Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Дети Гитлера

- 5 -

На них напала группа таких же подростков из коммунистической организации. Члены Гитлерюгенда бросились бежать, но преследователи догнали Норкуса и несколько раз ударили его ножом. Юноша скончался от потери крови. Его убийцы скрылись.
Церемония похорон на кладбище Плётцензее была превращена нацистами в пропагандистскую акцию. Пастор Венцль, служивший на похоронах, заявил в прощальном слове, что "Герберт Норкус есть пример для всей немецкой молодежи". Тогдашний нацистский гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс призвал собравшихся к мщению: "Никто не отнимет у нас надежду на то, что наступит день мести. И тогда те, кто болтает о гуманности и любви к ближнему, но убили нашего товарища без суда, узнают силу новой Германии. Тогда они будут молить о пощаде. Слишком поздно. Новая Германия требует искупления".
Бальдур фон Ширах распорядился внести имя погибшего в почетный мартиролог Гитлерюгенда. Он ежегодно навещал могилу Норкуса и в присутствии своих подопечных обращался к "духу" павшего героя: "Тем, чем стал Гитлерюгенд в январе 1932 года, мы во многом обязаны святому символу героизма и жертвенности юного Герберта Норкуса". Ширах, который славился своим цинизмом по отношению к цене человеческой жизни, всячески преувеличивал стремление к самопожертвованию своего погибшего воспитанника и призывал расценивать эту смерть как плату за легализацию Гитлерюгенда: "Чем больше людей погибнет во имя нашего движения, тем скорее они обессмертят свои имена. На обвинения наших критиков у Гитлерюгенда есть ответ, подтвержденный историей: речь идет о наших погибших товарищах. От этого ответа не отмахнешься. Это символ. Нет никаких аргументов против молодежного движения, которое во имя высокой идеи жертвует людьми и безостановочно продвигается вперед, которое воспринимает смерть, ранения и гонение как неизбежное последствие борьбы".
Писатель Карл Алоис Шенцингер положил судьбу юного Норкуса в основу своего романа "Гитлерюгендовец Квекс". Хайни Фёлькер - герой романа выступает на стороне национал?социалистов против своего отца?коммуниста. Прозвище "Квекс" ему дали друзья из?за его невероятной подвижности ("Квекс" - живчик, прим. переводчика). В конфликте поколений Хайни борется за "новую молодую Германию", которая воскреснет под знаком свастики. Шенцингер в стиле нацистской пропаганды изобразил смерть юноши как "кровавую жертву" во имя торжества дела Гитлера. В 1933 году роман был экранизирован. Миллионы детей просмотрели фильм в рамках учебной программы Гитлерюгенда. В финальной сцене Хайни умирает на руках товарищей. Его лицо обращено к морю колыхающихся знамен со свастикой. Для финала картины сам Ширах сочинил марш. Вскоре члены Гитлерюгенда по всей Германии распевали его как "Знаменную песню":

Наше знамя веет над нами,
Мы идем в будущее шеренга за шеренгой,
Во имя Гитлера мы шагаем сквозь тьму и нужду,
Под знаменем молодежи за свободу и правду.


Наше знамя веет над нами,
Наше знамя есть новое время,
Знамя ведет нас в вечность,
Знамя значит больше чем смерть.

Жить для Гитлера и быть готовым к смерти ради Гитлера - этот принцип стал судьбой целого поколения. Целое поколение немцев распевало эту героическую песню о готовности к самопожертвованию во имя страшных преступных химер Гитлера.
Шествия под знаменами, распевание воинственных песен, скандирование речевок и лозунгов привлекали все большее количество молодых людей в ряды Гитлерюгенда. В конце 1932 года их численность возросла до 100 000 человек. И все таки Гитлерюгенд продолжал оставаться лишь одной из многих молодежных организаций. Тогда Ширах решил доказать Гитлеру, что за Гитлерюгендом идут огромные массы молодых немцев, и объявил о проведении молодежного съезда в Потсдаме. Однако Гитлер, как и прошлый раз, сомневался в организационных талантах своего ученика. Успехи могли оказаться дутыми. В июле 1932 года НСДАП едва удалось стать самой представительной партией рейхстага. В ходе выборов Геринг стал президентом рейхстага, а Ширах самым молодым депутатом в народном представительстве. Тем не менее, борьба за пост канцлера между Гитлером, Куртом фон Шляйхером и Францем фон Папеном продолжалась с удвоенной силой. Назначение на этот пост зависело всецело от рейхспрезидента Гинденбурга. Гитлер не мог позволить себе опозориться в такой момент. Он поставил перед Ширахом жесткое условие: историческая речь "вождя" на слете будет возможна лишь при условии полного заполнения Потсдамского стадиона.
И на этот раз пропагандистский эффект превзошел все ожидания Шираха. Со всей Германии в город, где размещалась резиденция прусских курфюрстов, на всех видах транспорта и пешком прибывали толпы детей и подростков. Ширах рассчитывал на прибытие 50 000 человек. К 1 октября 1932 года в гигантском палаточном городке на окраине Потсдама собралось более 70 000 детей. Бывший член Гитлерюгенда Вернер Порш вспоминает: "Эта встреча стала большим событием для молодых людей. Те, кто обычно собирались небольшими отрядами, теперь стояли огромной массой и были связаны с этой массой своей причастностью к политической жизни".
"Мой фюрер, Ваша молодежь собралась, чтобы выразить свою веру и любовь к Вам. Ни один из живущих сегодня людей не удостаивался такого обожания", - обратился Ширах к своему кумиру на забитом до отказа стадионе. Позднее он вспоминал: "Ликование прервало мои слова. Гитлер был впечатлен. На его глазах выступили слезы".
В ответной речи Гитлер призвал собравшуюся молодежь стать миссионерами идеи "народного сообщества": "Я знаю, что у многих из вас отцы потеряли работу, а вы сами не знаете, что ожидает вас и ваши семьи в ближайшее время. Вы должны быть выше профессиональных и социальных различий, которые разделяют вас. Вы должны искать и найти пути к немецкой общности. Вы должны беречь и охранять ее. Прежде всего, вы должны научиться чувствовать себя немцами. Национал?социалистическое молодежное движение должно служить не партии, а на благо немецкого народа. Само молодежное движение когда?нибудь должно стать Германией. Подтверждением этому может служить всеобщая готовность к жертвам немецкой молодежи во имя идеи национал?социализма. Кто?то может смеяться и иронизировать, но однажды вы станете будущим Германии".
Фюрер не поскупился на похвалы в адрес своего "первого гитлерюгендовца". Он сказал Шираху: "Вы устроили нечто необыкновенное. Трудно представить что?то более разрушительное для правительства Шляйхера, чем эту грандиозную манифестацию молодежной организации рядом с Берлином". Молодежь, возвращавшаяся домой, агитировала по всему рейху в пользу нацистов.
Назначение Гитлера на пост рейхсканцлера 30 января 1933 года и принятие закона "о предоставлении правительству чрезвычайных полномочий" от 24 марта подписали приговор Веймарской демократии. "Огонь национальной революции" сопровождался арестами и преследованием коммунистов, социал?демократов и других политических противников новой власти. Вечером 27 февраля вспыхнул рейхстаг. Предполагаемым поджигателем оказался голландский коммунист. У нацистов появился отличный предлог развернуть "охоту на ведьм". Школьники и студенты, поддерживающие нацистов, публично жгли книги левых и еврейских интеллектуалов. Ширах, который немедленно перевел штаб?квартиру Гитлерюгенда в Берлин поближе к своему "фюреру", был солидарен ними: "Все, что противоречит нашему единству, следует бросить в костер".
Ширах стремился подчинить себе все молодежные организации Германии, уцелевшие после волны запретов и ликвидаций. Утром 5 апреля 1933 года 50 членов Гитлерюгенда напали на берлинское бюро "Имперского комитета немецкого молодежного движения". Под крышей этой организации существовали крупные молодежные союзы, насчитывавшие более 5 миллионов человек. Она же обеспечивала взаимодействие между молодежным движением и государственными институтами Веймарской республики. Под командованием Карла Наберсберга, ближайшего помощника Шираха, гитлерюгендовцы устроили погром служебных помещений комитета. Захваченные документы и картотека пригодились нацистам для дальнейшего разгрома всех оппозиционных Гитлерюгенду молодежных организаций на территории Германии. Пять дней спустя другой отряд Гитлерюгенда напал на "Имперский союз немецких молодежных гостиниц". Шираху не терпелось превратить гостиницы в "очаги культуры для немецкой молодежи".
Одурманенные эйфорией "национального подъема", миллионы молодых немцев записывались в Гитлерюгенд. Инга Шоль вспоминает о своих ощущениях и ощущениях своих сестер в тот период: "Нам нравилось это. Мы хотели внести свой вклад. Таинственная сила влекла нас к марширующим колоннам под развевающимися флагами. Глаза смотрели вперед. Люди пели и отбивали барабанную дробь. Разве это единение, это сообщество не было чудом?" Напрасно предостерегал отец Шоль своих дочерей. Хотя прежде сестры посещали молодежную католическую организацию, они не устояли перед чарующей мелодией флейты "крысолова". Десять лет спустя Ханс и Софи Шоль, создавшие группу сопротивления "Белая роза", были приговорены нацистским трибуналом к смертной казни.
Несмотря на массовый приток новых членов в ряды национал?социалистических организаций, не все из них торопились объединиться с Гитлерюгендом. Независимые от НСДАП молодежные союзы основали "Великогерманский Союз" под руководством друга Гинденбурга адмирала Адольфа фон Трота. Они разделяли идею создания национал?социалистического государства и объявили о своей преданности Гитлеру. Все евреи были изгнаны из этого союза. Однако попытки быть правее Гитлерюгенда и, таким образом сохранить свою независимость, оказались безуспешны. После победы Гитлера на выборах в марте 1933 года и принятия закона о "предоставлении правительству чрезвычайных полномочий" партнеры по коалиции обратились к НСДАП объединить свои военизированные и молодежные организации. "Великогерманский Союз" тоже боялся раствориться в Гитлерюгенде. Руководители союза объявили о готовности войти в Гитлерюгенд при условии сохранения своей структуры и руководства. Однако Ширах разгадал этот нехитрый маневр и не согласился на подобное объединение. Последний раз 15000 членов независимых союзов собрались на молодежный слет в июне 1933 года в Люнебургской пустоши. Полиция и отряды СА окружили палаточный лагерь и разогнали собравшихся. Через месяц "Великогерманский союз" был запрещен.
Растворение свободных союзов в нацистской массе привело к тому, что Гитлерюгенд получил большое количество опытных и умелых молодежных руководителей, которые принесли с собой формы и традиции союзной молодежной деятельности в ряды молодых гитлеровцев. Ширах нуждался в них для создания самой массовой молодежной организации в истории Германии. Воздействие бывших союзных вожаков должно было в первую очередь благотворно отразиться на развитии Юнгфолька. Хайнрих Граф из Айнзиделя вспоминает: "Та сторона жизни Юнгфолька, которая нас так привлекала к нему, была обязана своим происхождением союзной молодежной жизни. Это была заслуга вожатых, пришедших из союзов. Они принесли с собой практику палаточных лагерей и коллективных путешествий. Я уверен, что без заимствования опыта союзного молодежного движения Шираху никогда не удалось бы добиться такого влияния на молодых немцев". Гитлер всячески поощрял успехи своего верного вассала. В одной из своих речей в июне 1933 года он назвал Шираха "молодежным вождем немецкого рейха", который стоит на вершине всех юношеских и девичьих молодежных союзов.
Школьные учителя, придерживавшиеся демократических взглядов, были изгнаны, отправлены на пенсию или переведены на низшие должности. Партийные "борцы" наоборот были назначены на министерские, директорские посты, заняли кресла в университетских советах. Многие из оставшихся преподавателей и учителей были вынуждены вступить в НСДАП, чтобы сохранить работу. Многие педагоги стали агитировать своих учеников за вступление в Гитлерюгенд. Вскоре в рядах нацистской организации числилось более 90 процентов всех учащихся.
Трудящаяся молодежь также не избежала пристального внимания Шираха. Один из бывших членов молодежного рабочего движения вспоминает: "Гитлерюгенд предпочитал действовать силовыми и властными методами. Их становилось все больше и больше. Когда мы отправлялись на прогулку, они подстерегали нас и принимались избивать резиновыми дубинками". Немецкие профсоюзы, которые были объединены в "Немецкий рабочий союз" обязывали своих молодых членов вступать в Гитлерюгенд. Торговые и промышленные палаты приняли постановление, что только члены Гитлерюгенда или Союза германских девушек могут быть зачислены на работу в качестве учеников и подмастерий. В противном случае обучение будет считаться недействительным, а хозяин будет оштрафован. Тот, кто игнорировал Гитлерюгенд, рисковал своей профессиональной карьерой. Вопрос одного из опросников, который распространял Гитлерюгенд в Висбадене в 1934 году, гласил: "Почему ты еще не вступил в Гитлерюгенд? Если ты за Гитлера и Гитлерюгенд, тогда заполняй прилагаемый бланк вступления. Если ты не хочешь вступать, тогда напиши о причинах…". На бланке рекомендовалось расписаться отцу и указать место работы и имя работодателя. Отказ ребенка вступить мог привести к репрессиям в отношении отца.
После разгрома молодежных союзов, относящихсяк партийным и профсоюзным структурам, Гитлерюгенд начал наступление против церковных молодежных организаций. Вольфганг Вюстефельд, состоявший в католической скаутской группе во Франкфурте на Одере, вспоминает: "Вначале они только ругались и толкали нас. Со временем они вели себя все жестче и вызывающе. Однажды, когда мы возвращались из похода, они устроили нам засаду на одерском мосту. Нас избили, а нашего руководителя сбросили с моста в реку". Подобные случаи не были единичными. Многие молодые немцы, пытаясь избежать членства в Гитлерюгенде, вступали в религиозные молодежные организации. Ненависть Гитлерюгенда по отношению к молодым христианам росла пропорционально росту численности этих организаций. В июле 1933 года Ширах призвал своих подопечных сменить тактику: "Я запрещаю членам Гитлерюгенда всякие нападки на членов других молодежных союзов. Все жалобы о подобных происшествиях будут немедленно поступать по служебным каналам на мой стол. Я буду наказывать виновных." Действуя таким образом, нацистам удалось вызвать в среде молодых христиан?евангелистов лояльность и одобрение в отношении гитлеровского государственного аппарата. "Евангелистская молодежь Германии " - крупнейшее молодежное объединение приветствовало приход Гитлера к власти: " Мы по?новому взглянули на заповеданные богом понятия родины, народа и государства. Народ пробуждается. Благодаря "движению" рушатся противоречия и преграды между классами, слоями и сословиями. Поэтому позицией молодых евангелистов в эти дни должно стать наше участие в судьбе нашего народа и решимость к действию, как требует того от нас слово божье". Ярый приверженец национал?социализма епископ евангелистской церкви Германии Людвиг Мюллер заключил соглашение с Ширахом и благословил вступление 700 000 юных евангелистов в Гитлерюгенд. Отныне служба на благо церкви была ограничена двумя вечерами в неделю и двумя выходными днями в месяц и включала лишь религиозное воспитание. Коллективная деятельность евангелистской молодежи, которая предполагала путешествия, палаточные лагеря, "вечера у очага" с народными танцами и песнями, закончилась в одно мгновение. Назначенный Мюллером на вновь учрежденный пост "имперского молодежного пастора" Фридрих Цан провозгласил: "После своей победы национал?социалистическая власть берет на себя защиту и опеку церкви. А церковь разрешает своим молодым прихожанам маршировать под знаменами третьего рейха".
Многие молодежные функционеры католической церкви не считали нацистов своими духовными оппонентами. "Мы приняли решение действовать совместно на пути к великой цели - к созданию великой единой Германии, благополучной страны с христианской культурой. Современное движение (нацистское движение - прим.переводчика) способствует обновлению и единению нации". Переговоры Гитлера с Ватиканом не явились гарантией свободного вероисповедования для немецких католиков, однако заключение "имперского конкордата" в июле 1933 года диктатор расценил как важную победу в деле международного признания своего режима. Многие католические молодежные союзы, чтобы удержать своих членов от вступления в Гитлерюгенд, стали практиковать в своей деятельности военные игры на местности и стрелковые занятия. Конечно, подобные нововведения шли вразрез с отрицательным отношением церкви к огнестрельному оружию. Эти меры уже не могли ничего изменить. В качестве ответа Гитлерюгенд усилил работу по привлечению в свои ряды молодежи из среды юных католиков. В ход пошли все средства - от агитации для промывки мозгов до силового воздействия. Власти активно поддерживали компанию Шираха против католического молодежного движения. Общественные мероприятия католиков разгонялись полицией, тиражи журналов конфисковывались, группы и ячейки объявлялись вне закона.
Среди членов Гитлерюгенда веру в божественного отца заменила вера в фюрера. "Календарь Гитлерюгенда" включал все национал?социалистические праздничные и памятные даты. На протяжении года от "дня прихода к власти" и "дня рождения фюрера" до "годовщины путча" 9ноября 1923 года миллионы мальчиков и девочек поклонялись новой "национальной религии" под знаком новой "святой" троицы: "Наша вера - фюрер, наша религия - Германия, наше желание - святая империя немецкой веры!"
Организуя бесчисленные праздники, факельные шествия под флагами со свастикой, Ширах демонстрировал свою преданность "богу" по имени Гитлер, который сам себя считал то "божьим провидением", то "пророком нации". Ширах овладел магией религиозных обрядов. Дети с удовольствием собирались у ночных костров и на ночных факельных шествиях, предаваясь таинственным обрядам на праздниках солнцестояния, урожая и им подобных. Вспоминает Георг Бекман: "Дважды в год мы отмечали праздник солнцестояния. Мы разводили большой костер. Наши руководители обращались к нам с речью о религиозном смысле праздника. Затем мы исполняли старинные германские танцы с мечами. Когда костер начинал затухать, мы согласно другому германскому обычаю прыгали через него парами - мальчики с девочками, взявшись за руки".
Однако за культивированием языческих обрядов древнегерманских культов скрывался крайне вредный дух безумной расовой идеологии. Позже ее поклонники стали сжигать людей. Пауль Штюбен рассказывает: "В школе у нас измеряли головы и подгоняли параметры тела под шаблоны. Если кто?то не соответствовал арийским критериям, его спрашивали о происхождении прабабушки. И потом было приятно услышать, что даже, если что?то и было не в порядке очень давно, то наверное, здоровая немецкая кровь уже полностью разложила еврейскую. Я должен был принести родословную нашей семьи в школу. Однажды наш ректор в партийной форме построил нас и сказал:"В вашем классе есть одна еврейка. Вы не должны с ней играть, делать домашние задания и сидеть на одной парте. Вы не должны ее больше замечать". А мы даже не знали раньше, что среди нас есть еврейка. Через несколько дней она исчезла. Больше мы ее не видели".
Учителя и руководители Гитлерюгенда распространяли социал?дарвинистские идеи об избранности в коллективной борьбе за выживание. В своих расистских лекциях они пропагандировали образ арийского человека?повелителя, который по "праву сильнейшего" должен стоять выше представителей неполноценных народов и носителей нездоровой крови. На арифметических задачах нацистские педагоги показывали детям, во что обходится народной экономике содержание "одного неполноценного человека": Строительство интерната для сумасшедших стоит 6 миллионов рейхсмарок. Сколько можно на эти деньги построить жилых домов стоимостью 1500 марок за один дом? Главной мишенью нацистской пропаганды стали евреи, которых не называли иначе, как "паразитами на теле народа". Писательница Ильзе Айхингер вспоминает: "На школьных уроках биологии мы изучали, что евреи и цыгане - это самое худшее, что есть на свете. Но есть еще более страшная вещь: помесь арийца и еврея или помесь арийца и цыгана, это было бы похуже преступника".
Девушек с ранних лет знакомили с национал?социалистическими представлениями о "расовой гигиене" и требованиями к их будущей материнской роли. Гитлерюгенд устраивал школьные вечера под названием "Сохранение чистоты крови". Ширах призывал девушек из Гитлерюгенда развивать свое тело и дух, чтобы справиться в будущем с обязанностью "быть матерями нового поколения". Он заявил о долге девушек "поддерживать чистоту своей крови", считать ее "частью национального кровяного фонда" и развивать "свой организм таким образом, чтобы обогатить будущий генофонд нации". Чтобы справиться с этой задачей, Ширах порекомендовал девушкам "соответствовать мужским и юношеским представлениям о красоте". Исповедуя принцип "обновления нации через здоровое молодое поколение", один из руководителей Гитлерюгенда писал о воспитании девочек: "В основе здоровья наших жен и матерей лежит вечная жизнь нашего народа. Одна из задач воспитательной работы Союза германских девушек заключается в том, чтобы довести до сознания девушек мысли об отборе и селекции человеческой породы. Тип немецкой женщины полностью соответствует типу немецкого мужчины, а их единение приводит возрождению нашего народа". На самом деле девушки должны были, как с горечью констатирует одна из бывших членов СГМ, "в первую очередь производить пушечное мясо для фюрера".
Уже начиная с Юнгфолька, ознакомление с германскими героическими сагами должно было воспитывать у детей чувство идентификации с их древними предшественниками. В Гитлерюгенде объясняли, что героические идеалы "нордических" людей?повелителей и "арийских" мировых завоевателей обусловили генетическое превосходство немцев в сражениях и солдатском ремесле. Только лучшим доверено сохранять и продолжать породу. Больные юноши не должны иметь детей. "Твоя кровь несет такие свойства, что дети твои будут несчастны и только обременят государство. Твой героический долг - быть последним в роду".
Руководители Гитлерюгенда постоянно разжигали ненависть в отношении евреев. Карикатуры на евреев служили наглядным материалом во время "домашних вечеров" в Гитлерюгенде. Пауль Штюбен вспоминает о своих детских годах в Юнгфольке: "Наш отряд подходил к городской сберегательной кассе. На ее стене был газетный щит. На нем вывешивали "Дер Штюрмер". Наш вожатый смотрел на газету и громко вопил "Сдохни, Иуда!" Его крик подхватывали другие. Я тоже должен был кричать. Это был вопрос совести. Вначале я только шевелил губами, но потом я подумал:"Иуда, это ведь какая?то далекая страна. Если я и крикну "Иуда, сдохни!", то никого персонально я не оскорблю". И я стал кричать вместе со всеми.
Яд антисемитской пропаганды отравлял молодежь. Когда 9ноября 1938 года по всей Германии запылали синагоги и под видом "народного гнева", организованного властями, мародеры из СА устроили еврейские погромы, члены Гитлерюгенда также приняли участие в акциях насилия. Хайнрих Клинг, которому в то время исполнилось тринадцать лет, вспоминает: "В Людвигсбурге люди из СА подожгли синагогу возле нашей школы. Я побежал посмотреть на пожар. Когда я стоял там, то сначала не мог понять, почему пожарная команда льет воду на соседние дома, но не тушит горящую синангогу. Затем я заметил, что штурмовики и ребята из Гитлерюгенда тащат откуда?то свитки с Торой и швыряют их радостно в огонь". Направляемые местными руководителями СА, Гитлерюгенда, а иногда и по собственной воле члены Гитлерюгенда били витрины магазинов, принадлежащих евреям, громили их жилища т грабили имущество.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru