Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

скачать книгу Дети Гитлера

- 6 -

Ширах не отдавал приказа на участие своих подопечных в этих акциях. "Райхсюгендфюрер" даже запретил членам Гитлерюгенда совершать хулиганские выходки в отношении евреев и пригрозил наказанием в случае неповиновения. Однако позднее, когда Ширах исполнял обязанности гауляйтера Вены, угрызения совести уже не терзали его. Депортацию венских евреев в 1942 году достойный исполнитель воли Гитлера назвал "весомым вкладом в европейскую культуру".
Тем не менее, некоторые члены Гитлерюгенда восприняли насилие против безоружных сограждан как нарушение собственных представлений о чести и рыцарских манерах. "Хрустальная ночь" заставила не одного юного национал?социалиста усомниться в правильности происходящего и задать вопрос о том, "одобряет ли фюрер эти меры". Хорст?Вернер Кунце так оценил свои тогдашние чувства: "Я считал эти действия отвратительными, ненормальными, хотя конечно, я не мог открыто высказывать свою оценку. Я спрашивал себя, возможно ли подобное у нас? Я был не единственный, кто считал это гадостью". Разумеется, высказывание собственного мнения не было предусмотрено учебными планами Гитлерюгенда.
Большинство немецкой молодежи было ослеплено успехами внешней политики Гитлера. Молодежь приветствовала присоединение Австрии и аннексию Судет. Клаус Мауэльсхаген вспоминает: "Говорилось много о великой Германии, и мы гордились тем, что живем в этой стране". Война была не за горами. В феврале 1937 года верховное командование вермахта назначило подполковника Эрвина Роммеля на должность офицера по связям между вооруженными силами и руководством Гитлерюгенда. Роммель сразу же предложил, чтобы офицеры вермахта проводили занятия с молодежью по военной подготовке. Роммель уже тогда был популярен среди молодых людей. Ширах завидовал его славе и авторитету, поэтому использовал свои связи наверху и добился перевода заслуженного героя войны с этого поста.
Между Гитлерюгендом и армией были установлены крепкие связи. Ширах наладил сотрудничество с главкомом сухопутных войск Вернером Фричем, который приказал своим офицерам прививать молодежи "восхищение и любовь к солдатской профессии". Группы Гитлерюгенда посещали казармы и полигоны. Их приглашали на военные учения. Командиры воинских частей предоставляли тиры и стрельбища в распоряжение юных нацистов для проведения занятий по стрельбе, обучали приемам обращения с оружием. Уже с детства многие члены Гитлерюгенда мечтали о военной карьере - они не имели представления о жестокой действительности настоящей войны. Альберт Бастиан, вступивший в семнадцатилетнем возрасте в части СС, вспоминает: "Я всегда хотел стать солдатом и готовился к этому. О смерти я не задумывался. Я понимал, что на войне погибают, но о том, что могут убить меня, не думал". Любимая пропагандистская тема Шираха - жертвенная смерть за фюрера, народ и родину была для многих детей и подростков сильнодействующим стимулятором их детских фантазий. Клаус Мауэльсхаген вспоминает: "Смерть представлялась нам чем?то великим, выдающимся. Как тогда пелось в песне - "Знамя больше, чем смерть". Тот, кто пронес знамя через позиции противника, являлся героем. И погибшие со знаменем в руках были героями. Для нас это было нечто особенное. Мы тогда не имели никакого представления о смерти".
Уже перед нападением Гитлера на Польшу Ширах достиг своей цели - почти вся немецкая молодежь превратилась в "государственную молодежь третьего рейха". После принятия закона о "служебной обязанности для молодежи" от 25 марта 1939 года каждый юный немец с десятилетнего возраста был обязан вступить в Гитлерюгенд. Накануне второй мировой войны почти восемь миллионов детей и подростков носили форму Гитлерюгенда. Годами Ширах вколачивал в "детей Гитлера" такие понятия как патриотизм, боевая готовность, подчинение приказам и готовность к жертвам. В начале войны почти половина руководителей Гитлерюгенда поменяла добровольно свои коричневые рубашки на полевую форму вермахта. Только во время польской компании погибли 314 человек из числа руководящего состава Гитлерюгенда. Один из добровольцев вспоминает: "Мы боялись, что придем к шапочному разбору. Это было ужасно. Мы думали, война скоро закончится, и мы ничего не успеем совершить. Мы рвались на войну". Более молодые члены Гитлерюгенда тоже не остались без дела. Служа фюреру, они "крепили фронт в тылу". Во время каникул они помогали собирать урожай или трудились на предприятиях. Девочки помогали вести домашнее хозяйство многодетным матерям. Гитлерюгендовцы выполняли "важные военные задачи", помогая частям противовоздушной обороны и пожарным во время налетов союзной авиации в пылающих немецких городах. Сотни тысяч юношей из Гитлерюгенда проходили подготовку в лагерях перед отправкой в части вермахта на фронт. Многие из них не вернулись обратно. Более трети всех родившихся с 1921 по 1925 годы погибли на фронтах или под бомбежками в тылу. От Атлантики до Черного моря, от Полярного круга и до Африки, от Кёнигсберга и Бреслау до Берлина их могилы служат напоминанием о неверном пути обманутого Гитлером поколения.

САМООТРЕЧЕНИЕ


Женщине надо быть красивой и рожать детей. Птичка?самка прихорашивается перед самцом и откладывает для него яйца. Самец же заботится о пропитании. А еще он охраняет гнездо и отгоняет врагов.
Йозеф Геббельс, 1929


В глазах мужчин большинство женщин были глупыми коровами, пригодные лишь для производства потомства и его выращивания. Матери того времени должны были рожать как можно больше детей. Все остальное было мужским делом.
Герда Цорн, год рождения 1920


"Женская эмансипация"- это слово, придуманное еврейским интеллектом, и содержание его тоже тоже придуманное.
Адольф Гитлер, 1934


Женщин не стоило обучать. Они должны были стать матерями, заботиться об очаге и увеличивать семью.
Сабине Шауер, год рождения 1924


Мы никогда не будем выдвигать принципиальные требования о равноправии мужчин и женщин нашего народа. Мы будем увязывать интересы женщины с насущными потребностями нашего народа.
Гертруд Шольц?Клинк, главный референт национал?социалистического женского союза, 1935


Я считала ударом судьбы родиться девочкой. Ведь я не могла предоставить свою жизнь в распоряжение отечества.
Гудрун Паузеванг, год рождения 1928


Национал?социалистическое движение по своей сути есть мужское движение. Если мы уберем женщин из общественных сфер жизни, то это не значит, что мы хотим их обидеть. Наоборот, мы хотим вернуть им их собственные честь и достоинство. Всегда их высшим предназначением и занятием считалось и считается быть женой и матерью.
Йозеф Геббельс, 1934


Мы пережили некую разновидность эмансипации. Уже перед началом войны женщины и девушки стали выполнять задачи, которые им раньше не доверяли.
Гудрун Паузеванг, год рождения 1928


Я бы постыдился быть немецким мужчиной, если бы хоть одной женщине пришлось идти на фронт в случае войны.
Адольф Гитлер, 1935


Один старый вахмистр обучал нас стрельбе из зенитного орудия. Он не мог скрыть своего сочувствия.
Ирмгард Гауп?Вагенер, год рождения 1926


Я призываю немецких девушек задуматься над тем, что многодетная женщина дает государству самое главное.
Герман Геринг, 1939


Немецкая девушка должна была быть светловолосой, голубоглазой и с кучей здоровых детишек, как это показывалось на пропагандистских плакатах.
Ирмгард Роге, год рождения 1927


Мужчины из СС и Вы, матери детей, которых так ожидает Германия, покажите, что ваша вера в фюрера и ваше желание вечной жизни нашего народа и нашей крови могут сравниться с вашей храбростью в сражениях за Германию и готовностью умереть за нее! Покажите, что Вы желаете вечной жизни для Германии!
Генрих Гимлер, 1935


Я услышала от одной из сотрудниц такие слова: "Если бы я была большой и светловолосой, то для меня было бы самым большим счастьем родить ребенка фюреру".
Вальтрауд Гюнтер, год рождения 1926


Когда идет война, то женщинам достается самое тяжелое. Они должны тихо и терпеливо ожидать.
Герман Геринг, 1939


С самого начала войны я работала в берлинском агентстве новостей "Трансоцеан", которое занималось фабрикацией пропагандистских материалов. Оно должно было делать из немцев - "людей?повелителей", из молодых мужчин - "героев готовых погибнуть за фюрера и народ", из девушек - "рожающих матерей и приносящих жертвы", из матерей - "вдов, которые гордятся гибелью своих мужей, сыновей и братьев".
Герда Цорн, год рождения 1920

С одного из берегов Одера доносятся звуки аплодисментов и одобрительных восклицаний. Взволнованные, раскрасневшиеся девушки в альпийских коричневых жилетках запевают следующую песню: "Нет страны прекрасней …". Шестнадцати и четырнадцатилетние подростки - члены "Союза германских девушек", предводимые своей начальницей того же возраста, поднялись в окопы вермахта на западном берегу Одера. Согласно последнему призыву Гитлера они поднимают моральный дух немецких солдат.
Плохо вооруженные и полуголодные немецкие солдаты ждут наступления Красной армии. Численность советских частей на другом берегу реки достигает 2,5 миллиона солдат. Самая мощная военная группировка всех времен имеет более 40 тысяч орудий. Все готово для смертельного удара по гитлеровскому "тысячелетнему рейху". Вермахту нечего противопоставить этой силе. Группы добровольцев из "СГД" направляются на позиции, чтобы приободрить солдат вермахта. Веселые песни в предверии ада.
В то же самое время в берлинском пригороде Гатов в гостевом доме "Имперского управления по делам молодежи" происходит хмельная пирушка. Официанты в белом сервируют столы. Шампанское, коньяк и сигареты. На танцплощадке руководители Гитлерюгенда обнимаются с девушками - парочкой начинающих "звездочек" с киностудии "UFA" и специально отобранными активистками из "СГД".
Гул моторов союзных бомбардировщиков едва различим за громкой танцевальной музыкой. Райхсфюрер по делам молодежи Артур Аксман ласкает красивую блондинку. Его ручной протез лежит на девичей коленке. Аксман носит его после ранения на русском фронте. Затем шеф Гитлерюгенда исчезает со своей пассией на верхнем этаже. Некоторые парочки следуют его примеру.
Несколько недель спустя, первого мая дрожащий голос диктора "Имперского радио" сообщит:"Из ставки фюрера поступило известие, что сегодня во второй половине дня наш вождь Адольф Гитлер, сражавшийся до последнего дыхания, пал на своем боевом командном посту в райхсканцелярии в борьбе против большевизма". Это была последняя ложь режима. Гитлер ушел от ответственности при помощи ампулы с ядом и пистолета. И все же прозвучавшее сообщение вызвало повсеместно всплеск эмоций:"Я безудержно зарыдала", - вспоминает бывший член "СНД" Аннамария Страсоцки. "Сегодня это трудно себе представить. Словно твой ближайший родственник скончался ." Магия диктатора продолжала действовать и после его смерти.
Это был феномен, не имевший аналогов в немецкой истории. Восприятие действительности среди большей части населения было настолько искажено, что даже полный разгром армии, разрушение родных городов и гибель многочисленных родственников и друзей едва ли смогли пробудить сомнения у немцев. "Для меня действительно погибла вселенная,"- так описывает свои ощущения этого дня Дорис Шмидт?Гевиннер, некогда убежденный член "СГД". Коллективным самообманом были охвачены все слои народа. Девушки Германии не были исключением.
Миллионам сегодняшних бабушек можно задать одинаковый вопрос "Каким образом подобное могло произойти?" Замалчивание, нежелание говорить об этом феномене долгое время были обычной реакцией на данный вопрос. Ответов - великое множество. Однако сотни свидетельских показаний указывают на одну особенность. Она характеризуется многообразием личных ощущений и переживаний, персонального опыта от членства в рядах "Союза германских девушек". Члены "СГД" не были единообразной массой. В то время, как девушка?подросток в сельской католической местности могла воспринимать "культурные мероприятия" с молитвенным заучиванием биографии Гитлера как альтернативу четырем стенам родительского дома, девушки рабочих кварталов Берлина особенно после введения обязательного членства в "СГД" часто заведомо уклонялись от участия в таких акциях. Когда одни девушки сгорали от любовных чувств к Гитлеру и даже в письменном виде признавались в желании выйти за него замуж, другие безнаказанно отпускали оскорбительные шутки в адрес диктатора.
Подобная неоднородность взглядов действительно существовала в рядах "СГД" несмотря на то, что годы, проведенные под флагом гитлеровской молодежи, оставили след в сознании молодого поколения. Впервые в германской истории целое поколение девушек?подростков, особенно девочек, систематически воспитывалось в духе преступной государственной системы.
Начало было едва ли многообещающим. До 1933 года лишь ничтожное количество девушек присоединилось к гитлеровской молодежи. В "сестринских общинах" Гитлерюгенда их учили маршировать под свисток, шить коричневые рубашки, распространять листовки и ухаживать за ранеными штурмовиками после "сражений" в пивных залах. Это были разрозненные группы, общее наименование которых, согласно официальной нацистской пропаганде, произошло от названия общин сестер милосердия, излечивающих раны "коричневых борцов". Вероятнее всего, речь шла о девушках из числа ранней "гитлеровской молодежи", которые тоже хотели быть поближе к истории национал?социалистического движения. Одна из самых больших и известных "сестринских общин" из Хемница насчитывала всего 15 девушек.
Марта Ассман - первая руководительница "сестринских общин" в 1930 в газете "Фелькишер Беобахтер" сообщила о переименовании своей организации в "Союз германских девушек в составе Гитлерюгенда". Ввиду того, что партийные организации тоже охватывали девушек, общее объединение всех национал?социалистических девичьих групп под крышей "СГД" произошло лишь в 1932 году. В то время как юношеские группы Гитлерюгенда рассматривались как опора партии, девушкам из Гитлерюгенда придавалось мало значения. В "Национал?социалистическом юношеском календаре" за 1932 год ни разу не упомянут "Союз германских девушек". В начале того же года лишь 1735 девушек из "СГД" состояли в рядах Гитлерюгенда.
Первым шагом, которым заявила о себе свежеиспеченная организация гитлеровских девушек, стал яростный спор о форме одежды. Вопрос звучал так: синие или коричневые галстуки? Референт по женским вопросам в Гитлерюгенде утверждала:"Эти коричневые одеяния, которые девушки носят в Шлезвиг?Гольштейне, не являются слепым копированием коричневых рубашек мужчин из СА. Мы одновременно хотим и избегаем такого копирования. Речь не идет только о явном выражении духовной зависимости женщины от мужчины. Девушки, которые хотят бороться за идеи Адольфа Гитлера в нашей организации, будут гордо и осознанно демонстрировать храбрость и готовность к жертвам, будучи облаченными в истинно немецкую женскую одежду." В конце концов несмотря на патетические лозунги победили синие юбки и белые блузы.
Кем и чем являлись ранние ячейки СГД задолго до прихода Гитлера к власти? Были ли они немногочисленным, фанатичным дополнением шовинистических мужских союзов? Или они были кружками мечтательниц при "коричневых" функционерах? На самом деле, их роль в то время не имела ничего общего с последующей задачей СГД - стать инструментом унификации для половины молодых поколений немцев. "Сестринские общины" наряду с другими молодежными организациями, такими как "Путешественницы" или "Девушки - следопыты", стали в известной степени авангардом среди девушек непрочной Веймарской республики. Отправиться в дальнее путешествие без родителей, сидеть с парнями у лагерного костра или даже танцевать с ними летним вечером - всё это было неслыханным вызовом мещанской среде, демонстрацией против устаревших представлений старшего поколения о вопросах морали.
Бюргерский мир первой немецкой демократии однозначно относил женщин к людям второго сорта. Хотя в 1919 году женщины получили право участия в выборах, в действительности их участие в политике, культуре или науке было крайне редким явлением. В университетах обучалось смехотворно малое количество студенток. О женском спорте вообще не могло идти речи. Да и в последующие времена жизнь девушек из СГД зачастую была определена тремя "К": "Kinder, Kueche und Kirche" (Дети, кухня и церковь).
Юные "авангардистки" использовали любую возможность убежать от такой печальной действительности. Как девушки из "сестринских общин", так и девушки из союзов "путешественниц" или "скаутов" старались хотя бы в течении нескольких часов в неделю ощутить "чувство свободы". В то время главным условием развития раннего СГД была борьба за социальное освобождение женщин, хотя взгляды Гитлера на роль женщины в обществе шли вразрез с подобными устремлениями: "Мир женщины - это мужчина. Ей положено думать лишь от сих и до сих". Партийный орган "Фёлькишер беобахтер" не упускал возможности лишний раз подчеркнуть, что женщин следует держать подальше от общественных сфер жизнедеятельности. Так зародилось основное противоречие в деятельности Союза германских девушек уже на первой стадии его существования: с одной стороны являться частью атавистического общества, в котором господствуют мужчины, а с другой стороны преследовать цели женского раскрепощения.
После 30 января 1933 года времена, когда СГД был малочисленной организацией, быстро канули в лету. Девушки тысячами устремились из разгромленных молодежных союзов и организаций в Союз германских девушек, который в короткий срок превратился в самую многочисленную женскую организацию мира. Только за первый год пребывания у власти нацистов количество членов СГД выросло с 23 900 до 593 000 человек. Младшие девочки с 10 до 14 лет состояли в "Юнгмэдльбунд" (аналог Юнгфолька - прим.переводчика) со своим руководством. Юнгмэдльбунд входил в состав СГД. А СГД являлся в свою очередь частью Гитлерюгенда. Руководительницы СГД находились в подчинении у Бальдура фон Шираха.
Роспуск других молодежных союзов лишь изредка вызывал пассивное сопротивление и глухой протест. Гертруда Хоке, которая занимала низовую руководящую должность в Юнгмэдльбунде, вспоминает: "Наш союз назывался "Свободное племя юной нации". Мы были идеалистами и любили природу. Когда союз разогнали, мне было горестно. Однако потом я стала мыслить как и другие, что хватит печалиться. У нас есть нужные инструменты, а у меня масса способностей и талантов. Надо жить дальше".
Резкий рост численности СГД объяснялся не только разгромом остальных молодежных движений. Марианна Ланген, родившаяся в 1917 году, вспоминает:"Массовый приток новых членов в организацию можно было сравнить с порывом ветра. Возвышенное чувство помощи в строительстве лучшей жизни в Германии охватило нас всех, особенно молодежь". Лучше всех описывает настроения молодежи после прихода Гитлера к власти задорная строка из старой рабочей песни, которую так любили исполнять штурмовики из СА и гитлерюгендовцы, - "с нами придут новые времена…". Ева Штернхайм?Петерс из Падеборна, наблюдавшая массовое вступление девушек в СГД, вспоминает, что "все хотели участвовать в этом процессе".
Для большинства молодых людей "новое время" означало уход из родительского мира, уход от республики со всеми её проблемами и предрассудками буржуазной культуры. В этом понимании национал?социализм неким образом является носителем черт молодежного движения. Возраст нацистских вождей лишний раз подтверждает сказанное. Гимлеру было 32 года, Геббельсу 35 лет, Шираху 25 лет, а Гитлер, являясь в свои 43 года старейшим членом нацистского руководства, стал канцлером Германии.
Мелита Машман, которая "доросла" до должности пресс?секретаря в ркуоводстве Гитлерюгенда, описывает свои первые впечатления от общения с национал?социалистами: "От этой ночи у меня остались зловещие воспоминания. Грохот шагов, мрачные краски черно?красных знамен, дрожащие отблески факелов на лицах и песни, которые одновременно и взбадривали, и заставляли грустить. Часами колонны маршировали перед нами. В них шли и совсем юные мальчишки и девчонки, которые были с нами одного возроста. В их лицах и осанке было столько серьёзного, что я даже смутилась. Кто я была такая? Я всего лишь стояла на тротуаре и глазела. И мне очень захотелось броситься в эту бурю и связать с ней свою жизнь".
Сотни тысяч хотели броситься в "бурю", и в их воспоминаниях до сих пор звучат отголоски того времени. Рената Финкх рассказывает о своем приеме в Гитлерюгенд: "В сгущающихся сумерках повсюду пылали факелы. Вместе со всеми я медленно и четко произносила слова клятвы, которую я заранее заучила слово в слово. Мы хотели принадлежать организации.Мы хотели иметь ясные глаза и деятельные руки. Мы хотели быть сильными и гордыми. Это был первый большой праздник в моей жизни. Я чувствовала это всем сердцем. Мне было тогда десять с половиной лет. Я знала, что отныне моя жизнь изменится".
Конечно, столь волнующие ощущения не были однородны. Была разница между коллективным эмоциональным подъемом, когда целый школьный класс добровольно вступал в СГД, и простым любопытством, когда лучшая подружка восторженно рассказывала об экскурсиях и тематических вечерах в СГД. О том, насколько порой заурядными были мотивы вступления в СГД, свидетельствует очевидица тех событий из Регенсбурга: "Мои подружки по классу носили голубые платья, которые мне тоже наравились. Они вступили в морскую организацию Гитлерюгенда. И мне хотелось носить такую же одежду. Я попросила подружек, и они повели меня в свой "союз", здание которого находилось неподалеку. В тот день его двери были закрыты. Я очень опечалилась. Одна из моих подружек успокоила меня. Она сказала, что знает место, где обычно играют девочки в другой, но тоже в красивой форме".
Конечно, сложно обнаружить политические мотивы в этих историях. Субъективные переживания детей из начального периода их членства в СГД в основном содержат положительные эмоции. Преимущественно, очевидцы вспоминают эти годы как "прекрасное время". Тон воспоминаний меняется, как только речь заходит о конечном этапе гитлеровского рейха, когда его ужасы и преступления стали очевидны всем. Дорис Шмидт?Гевиннер из Штутгарта так сказала о трудностях, связанных с воспоминаниями молодости: "Это была уже совсем другая история".
Необходимо упомянуть о том, как дети сталкивались с растущей день ото дня несправедливостью. Еврейские девушки не имели право вступать в СГД. Немецкая еврейка Эвелин Айгерман вспоминает о своих переживаниях начала дискриминации: "Я бы охотно вступила в СГД. Я завидовала всем девочкам, которые носили белые блузки и голубые юбки. Я переживала, что не могу быть с ними. Некоторыеиз моих одноклассниц сочувствовали мне, другим было безразлично, а две девочки сказали мне:"Мы теперь в СГД, а ты - нет. Ты - жидовка. Лично против тебя мы ничего не имеем, но вы, евреи, нам за все ответите".
Тысячи школьников могли наблюдать, как из школ в процессе их унификации изгоняли неугодных учителей. Герда Цорн, родившаяся в 1920 году, вспоминает об увольнении их любимого классного руководителя Книфа: "Он выглядел больным. Мы удивились, что он начал урок, даже не присев. Вдруг открылась дверь, и в класс вошел мужчина из СА. Его сапоги грохотали. Он прорычал "Хайль Гитлер!" Мы молчали. С иронией он произнес "Ну, господин Книф, вы попрощались с классом? Тогда, я попрошу Вас покинуть помещения. Сегодня преподавать буду я". Мы сжали кулаки. Одно слово - и мы сорвались бы с мест. Он ушел молча, и дверь закрылась за ним".

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru