Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Дети Гитлера

- 17 -

И всё же величайшим образцом для подражания оставался Адольф Гитлер. Во время "родных вечеров", организованных Гитлерюгендом, в прессе и в еженедельных выпусках кинохроники детям вдалбливали: "Фюрер, мы принадлежим тебе!" И многие слепо следовали этой заповеди. Вспоминает Класс Эверт Эвервин: "Гитлер был чем?то недосягаемым. Он был богом. Для меня в детстве самым великим чувством была воображаемая картина, что Гитлер спустился в наше бомбоубежище, положил мне на плечо свою тяжелую, божественную руку и сказал: "Ты маленький немецкий солдат." Даже дети были готовы умереть за Гитлера. "В этом возрасте дети ещё плохо представляют себе смерть и не боятся её. Но мы были готовы умереть за Германию и Гитлера," - уверяет Гюнтер Адриан. "Фюрер, прикажи, и мы пойдем за тобой! - это был главный закон Гитлерюгенда. Твой долг- быть здоровым. Твое тело принадлежит фюреру! Так тогда говорили," - подтверждает Салли Перел. Еврей Салли Перел избежал холокоста, сменив своё имя и фамилию и став Юппом Периэлом. Затем он "прыгнул в пасть льву" и стал членом Гитлерюгенда. В те годы он разрывался между двумя чувствами: страхом разоблачения с последующей отправкой в газовую камеру и желанием служить в Гитлерюгенде.
Согласно взглядам национал?социалистической идеологии участие в войне есть высшая форма исполнения юношеских представлений о карьере, своего рода обряд посвящения в мужчины. Геббельс испытал на молодом поколении немцев нешуточную власть кинематографа в качестве инструмента пропаганды. Во время воскресных утренних киносеансов для молодежи вовсю демонстрировались документальные фильмы военной тематики: "Победа в Польше", "Огненный смерч люфтваффе", "Боевая операция Гитлерюгенда", "Юноши рвутся на море". Показывали и игровые картины "Небесные псы", "Юные орлы", "Молодые". Они должны были пробудить интерес среди молодежи к специализированным морским и авиационным секциям Гитлерюгенда и одновременно вести идеологическую обработку молодых людей. В одной из сцен фильма "Небесные псы" герой обращается к своенравному юному гитлеровцу со словами: "Я понимаю, что тебе нелегко подчиняться приказам… Мы, летчики, всегда рискуем головой. Нам не нужны дураки, которые хотят быть сами по себе." Дисциплина и послушание здесь представлены в виде ценности, без которой не может существовать настоящего солдатского товарищества.
В декабре 1941 года на экраны вышел фильм "Кадеты". Национал?социалистическая пропаганда в этом фильме восхваляла чувство боевой готовности у молодых людей. Речь шла о группе девяти- двенадцатилетних кадетов, попавших в русский плен во время семилетней войны. Этим молодцам удается самостоятельно освободиться из неволи. Они героически сражаются с ничтожными русскими солдатами и прорываются через линию фронта к своим. Фильм имел бешеный успех. "Это был фильм, обращенный к моему поколению, - вспоминает бывший солдат?доброволец Бернард Хайзиг. - Песня, которую они распевали "Я рад сразиться с врагами в чистом поле", стала нашей любимой песней. Нам очень нравилась основная идея фильма, когда юные герои шли наперекор всему, прорывались сквозь опасности."
Фильм "Великий король" о Фридрихе Великом наоборот был обращен к чувству готовности нести жертвы, готовности вести войну до победы или до поражения. "Фильм нас потряс. Мы хотели быть похожими на его героев. Например, Фридрих Великий. Его со всех сторон окружили враги, но он сумел победить их. Так же должно было быть и у нас. Мы тоже были окружены, и мы хотели быть последним батальоном и добиться победы. Не показали только горе, порванные в клочья тела и кровь ручьями. Все видели только лучезарных героев", - рассказывает о своих впечатлениях Карл?Хайнц Бёкле.
Внутренне молодежь уже давно была готова к войне. "Когда началась война, наши учителя в школе сказали: "И вы можете попасть туда." Мы хотели этого, мы надеялись на это. У меня был дружок, который как?то раз сказал мне совершенно серьезно, что он хотел бы погибнуть в бою," - вспоминает Бернард Хайзиг.
Чувство воинственности должно было запасть в душу и сердце молодых людей и стать частью их самих. Герберт Райнэкер, который в то время был шеф?редактором журналов Гитлерюгенда и работал в отделе печати и пропаганды центрального аппарата этой организации, а после войны написал сценарии криминальных сериалов "Инспектор Деррик" и "Комиссар", писал в 1943 году в "Молодой Германии": "Наша молодежь настроена только на победу. Так её воспитали. Всякого рода сомнения, размышления, попытки вызвать жалость вызывают только обратную реакцию в сердцах юношества. Несмотря ни на что мы сейчас верны как никогда! Неожиданные препятствия закаляют молодые души. Активная мужественная позиция юноши состоит в том, что он не стоит в стороне, а готов принять удары войны на собственную грудь. Хорошо всё то, что закаляет. Служба в армии - вот цель для юношей, которой стоит добиваться."
Скоро "хорошие" немецкие солдаты не могли представить себе иной путь, кроме солдатского. А девушки удостаивали своим вниманием только тех, кто был одет в мундир. Для созревающих подростков это был неотразимый аргумент. "Юные дамы нашего сердца просто не разговаривали с нами, если на нас не было формы," - рассказывает Бернард Хайзиг, добровольно вступивший в 16 лет в танковые войска. - Они не гуляли с тем, кто не был солдатом. Зато было здорово тем, у кого была красивая форма и пара наград. Вот у меня, к примеру, была форма танкиста."
Руководство Гитлерюгенда не уставало повторять, что к июню 1940 года уже 95% руководителей Гитлерюгенда различного уровня надели "почетную одежду солдата." Однако когда газеты начали заполняться списками с именами погибших на фронтах, молодежь частично начала понимать, что количество героев на страницах прессы стало сокращаться. "У меня всё время стоит перед глазами памятная доска с фамилиями погибших из нашей гимназии, - вспоминает Карл Кунце. - После похода в Польшу на ней написали всего шесть имен. После французского похода ещё шесть имен. И вскоре доска заполнилась до отказа. Потом повесили ещё доски слева, справа и снизу - они заполнялись быстро."
Военное счастье переменчиво. Гитлеровская стратегия молниеносной войны достигла своей вершины. Операция "Барбаросса", предполагавшая нападение на Советский Союз и разгром "смертельного" врага, с треском провалилась. Ежедневно на Восточном фронте погибал целый полк. До конца 1942 года немецкая армия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 800 000 человек. Объявив войну Америке 11 декабря 1941 года, Гитлер получил вдобавок ещё одного сверхмощного противника. Великое поражение Германии только начиналось.
Не вся молодежь Германии считала за счастье верно служить своему фюреру и жертвовать ради него своими жизнями. Не все молодые люди стремились ходить в строю. Несмотря на давление со стороны властей, пропаганду, активное влияние Гитлерюгенда были те, кто не желал стоять в одной шеренге с "молодым поколением." В Гамбурге и других крупных городах Германии юные любители джазовой музыки собирались в компании, чтобы слушать пластинки с музыкой в стиле свинг и радоваться жизни. Во время войны увлечение танцами не поощрялось. Танцы под американскую музыку расценивались вообще как предательство. Мало того, что эта музыка родилась в Америке и исполнялась негритянскими музыкантами, так она частично была творением еврейских композиторов. Уже в 1935 году "Фёлькишер Беобахтер" сделал официальное заявление, что с "сегодняшнего дня немецкое радио прекращает транслировать негритянский джаз." "Дикие импровизации" ранних форм Рок'н'Рола также не вписывались в размеренный строевой шаг под звуки военных маршей.
Памятная записка центрального аппарата Гитлерюгенда, датированная сентябрем 1942 года, пропитана затхлым запахом той эпохи: "Вид танцующих крайне неприятен. Иногда танцевали двое юношей с одной девушкой, иногда несколько пар образовывали круг. При этом они держались друг за друга, на ходу подпрыгивали, иногда махали руками, вращали нижней частью тела, иногда наклонялись вперед или назад, приседая при этом и закидывали ногу за ногу. Когда музыканты играли румбу, все скакали в диком экстазе по кругу. Они обращаются друг к другу со словами "Свинг?бой", "Свинг?гёрл" или "Олд хит?бой". В конце писем пишут "Свинг хайль". Ключевое слово в этой компании - "шататься".
То, что сегодня можно было бы посчитать удачной вечеринкой, для диктатуры было доказательством существования "нелегального союза молодежи, настроенной враждебно к партии и государству." В 1940 году гестапо покончило с танцевальными вечерами в "Альстерпавильоне" и в гостинице "Кайзерхоф". Любители свинга были арестованы. Однажды полиция насчитала свыше 400 участников танцевального вечера. Лишь двоим из них исполнился 21 год. Размеры помещения не позволяли вместить всех желающих танцевать, поэтому молодежь, прихватив чемоданчики с граммофонами, отправлялась продолжать вечеринку на частные квартиры или на берега Альстера. Случавшиеся на этих "праздниках" любовные отношения между "Свинг?бойс" и "Свинг?герлс" давали основание для гестапо заявлять, что оно имеет дело с неуправляемыми "сексуальными монстрами". Сотрудникам гестапо даже не приходило в голову то, что "Свинг Кидс" своим неряшливым внешним видом и своей необычной манерой поведения хотят отличаться от огромной массы членов Гитлерюгенда, одетых в униформу. Их отличительными знаками были длинные волосы, приталенные пиджаки с широкими лацканами, ботинки на толстой подошве и шарфы со свисающими свободно концами. Они курили трубки или сигареты с длинными мундштуками, носили мятые шляпы на голове и при любой погоде держали подмышкой зонтик. Их девушки в отличие от бравых девушек из СГД пользовались косметикой, следили за модой и могли позволить себе не укладывать волосы в строгую прическу.
Однако приверженцы течения "свинг" были далеки от политического протеста. Они пытались насладиться несколькими часами иллюзорной свободы, слушая музыку Луи Армстронга, Бенни Гудмана и Арти Шоу в то время, когда вокруг них бомбы сыпались на города, а разгром вермахта был вопросом времени. Их протест носил не политический, а эмоциональный характер. Они не хотели вступать в Гитлерюгенд и ненавидели его главные атрибуты: маршировку, тренировки, принуждение. Многим из них удалось, применив всяческие ухищрения и уловки, избежать обязательного членства в Гитлерюгенде. Однако и в этом случае им приходилось снова и снова испытывать на себе гнев и нетерпимость нацистского режима. Генрих Гиммлер обнародовал 9 марта 1940 года "Полицейское предписание по защите молодежи", чтобы взять под контроль упрямую молодежь. Этот документ запрещал молодым людям моложе 18 лет посещать рестораны, варьете, кабаре и другие развлекательные заведения, а также употреблять алкогольные напитки. Молодые люди с 17 лет должны были стремиться к героической смерти на поле брани, а не праздно слоняться по улицам.
Для наказания самых юных нарушителей нацистский режим с 17 сентября 1940 года ввел так называемый "юношеский дисциплинарный арест." Подростки, не достигшие возраста 14 лет, рисковали на целый месяц оказаться под замком. Следить за выполнением карательных "молодежных" законов должны были полиция и специальная дозорная служба Гитлерюгенда.
Это подразделение Гитлерюгенда, созданное в 1938 году, было тесно связано с СС. Оно было своего рода кузницей молодых кадров для полиции и войск СС. Отобранные по самым строгим "расовым" критериям юноши в дальнейшем продолжали свою службу надзирателями в концентрационных лагерях или подразделениях СС "Мертвая голова".
Во время войны дозорная служба Гитлерюгенда дополнительно к своим основным функциям занималась тушением пожаров и участвовала в противовоздушной обороне. Благодаря активному сотрудничеству с полицией, гестапо и службой безопасности она постепенно превратилась в шпионский аппарат Гитлерюгенда. В последние военные годы она активно выслеживала неформальные молодежные компании и группы.
Уве Сторйохан, который в те годы относился к "свингующей" молодежи, вспоминает: "Было очень опасно попасть в руки этих ребят. Они сразу же тащили человека в гестапо, а гестапо уже занималось им серьезно." "Свингующие" не сдавались просто так. Хотя большинство молодых людей в этих компаниях являлись выходцами из богатых торговых семей Гамбурга, кроме них там ещё были парни из рабочих кварталов, поднаторевшие в уличных драках. Часто попаданию в камеру для допросов предшествовала ожесточенная потасовка.
Однако в подвалах гестапо смех проходил очень быстро. Тюрьма тайной полиции "Фульбюттель" среди "неформалов" пользовалась дурной славой. "В гестапо обрабатывали следующим образом: выбивали зубы, ломали пальцы, прижигали кожу сигаретами. Если человека всё же отпускали, то выглядел он очень неважно," - рассказывает Сторйохан. "Когда диктатуре требуется молодежь для захватнических войн, то ей, конечно, следует разделаться вначале с такими как "свинг?кидс", - считает бывший "свинг?бой" Гюнтер Дишер. - Диктатура боялась, что члены Гитлерюгенда будут перебегать в эти "свингующие" компании, которые живут по?другому и не хотят подвергаться унификации. Нацисты опасались распространения этой "заразы" и пытались покончить с ней."
Одним из предлогов, позволявших произвести арест, был тот факт, что "свингующие" слушали "вражеский голос"Би?Би?Си и таким образом становились "радиопреступниками". В целях предотвращения более серьезных правонарушений с точки зрения нацистских властей и согласно закону "о наказании антипартийной и антигосударственной деятельности " от 1934 года молодых людей бросали в тюрьмы и концентрационные лагеря. Во время войны произошло ужесточение меры наказания. Молодежь, признанная "народными вредителями", оказывалась на каторге или приговаривалась к смертной казни.
"Свингующие" молодые люди были обречены на уничтожение. В ходе консультаций Аксмана и шефа службы безопасности Рейнхарда Гейдриха 26 января 1942 года было принято решение отправить представителей этого молодежного течения в концентрационный лагерь. "Лишь применив жестокие меры, мы сможем покончить с этой опасной англофильской экспансией в дни, когда Германия борется за своё существование." Почти все "свинг?кидс" были арестованы гестапо. Затем их частично отправили на фронт в составе "штрафных" батальонов или поместили в молодежный концлагерь Моринген. Гюнтер Дишер тоже был арестован тайной полицией . Когда он на допросе наивно и смело заявил, что он желает быть свободным человеком и потому не вступает в Гитлерюгенд, его бросили в концентрационный лагерь. Танцы закончились. "О существовании этого лагеря мы знали. Но в 1939 году мы ещё не знали, что там можно было голодать и сдохнуть," - говорит Дишер.
Голод, побои, принудительный труд на военном заводе, болезни, унижения ожидали Гюнтера Дишера в Морингене. "Ступайте на кладбище Морингена, и вы убедитесь, что эсэсовцы закопали там 150 юношей." До июля 1944 года через Моринген прошли 1386 человек, осужденных по политическим и уголовным статьям.
В других крупных городах рейха тоже появлялись неформальные молодежные объединения: в Лейпциге существовала "Стая", в Вене были "Шаркуны", а в Мюнхене "Пузыри". Их объединяло желание вести свободную жизнь и уклонение от пребывания в Гитлерюгенде. Участники этих объединений давали друг другу романтические прозвища: "Пираты эдельвейса", "Навахос", "Красный икс". Название "Пираты эдельвейса" стало общим для всех этих групп, а нежный альпийский цветок превратился в их эмблему. "Пираты эдельвейса" не только занимались безобидными танцами, но и, оправдывая своё название, хулиганили на улицах во время ночного затемнения. Они также считались "политическими" врагами рейха, поэтому полиция их беспощадно преследовала.
В условиях диктатуры террора понятия криминальной и политической деятельности в Германии приблизились друг к другу. Всё, что выходило за рамки, разрешенные государством, расценивалось как "подрывное", "антинародное", "культурно?большевистское" и "беспризорное".
Деятельность "бундовской" молодежи была запрещена. Её представители были вынуждены либо влиться в Гитлерюгенд, либо оказались за решеткой. Один из её вождей и создателей Роберт Ольберман был арестован и скончался после пяти лет пребывания в концлагере Дахау. Глава движения "Д.ё. 11" Эберхард Кёбель бежал из Германии. Его соратник Хельмут Хирш был казнен.
К числу непримиримых политических противников режима принадлежали члены "Социалистической рабочей молодежи", являвшиеся молодежным крылом запрещенной социалистической партии Германии, и коммунистические юношеские группы. Они распространяли листовки, писали антиправительственные лозунги на стенах и материально поддерживали семьи политических заключенных. Их деятельность не могла принять широкий размах, так как после создания и существования в течении нескольких месяцев полиция уничтожала эти объединения. Тысячи юных коммунистов и социалистов были заключены в концентрационные лагеря.
Участники движения христианской молодежи также боролись против режима. В 1942 году в Мюнхене состоялся судебный процесс над членами католической молодежной группы по обвинению в государственной измене. Лидер группы семнадцатилетний Вальтер Клингенбек был казнен в 1943 году. В октябре 1942 года нацистский народный суд приговорил к смертной казни члена секты "Церковь Иисуса Христа и святых последнего дня" Хельмута Хюбенера. За написание антивоенных и антинацистских листовок ему в возрасте 17 лет отрубили голову.
Наибольшую известность среди католического и "бундовского" молодежного сопротивления получила группа "Белая роза", созданная сестрами Шоль. Они распространяли листовки, писали антивоенные лозунги на домах и пытались настроить университетскую молодежь против правящего режима. Вскоре после выступления Геббельса в берлинском "Спортпаласте", посвященного мобилизации всех сил для "тотальной" войны, члены "Белой розы" были арестованы. Имперский судья Роланд Фрайслер, прославившийся своей жестокостью, приговорил их к смерти.
В качестве "устрашения и предупредительной меры" гестапо 10 ноября 1944 года повесило без суда и приговора шесть молодых людей в возрасте от 16 до 18 лет в кёльнском районе Эренфельд. Почти целые сутки они провисели на виселице. Младшим среди них был шестнадцатилетний ученик кровельщика Бартоломеус Шинк. Юноши входили в местную группу "Пиратов эдельвейса" и занимались запрещенной деятельностью. Они прятали бежавших заключенных, дезертиров и планировали нападения на функционеров партии и служащих гестапо. Всего за годы войны нацисты казнили 162 молодых человека в возрасте от 16 и до 25 лет по обвинению в антиправительственных выступлениях. Однако, эти казни не уберегли "тысячелетний рейх" от поражения.
Победоносные походы "величайшей армии всех времен" остались в прошлом. С ноября 1942 года в заснеженном Сталинграде истекала кровью окруженная шестая армия вермахта. Захват города был параноидальной идеей Гитлера. Причиной этому было не столько стратегическое значение города, сколько его название. Взятием Сталинграда он хотел нанести символический смертельный удар своему заклятому врагу - Советскому Союзу. "Следует отнять у коммунизма его святыню."
Однако, вместо поражения Сталина битва на Волге обернулась для Германии катастрофой на Востоке. Все просьбы генералов предпринять прорыв из котла были отклонены Гитлером. Приказ фанатика гласил: "Бой до последнего патрона." Окруженная армия медленно исчезала. Голод, холод и снаряды противника косили её ряды. Всего на восточном фронте только за январь 1943 года погибло 180 000 немецких солдат. Из 300 000 военнослужащих, попавших в котел в ноябре, до русского плена дожили 90 000 . И только 6000 из их числа смогли вернуться на родину.
Близость смерти отрезвила многих приверженцев гитлеризма, которые с воодушевлением и мечтами о славе отправились на войну. Один молодой офицер писал с горечью из Сталинграда: "На моей батарее осталось всего 26 снарядов. Это весь запас, и подвоз не ожидается. Личный состав прячется в подвале и сжигает мебель, чтобы согреться. Нам осталось только сдохнуть или отправиться в Сибирь. И это не самое худшее. У меня кровь закипает внутри, когда я понимаю всю бессмысленность предприятия, ради которого мы очутились здесь."
Другие старались до последнего держаться за свои убеждения. "Для меня целью этой борьбы является становление моего народа. Вот итоговая черта под современной историей. Только ради этого можно оправдать наши жертвы. Для меня превыше всего на свете мой народ." Эти молодые люди погибли, потому что этого захотел Гитлер. Они были для него всего лишь инструментом осуществления собственных утопий. Вначале их отправляли на фронт под лозунгом достижения победы, затем под лозунгом предотвращения военного поражения.
В январе 1943 года президент США Рузвельт и премьер?министр Англии Черчилль потребовали от Германии безоговорочной капитуляции. Нацистская пропаганда намеренно раздувала слухи внутри рейха о том, что в случае победы союзников Германия будет оккупирована и разрушена, а её население уничтожено. "Рушатся наши стены, но наши сердца - никогда." Германия стала жить под знаком борьбы до "горького" конца. "Молодежь знает, что за нами все мосты сожжены, - патетически восклицал Аксман. - Лишь один лозунг существует для народа и для молодежи, которые верят нашему фюреру: Вперед!"
Уже в начале 1942 года вождь Гитлерюгенда Аксман приступил к работе над указом "фюрера" о создании военных подразделений немецкой молодежи. Аксман создавал концепцию "централизованного руководства немецкой молодежью при выполнении тех задач, которые ей приходится решать в рамках своего участия в войне." Продолжая политику Шираха, Аксман стремился официально закрепить полное и единоличное право Гитлерюгенда на воспитание молодого поколения и его использования в военных целях. Ему были не нужны конкуренты.
Почти два года продолжались консультации с министерством образования, министерством труда, министерством внутренних дел, министерством воздушного флота, штабом военно?морских сил, службой занятости и министерством вооружения и военной продукции. Все эти ведомства выдвигали свои претензии на право распоряжаться жизнями подрастающего поколения и иметь в условиях войны большие людские резервы. Наконец, 2 декабря 1943 года на свет появился документ под названием "Порядок привлечения немецкой молодежи к выполнению заданий военного характера", подписанный Герингом, Ламмерсом, Кейтелем и Борманом. Аксман проиграл. Руководство Гитлерюгенда отныне стало иметь ещё меньше власти над молодежью, чем оно имело её перед принятием документа, а его влияние на молодых людей стало испытывать многие ограничения со стороны других ведомств. Постепенно главная задача руководителя Гитлерюгенда свелась к тому, что он с затратой больших средств и усилий рекрутировал молодежь для нужд различных структур рейха, которые, разумеется, были ему неподконтрольны.
Планы Шираха по прев ращению Гитлерюгенда в государство в государстве провалились.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru