Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Дети Гитлера

- 3 -

Часть молодежи приветствовала идеалы единой нации в виде "третьего рейха", "божественного рейха", социалистической республики или "молодежного рейха". В своих выступлениях против системы воспитания кайзеровского государства некоторые молодые люди обратились к учению Юлиуса Лангбенса. Он подчеркивал роль расового фактора и утверждал что, кровь определяет поведение и характер человека, а врожденные качества доминируют над приобретенными. Поиски "органичной субстанции" для заполнения новых форм отечества в изложении ученого Пауля де Лагарде отражали процессы, происходившие в сознании молодых немцев:"Если бы среди нас был тайный союз, члены которого думали бы о великом будущем Германии и работали бы для этого, то тогда многие бы захотели примкнуть к нему. Мы устали довольствоваться тем, что имеем сегодня. Мы хотим нового. Но время перемен пока не наступило".
В это время у молодежного движения не было ярких вождей, которые могли бы сформулировать размытые цели и устремления нового поколения и объединить его силы. Однако все больше молодых людей начинали выражать свою тягу к независимости в самостоятельно созданном образе жизни и поведения. Так, в одной гимназии в берлинском пригороде Штеглиц в самом конце XIX века возник кружок студентов и школьников, которые совершали длительные прогулки по сельской местности. По выходным они стремились забраться подальше, чтобы совместно восхищаться красотами природы. Во время каникул они совершали пешие походы по Гарцу или вдоль Рейна по берегу реки. Они носили короткие штаны, темные рубашки, обувались в шипованные сапоги, имели за спиной рюкзаки, и в лучших традициях средневековых бродячих студентов и подмастерий исполняли старые народные песни под аккомпанемент гитары и губной гармошки, возрождали забытые обычаи. Они игнорировали общественный транспорт, предпочитая передвигаться на своих двоих. Новые "ваганты" занимались закаливанием и при случае ночевали охотнее в стогу сена, чем в доме на кровати. Вместо того, чтобы при встрече обниматься или щелкать каблуками, как было принято, они поднимали правую руку и кричали "хайль". Пример берлинских буршей, которые называли себя "перелетными птицами", спустя годы стал заразительным для десятков тысяч молодых людей и превратился в массовый культ, поклонники которого отыскались по всей Европе.
С приходом нового века появилось новое поколение молодежи. К "перелетным птицам" добавилась "объединенная молодежь". Повсюду возникали молодежные союзы, которые были готовы бороться за свои идеалы. Их требования охватывали как запрет на употребление алкоголя и табака, так и разрешение появляться на людях в голом виде. Однако из?за оппозиции ко всем без исключения существующим ценностям и институтам власти большая часть молодежи избегала вести практическую политическую деятельность. Из?за своего презрения к политическим партиям и парламентской системе эта молодежь считала, что политика есть всего лишь грязное занятие. Ни одно из существующих политических течений не устраивало молодых людей. Они сами решали, куда им идти.
Своей кульминации молодежное движение достигло в дни торжеств по случаю столетия битвы народов под Лейпцигом. В то время как кайзеровская Германия с большой патриотической помпой готовилась отметить историческую победу над Наполеоном и открыть гигантский монумент на месте сражения, молодежь собралась провести демонстрацию своего собственного национального единства. В октябре 1913 года примерно 2000 членов различных молодежных групп устроили праздник на горе Хоен Майснер южнее Касселя. В совместной резолюции участники сборища объявили о своих претензиях на самоопределение и впервые заявили о том, что молодежь, которую они представляют, едина в своем мировосприятии и устремлениях, а социальные и религиозные различия не могут отныне помешать ее единству: "Свободная немецкая молодежь желает строить свою жизнь по собственным законам и в соответствии со своими убеждениями".
Прошли месяцы после манифестации на Хоен Майснер, и молодые немцы с воодушевлением отравились на фронты первой мировой войны. Миллионы юношей в августе 1914 года добровольно взяли в руки оружие и обменяли гражданскую одежду на солдатскую удачу. Под ликование населения, пребывающего в угаре национальной эйфории после начала войны, они строились в маршевые колонны. Многие юноши воображали, что они близки к цели своих мечтаний. Для них пробил час осуществления их идеалов и крушения былых кумиров и идолов. В огромной армейской массе молодая Германия разглядела давно ожидаемое "судьбоносную людскую общность".Все старые классовые и социальные границы казались стертыми, а былые социальные бои и разногласия канувшими в лету. В клубах орудийных залпов молодые идеалисты ожидали увидеть рождение нового человеческого поколения, которое впоследствии станет родоначальником истинной нации "великого народного сообщества".
Позже Гитлерюгенд знакомил послевоенных детей с легендой о самопожертвовании и бесстрашии молодых немецких волонтеров, которые штурмовали передовые позиции противника в ноябре 1914 года под Лангемарком со словами песни "Германия, Германия превыше всего…". Однако под грохотом артиллерийской канонады и пулеметной стрельбы мечтания молодежи обратились смертельной иллюзией. Слишком чудовищным и кровожадным оказалось лицо войны, чтобы увидеть в ней залог прекрасного будущего. Война породила свое собственное "общество". Выжившие в боях создали "траншейную аристократию" - сообщество людей, связанных пребыванием между жизнью и смертью. На фронте искусственно созданная иерархия казармы и гарнизона отошла на задний план, а различия между офицерами и солдатами - вчерашними студентами и рабочими оказались размыты.
Проигранная война повергла молодых мужчин фронтового поколения в состояние духовной неприкаянности. Напрасно многие из них искали дорогу назад, в гражданскую жизнь, с которой они давно потеряли всякую связь. Горечь поражения в войне и разрыв с гражданской жизнью усугубили их душевное состояние, толкнув в хаос революции и гражданской войны, которые потрясли Веймарскую республику. Писатель и ветеран войны Эрнст фон Саломон писал:"Война принуждала их, война владела ими, война не отпускала их обратно. Она не позволит им быть с нами. Фронт останется навсегда в их крови, а также близкая смерть, настороженность, дурман, оружие. Как оказалось, это возвращение в мирную, обустроенную, гражданскую жизнь было не чем иным как неудачная пересадка, как мистификация, как нечто невозможное. Война закончилась, но бойцы еще маршируют".
Вчерашние молодые фронтовики придерживались национал?революционных взглядов и им были чужды как рухнувший кайзеровский рейх, так и веймарская демократия, порядками которой им все же приходилось довольствоваться. В послевоенное время, когда республиканская форма правления еще была слаба, они вступали в корпуса добровольцев, с помощью которых высшее военное руководство разгромило красную революцию и вело кровопролитные пограничные сражения в Верхней Силезии. Вчерашние фронтовики становились профессиональными революционерами. Они маршировали в колоннах нелегального "черного рейхсвера", под знаменами добровольческого корпуса старшего лейтенанта Герхарда Росбаха, укрепляли формирования "специальной полиции" фенриха Хайнца Оскара Хауенштайна или служили капитану Герману Эрхарду в его "морской бригаде" под свастикой, которая вскоре станет государственным символом. По всей стране молодые люди собирались в военизированных союзах и террористических группах, взрывали железнодорожные мосты в оккупированных французами прирейнских областях или осуществляли боевые операции наподобие убийства министра иностранных дел Вальтера Рейхенау. Писатель Герд Гайзер вопрошал: "Позднее я задумывался о судьбах моих ровесников. Кем были в сущности эти люди. У одних на шее висела лютня. Они были опасны. Другие знали, где хранится закопанный ящик с гранатами или двигатель от аэроплана. Они тоже были опасно. Вместе они были взрывоопасны".
Ужасный опыт первой мировой войны оставил след на лицах молодых людей и сильно изменил немецкое молодежное движение. Новые союзы стремились охватить как можно больше людей. Военизированные группы создавали лагеря типа солдатских и устраивали военные игры в сельской местности. Повсюду в университетах, на заводах, в религиозных или политических объединениях, куда попадали ветераны войны, они создавали новые сообщества в соответствии со своими убеждениями и взглядами. В качестве "молодых консерваторов", "молодых демократов", "молодых протестантов" или "молодых социалистов" они присутствовали во всех общественных слоях Веймарской республики. Спектр течений внутри молодежного движения простирался от полукоммунистических и социалистических союзов типа организаций "Свободная пролетарская молодежь", "Свободная рабочая молодежь", "Новые следопыты", "Объединенная молодежь" до ультраправых "Молодых националистов" и молодежных добровольческих корпусов и военизированных союзов. Слишком большие различия между интересами и взглядами молодого поколения мешали Веймарской республике и ее идеологам мобилизовать молодежь на строительство нового государства. Один из очевидцев следующим образом нарисовал картину происходящего: "Когда демократия завоевала весь мир, и люди думали управлять им, в молодежном движении снова ожили идеи фюрерства и преданной ему дружины".
Тридцатилетний художник?оформитель, который в сентябре 1919 года примкнул в Мюнхене к одной из маленьких, бесчисленных народных партий, мало задумывался над истоками происхождения идей о "третьем рейхе" или "национальном социализме". Эти идеи бродили тогда во многих головах. Властолюбивый курьер из окопов первой мировой как никто другой ловко жонглировал модными лозунгами и призывами, грозился отомстить миротворцам из Версаля и обещал поквитаться за униженную нацию. В 1921 году Адольф Гитлер стал вождем партии, которая стала называться НСДАП. Благодаря ораторскому дару демагога у Гитлера и его "Национал?социалистической немецкой рабочей партии" появилась своя аудитория. В "штурмовом подразделении" партии под аббревиатурой СА собирались многие воинственно настроенные отчаянные головы из числа представителей фронтового поколения. Своими жестокими расправами над политическими противниками они создавали угрозу общественной безопасности. Восемнадцатилетний Адольф Ленк тоже примкнул к НСДАП, побывав на нескольких выступлениях Адольфа Гитлера. Однако позже ему отказали в приеме, когда выяснилось, что этот рабочий из мастерской по производству клавишных инструментов не достиг требуемого возраста. В партию принимали по достижении 21 года. Ленк проявил настойчивость и пожелал записаться в молодежную организацию при партии. Поскольку такой организации не существовало, ему поручили создать ее. В феврале 1922 года Гитлер распорядился: "Организация молодежного подразделения будет вестись под управлением СА".
Несмотря на свои организаторские способности, первому молодежному вожаку Гитлера на первых порах с большим трудом удавалось привлечь молодежь. Гитлер, Ленк и тогдашний вождь СА Йохан Ульрих Клинч пригласили своих сторонников 13 мая 1922 года на собрание в пивную "Бюргер Бройкеллер", чтобы провозгласить создание молодежного союза НСДАП. Среди массы собравшихся семнадцать юношей из "молодежного подразделения" просто потерялись. Тем не менее в течении года число членов молодежной организации выросло до 250 человек. Вслед за Мюнхеном появились местные отделения в Нюрнберге, Цайце, Дрездене и Ханау. Ленк пытался создать общегерманский молодежный союз. В октябре 1923 года насчитывалось уже 23 региональных объединения, в составе которых функционировало 120 местных отделений. Национал?социалистический молодежный союз состоял из двух групп. Первая предназначалась для подростков?мальчиков от 14 до 16 лет. Вторая объединяла юношей от 16 до 18 лет и называлась "Юнгштурм Адольф Гитлер".
В коричневых рубашках СА прибыли юноши на первый съезд НСДАП 23 января 1923 года на Марсово поле в Мюнхене. Во время знаменного шествия Гитлер лично вручил им собственный вымпел, представлявший из себя белое полотнище с синим якорем. Радость обладания ценной реликвией длилась недолго. Во время одной из демонстраций 15 июля 1923 года, вылившейся в уличную потасовку, полиция изъяла вымпел "Юнгштурм Адольф Гитлер".
Неудачная попытка путча, предпринятая Гитлером в ноябре 1923 года, окончательно решила судьбу юнгштурмовцев. Запрет НСДАП загнал национал?социалистическое молодежное движение в подполье. В то время, как государственный преступник сидел в камере тюрьмы Ландсберг и диктовал "Майн Кампф" своей правой руке - Рудольфу Гессу, "народный" лагерь раскололся. Вопреки запрету Гитлера Грегор Штрассер - партийный гауляйтер из Нижней Баварии и будущий руководитель СА Эрнст Рем основали "национал?социалистическое свободное движение", которое на майских выборах 1924 года в рейхстаг получила 32 места. В противовес этой партии основатель антисемитской газеты "Дер Штюрмер" Юлиус Штрайхер и главный редактор газеты НСДАП "Фёлькишер Беобахтер" Альфред Розенберг создали "великогерманское народное сообщество". Весной 1924 года они объявили об учреждении "великогерманского молодежного движения". Его вождем стал Адольф Ленк. После подавления путча молодежное движение распалось на множество мелких полулегальных групп, которые действовали независимо друг от друга. Сбежавший в австрийский Зальцбург соратник Гитлера Герхард Росбах создал молодежную организацию "Шилльюгенд", названную им в честь Фердинанда фон Шилля - героя восстания против Наполеона. Военизированная организация Эрнста Рема "Фронтбанн" включала в свой состав молодежную секцию "Фронтюгенд". Молодежь также вступала в "народный немецкий молодежный союз имени Йорка фон Вартенбурга" или в организацию "Шлагеттер Югенд", названную по имени боевика СА Альберта Лео Шлагеттера, который в мае 1923 года был приговорен к смерти и казнен французской оккупационной администрацией рейнской области как руководитель актов саботажа.
В качестве достойной подрастающей смены коричневого движения заявил о себе некий студент?юрист Курт Пауль Грубер из саксонского Фогтланда. Он не относился к числу неприкаянных молодых фронтовиков, которые искали в национал?социализме новое жизненное содержание. Совсем юным Грубер вступил в добровольческий корпус, но в военных действиях ему не пришлось участвовать. Когда ему исполнилось всего 18 лет он создал в своем родном городе Плауэн осенью 1922 года отделение молодежного союза НСДАП. Маленькая кучка юнцов от 15 до 16 лет, насчитывавшая вначале всего шесть членов, стала благодаря организаторским способностям Грубера зародышевой клеткой Гитлерюгенда. Во времена запрета НСДАП группа Грубера скрывалась под вывеской "Спортивный союз Фогтланд", получая первый опыт конспиративной работы. Грубберу удалось расположить к себе текстильного фабриканта и будущего гауляйтера Мучмана. С его помощью он превратил деятельность молодежного вожака в свою основную специальность. Грубер на первых порах арендовал помещение под свой штаб, но затем построил собственное здание. Он налаживал связи с другими подобными организациями и вербовал новых членов. Его подопечные признавали Гитлера "вождем" и заявляли о своей преданности ему. Они носили коричневые рубашки и нарукавные повязки со свастикой. Деятельность юного саксонца была вознаграждена. Весной 1924 года Адольф Ленк назначил его руководителем региональной организации "великогерманского молодежного движения". В июле того же года Грубер провел в окрестностях Плауэна свой первый собственный всегерманский слет.
Только в Саксонии в организации Грубера было 2500 человек. В такое достижение долго не мог поверить даже Гитлер. После своего досрочного освобождения из Ландсберга, где вдохновитель движения, провел всего девять месяцев вместо назначенных пяти лет, Гитлер в начале 1925 года заявил: "Разногласиям пришел конец. Возвращайтесь в ряды старого движения. Забудьте о том, что нам мешало вчера". Правые экстремисты всех мастей охотно откликнулись на этот призыв. Однако Адольф Ленк не последовал словал фюрера. Он сомневался в способностях Гитлера выступить в роли объединителя разрозненных сил. Ленк организовал независимую организацию "Немецкая боевая молодежь". Это был конец коричневого молодежного фюрера. Его обвинили в предательстве и изгнали из НСДАП.
К последователям Ленка Гитлер причислил и бывшего армейского лейтенанта Эдмунта Хайнеса. Хайнес был одним из вождей "Шилльюгенда", так как являлся сослуживцем Росбаха по добровольческому корпусу. Его деятельность вызвала недовольство внутри партии и национал?социалистических молодежных группировок, так как "Шилльюгенд" считалась элитарной организацией преимущественно для мелкобуржуазной молодежи и студенчества. Даже Курт Грубер настороженно наблюдал за действиями Гитлера. Поскольку Грубер набирал новых членов из рабочей молодежной среды Саксонии и Тюрингии, поглощение "великогерманским молодежным движением" организации "Шилльюгенд" могло сократить рекрутскую базу и отпугнуть от нацинал?социализма выходцев из среднего класса. Своими опасениями он поделился с Гитлером, который в своих притязаниях на власть стремился вызвать одобрение широких слоев населения.
В октябре 1925 года Грубер был назначен Гитлеров вождем нацинал?социалистической молодежи в Саксонии. Двадцатиоднолетний Грубер расширил поле своей деятельности и принялся за создание региональных союзов в Рейнланде, Франконии и Пфальце. Партийное руководство в Мюнхене довольно таки недоверчиво следило за энергичными усилиями выходца из Фогтланда, так как, использую деньги частных лиц, Грубер не зависел от партийной кассы. Но Гитлеру, поглощенному строительством партии и укреплением своих собственных руководящих позиций, были нужны такие люди как Грубер.
Гитлер мог положиться на молодого саксонца. Грубер выглядел в его глазах истинным социал?революционером и с готовностью выполнял все приказания "фюрера". Чтобы продемонстрировать сплоченность рядов обновленной НСДАП, Гитлер созвал партийный съезд. Члены НСДАП собрались в Веймаре 3 и 4 июля 1926 года. Тюрингия относилась к тем немногим территориям Германии, где Гитлеру разрешали выступать публично. Среди рабочей молодежи Тюрингии Грубер активно вербовал новых сторонников. Его линию в этом вопросе местные национал?социалисты считали чересчур левой. Однако Гитлер оставлял их предостережения без ответа и призвал в своей программной речи на съезде завоевать немецкую молодежь на сторону партии. По предложению руководителя нацистов Франконии Юлиуса Штрайхера "Великогерманское молодежное движение" стало называться "Гитлерюгенд - Союз немецкой рабочей молодежи". Курт Грубер стал одним из первых "рейхсфюреров" и одновременно был назначен референтом по молодежным вопросам при мюнхенском штабе НСДАП.
Однако свежеиспеченный "рейхсфюрер" не торопился переводить свое бюро из Саксонии в "столицу движения". Грубер держал дистанцию с "коричневым домом" в Мюнхене и создавал штаб по руководству Гитлерюгендом в своем родном Плауэне. Он организовал управление, состоящее из 14 отделов, которые ведали вопросами пропаганды, воспитания, физической культуры и так далее. Грубер выпускал собственный журнал и создал кинопрокатную службу, обслуживающую местные организации Гитлерюгенда. Теперь к Груберу на поклон потянулись руководители молодежных союзов и организаций, которые раньше игнорировали попытки Грубера установить с ними контакт. Но даже в оставаясь в Плауэне, Грубер не смог избежать влияния растущей централизации партии. Из независимого молодежного вожака он превратился в партийного функционера, а Гитлерюгенд влился в аппарат НСДАП. Окончательное подчинение Гитлерюгенда партии произошло, когда 1 ноября 1926 года бывший капитан Франц Феликс Пфеффер фон Саломон был назначен на пост высшего руководителя СА. Саломон потребовал, чтобы его власть распространялась и на Гитлерюгенд. Гитлер согласился. Так было легче приказывать своему саксонскому молодому последователю.
В начале декабря Пфеффер фон Саломон был приглашен Грубером в Веймар, чтобы присутствовать на первой встрече руководителей Гитлерюгенда. Однако своим отечески дружелюбным поведением шефу СА удалось развеять первоначальные опасения вождя Гитлерюгенда. Они совместно определили форму взаимоотношений между СА и Гитлерюгендом. Отныне член Гитлерюгенда по достижении 18 лет был обязан вступать в НСДАП. Потеря членства в партии автоматически влекла изгнание из Гитлерюгенда. Для проведения общественных мероприятий Гитлерюгенд должен был получить согласие партии. НСДАП получила больший контроль над своей молодежной организацией, которая впредь должна была неукоснительно выполнять все приказы фюрера. В отношении своей зависимости Гитлерюгенд резко стал отличаться от других молодежных союзов Веймарской республики и стал походить на юношескую организацию коммунистической партии Германии.
Многие партийцы и некоторые руководители СА невысоко оценивали деятельность Гитлерюгенда, считая этот союз детской организацией. И хотя трения между СА и Гитлерюгендом продолжали оставаться Грубера и Саломона связывали тесные дружеские отношения, которые определили их совместную работу на ближайшие четыре года. В их первой совместно организованной демонстрации 1 мая 1927 года в Плауэне во время слета Гитлерюгенда участвовали колонны членов НСДАП. В августе того же года колонна Гитлерюгенда из трехсот человек прошла торжественным маршем на первом съезде НСДАП в Нюрнберге. Гитлер персонально поблагодарил своего молодого соратника за его "беспримерный патриотизм".
Грубер заявил что, обязательное вступление в партию после 18 лет создает большие трудности для роста национал?социалистического молодежного движения, так как возникает дефицит кадров. И в этот раз Пфеффер фон Саломон был готов к диалогу. В октябре шеф СА постановил: юноши, которые требуются для руководящей работы в Гитлерюгенде, не будут переводиться в СА по достижении ими восемнадцатилетнего возраста. С обязательной потерей лучших кадров было покончено. Перед Грубером открылась перспектива налаживания самостоятельной молодежной деятельности в рамках НСДАП. Грубер позднее вспоминал: "Худшие времена закончились. Наступила пора осуществить задуманное. Молодые люди трудились. Они хотели, чтобы Гитлерюгенд имел свое собственное лицо. Их усилия принесли плоды. Бесконечные маршировки совместно с СА и партийцами отошли в прошлое. Молодежь начала сама организовывать свой досуг и много путешествовать".
Однако прежде всего Гитлерюгенд выступал в качестве мощной пропагандистской силы для восхождения Гитлера к высотам власти. Молодые активисты участвовали в уличных шествиях СА и СС, носили пропагандистские плакаты на общественных мероприятиях и на выборах и помогали штурмовикам следить за порядком. Дела у гитлеровской партии на тот момент шли не самым лучшим образом. Развитие нацистского движения застопорилось. В 1928 году казалось, что немцы наконец?то заключили мир со столь нелюбимой ими Веймарской республикой. Хотя в этом году количество членов партии перевалило цифру в 100 000 человек, на майских выборах в рейхстаг НСДАП получила всего двенадцать мест. К тому же Грубер и его сторонники испытывали постоянные финансовые затруднения. Месячные взносы в четыре пфеннига с человека и редкая финансовая подпитка из скудных партийных фондов не могли изменить эту ситуацию. Неплохой доход приносили компании по сбору пожертвований, которые проводил Гитлерюгенд во время своих пропагандистских шествий, и входная плата с некоторых мероприятий. В условиях нарастающего противостояния между левыми и правыми экстремистами, которые вели кровавую борьбу за господство на улицах немецких городов, подобные акции для юных гитлеровцев приобретали все более рискованный характер.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru