Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали

- 8 -

Положение войск 38-й армии к моменту принятия немецким командованием решения о захвате плацдарма на восточном берегу Днепра было следующим. Вдоль берега реки располагались позиции 116-й стрелковой дивизии, 212-й моторизованной дивизии (переформируемой в стрелковую), 37-й кавалерийской дивизии полковника Г. М. Ротенберга, 297-й стрелковой дивизии полковника Г. А. Афанасьева и 300-й стрелковой дивизии полковника П. И. Кузнецова. В армейском резерве за правым флангом на черкасском направлении находились 97-я, 196-я стрелковые дивизии полковника Ф. В. Мальцева и генерал-майора К. Е. Куликова. За левым флангом, на кременчугском направлении, резервов не было. Сюда, в район Кобеляки, в первых числах сентября ожидалось прибытие из РГК 304-й стрелковой дивизии.
   На намеченном к форсированию участке оборонялась 300-я стрелковая дивизия. Соединение занимало фронт протяжённостью 54 километра. Инженерное оборудование полосы обороны составляли 57 ДЗОТов, 21 площадка для станковых пулемётов, 10 – для миномётов, 442 стрелковых окопа и 2 км противотанкового рва.
   Перед началом форсирования Днепра в районе Кременчуга в полосе LII армейского корпуса генерала пехоты фон Бризена были сконцентрированы инженерные средства. Первую задачу – захват плацдарма – решили с помощью 902-й команды штурмовых лодок с 73 лодками.
   Первый плацдарм немецкие войска наметили захватить в районе правобережного села Дериевка, севернее которого на Днепре была группа островов, расположенных невдалеке от левого берега. Острова эти оборонялись небольшими подразделениями численностью до роты без средств усиления, то есть вооружённые только стрелковым оружием. Один из островов был атакован в ночь на 30 августа 60 штурмовыми лодками с 10-15 пехотинцами 100-й легкопехотной дивизии на каждой. Десятки мощных прожекторов с правого берега осветили остров. Атака штурмовых подразделений поддерживалась артиллерийским огнём с правого берега реки, который прикрывал высадку десанта и одновременно препятствовал переброске подкреплений 300-й стрелковой дивизии в помощь оборонявшейся у Дериевки роте. С островов захват плацдарма на восточном берегу Днепра уже был делом техники.
 

Оценка обстановки и планов противника командованием ЮЗФ.
   Когда одна из сторон конфликта сознательно или вынужденно выбирает оборону, то для неё постоянным действующим фактором становится неопределённость действий противника. Самое сложное в изучении исторических событий – абстрагироваться от нашего апостериорного знания последующих событий. Мы знаем, что произошло в сентябре 1941 г. А непосредственные участники событий в начале сентября 1941 г. об этом ещё не знали. Они могли лишь угадывать контуры будущих событий. И это угадывание могло быть далеко не всегда успешным. Немцы владели инициативой и могли делать ходы, которые не ожидала советская сторона. И ходы эти могли иметь катастрофические последствия.
   Для понимания оценки советским командованием группировки немецких войск и дальнейших планов немецкого командования обратимся к разведывательной сводке Разведуправления Генштаба Красной армии от 1.9.1941 г. Нас интересуют прежде всего выводы из этой сводки. Планы противника, действующего против Брянского фронта, оценивались так:
   «Противник, сдерживая наступление наших частей в районе Почеп, продолжает подтягивать моточасти 47-го и 21-го а[рмейских] к[орпусов] в направлении на Чернигов и Новгород-Северский» .
   В отношении Юго-Западного фронта наиболее опасной считалась группировка, действующая на северном фланге фронта:
   «1) Противник силами до трёх п[ехотных] д[ивизий], продолжая наступление на Чернигов, угрожает флангу и тылу наших правофланговых частей Юго-Западного фронта;
   2) нужно ожидать активных действий Горностай-польской и Дымерской группировок в составе 98, 111, 113 п[ехотных] д[ивизий] и 11 т[анковой] д[ивизии]» .
   Относительно Южного фронта в разведсводке было сказано следующее:
   «Противник, продолжая упорные бои за удержание и расширение плацдармов на левом берегу р. Днепр в районах: Ломовка (Днепропетровск) и Каховка, производит сосредоточение войск на никопольском и бериславском направлениях» .
   Строго говоря, эти данные отражают обстановку с некоторым опозданием. Поэтому для полноты картины необходимо привести выводы Разведывательного управления Генштаба, данные в сводке также за 2 сентября (по состоянию на 1 сентября). Предполагалось, что на Брянском фронте «противник сосредоточивает мотомехчасти, пехоту и артиллерию на рославльском направлении для наступления, по-видимому, на Брянск». То есть окончательно направление действий 2-й танковой группы пока определено не было – не исключается наступление на Брянск, то есть на восток. На Юго-Западном фронте выделены три наиболее опасных направления:
   «1) Противник развивает наступление в направлении Конотоп, Бахмач и Чернигов с целью выхода на коммуникации нашей киевской группировки войск;
   2) на козелецком направлении противник в прежней группировке, удерживая захваченный плацдарм в районе Окуниново, продолжает сосредоточение своих сил в районе Страхолесье – Горностайполь – Дымер с целью перехода в наступление;
   3) противник, удерживая захваченный плацдарм в районе Дериевка, продолжает подтягивать к району переправы новые части» .
   Если сравнить этот текст с предыдущим документом, то мы видим появление пункта «3», в котором обращается внимание на новые части на Кременчугском плацдарме. Но вместе с тем оценка предполагаемой глубины охвата Юго-Западного фронта неглубока. Согласно разведсводке, предполагается охват только правого крыла фронта в районе Киева.
   Как намного более серьёзное оценивается положение Южного фронта:
   «1) Противник продолжает с большими усилиями удерживать переправу у Ломовка (Днепропетровск) и, усилив каховскую группировку до двух п[ехотных] д[ивизий], поддержанных танками и бронемашинами, развивает наступление в направлении Перекоп;
   2) продолжается сосредоточение мотомехчастей противника в район Никополь – Берислав и подготовка переправ через р. Днепр в районах Днепродзержинск и Никополь».
   Ещё более яркую картину мы увидим, если спустимся на шажок ниже и посмотрим оценку обстановки в штабе Юго-Западного направления.
   Видение обстановки штабом Юго-Западного направления представлено в табл. 1.
   Таблица 1. Группировка сил противника на Юго-Западном направлении к 1.9.41 г.
 
 
 
 
   Таблица составлена по данным Справки разведывательного отдела штаба Главного командования Юго-Западного направления о группировке противника к 1 сентября 1941 г. .
   {~1} – точнее, 17-я танковая дивизия.
   {~2} – имеется в виду моторизованная дивизия СС «Викинг».
   {~3} – 125-й моторизованной дивизии в составе войск ГА «Юг» на тот момент не было, речь идёт о 125-й пехотной дивизии.
   {~4} – бурную фантазию разведывательного отдела Приморской армии не хочется даже комментировать.
   Если не считать явно завышенного количества дивизий, противостоящих Приморской армии, реальная обстановка на 1 сентября в целом соответствует приведённой таблице. В расположении сил противника просматривается группировка эшелона развития успеха, то есть танковых и моторизованных дивизий против Южного фронта в районе Днепропетровска и Запорожья.
   Чтобы понять всю сложность оценки обстановки и возможных направлений ударов немецких войск, нужно также составить реестр захваченных немцами плацдармов на восточном берегу Днепра и на Десне.
   Плацдарм у Шостки был захвачен 3-й и 4-й танковыми дивизиями 2-й танковой группы Гейнца Гудериана. Эти дивизии были нацелены от Шостки на юг против правого фланга 40-й армии.
   Плацдарм у Короп (известный также как переправа у Оболонье) также был захвачен частями 2-й танковой группы. Он имел тактические удобства, определившиеся топографическими свойствами местности в углу долин при слиянии двух рек Сейм и Десна. С востока плацдарм мог быть атакован силами 40-й армии, что она неоднократно пыталась сделать. В свою очередь, 10-я моторизованная дивизия немцев, расположившаяся на этом плацдарме, угрожала левому флангу 40-й армии и правому флангу 21-й армии.
   Предмостные позиции у Вибли обеспечивали немцам вклинение в стыке 21-й и 5-й армий и развитие фланговых ударов в тыл 5-й и 21-й армиям. Было бы вполне логично предположить, что с этого плацдарма может начаться наступление в тыл 5-й армии. 1 сентября о существовании этого плацдарма в штабе фронта ещё не было известно: немцы пока переправили один полк и наводили переправу для остальных частей 260-й пехотной дивизии. Но вскоре известие об этой переправе на Десне стало шоком для руководства фронтом и вызвало беспокойство даже в Генеральном штабе.
   Плацдарм у Окуниново на Днепре обеспечивал немцам развитие наступления в двух направлениях: на север против 5-й армии и на юг против 37-й армии у Киева. Этот плацдарм был опасен наличием на нем 11-й танковой дивизии, одного из самых опасных танковых соединений группы армий»Юг». Ближайшей целью действий для развития наступления с этого плацдарма немцы наметили удар во фланг и тыл 5-й армии в направлении на Чернигов. На плацдарме имелась переправа, пригодная для всех родов войск. Но сами немцы относились к окуниновской переправе достаточно скептически:
   «Немецкий плацдарм на Днепре в районе Горностайполя был расположен в оперативном отношении довольно выгодно, но он лишь в ограниченной мере мог решить вопрос форсирования реки у Киева. Ибо дорожные условия в Припятской области (на Горностайполь, например, вела всего одна пригодная для движения дорога, проложенная по гатям) и недостаток мостового имущества допускали лишь весьма медленный темп сосредоточения сил и их снабжения в целях подготовки и проведения крупной операции, базирующейся на плацдарм, который к тому же требовал дальнейшего расширения. И, наконец, р. Десна, которую ещё предстояло форсировать, являлась значительным препятствием как с тактической, так и с технической точек зрения. Поэтому было далеко не ясно, удастся ли 6-й армии после форсирования Днепра и Десны, располагая лишь собственными силами, своевременно добиться оперативного успеха в рамках всего наступления» .
   Наши военачальники всех этих тонкостей, конечно, не знали и с беспокойством смотрели на сосредоточение немецких войск, в том числе танковой дивизии, в непосредственной близости от Киева. К тому же советская разведка не смогла вскрыть убытие с плацдарма 11-й танковой дивизии. И в разведывательной сводке на 5 сентября, и в аналогичном документе, датированном 8 сентября, дивизия Людвига Крювеля продолжает числиться в остерской группе немецких войск. В реальности 11-я танковая дивизия завершила свою деятельность в полосе Юго-Западного фронта. «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить!» – дивизия была выведена на отдых.
   Предмостная позиция у Кременчуга на Днепре была самым свежим из созданных немецкими войсками плацдармов на восточном берегу Днепра. Она была захвачена только 31 августа, практически одновременно с плацдармом у Вибли. Вскоре кременчугской позиции было суждено стать плацдармом, с которого началось наступление 1-й танковой группы и 17-й армии в тыл Юго-Западного фронта. На 1 сентября здесь была готова паромная переправа, пригодная для всех родов войск. Большие удобства для развития наступления немцев в северном направлении создавало наличие полосы местности в междуречье рек Ворскла и Псел, обеспечивающих защиту флангов ударной группировки.
   Плацдарм у Днепропетровска был 1 сентября 1941 г. сосредоточением подвижных соединений III моторизованного корпуса Э. фон Маккензена. После Окуниново это был единственный плацдарм, на котором были сосредоточены немецкие танковые дивизии. На плацдарме имелась в готовности переправа, пригодная для всех родов войск.
   Плацдарм под Каховкой (проходящий по немецким источникам как плацдарм у Берислава) был сосредоточением усилий соединений 11-й и 17-й армий. Он находился в полосе Южного фронта, но существование Каховского плацдарма учитывалось в расчётах и предположениях командования фронтов о дальнейших действиях противника.
   Каховский плацдарм создали соединения XXX армейского корпуса 11-й армии (в частности 46-я, 170-я и 22-я пехотные дивизии). К началу сентября к Бериславу подтянулись части XXXXIX горно-егерского корпуса 17-й армии. Плацдарм предназначался для развития наступательных действий главных сил немецкой 11-й армии против стыка советских 18-й и 9-й армий в целях обеспечения исходного положения для действий в Крыму. На плацдарме имелась переправа (наплавной мост длиной 430 метров и грузоподъёмностью 8 тонн), пригодная для пехоты и артиллерии.
   Как мы видим, плацдармов было много, и каждый из них был по-своему перспективен. Задача разведки Юго-Западного направления по выявлению плацдарма, с которого последуют главные удары и глубина этих ударов, была, прямо скажем, нетривиальной. При этом язык не поворачивается назвать работу разведки плохой – местоположение немецких соединений было определено в целом верно.
 
Состав и положение армий Юго-Западного фронта на 1.09.
   40-я армия. 40-я армия на 1 сентября 1941 г. насчитывала 31 950 человек, 248 орудий, 1 тяжёлый, 14 средних, 40 лёгких танков и 69 бронемашин и танкеток. Боевой состав армии был следующим: 293-я стрелковая дивизия, полк НКВД, 10-я танковая дивизия, 2-й воздушно-десантный корпус (три бригады), 3-й воздушно-десантный корпус (три бригады) и 135-я стрелковая дивизия. Армия генерал-лейтенанта В. М. Кузнецова оборонялась на двух направлениях. Фронтом на север на линии Дубовичи – Короп оборонялись 293-я стрелковая дивизия и стрелковый полк НКВД. Противником наших частей на этом участке были 3-я и 4-я танковые дивизии немцев, моторизованный полк «Великая Германия». Фронтом на запад на линии Короп, Конотоп оборонялись 3-й воздушно-десантный корпус и 10-я танковая дивизия. Последняя имела всего 16 танков, но по июльскому штату получила достаточно сильный артиллерийский кулак в лице 48 орудий 76,2-мм и 122-мм гаубиц. Противостоял правому крылу армии фланговый заслон наступления xxiv моторизованного корпуса – 10-я моторизованная дивизия. Наконец, 135-я стрелковая дивизия занимала оборону на широком фронте по рекам Сейм и Десна от Батурина до Максаки. 3-й воздушно-десантный корпус размещался в полосе армии в районе Конотопа, но пока числился во фронтовом резерве.
   Средством качественного усиления обороны армии была 5-я истребительная противотанковая бригада, насчитывавшая на тот момент 40 76,2-мм орудий.
   Общее положение 40-й армии штабом фронта оценивалось так: «Армия ведёт бой на окружение группы противника в районе Короп в условиях возможного обхода её правого фланга в направлении Глухов».
   21-я армия. Формально армия была подчинена Брянскому фронту, но реально она была интегрирована в оперативное построение Юго-Западного фронта. Поэтому, перечисляя армии фронта с севера на юг, мы волей-неволей натыкаемся между 40-й и 5-й армиями на это объединение. Своеобразие обстановки и положения 21-й армии вынуждает нас не только описать её состояние, но и уделить ей больше внимания, чем другим армиям фронта. Этим мы не сильно погрешим против истины, 21-я армия вошла в состав Юго-Западного фронта уже 6 сентября.
   21-я армия Брянского фронта состояла из трёх стрелковых корпусов (67-го, 28-го и 66-го) и одной кавалерийской группы (32-й, 43-й, 47-й кавалерийских дивизий). Армия насчитывала 79 575 человек, 499 орудий, 8 лёгких танков и 15 бронемашин и танкеток.
   67-й стрелковый корпус (24-я, 42-я и 277-я стрелковые дивизии), развернувшись на линии Оболонье – Рейментаровка – Жадово – Семеновка фронтом на восток, вёл наступательные бои против частей и подразделений 2-й танковой группы немцев, успешно [128] продвигаясь на своих флангах в районе Оболонье и Семеновка.
   28-й стрелковый корпус (187-я, 219-я, 117-я стрелковые дивизии) занимал оборону в центре боевого порядка армии фронтом на северо-запад на линии Орликовка – Тихоновичи – Щорс, примыкая правым флангом (187-я стрелковая дивизия) у Орликовки к частям 277-й стрелковой дивизии 67-го стрелкового корпуса и левым флангом у Щорса к частям 55-й стрелковой дивизии 66-го стрелкового корпуса. Против 28-го стрелкового корпуса наступали части 1-й кавалерийской дивизии, 45-й и 112-й пехотных дивизий немцев.
   66-й стрелковый корпус (55-я, 232-я и 75-я стрелковые дивизии) оборонялся на фронте Щорс – Борки, имея против себя части 1-й кавалерийской дивизии, 131-й, 260-й пехотных дивизий.
   Кавалерийская группа (32-я, 43-я и 47-я кавалерийские дивизии) состояла в армейском резерве и располагалась в районе Крюковка – Лосева. Также в резерв была выведена 266-я стрелковая дивизия, находившаяся на доукомплектовании.
   Руководящим документом для войск Брянского фронта на тот момент была директива Ставки ВГК от 30.8. за № 001428 на проведение наступательной операции на рославльско-стародубском направлении. О ней мы уже говорили выше. Армия В. М. Кузнецова должна была наступать на правый фланг 2-й танковой группы с целью соединения с подвижной группой 3-й армии Я. Г. Крейзера.
   5-я армия. Армия М. И. Потапова после отхода и окуниновской неудачи вновь оказалась в состоянии глубокого кризиса, которое соединения 5-й армии не испытывали со времён Приграничного сражения. Фронт армии перевернулся по сравнению с боями июля и августа на 180 градусов. Теперь армия оборонялась фронтом на север и на запад, в условиях глубокого охвата её флангов. По своему боевому составу эта армия занимала второе место среди прочих армий Юго-Западного фронта (619 стволов, 95 785 человек). Основными чертами оперативной обстановки в полосе армии М. И. Потапова были следующие неприятные факты. Во-первых, немцы сделали традиционный для своей техники ведения войны ход, вклинившись на стыках армии с соседями. В результате этого непосредственное соприкосновение с 21-й армией на 1 сентября отсутствовало. Силами 260-й пехотной дивизии на левом берегу Десны была создана предмостная позиция в районе Борки – Лопатино – Вибли. Переправившись через основное русло Десны, немцы получали предмостную позицию, плотно прикрытую справа и впереди рукавом реки, имеющей начертание дуги с вершиной на юг. То же самое наблюдалось и на левом фланге. На стыке с 37-й армией a. a. Власова li армейский корпус угрожал прорывом с Окуниновского плацдарма. Таким образом, как и в 21-й армии, стыки и фланги 5-й армии находились под угрозой. Во-вторых, нельзя не отметить нерационального использования сил армии. 31-й стрелковый корпус (193-я, 195-я стрелковые и 215-я экс-моторизованная дивизии) занимал оборону главными силами (195-я, 215-я дивизии) по восточному берегу Днепра фронтом на запад по линии Любеч – Мнево – Сорокошичи. Фронтом на север по линии Кулевичи – Любеч оборонялась 193-я стрелковая дивизия. По существу все три дивизии этого корпуса бездействовали, так как против них немецких войск фактически не было, кроме части сил 17-й пехотной дивизии и части сил 79-й пехотной дивизии. Это может объясняться неверной оценкой разведкой положения противника в полосе 31-го стрелкового корпуса. Ещё одно объяснение – повторение М. И. Потаповым характерной для него ошибки с перераспределением плотности войск сообразно угрозам со стороны противника. Как мы помним, аналогичная ситуация наблюдалась в случае 15-го стрелкового корпуса в боях у новой и старой границы.
   В остальном построение 5-й армии нареканий не вызывает. 15-й стрелковый корпус (62-я, 45-я, 200-я стрелковые дивизии, 1-й воздушно-десантный корпус (две бригады), остатки 9-го механизированного корпуса, 1-я противотанковая бригада) оборонялся фронтом на север по линии Лопатино – Халявин – Довжик, имея против себя 260-ю, 134-ю и 17-ю пехотные дивизии немцев. Главной задачей корпуса было не допустить прорыва противника к району Чернигова, поэтому резервы корпуса и армии были сосредоточены в районе Чернигова (1-й воздушно-десантный корпус, 9-й механизированный корпус, 1-я противотанковая артиллерийская бригада). Больше в резерве командующего армией резервов не было. Войска, оборонявшиеся на Окуниновском плацдарме (22-й механизированный корпус, 228-я стрелковая и 131-я экс-моторизованная дивизии), были 30.8 изъяты из состава 5-й армии и переданы в состав 37-й армии.
   37-я армия обороняла полосу протяжением по фронту около 200 км. Важнейшим объектом обороны считался город Киев с прилегающим к нему районом. Киевский район являлся единственным для нас плацдармом на правобережье Днепра. Благодаря своему особому политическому и стратегическому значению район Киева привлекал особое внимание Ставки ВГК. От 37-й армии и всего Юго-Западного фронта требовалось сосредоточить основные усилия на обороне Киева, на борьбе с немецкими войсками, наступающими на Киевский УР с фронта, то есть с запада; поэтому, естественно, главные силы 37-й армии были сосредоточены на плацдарме и нацелены фронтом на запад.
   Для борьбы с противником у Окуниново действовала группа войск 37-й армии в составе 27-го стрелкового корпуса (228-я стрелковая дивизия, 22-й механизированный корпус, 87-я 124-я, 131-я, 176-я стрелковые дивизии, 28-я горнострелковая дивизия).
   Командование фронтом и армией, видимо, считало возможным в скором времени ликвидировать Окуниновский плацдарм, поэтому соединения 27-го стрелкового корпуса, расположенные вблизи него, имели ежедневно повторяющуюся в приказах задачу «ликвидировать немецкую группировку на Окуниновском плацдарме».
   Для обороны моста через Десну у Остёра был создан отряд в составе двух батальонов пехоты, понтонного батальона, артполка и двух рот лёгких танков. Против 27-го стрелкового корпуса действовало пять пехотных дивизий немцев.
   Войска Киевского укреплённого района (175-я, 206-я, 147-я, 284-я, 295-я стрелковые дивизии) оборонялись в системе долговременных сооружений УР, имея против себя части семи пехотных дивизий немцев, группирующихся главными силами против южного (левого) фаса позиций УР. Силу обороны УР составляли (с учётом 28-й горнострелковой дивизии) 6 стрелковых дивизий, 609 орудий и миномётов; протяжение фронта – 70 км.
   64-й стрелковый корпус (165-я стрелковая дивизия и находящаяся на переформировании 146-я стрелковая дивизия) оборонялся по левому (восточному) берегу Днепра от Бортничи до Андруши, имея против себя части 95-й, 294-й и 132-й пехотных дивизий немцев.
   С 19 августа попытки взять Киев штурмом прекратились. Как со стороны советских войск, так и со стороны немцев в полосе Киевского УР и 64-го стрелкового корпуса боевых действий, кроме артиллерийской перестрелки, не предпринималось.
   В подчинении A. A. Власова вновь оказалась мощная военная сила фронта. В боях июня-июля он руководил самым сильным механизированным корпусом Киевского особого военного округа. Теперь в его руках оказались 108 759 человек и 1116 орудий и миномётов самой многочисленной армии Юго-Западного фронта.
   26-я армия (159-я, 227-я, 289-я, 264-я, 41-я, 301-я, 199-я стрелковые дивизии) занимала оборону по левому (восточному) берегу Днепра от Андруши до Чапаевки, имея в первом эшелоне четыре дивизии на фронте протяжением около 80 километров. Фронт 20 километров на дивизию на крупном водном рубеже давал хорошую плотность обороны и обеспечивал устойчивость положения армии Ф. Я. Костенко. Помимо этого, и в глубине построения армии находились ещё четыре дивизии (7-я, 41-я, 301-я, 199-я стрелковые). Ещё одна дивизия – 304-я стрелковая – находилась на формировании, числилась в распоряжении фронта и предназначалась для 38-й армии. Центр тяжести операций войск Юго-Западного направления сместился из полосы армии Ф. Я. Костенко, и она решала исключительно оборонительные задачи, одновременно поставляя переформируемые соединения на опасные участки фронта.
   Против войск армии действовали части 132-й, 94-й и 68-й пехотных дивизий. Как с нашей стороны, так и со стороны немцев боевая деятельность с 16 августа в полосе армии выражалась в поисках разведчиков и перестрелках тактического значения.
   38-я армия, которую 27 августа принял от Д. И. Рябышева генерал-майор танковых войск Н. В. Фекленко, составляла левое крыло Юго-Западного фронта. Построение армии делилось на спокойный и проблемный участок. С одной стороны, 38-я армия занимала оборону по левому берегу Днепра от Чапаевки до устья реки Ворскла силами 116-й и 297-й стрелковых, переформированной из мотострелковой 212-й стрелковой дивизии и 37-й кавалерийской дивизии. С другой стороны, армия Н. В. Фекленко вела упорные

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru