканы были бы охвачены огнем. Но самое ужасное, что заверениям русских в их дружеских намерениях доверять было нельзя. Вероятнее всего, не удалось бы добиться от болгарского царя согласия впустить в свою страну переодетых в штатское солдат и офицеров германских передовых отрядов с целью подготовки последующего развертывания здесь более крупных германских сил поскольку он по сути своей не волк, а лиса и поэтому крайне неохотно идет на риск. Лиса, как известно, выбирает те дорожки, где она, если потребуется, всегда сможет замести следы.
Трудности на албанском фронте побудили его в свое время размышлять над тем, что надлежит сделать, если войска ушли с позиций без приказа и нет никакой возможности остановить их отступление. Он пришел к выводу, что нет другого выхода, кроме как навести порядок с помощью расстрелов. И расстрелян должен быть не рядовой пехотинец, маленький человек, несущий на себе все тяготы войны, вынужденный мириться с тем, что продовольствием его снабжают из рук вон плохо, что его мучают вши и т. д., а высший командир отступившей части, не исключая даже высший генералитет.
За ужином фюрер заметил: собственно говоря, удивительное дело, но такие христианские народы, как англичане и американцы, несмотря на все их молитвы, получили столь мощные удары от японцев, этих отъявленных язычников. Очевидно, бог стоит не за святош в Англии и США, а за героев?японцев.
И неудивительно, что их религия позволила японцам достигнуть гораздо больших успехов, чем исповедующим христианство англичанам и американцам. Ибо у них весь народ превыше всего чтит "героев", приносящих в жертву величайшую ценность - свою жизнь - во имя выживания и величия нации. В христианских же церквях наиболее чтят так называемых святых, то есть людей, которые, к примеру, много лет простоят на одной ноге или вместо того, чтобы хоть раз в жизни улыбнуться хорошенькой девушке, спят на шипах. И здесь, как, впрочем, и во многих других случаях, расчеты церкви не оправдались.
Неудивительно также, что распространяемое католической церковью христианское вероучение своими проповедями внушает людям не оптимизм, а пессимизм и в отличие от японской государственной философии не воодушевляет людей постоянными указаниями на то, что они обретут блаженство после кончины, но приводит их в уныние, все время описывая адовы муки.
Трехлетнему ребенку можно внушить страх перед какими?то вещами, от которого он уже никогда в жизни не избавится. Сколько взрослых людей до некоторой степени боялись темных комнат или вообще темноты, поскольку их в детстве сильно напугали, уверив в том, что в темных комнатах прячутся домовой, вор или какое?то другое чудовище.
Не менее трудно избавить человека от сознания, что его ждут муки ада, как еще в детстве внушила ему католическая церковь. При этом любой разумный человек, вникший в суть дела, сразу поймет, что все церковное вероучение просто чушь. Ибо как же это может быть, чтобы человека в аду насаживали на вертел, поджаривали или как?то еще мучили, когда тело человеческое не может ожить уже потому, что происходит естественный процесс разложения. Также ерунда - представлять небеса как место, куда необходимо стремиться попасть, хотя в соответствии с церковным учением туда попадут лишь те, кто никак себя не проявил в жизни, например оказался умственно неполноценным и т. д. Воистину никакого удовольствия не доставит встретить там всех тех, чья глупость, несмотря на библейское изречение "Блаженны нищие духом", раздражала еще при жизни. И как можно увлечь человека, внушая ему, что на небесах он найдет только невзрачных и духовно немощных женщин?
Далее его уверяют, что на небеса попадет лишь тот, у кого меньше всего грехов на совести. Хотя количество грехов с возрастом увеличивается, никто из духовных лиц не только не выражает готовности уже в молодые годы уйти из жизни, но, напротив, даже шестидесятилетние кардиналы стремятся как можно дольше продлить свое пребывание на этой земле.
Остается лишь констатировать, что все это католическое вероучение есть не что иное, как невероятная смесь ханжества и гешефта в сочетании с использованием приверженности человека своим застарелым привычкам. Не может образованный священнослужитель поверить той чуши, которую в наши дни несет церковь. И наилучшее доказательство - тот факт, что католическая церковь ныне вовсе не собирается обманывать народ путем продажи индульгенций и тому подобными вещами или же просто пытается умолчать о них.
Многие разумные люди в наши дни держатся за церковь только потому, что считают: человеку требуется опора в жизни и - пока нет ничего другого - церковь, несмотря на ее недостатки, все же лучше, чем ничего. Люди, которые руководствуются этими соображениями, к сожалению, забывают, что церковь отнюдь не воспитанием, а насилием заставила народы следовать моральным принципам. Если бы церковь, следуя законам любви, проповедовала одну лишь любовь, она бы, конечно, многого не добилась. И поэтому она в соответствии с давней церковной методой - левая рука не должна ведать, что творит правая, - насаждала свою мораль с особой жестокостью - помимо всего прочего приговорив к сожжению на костре тысячи достойнейших людей. Мы ныне действуем гораздо более гуманно, чем церковь.
Заповедь "Не убий" мы претворяем в жизнь, просто казня убийц, в то время как церковь, когда обладала исполнительной властью, мучила их до смерти, подвергая зверским пыткам, четвертовала их и т. д.
Сохранить нравственные устои народа - вот задача, которую государственный деятель может решить не хуже любой из церквей. Он должен лишь свойственные самому здоровому слою нравственные представления сделать законами и не колеблясь употребить всю свою власть для их исполнения.


72

10.04.1942, пятница, полдень

"Волчье логово"
За обедом шеф объяснил разницу между подходами к пропаганде внутри страны и пропаганде на заграницу.
В радиопередачах на Англию должно быть много музыки, соответствующей английскому вкусу, чтобы во все большей степени приучить англичан искать на радиоволнах наши передачи в тех случаях, когда музыкальные программы их собственных радиостанций не удовлетворяют их желания. В информационном разделе должны приводиться одни лишь факты и следует воздерживаться от каких?либо оценок.
Например, о заинтересованности английской финансовой олигархии в разработке определенных видов вооружений, о самой войне и методах ее ведения нужно сообщать так, чтобы английские радиослушатели сами смогли сделать надлежащие выводы.
Голые факты, подаваемые по принципу "капля камень точит", безусловно, окажут свое воздействие.
Своему же народу в сводках новостей нужно, разумеется, сообщать не одни лишь факты, но и с целью проведения разъяснительной работы давать им однозначную оценку. Ибо пропаганда может вдохновить народ на подвиги и великие свершения, лишь давая личностям и событиям четкие и недвусмысленные характеристики. Поэтому рекомендуется в наших информационных программах постоянно говорить о "пьянице Черчилле" и "преступнике Рузвельте".
Сегодня я сидел с шефом только за обеденным столом. Просмотрев телеграммы, он сделал вывод, что миссия Криппса в Индии и в самом деле - как он и ожидал и как того все время желали враги Криппса в Англии - провалилась, ибо "Индийский конгресс" отверг его предложения. Интересна в этой связи речь, которую Криппс затем произнес и в которой он показал себя великим мастером искусства "говорить и ничего не сказать", искусства, незамедлительно овладеть которым надо бы порекомендовать каждому политику.
Если Англия со временем потеряет Индию, английский плутократии придется потуже затянуть пояса.
Не следует, однако, превратно истолковывать эти его слова в том смысле, что он принципиально против богатых людей. Если ограничить их политическое влияние разумными пределами, то он вовсе не против их существования. Поскольку богач все равно не съест в десять раз больше бедняка, 100 000 богачей на 70 миллионов человек не настолько ухудшат в трудные времена положение с продовольствием, как если бы все бедняки внезапно стали зажиточными бюргерами и начали потреблять втрое больше своей прежней нормы питания. Богач сам по себе не есть антиобщественный элемент.
Выслушав посланника Хевеля, вкратце рассказавшего о том, как он оставил стоять на куполе собора Святого Петра в Риме хорошенькую американку, в течение 14 дней путешествовавшую по Европе, так как она лишь оттуда заметила, что в Риме улицы гораздо более узкие и грязные, чем в Вашингтоне, шеф заявил: тем самым он отнюдь не способствовал поднятию престижа немцев за рубежом. Немцу, очевидно, еще предстоит научиться вежливо обращаться с иностранками. И не следует ожидать, что красивая женщина - за немногими исключениями - проявит интерес к умному разговору, она страстно желает лишь одного: чтобы все симпатичные мужчины ею восхищались.


73

10.04.1942, пятница, вечер

"Волчье логово"
Вечером шеф - как мне сообщили - очень много говорил о малых германских государствах. Учреждение земельных парламентов в гораздо большей степени способствовало мелкодержавным интересам, чем наличие на местах князей и королей. Ибо теперь с существованием малых государств были напрямую связаны личные интересы не одного человека, но "многих" (суточные оклады парламентариев). И, упразднив земельные парламенты, он положил начало - невиданному еще в истории Германского рейха - периоду германского единства, который длится уже 9 лет.


74

11.04.1942, суббота, вечер

"Волчье логово"
За ужином шеф подчеркнул, что "Миф" Розенберга не следует рассматривать как произведение, выражающее официальную точку зрения партии. Он, шеф, в свое время категорически отказался считать эту книгу как бы вышедшей из?под пера папы партийной идеологии, поскольку ее название уже само по себе неправильно. Ибо нельзя сказать, что "Миф XX века", то есть нечто мистическое, противостоит духовным течениям XIX столетия, но национал?социалист должен заявить, что вера и знания XX века противостоят мифам XIX века.
Характерно, что старые члены партии не принадлежат к основной массе читателей этой книги Розенберга. В первое время после ее выхода было даже весьма нелегко вообще распродать первый тираж. И только когда это произведение было упомянуто в пасторском послании, удалось сбыть первые 10 000 экземпляров. А благодаря тому, что мюнхенский кардинал Фаульхабер оказался настолько глуп и не только привел на конференции епископов цитату из "Мифа", но и обрушился на нее с нападками, стало возможным выпустить второй тираж. Когда же книгу внесли в индекс запрещенной литературы, поскольку партии приписали еретические воззрения, спрос на нее еще более увеличился. А когда католическая церковь издала все свои памфлеты, направленные против идей Розенберга, вкупе с его возражениями, то тираж вырос до 170 или даже до 200 тысяч экземпляров.
Его, шефа, только радует, что, собственно, одни лишь наши противники разбираются в содержании этой книги. Подобно многим гауляйтерам, он также прочел лишь несколько страниц, так как, на его взгляд, понять ее довольно трудно.
За ужином шеф заявил, что показателем высокого уровня культуры является отнюдь не личная свобода, но ограничение личной свободы организацией, охватывающей как можно больше индивидуумов, принадлежащих к одной расе.
Если не ограничивать свободу личности, то люди начинают вести себя как обезьяны. Никто не желает допустить, чтобы другой имел больше, чем он. И чем теснее они живут, тем больше вражды между ними. И чем больше государство ослабляет узду и предоставляет больше пространства для свободы, тем сильнее народ толкают на путь культурного регресса.
А вечная болтовня о сообществе может вызвать у него лишь смех, поскольку великие болтуны полагают, что могут своей болтовней сплотить народ. Когда на его родине крестьянские парни и батраки с близлежащих подворий встречались за кружкой пива, то возникшее у них было чувство общности по мере увеличения потребления алкоголя приводило в конце концов к драке и поножовщине. И лишь появление жандарма сплачивало всю эту компанию в единое сообщество.
Сообщество можно создать и сохранить только силой.
И не нужно поэтому осуждать Карла Великого за то, что он путем насилия создал единое государство, столь необходимое, по его мнению, немецкому народу.
И если Сталин в минувшие годы применял по отношению к русскому народу те же методы, которые в свое время Карл Великий применял в отношении немецкого народа, то, учитывая тогдашний культурный уровень русских, не стоит его за это проклинать. Сталин тоже сделал для себя вывод, что русским для их сплочения нужна строгая дисциплина и сильное государство, если хочешь обеспечить прочный политический фундамент борьбе за выживание, которую ведут все объединенные в СССР народы, и помочь отдельному человеку добиться того, чего ему не дано добиться собственными силами, например получить медицинскую помощь.
И поэтому, властвуя над покоренными нами на восточных землях рейха народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить простор тем, кто желает пользоваться индивидуальными свободами, избегать любых форм государственного контроля и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития.
Нужно всегда исходить из того, что в первую очередь задача этих народов - обслуживать нашу экономику. И поэтому мы должны стремиться, руководствуясь экономическими интересами, всеми средствами извлечь из оккупированных русских территорий все, что можно. А стимулировать в достаточной степени поставки сельскохозяйственной продукции и направление рабочей силы в шахты и на военные заводы можно продажей им со складов промышленных изделий и тому подобных вещей.
Если же помимо этого еще и заботиться о благе каждого отдельного человека, то не обойтись без государственной организации по образцу нашего государственного аппарата, а значит, навлечь на себя ненависть. Ибо, чем примитивнее люди, тем больше воспринимают они любое ограничение своей свободы как насилие над собой. К тому же наличие собственной государственной администрации дает им возможность в широких масштабах объединиться и при случае использовать эти структуры против нас. И самое большее, что мы можем разрешить им у себя создать из административных органов, - это общинное управление, и лишь в том случае, если это будет необходимо для сохранения рабочей силы, то есть для удовлетворения ежедневных потребностей отдельного человека.
Сообщества деревень нужно организовать так, чтобы между соседними сообществами не образовалось нечто вроде союза. В любом случае следует избегать создания единых церквей на более или менее обширных русских землях. В наших же интересах, чтобы в каждой деревне была своя собственная секта со своими представлениями о боге. Даже если таким образом жители отдельных деревень станут, подобно неграм или индейцам, приверженцами магических культур, мы это можем только приветствовать, поскольку тем самым разъединяющие тенденции в русском пространстве еще более усилятся.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru