Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Дети Гитлера

- 16 -

Тот в свою очередь поручил исполнение приказания Гитлерюгенду, национал?социалистическому союзу учителей и национал?социалистическому благотворительному обществу. На практике это означало, что почти 850 000 детей вдали от родителей отравлялись ядом национал?социалистической доктрины под руководством пронацистски настроенных учителей и воспитателей из Гитлерюгенда. Вестник союза учителей писал: "Испытывая чувство внутреннего умиротворения, учитель после своего возвращения в родные места смог бы сказать: "Из растерянных молодых людей я делал коллектив убежденных национал?социалистов." Чтобы успокоить родителей, до которых доходили противоречивые слухи из загородных детских лагерей, заведующий рейхсканцелярией и ближайший помощник Гитлера Мартин Борман счел нужным пресечь "вредные слухи". По его мнению, "отправка молодежи в сельскую местность преследует цель освободить занятых родителей от воспитания детей". Были приняты меры предосторожности, дабы родители имели как можно меньше информации о действительной жизни их детей. Строгая цензура стояла на страже фальшивой идиллии загородных лагерей. "Однажды я ошибся в написании адреса и получил обратно своё письмо. Некоторые места в нём были закрашены черным цветом так, что было невозможно прочесть написанное," - свидетельствует Фридер Шотт.
Многие из тех, кто был в то время ребенком, сохранили позитивные воспоминания о мирных, беззаботных днях в загородных лагерях где?нибудь в Баварии или в Австрии. Разумеется, находясь в сельской местности, дети были защищены от бомбардировок. Однако положительный опыт является лишь частью истины. От детей была скрыта главная цель их "сельских каникул". Им было невдомёк, что в данном случае воплотилась мечта любого тоталитарного режима - ничем не ограниченное воздействие на самых маленьких граждан в специально устроенных лагерях.
Сам подбор лагерных вожатых из числа выпускников национал?политических интернатов, которые зарекомендовали себя "наилучшим образом конкретными делами", предусматривал выполнение главной функции лагерей: "физическое, духовное и культурное воспитание" достойных членов "национал?социалистического народного сообщества". Строго регламентированный распорядок дня и специальная форменная одежда делали детские лагеря похожими больше на воинские казармы, чем на места отдыха. Свидетельствует Виганд Кузицки: "В этих лагерях нас здорово гоняли. Некоторым солдатам такое не снилось. Для укрепления нашего здоровья прислали лагерных вожатых. Раньше они служили в СС и других военизированных организациях. Они учили нас тому, чему научились сами, или хотели испытать на практике. Эти ребята показали нам, где раки зимуют."
Будни были наполнены не только линейками с поднятием флага, маршами и учебой, но и работой на полях, изучением военного дела и дежурствами. О нравах в лагерях можно получить представление из дневников, которые вели некоторые юные вожатые Гитлерюгенда и которые сохранили свидетельства беззастенчивого упоения властью. Школьные занятия здесь были поставлены на второстепенное место. Нехватка учебных пособий и срыв занятий стали нормой. Образовательный уровень детей падал с ужасающей быстротой. "Нас превращали в варваров, - вспоминает Йост Херманд о шокирующих формах воспитания со стороны вожатых. - Нас не только муштровали и тренировали во время военно?спортивных мероприятий. Нас обучали убивать животных, отрывать головы курам и голубям, забивать кроликов. Это делалось для того, чтобы мы закалились." Йост Германд также свидетельствует о насилии, издевательствах и унижениях, бытовавших в среде подростков и о том, что лагерное руководство никоим образом не препятствовало этим безобразиям.
При этом в лагерях часто наказывали за незначительные проступки. "Если кто?то во время ужина пытался наполнить лишнюю ложку творогом, того сразу наказывали. Вожатый брал палку и "лечил" провинившегося. Иногда нарушителя запирали в коптильной камере, где было трудно дышать. Или часами держали в вонючей уборной. Опереться на стену было невозможно, так как из неё торчали гвозди. Всё это происходило на жаре летом."
В загородных лагерях царил порядок, которым восхищался Гитлер: Это был закон о праве сильнейшего. Когда фронт приблизился к границам Германии, мобилизация коснулась и детских лагерей. С марта 1944 года многие из подростков были направлены в учебные лагеря Гитлерюгенда, СС и вермахта, в которых их участь в качестве пушечного мяса была предрешена.
Верхушка рейха была удовлетворена тем, как руководство Гитлерюгенда справилось с поставленной задачей. Новое поручение касалось участия "детей Гитлера" в осуществлении преступной национал?социалистической расовой политики. Функционеры и активисты Гитлерюгенда принимали участие почти во всех жестоких акциях, проводимых гауляйтерами и войсками СС в захваченных восточных областях. Они тоже принимали решения о высылке людей или заселении, об их дальнейшей судьбе - оставить их в живых или уничтожить. Эти страшные факты лишь недавно стали достоянием гласности. Они были обнаружены историком Михаэлем Буддрусом при изучении архивов Гитлерюгенда.
Рейсфюрер СС Гиммлер лично курировал все мероприятия по депортации, переселению и германизации на захваченных польских территориях. Уже в октябре 1939 года поборник нацистской утопии о расширении границ исконно германских земель получил еще одну должность: он был назначен на пост "рейхскомиссара по укреплению германской народной общности". Секретным приказом фюрера Гиммлеру было поручено "искоренять вредное влияние чужеродного населения". Его задача на Востоке состояла в том, чтобы онемечивать все "пригодные слои" населения, а всех "непригодных, чужеродных и несхожих с немцами" людей выселять и привлекать на эти территории немецких поселенцев.
Наконец Гиммлер получил прекрасную возможность воплотить свою навязчивую идею создания "рая для германской расы", в котором на фоне крестьянской идиллии будут жить только люди "нордической крови". Гиммлер жестко и целенаправленно проводил политику переселения народов. С целью германизации западной Польши, нацисты отправляли туда колонистов не только из "старого рейха", но и так называемых фольксдойче из Прибалтики, Волыни, Северной Буковины, Бесарабии и Северной Добруджи. На заселенной колонистами земле должна была появиться новая провинция рейха "Вартеланд". К лету 1941 года более одного миллиона поляков были выселены из своих домов и отправлены в польское генерал?губернаторство. Там они были должны существовать на правах"рабочего народа и быть всегда в готовности отправиться в Германию в качестве сезонных подсобных работников". Одним словом, их готовились поработить и использовать в качестве батраков.
Выполняя новые задачи, Аксман в 1942 году обратился к Гитлерюгенду с лозунгом об "Операции на Востоке и службе на новых территориях". "Добровольцам из рядов немецкой молодежи на восточных землях", они рекрутировались из уже проживавших там немецких семей и семей переселенцев из Прибалтики и Советского Союза, было предложено служить идеям национал?социализма и укреплять свою принадлежность к "германской расе". Целью акции были "перенос культурных и социальных условий с запада на восток" и "воссоздание германского крестьянства" на захваченных территориях. Одновременно шла проверка на лояльность немецких переселенцев на новых восточных землях. Выполнение нового приказа было возложено в основном на плечи девушек из СГД. В 1942 году более 16 000 девушек в школах, детских садах, на фермах и в учреждениях были привлечены к этой программе. Они проводили утренники, детские выступления в школах, праздники хоровой песни, создавали местные ячейки Гитлерюгенда и Союза германских девушек, прилагали все усилия, "чтобы стать самыми сильными пропагандистами на Востоке".
Многие из этих девушек производили впечатление прекрасных заботливых и прилежных ангелов. Одновременно они были активными сторонницами бесцеремонной и жестокой германизации Востока. В новообразованной провинции рейха "Вартеланд" девушки особенно "отличились" при депортации польского населения, чтобы "расчистить место" для прибывающих немецких переселенцев. Одна из руководительниц СГД, отвечавшая за "операцию на Востоке", Мелитта Машман писала об этих событиях: "Офицер СС объяснил нам, чем мы будем заниматься. Мы должны были навести порядок в пустых домах, чтобы они были готовы к заселению немецкими крестьянами. Их прибытия ожидали в тот же день. На следующее утро офицер СС попросил нас помочь ему. У него не хватало мужчин. Поляки всё ещё были здесь и собирали свои вещи. В шесть утра их повозки должны были собраться на выезде из деревни. Каждая семья могла взять столько вещей, сколько могло поместиться на одной повозке. При этом она должна была оставить необходимый минимум вещей для будущих жильцов. Я взяла с собой несколько девушек. Мы должны были проверить крестьянские дворы на предмет того, как поляки выполняют наши предписания. Поляки были нашими врагами. Даже своими взглядами мы должны были демонстрировать нашу мощь и их "расовую" немощь. Подобные аргументы использовались нами при проведении нашей политики. Мы выполняли там всё, что было предусмотрено "миссией Германии", и эта миссия гарантировала нам свободу действий и нашу безопасность."
В отличие от "расовополноценных" переселенцев поляки согласно нацистской терминологии классифицировались, как люди с "холопским мышлением" и низким уровнем "самобытной народной культуры". Поляки признавались "неполноценным народом". Это значило, что "их вхождение в немецкий кровяной организм привело бы к нарушению баланса немецкого народа, к дезорганизации его жизни." Цель была ясна и подразумевала "полное отселение" поляков подальше от немцев. Однако в виду того, что депортация "расово нежелательных" людей в новых областях застопорилась, а немецкие колонисты переселялись сюда крайне неохотно, специалисты по расовой политике из СС были вынуждены умерить свои претензии: Они стали уделять большее внимание вопросам германизации, то есть, насильственному онемечиванию местного населения, и в первую очередь, молодежи. По замыслу нацистов, немецкая кровь нуждалась в защите и спасении. Гиммлер писал в одной из памятных записок в 1940 году: "Родителей детей с хорошей кровью необходимо поставить перед выбором. Или они отдают своих детей или они с детьми переезжают в Германию, где из них делают лояльных граждан. Следует ежегодно проводить в генерал?губернаторстве селекцию детей в возрасте от шести до десяти лет, чтобы определить их как ценных или неполноценных с точки зрения качества крови." В это время появился документ, который назывался "немецкий народный реестр". В нем все граждане немецкого происхождения классифицировались по степени их отношения к немецкой национальности.
Между Гитлерюгендом и СС существовали тесные связи. Уже в декабре 1938 года Гиммлер договорился с руководителем Гитлерюгенда о том, что "добровольцы" из числа членов Гитлерюгенда, участвующие в акциях на восточных землях, будут преимущественно зачисляться в войска СС и в аппарат СС. После своей воинской службы в СС они могли получить в собственность надел земли. В качестве вооруженных крестьян?колонистов они должны были обживать захваченные восточные земли и оборонять их оружием и плугом. Артур Аксман видел в Гитлерюгенде "знаменосца германского имперского мышления". В своей новогодней речи в 1942 году он категорически заявил: "Мы воздвигнем на нашей восточной границе стену из мяса и крови, которая будет крепче стали и бетона. Для закрепления на восточных землях нам потребуются самые лучшие молодые люди. Поэтому, добровольцы вперед!" Участие Гитлерюгенда в реализации политики "укрепления немецкой народной общности " на новых землях совпадали с целями СС.
Расселение "полноценной" молодежи "близкой немецкому народу по крови" и обеспечение ей жизненных условий на новообразованных восточных землях: в Восточной Пруссии, Западной Пруссии с Данцигом, Вартеланде, Верхней Силезии и генерал?губернаторстве входило также в задачу Гитлерюгенда на Востоке. В специально устроенных лагерях эта молодежь должна была приобрести "национал?социалистическое мышление" и научиться сельскому труду. Среди этой молодежи насчитывалось 64 000 немецких переселенцев из других районов, которые уже прибыли в Польшу, и почти 500 000 молодых поляков, которые со дня на день должны были перейти из категории "близких к немцам" согласно "немецкому народному реестру" в категорию "немецких людей". Цели руководства Гитлерюгенда воплощались в жизнь: шла борьба против "проникновения чужой крови" и происходило "восстановление немецкой крови". С декабря 1942 года руководители Гитлерюгенда были обязаны участвовать в отборе и классифицировании переселенцев согласно расовым критериям. Они решали, кого можно признать "фольксдойче" и, соответственно, кому дать право на поселение, а кому отказать.
В Лицманштаде (ныне Лодзь) с весны 1940 года располагалось центральное бюро по переселению, подчинявшееся Гиммлеру. Оно координировало выселение, депортацию и истребление польского и еврейского населения в новых немецких восточных землях. Там же было размещено центальное быро по расселению, отвечавшее за расселение переселенцев?"фольксдойче" на восточных землях и предоставление им немецкого гражданства. В одной компании с этими органами СС действовало специальное оперативное подразделение Гитлерюгенда. Оно занималось вопросами "селекции". С ноября 1942 года по апрель 1944 года сквозь "сито" этого подразделения прошли около 30 000 молодых людей. Они прошли проверку на здоровье, происхождение и политическую благонадежность. Особое внимание обращали на соответствие испытуемых "расовым критериям". Решающее значение при этом тестировании могли иметь следующие параметры: "высота головы, рост, осанка, длина ног, форма головы, овал лица, нижняя челюсть, высота носа, форма ноздрей, ширина носа, расположение глаз, веки, форма глазниц, губы, лоб, форма волос, растительность на теле, цвет волос, цвет глаз, цвет кожи." Прошедших испытание отправляли в специальные молодежные лагеря. Там под руководством активистов Гитлерюгенда их тренировали, обучали и готовили к жизни в роли поселенцев. Те, кто не смог пройти отбор, лишался крыши над головой и рисковал отправиться в гетто, на принудительные работы, в концентрационный лагерь или в худшем случае в газовую камеру.
Руководители Гитлерюгенда участвовали также в "селекции" переселенцев, прибывших в Вартеланд из причерноморских регионов. Молодые люди, которых признали "негодными" для расселения в новой провинции рейха, были отправлены отбывать трудовую повинность на военные заводы. Даже молодым людям немецкого происхождения, прибывшим из Эльзаса или Югославии, и которые были признаны "полноценными" комиссией Гитлерюгенда, приходилось проводить немало времени в закрытом лагере в ожидании получения немецкого гражданства. В большинстве случаев эти юноши и девушки были оторваны от родителей, вырваны из привычной среды обитания и помещены в лагерь Гитлерюгенда. По терминологии Гитлерюгенда это называлось "облегчением привыкания к жизни среди немецкого народа."
Если в лагерь не прибывало желаемого количества переселенцев из Бесарабии, Волыни, Галиции или Прибалтики, планка критериев "годности" опускалась ниже. Начинались лихорадочные поиски "ополяченных людей немецкого происхождения", которых можно снова сделать немцами. В таких случаях Гитлерюгенд прилагал все усилия, чтобы отыскать "утраченное" немецкое происхождение среди молодых поляков. Каждую каплю немецкой крови нужно было сохранить для фюрера. В первую очередь проверку выдерживали голубоглазые и светловолосые дети. Только те, кто соответствовал определенным расовым критериям, признавался "годным для обратного онемечивания". Комиссия Гитлерюгенда занималась решением этой задачи. Вскоре после прохождения проверки детям приходилось расставаться со своей семьей и отправляться в лагерь, в котором из них "делали" немцев. Гитлеровская молодежь охотно помогала своим бесчеловечным вождям, одержимым идеей о превосходстве германской расы и взявшим на себя право распоряжаться человеческими судьбами.
"Ваша задача, Аксман, обеспечить для армии готовое к действиям молодое поколение и провести в нем селекцию. Именно, она будет элитой завтрашнего дня. Делайте всё, что может послужить фронту и поможет родине!" - с этими словами обратился Гитлер к своему рейхсюгендфюреру Аксману в марте 1942 года в ставке "Вольфшанце", расположенной в Восточной Пруссии. Можно было не напоминать об этом убежденному единомышленнику Гитлера. Он уже давно решал эту задачу. С весны 1942 года объем военной подготовки юношей перед их отправкой в армию был существенно расширен. В военных лагерях они в течении трех недель они совершенствовали свою "солдатскую и политическую подготовку." С 1935 года существовали специальные секции Гитлерюгенда, которые готовили будущих специалистов для соответствующих родов войск. Юноши, которые записывались в мотосекции Гитлерюгенда, движимые любовью к мотоциклетному спорту, получали предварительную подготовку для службы в армии в качестве стрелка?мотоциклиста. Авиасекция Гитлерюгенда готовила будущих планеристов и давала начальные знания по моторным боевым самолетам. Морская секция Гитлерюгенда выпускала готовых моряков для службы в военно?морском флоте. Секция связи Гитлерюгенда проводила практические занятия для будущих радистов и телеграфистов на местности, обучала их владению современными средствами связи.
Юноши шестнадцатилетнего возраста, попадая в лагерь военной подготовки, должны были выбрать свою будущую военную профессию. В роли лагерного начальства выступали солдаты и офицеры вермахта, которые после ранения были негодны к строевой службе. Все они в недалеком прошлом сами были активистами и руководителями Гитлерюгенда. Практическое обучение проводили военнослужащие вермахта и войск СС. По окончании курса подготовки юноши получали свидетельство о военном образовании и серебряный значок Гитлерюгенда. В лагере изучались следующие дисциплины: маскировка и камуфляж, ориентирование на местности и чтение карты, организация связи, разведка и контрразведка, стрелковое дело, политическая подготовка. Можно сказать, что знания последней дисциплины прямо таки "вдалбливали" в головы курсантов. Учебный план дня включал недвусмысленные темы. Например, обязательная учебная тема "Мы сражаемся" предполагала проведение утреннего занятия под заголовком "Где стоит немец, там царит верность" и вечерней линейки с ещё более напыщенным названием "Бойтесь, враги! Я одолею вас, потому что верю и сражаюсь."
Юношей подвергали в лагере таким интенсивным военным тренировкам, по сравнению с которыми часы службы в Гитлерюгенде казались им детской прогулкой. "Началось с того, что вечером они ещё раз устроили обход нашего отсека в бараке. Они проводили пальцем по поверхности любого предмета и, если находили пыль, заставляли производить генеральную уборку. Потом начинался маскарад. Каждые пять минут мы переодевались в новую форму и строились. Можете себе представить, как это все выглядело. В нашем отсеке было тридцать парней. Затем снова начинался обход помещений. Другое излюбленное развлечение начальства - марш?бросок по пересеченной местности. Если встречали лужи на пути, звучала команда "Воздушная тревога, всем укрыться!" Мы ложились в грязь. Тогда нам говорили: "Парни, вы ужасно смотритесь. Через пару часов форму привести в порядок!" Так нас дрессировали. С нами обращались очень жестко и сурово. Шел 1942 год, и нам было по 16 лет," - вспоминает Петер Вакер.
На Нюрнбергском процессе Ширах пытался юлить, обманывая судей: "Гитлерюгенд не занимался подготовкой молодежи к войне. Юноши шли в армию не напрямую из Гитлерюгенда. Мне претили эти солдафонские игрища в молодежной организации." Однако в действительности, эти лагеря не занимались воспитанием молодежи. В них профессионально готовили будущих вояк Гитлера. "Однажды нас привели на полигон, где проводились стрельбы. Нам сказали, чем нам предстоит заниматься. Со страхом мы поползли по земле. Над нами со свистом пролетали пули. Они заставляли нас проявлять максимум осторожности и внимательности,"- свидетельствует Фолькер Фишер.
Для вермахта было очень важно, что "в лагерях царит солдатский дух и что подготовка молодежи пойдет на пользу вермахту." Во время политической подготовки молодые люди распевали солдатские песни, обсуждали военные темы, комментировали события на фронтах, чтобы ещё больше впитать в себя солдатский дух. Воспитатели преуспели на этой ниве. Один из наставников писал: "Количество заявлений от школьников о добровольном вступлении в армию указывает на то, что боевой дух находится на высоте."
Лагеря военной подготовки были частью армейской подготовки новобранцев. Гитлер именно так рассматривал деятельность этих лагерей. В сентябре 1943 года, когда во всем рейхе отмечали в первый раз день военной подготовки Гитлерюгенда, Гитлер обратился с речью лично к Аксману: "Фронт ждет, что даже в условиях тежелейшей судьбоносной битвы Гитлерюгенд выполнит свою задачу по подготовке отлично подготовленного с военной точки зрения поколения, которое отправится в действующую армию. Нужно с большей силой проявлять национал?социалистические волю и действие при подготовке молодежи. Лишь в этом случае вырастет крепкое поколение. Оно решит, наконец, задачи, поставленные судьбой перед нашим народом."
В начале войны Гитлер заявил уверенным тоном, выступая в рейхстаге: "Молодежь с воодушевлением исполнит то, что от неё ожидают и требуют нация и национал?социалистическое государство." Соратники Гитлера развернули пропагандистскую компанию, чтобы вызвать у молодежи чувство эйфории в отношении войны. Уже 10 сентября 1939 года Герман Геринг обратился к немецкому населению: "В Германии больше не существует приказа на мобилизацию граждан определенных возрастов. Сегодня существует единый мобилизационный приказ для каждого немца по достижении им шестнадцатилетнего возраста. Девушек мы приравниваем к юношам."
Весной 1940 года главный идеолог партии Альфред Розенберг был назначен ответственным за "духовное воспитание молодежи на время войны." В своих радиовыступлениях он требовал от молодых людей "проявлять храбрость в тяжелых повседневных условиях" и "осознанно нести знамя великого европейского культурного нового порядка в капиталистический, коррумпированный мир, находящийся под еврейским управлением." По его мнению, "учащаяся и трудовая молодежь рейха должна была осознать величие и масштаб жизненной борьбы немецкого народа и внести свой вклад в эту борьбу."
Нацисты угрожали своей молодежи тем, что в случае военного поражения Германии "молодые люди будут превращены в рабочих рабов под властью международного финансового капитала и других смертельных врагов немецкой свободы." С раннего детства немецкий юноша должен был видеть своё будущее в образе героя на поле сражения. Награжденные фронтовики во время отпуска были желанными гостями в школах и организациях Гитлерюгенда. Они должны были рассказывать подрастающему поколению о героических подвигах на войне. "Однажды у нас выступал один капитан с немецким золотым крестом первого класса. Он всем очень понравился, - вспоминает Вилли Рабе. - Он рассказывал, что немецкая армия сражается героически. Нет в мире армии лучше, чем немецкая. Немецкие солдаты победят. Они уверены в силе своего оружия."
"Храбрость и герои. Вот вещи, которые нас завораживали. Это не какие?нибудь тихие герои, а только те, которые совершили воинский подвиг. Вот это герои. Других героев просто не существовало," - говорит Йоахим Эллерт. "Мы все тогда хотели быть солдатами. Наши кумирами прежде всего были военные летчики. Такие, как Адольф Галланд. Они были щедро награждены, их портреты были повсюду, во всех газетах," - свидетельствует Карл?Хайнц Бёкле.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru