Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

скачать Дети Гитлера

- 4 -

В конце года вождь Гитлерюгенда мог с гордостью подвести итоги. Он сумел при финансовой поддержке "щедрых меценатов" завершить реконструкцию здания своего штаба в Плауэне, значительно увеличив его размеры. Было создано управление, отвечающее за связи с молодежными группами немецких общин в чешских Судетах и Польше. Проводя массовые мероприятия, гитлерюгендовцы стремились привлечь к себе внимание обывателей. Грубер провел 18 ноября того же года "райхсаппель" - торжественное собрание всех своих сил для демонстрации "чувства принадлежности к немецкому народному сообществу" и "осознания внутренней солидарности" в рядах Гитлерюгенда. В конце декабря все руководители организации съехались в Плауэн на совещание. Они объявили о создании так называемых "молодежных команд" для детей в возрасте от 10 и до 14 лет. "Молодежные команды" стали прообразом будущего Юнгфолька. Для девочек были открыты "сестринские общины", которые с июля 1930 года были преобразованы в "Союз германских девушек". В программной речи Грубера содержалась краткая характеристика молодежной национал?социалистической организации: "Сущность Гитлерюгенда такова, что он не похож ни на одну партию, ни на одно молодежное движение. Гитлерюгенд не является политическим военным объединением или антисемитским союзом скаутов. Гитлерюгенд - это новое молодежное движение истинных немецких социалистов?революционеров из народных масс, судьба которых неразрывно связана с судьбой нации. Гитлерюгенд утверждает воспитание личности при условии ясного понимания существующих условий и требований, выдвигаемых ими. Это значит - не просто любить свою отчизну, а бороться за неё, не щадя жизни. Это значит - освободить государство и экономику из когтей капиталистических, антинародных сил. Именно, поэтому мы неуклонно идем к новому, социалистическому, народному государству Адольфа Гитлера и знаем, что его путь приведет к краху марксизма. Нет ничего прекраснее для нас, чем заниматься на этом пути нерешенными проблемами. Наша цель ясна, и мы готовы достигнуть ее. Мы отбросим старый гнилой хлам прошлого и создадим прекрасную новую жизнь. Мы умрем за третий рейх. Именно, поэтому всем остальным молодежным союзам и движениям так далеко до нас. Мы заявляем решительное "нет" молодежным союзам всех видов. В нашей среде вызревает новый вид немецкой молодежи. Этот вид - Гитлерюгенд. Он крепок, тверд и прочен организационно. Вместе с новым поколением он марширует к истинному миру национал?социализма, марширует за своим вождем Адольфом Гитлером, сметая на своем пути всех, кто не с нами".
И все же, дни "красно?коричневого" саксонца были сочтены. Другой молодой гитлеровец добился большего успеха в карьерных играх и добился благосклонности фюрера. Бальдур фон Ширах был избран в июле 1928 года на пост руководителя национал?социалистического студенческого союза. Так началась крутая карьера Шираха, в результате которой Грубер должен был уйти со сцены.
Во время второго "штурма власти" Гитлер вопреки своему характеру решил проявить политическую терпимость и использовать все слабости и недостатки "проклятой Веймарской системы", чтобы добиться власти над Германией легальным путем. Отныне "коричневым" было крайне важно привлечь новых сторонников из мелкобуржуазной среды. Необходимо было отказаться от революционных и социалистических лозунгов, которые так охотно повторялись "левыми" национал?социалистами. В самом Гитлерюгенде псевдосоциалистические идеи "эпохи борьбы" продолжали существовать до 1933 года. Смесь из социалистических, националистических идей, воинственного "прусского духа" овладела умами многих молодых немцев. Их энтузиазм питала вера в сказки о "трудящемся" Адольфе Гитлере и его бесклассовом народном сообществе.
Бальдур фон Ширах - выходец из семьи крупных буржуа охотно использовал подобные юношеские заблуждения в своей деятельности. Он заявил: "Только одно знамя развивается над Гитлерюгендом. Сын миллионера и сын рабочего носят одну и ту же форму. Лишь молодежь в этом смысле свободна от предрассудков и представляет собой настоящее сообщество. Да, молодежь - это социализм". Подобная пастораль была нужна нацистам для воспитания унифицированного поколения. Ширах и нацистская идеология для достижения своих целей преступно пользовались юношеской наивностью, ее легко вспыхивающим энтузиазмом, ее преданностью и самоотверженностью. Ширах был одним из создателей почти религиозного культа фюрера. Ему удалось превратить молодых немцев в послушных исполнителей воли политического авантюриста, за фантазии о мировом господстве которого отдали жизнь тысячи юнцов из Гитлерюгенда, особенно, в последние дни войны. Являлся ли сам Ширах, служивший фанатично своему хозяину до печального конца, обманутым идеалистом?
Вот что сказал сам Ширах в 1946 году Нюрнбергскому трибуналу во время суда над военными преступниками: "Я воспитал это поколение в духе преданности и веры Гитлеру. Я считал, что служение фюреру сделает наш народ и нашу молодежь счастливыми, свободными и сильными. Таким образом думали и миллионы молодых немцев. Они видели в национал?социализме свой идеал. Многие погибли за это. Моя вина заключается в том, что я воспитывал молодежь для человека, который убил миллионы. Я верил этому человеку. Вот что я могу сказать в свое оправдание". Поздее раскаяние обманутого. Суд приговорил его к 20 годам тюремного заключения, которые он до последнего дня провел в берлинской военной тюрьме Шпандау под охраной стран?участниц антигитлеровской коалиции. И все же его судили не как проповедника чудовищного, смертельно опасного учения, а как пособника в деле истребления народов: будучи гауляйтером Вены он отвечал за депортацию тысяч евреев.
Детство Бальдура фон Шираха не содержало ни единого намека на ту карьеру, которую ему предстояло сделать на службе у Гитлера. Бальдур был прекрасно образованным наследником богатой семьи крупных буржуа с космополитическими взглядами. Эмма Мидлтон Ширах родила своего второго сына в Берлине в 1907 году. Эта состоятельная американка из Филадельфии вышла замуж за прусского капитана Карла Бейли Нориса фон Шираха, который тоже имел американские корни. После увольнения из армии отец Бальдура был управляющим театра в Веймаре. Дома родители разговаривали исключительно на английском, и Бальдур начал учить немецкий лишь в возрасте пяти лет. В детстве он писал стихи и играл на скрипке. Долгое время он мечтал о карьере музыканта.
Ребенок с нежным лицом воспитывался в лучших либеральных традициях. Когда ему исполнилось десять лет, родители отправили его в закрытый интернат в местечко Бад Берка в Тюрингии. Тамошние воспитатели придерживались идей педагога?реформатора Германа Литца. Исходя из ранних традиций движения "Вандерфогель", они всячески искореняли "пагубное влияние больших городов" и пытались сделать из воспитанника самостоятельную личность с чувством собственного достоинства. Наряду с физическим и нравственным воспитанием большое внимание уделялось преподаванию научных дисциплин. Между учениками и преподавателями существовали доверительные отношения, а старшие по возрасту дети отвечали за младших.
С завершением первой мировой войны закончилось и беззаботное детство Бальдура. Его старший брат Карл покончил жизнь самоубийством. Он был старше Бальдура на семь лет, и когда началась война, он мечтал стать прусским офицером и отправиться на фронт. Отречение кайзера, принятие условий версальского договора национальным собранием в Веймаре означали для него конец света. В своей предсмертной записке он написал, - "я не хочу пережить Германию". Смерть брата усилила ненависть Бальдура по отношению к республике. Его родители также были недовольны наступившими временами. В знак протеста против нового правительства Ширах старший покинул свой пост в театре. Тем не менее, Ширахи продолжали оставаться весьма состоятельной семьей, и их дом на Гартенштрассе был центром артистической жизни Веймара. Бальдур вернулся из интерната и получал домашнее образование. К тому времени, когда ребенок достиг совершеннолетия, на улицах немецких городов развернулись настоящие сражения между восставшими рабочими и националистически настроенными добровольцами. Бальдур всем сердцем и душой был на стороне тех бывших фронтовиков, которые в составе корпуса добровольцев потопили в крови восстания левых. Годы спустя Ширах вспоминал: "У всех нас в Тюрингии было чувство, что нож приставили к нашему горлу. И если бы мы сами себя не защитили, коммунисты разгромили бы нас".
На волне воинственных настроений вступил семнадцатилетний Ширах в народный союз "оруженосцев", которым руководили бывшие офицеры из нелегальной организации "Черный рейхсвер". Бальдур находился среди "оруженосцев", когда те в марте 1925 года охраняли зал, в котором выступал недавно освободившийся из тюрьмы Гитлер. Голос бродячего проповедника гипнотизировал зеленых юнцов. Позднее Ширах скажет: "У него был глубокий голос, напоминавший звук виолончели. Его непривычный акцент заставлял прислушиваться к словам". Зачарованно молодой Ширах внимал гневным тирадам "барабанщика" в адрес Версальского договора. В глазах Бальдура неизвестный солдат был революционером, который предпринял марш на "Фельдхернхалле" мюнхенское городское собрание и рисковал своей жизнью ради спасения нации. Когда собрание закончилось, Бальдур фон Ширах был лично представлен партийному вождю. В этом он увидел знак судьбы и разразился восторженным стихотворением в честь "незабываемого события":

Ты протянул нам руку и посмотрел на нас,
Заставив учащенно биться юные сердца
Эта встреча как чудесное счастье
Будет сопровождать нас всю жизнь.


В наших сердцах звучит горячая клятва:
Ведь ты недаром протянул нам руку,
Мы добьемся нашей высокой цели,
Судьба отечества в наших руках.


И если тебя предадут и осудят,
Тебя защитит чистота твоих великих деяний,
Мы верим тебе всем сердцем и душой,
Ибо ты один - будущее Германии

Едва Шираху исполнилось 18 лет, он поспешил вступить в партию и СА. "Приезжайте ко мне в Мюнхен. Мне нужны такие люди как Вы", - приглашал его Гитлер во время своего очередного визита в Веймар. "Партайгеноссе Nо 17251" не заставил себя долго ждать. В 1927 году после окончания Веймарской гимназии Ширах отправился в Мюнхен. Там он приступил к изучению истории искусств, германистики и англистики. Однако учеба была для него второстепенным делом. В мюнхенском университете он подыскивал единомышленников, создавая группу национал?социалистических студентов. Для своей пропаганды Ширах умело использовал послевоенную ситуацию в Германии, когда студенты лишились своего прежнего привилегированного положения и больше не могли рассчитывать на быструю карьеру в высших слоях общества. Он подбирал новых сторонников в рядах правых националистически настроенных студенческих кружках, которых не смущало аристократическое происхождение Шираха. Ему удалось наладить тесные связи с партийным штабом и подружиться с секретарем фюрера Рудольфом Гессом. По просьбе Гесса он даже занимался бумажной работой в "коричневом доме".
В один из осенних вечеров 1927 года Ширах встретил Гитлера, совершавшего прогулку по Максимилианштрассе. Фюрер узнал своего молодого почитателя из Веймара и пригласил его к себе домой. Воодушевленный Ширах немедленно предложил Гитлеру выступить с речью на большом студенческом мероприятии. Поначалу Гитлер, который в свое время провалился на вступительных экзаменах в венскую художественную академию, был настроен скептично. Он сомневался в том, что среди университетской молодежи найдутся люди, желающие вступить в нацистскую партию. Именно, по этой причине он боялся выступать перед студентами. Однако, не выдержав напора Шираха, Гитлер все же согласился при условии, что двадцатилетний веймарец сумеет заполнить студентами пивной зал "Хофбройхаус". Ширах мобилизовал все свои агитаторские способности, и за час до условленного времени пивная была полна студентов. Появился Гитлер. Он произнес речь и сорвал бурю восторженных оваций. Подобный успех не остался незамеченным даже среди мюнхенской интеллигенции. Казалось, Ширах заранее предвидел такой оборот событий: "С той поры фюрер охотно стал выступать перед студентами. В то время они были более предрасположены влиянию гипноза во время массовых мероприятий по сравнению с рабочими. Это было то, чего они были лишены в своей собственной повседневной жизни".
Авторитет Шираха заметно вырос. Он удостоился похвалы фюрера, который после этой истории установил почти отеческую опеку над Бальдуром. Вскоре Ширах стал руководителем многочисленной мюнхенской студенческой организации. При поддержке Гитлера он включился в борьбу с другими претендентами внутри партии за право руководить "коричневым" студенчеством. В июле 1928 года двадцатиоднолетний Ширах был избран райхсфюрером национал?социалистического студенческого союза и членом партийного руководства НСДАП.
Тем же летом в жизни Шираха произошло событие, едва не изменившее всю его дальнейшую судьбу. Во время поездки в Америку со своей матерью он встретился с дядей Альфредом Норрисом, преуспевающим банкиром с Уолл?Стрита. Тот встретил родственников в своем бюро с видом на Манхэттен и предложил племяннику занять солидный пост в фирме. Но молодой романтик, давно грезящий о возрождении немецкой нации, с благодарностью отклонил заманчивое предложение. Его тянуло обратно в Германию, обратно к фюреру.
Ширах без устали продолжал вербовку университетской молодежи в ряды нацистов. Вопросы и проблемы высшей школы едва ли интересовали его. Его заботил больше всего вопрос численности новообращенных нацистов. Он стал мыслить категориями Гитлера, который охотно выступал на многочисленных сборищах, организованных его молодым протеже. Иногда казалось, что мысль о молниеносной карьере целиком захватила Шираха. Образованный, интеллигентный сын аристократа (современники впоследствии описывали его как "спокойного, сдержанного мужчину с хорошими манерами") вошел в роль веселого рубахи?парня, знающего толк в выпивке и девчонках. Однажды в состоянии сильного подпития он вытащил пистолет во время студенческой сходки и прицелился в портрет своего кумира. Однако этот проступок для "любимца фюрера" обошелся без последствий. Некоторое время спустя он прибыл на молодежный митинг с хлыстом для верховой езды в сопровождении огромной свиты эсэсовцев. Возмущенные руководители студенческого движения потребовали его отставки. Однако успехи на поприще пропаганды и вербовки надежно страховали его от неприятностей и обеспечили ему доверие Гитлера: "Партайгеноссе Ширах понимает, куда мы шагаем. Мы шагаем в направлении создания массового движения. Весь мой авторитет на стороне Шираха".
Все больше студентов примыкали к коричневому движению. Талантливый ловец человеческих душ был готов к выполнению более сложных поручений. Теперь он желал привлечь всю немецкую молодежь на сторону НСДАП. С этой целью Ширах решил дать бой вождю Гитлерюгенда Груберу и завоевать для достижения этой цели как можно больше сторонников среди других националистических молодежных союзов. Грубер принял вызов и показал всем прочность своих позиций. Весной 1929 года он проехал по Германии, встретился с руководителями Гитлерюгенда на местах и провел тридцать два больших митинга с участием членов своей организации. На одном из них почти как во время партийного съезда в Нюрнберге 2000 гитлерюгендовцев промаршировали мимо трибуны своего "фюрера" под гром аплодисментов. Казалось, на этой ноте проба сил должна завершиться.
Тем не менее, в затяжной битве за власть Грубер проиграл более удачливому и сильному оппоненту. Социал?революционные лозунги Грубера устарели и больше не соответствовали новой политической ситуации. Гитлер рвался к власти, и без поддержки буржуазных слоев населения его попытки были бы безуспешны. С тех пор, как Груббер стал рейхсфюрером Гитлерюгенда, численность организации выросла с 700 до 20 000 человек к весне 1930 года. Они состояли в 450 местных организациях. Совместно с другими националистическими юношескими союзами Гитлерюгенд выступил против принятого правительством Германии плана Янга, по условиям которого немецкие выплаты по репарациям должны были длиться вплоть до 80?х годов XX века. Тысячи членов Гитлерюгенда приняли участие в мощной пропагандистской компании во время выборов в рейхстаге. НСДАП, получив 107 мест, добилась успеха и стала второй по влиянию партией рейхстага после СПД.
Во время всемирного экономического кризиса, когда дела у нацистов пошли в гору, карьера Груббера подошла к концу. Борьба за господство в нацистской партии никогда не прекращалось. Социал?революционеры во главе с Отто Штрассером открыто выступили против Гитлера и потерпели поражение. Старший товарищ Грубера шеф СА Пфеффер фон Саломон после неудавшегося восстания берлинского СА был смещен с должности. На его место Гитлер назначил Эрнста Рема, который до этого момента два года проработал военным советником в Боливии. Свежеиспеченный глава штурмовиков не захотел долго терпеть самостоятельность Гитлерюгенда и потребовал подчинить ему молодежную организацию. Гитлер приказом от 27 апреля 1931 года выполнил его требование. Все ячейки Гитлерюгенда на местах перешли в распоряжение соответствующих отрядов СА. Под предлогом улучшения контроля за деятельностью молодежной организации штаб Гитлерюгенда был переведен из провинциального Плауэна в Мюнхен поближе к партийной верхушке. Шансы Шираха на победу возросли. Теперь он открыто агитировал против Грубера: "Грубер был вполне пригоден, пока Гитлерюгенд был чисто провинциальной организацией. Сейчас, когда надо решать задачи в масштабе всей страны, его ограниченность и недальновидность очевидна. Мы обязаны исключительно Грубберу тем, что националистические молодежные организации до сих пор не объединились под знаменем Гитлерюгенда".
Для своих интриг Ширах нашел твердую поддержку в лице нового шефа штурмовиков. С ним у него установились почти дружеские отношения. В конце концов Ширах признался Гитлеру в своих стремлениях руководить Гитлерюгендом. Гитлер ответил: "Ширах, не смешите меня. Вы хотите заниматься этими детьми?" И все же Шираху удалось переубедить своего покровителя: "Тогда я сказал ему: "Я создам самую большую молодежную организацию в истории Германии". Эти слова произвели впечатление. Гитлер назначил 30 октября 1931 года Бальдура фон Шираха "райхсюгендфюрером" НСДАП и подчинил ему Гитлерюгенд, студенческий и школьный национал?социалистические союзы.
Члены нацистской партии настороженно отнеслись к выходцу из аристократии. Молодые гитлеровцы "первого призыва" не видели в Ширахе человека, который соответствовал бы их представлениям о молодежном вожаке рейха. "В Бальдуре фон Ширахе было на наш взгляд слишком много от барона, а его американское родство и благородная приставка "фон" не располагали к доверию", - признался его полномочный представитель в течении многих лет Хартман Лаутербахер, создавший в свое время на территории Австрии организацию "Немецкая молодежь"- предтечу Гитлерюгенда. Сам Ширах был далек от образа спортивного, боевитого гитлерюгендовца, который он пропагандировал среди немецкой молодежи. Ширах, несмотря на свою полноту и неспортивную внешность, старательно пытался сыграть роль крепкого парня. Многие из его подопечных сетовали на то, что их босс "не заводила, не борец, и что с ним вряд ли вспотеешь". Он был скорее эстет, чем аскет, и предпочитал роскошный гостиничный номер, а не лагерную палатку и горшок с гороховой похлебкой. Упорно ходили слухи о его якобы гомосексуальных наклонностях и шикарно обставленной спальне в белых тонах.
Как прежде восемнадцатилетние члены Гитлерюгенда в обязательном порядке вступали в СА. Эрнст Рем превратил эту организацию в мощное ударное полностью милитаризированное подобие армии. Старая проблема с командными кадрами в самом Гитлерюгенде снова стояла на повестке дня. Ширах, занимавший пост группенфюрера в высшем руководстве СА, потребовал независимости. В мае 1932 года Гитлер восстановил самостоятельность молодежной организации, а Ширах стал полноправным руководителем самостоятельного управления в руководстве НСДАП. Его уравняли в правах с Ремом. Отныне над ним был только один вождь и никто более. Свое новое положение Ширах сразу же использовал для борьбы против своего давнего соперника Адриана фон Рентельна, который временно вместо снятого Грубера исполнял обязанности руководителя Гитлерюгенда и национал?социалистического союза школьников. Всего под его началом было 35000 молодых людей. В результате интриг ему пришлось оставить занимаемую должность. И снова Ширах показал себя непревзойденным мастером борьбы за власть.
В последние годы Веймарской республики Гитлерюгенд тоже внес свой вклад в эскалацию насилия на улицах немецких городов. Германия стояла на пороге гражданской войны. Политические экстремисты умело использовали растущую безработицу и обнищание населения в своих целях. Все чаще манифестации нацистов и коммунистов перерастали в жестокие побоища. Группы Гитлерюгенда нападали на кинотеатры, где шли показы антивоенного фильма "На западном фронте без перемен". Насилие против владельцев кинотеатров и зрителей привело к тому, что фильм был изъят из проката на территории целых регионов Германии.
Иногда чиновники пытались утихомирить разбушевавшуюся молодежь запретительными мерами. Так, в январе 1930 года городской голова Ганновера и бывший военный министр Густав Носке запретил школьникам вступать в Гитлерюгенд.Его примеру последовали и других землях страны. Однако подобными мерами с Гитлерюгендом было невозможно справиться. Нацисты использовали репутацию гонимых властями народных борцов для пропаганды и привлечения новых членов в свою молодежную организацию. Подвергнутые наказанию активисты выдавали себя за жертв "коричневого движения", пострадавших за правду. Едва власти запрещали какую?нибудь ячейку Гитлерюгенда, как та возрождалась под каким?нибудь другим названием, например как "Друзья природы" или "Юные народные филателисты". Фантазия не знала границ. В Киле, например, по улицам маршировала группа учеников из мясных лавок в своих заляпанных кровью фартуках, когда власти запретили ношение формы Гитлерюгенда. "Враги трепетали при появлении этой группы. Они знали; у каждого под фартуком был здоровенный нож", - вспоминал один из очевидцев.
С энтузиазмом члены Гитлерюгенда повсеместно участвовали в предвыборной компании. Они распространяли листовки и брошюры, приклеивали плакаты и писали на стенах лозунги. Многие родители беспокоились за здоровье своих детей, так как их участие в агитационной работе на улице было небезопасным делом. Бывший активист Гитлерюгенда Хайнц Гиезе рисует такую картину: "Перед выборами в рейхстаг в октябре 1932 года мы распространяли листовки. Наши противники - парни из Рот Фронта всячески мешали нам. Зачастую мы, когда были в меньшинстве, спасались бегством. Иногда они нападали на нас, и дело заканчивалось дракой. Часто я ходил с подбитым глазом, но были и ранения, требовавшие вмешательства доктора".
Временами кровавые стычки заканчивались смертью участников. С 1931 года до конца января 1933 года в стычках при исполнении "служебного долга во имя фюрера" было убито больше двадцати членов Гитлерюгенда. Количество погибших юношей из прокоммунистических молодежных объединений, которых убили во время схваток с Гитлерюгендом, до сих пор не установлено. Имя гитлерюгендовца из Берлина, павшего от рук "красной молодежи" в районе Моабит, быстро стало известно каждому молодому немцу. Его звали Герберт Норкус. Его овдовевший отец в результате экономического кризиса был вынужден продать свою маленькую продовольственную лавку. Вскоре он вступил в НСДАП. Утром 24 января 1932 года пятнадцатилетний Герберт с товарищами раздавал прохожим листовки.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru