Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали

- 7-

Самым страшным врагом танков была артиллерия, а самым страшным врагом артиллерии стала авиация. Оснащению советских дивизий сильным противотанковым артиллерийским полком немцы противопоставили массированные удары с воздуха по позициям орудий. Не причиняя заметного вреда танкам, авиабомбы были смертельно опасны для расчётов орудий. Выбивая орудия, противник прокладывал себе дорогу к уничтожению танков в дуэли с собственными противотанковыми пушками и танками. 2 сентября бои продолжились, 108-я танковая дивизия, находясь в окружении, продолжила оборонительный бой. В этот день было подбито 6 танков Т-34 (из них три сгорело) и 2 орудия. 3 сентября интенсивность боёв снизилась, потери составили всего два 76,2-мм орудия. В ночь с 3 на 4.9.41 г. вследствие исхода боеприпасов и горючего в частях дивизии было решено идти на прорыв. К этому моменту 108-я танковая дивизия насчитывала 2 танка KB, 8 танков Т-34, 6 танков Т-40, 10 бронеавтомобилей, 7 орудий, батальон мотопехоты. Лидировал прорыв передовой отряд в составе стрелковой роты, взвода танков Т-34, двух 76-мм орудий. За ним одной колонной следовали главные силы – впереди танки, затем пехота, артиллерия, бронемашины, танки Т-40 и для прикрытия треть стрелковой роты. Танки с мотопехотой прошли оборону немцев беспрепятственно. Второй эшелон (артиллерия, автотранспорт с ранеными, пулемёты, миномёты и две стрелковые роты прикрытия) был встречен огнём, но энергичным наступлением противник был отброшен. Потери дивизии в ходе прорыва были сравнительно небольшими – 3 бронемашины, 4 танка Т-40, 20 человек убитыми и ранеными. 4 сентября немцы настигли отходящую дивизию, уничтожили отставший транспорт с ранеными, часть орудий и их средства тяги. В походе через Брянский лес вследствие отсутствия горючего и неисправностей оставлено четыре танка Т-40, один Т-34 и две бронемашины. Дивизия вышла в составе: 17 боевых машин (2 танка KB, 7 Т-34, 2 Т-40, 3 БА-10, 3 БА-20), 3 76-мм орудия, 8 зенитных орудий и 1200 человек личного состава. Полностью сохранены все тылы дивизии.
   Суммарные потери 108-й танковой дивизии в ходе танковых боёв в районе Трубчевска составили: 500 человек убитыми и ранеными; 3 танка KB, 20 танков Т-34, 30 танков Т-40, 10 бронеавтомобилей; 30 орудий; 60 транспортных машин.
   Как мы видим, вместо прорыва и рывка по тылам наступающей танковой группы 108-я танковая дивизия была вынуждена вести тяжёлые оборонительные бои, вскоре выродившиеся в окружение и прорыв из него.
   Прекращение наступления 3-й армии позволило Г. Гудериану 7 сентября снять 17-ю танковую дивизию и 29-ю моторизованную дивизию с этого направления и перебросить их против 13-й армии Брянского фронта и частично против 40-й армии Юго-Западного фронта. Оставшаяся против 3-й армии 18-я танковая дивизия немцев вела сдерживающие бои и постепенно отходила на запад за р. Судость.
   13-я армия Брянского фронта начала наступление согласно плану, 3 сентября, в направлении на Новгород-Северский, имея против себя части XXXXVIII и частично XXIV моторизованных корпусов – 29-ю моторизованную дивизию, 3-ю танковую дивизию, моторизованный полк «Великая Германия».
   К 7 сентября войскам 13-й армии удалось оттеснить противостоящие немецкие части за Десну почти на всем фронте за исключением района Новгород-Северский. Однако 8 сентября в район Шостка начали прибывать рокированные с фронта 13-й армии части 17-й танковой дивизии. Сопротивление противника возросло, а наступательные возможности 13-й армии не увеличились. 9 сентября наступление продолжалось.
   Соответственно, потери 141-й танковой бригады 3-й армии составили: 80 человек убитыми и ранеными; 1 танк KB, 4 танка Т-34, 19 танков БТ.
   В итоге боёв с 2 по 10.9 войска Брянского фронта силами 3-й и 13-й армий слегка потеснили противника, достигнув рек Судость и Десна.
   Не добилось сколь-нибудь заметных результатов и левое крыло наступления Брянского фронта. Дестабилизирующим фактором в действиях армии был нажим со стороны тягучих пехотных соединений 2-й армии Вейхса. Уже с 31 августа войска левого фланга этой армии (23-й и 66-й стрелковые корпуса) ощущали непрерывный нажим наступающих с запада четырех немецких дивизий 2-й армии. Войска правого фланга (67-й стрелковый корпус) 2 сентября попали под фланговый удар немецкой моторизованной дивизии СС «Райх», 1-й кавалерийской дивизии и начали отход. 4 сентября, когда в полосе 3-й и 13-й армий начались упорные наступательные бои, войска 21-й армии уже отступали на юг. Сам замысел операции Брянского фронта терял всякий смысл. Не решив ни одну из поставленных Ставкой задач, фронт А. И. Ерёменко тем не менее оказал существенное влияние на обстановку на правом крыле Юго-Западного фронта. Уже 31 августа Ф. Гальдер констатировал:

   «Гудериан производил передвижения своих войск непосредственно перед фронтом противника параллельно ему, и это привело к тому, что противник, естественно, атаковал его восточный фланг. Кроме того, причиной такого положения является и то, что его части, продвинувшиеся далеко на восток, оторвались от войск 2-й армии, в результате чего образовалась брешь, которую противник и использовал, атаковав Гудериана также и с запада. В силу всего сказанного, наступательная мощь южного крыла войск Гудериана настолько понизилась, что он лишился возможности продолжать наступление» .
   2 сентября Гальдер пишет:
   «2-я танковая группа в ходе своего наступления через Десну своим левым флангом (то есть XXXXVII моторизованным корпусом – А. И.) настолько вцепилась в противника, что её наступление на юг приостановилось» .
   Объективным результатом усилий А. И. Ерёменко было то, что 2-я танковая группа двигалась на юг в основном силами XXIV моторизованного корпуса. Это снижало темпы и уменьшало глубину наносимого удара.
 
Сражение за Окуниновский плацдарм.
   Обострение обстановки на стыке с соседом справа вынудило командование Юго-Западного фронта принять решение на отвод 5-й армии за Днепр. Оперативная директива № 00280 от 19 августа 1941 г. гласила:
   «1. Противник угрожает флангу ЮЗФ со стороны Гомель.
   2. Приказываю: 5 А начать отход за р. Днепр. Отход совершать ночными переходами с расчётом занятия нового оборонительного рубежа по р. Днепр и р. Десна к утру 25.8.41» .
   При организации отхода 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса было принято два решения, которые в сумме привели к захвату немцами важной переправы на Днепре. С одной стороны, при нарезке разграничительных линий – переправа у Окуниново и дорога от Малина через Горностайполь на Окуниново – отдавались распоряжения командира 27-го стрелкового корпуса. С другой стороны, 27-й стрелковый корпус передавался в 37-ю армию. Передача корпуса в 37-ю армию привела к тяготению отхода частей П. Д. Артёменко к Киеву. Но что самое опасное, надобность для него в окуниновской переправе также отпадала, поскольку в полосе армии A. A. Власова имелась к услугам корпуса своя переправа у Сваромье (25 км севернее Киева). Все это привело к слабости стыка между 5-й армией и 27-м стрелковым корпусом в процессе отхода.
   Отход войск 5-й армии представлял собой достаточно сложную задачу. Надо было преодолеть две большие реки (Припять и Днепр) при наличии всего двух переправ у Чернобыля и Навозов и железнодорожного моста у Неданичей.
   Отходящие войска были разделены на три эшелона в зависимости от используемого транспорта. По железной дороге Овруч – Чернигов перебрасывалась материальная часть 200-й и 135-й стрелковых дивизий, тылы, артиллерия. Вторым эшелоном были автомобильные перевозки. Для этого распоряжением фронта 5-й армии были приданы 900 автомашин. Автотранспортом перевозились 131-я (экс-моторизованная) и 62-я стрелковые дивизии, воздушно-десантные бригады. Помимо этого собственным автотранспортом перевозились части, находившиеся в подчинении управлений 9-го и 19-го механизированных корпусов. Наконец, остальные силы армии отходили походом, то есть пешим порядком.
   Для введения противника в заблуждение было приказано:
   «За 2-3 часа до начала отхода произвести огневое нападение, которое периодически повторять до самого начала отхода» .
   Отмечая хорошую организацию отхода, нужно отметить, что в условиях сложившейся тогда обстановки отступление 5-й армии было шагом настолько логичным и ожидаемым противником, что никакие меры маскировки не могли обмануть ожидания противника. Филиппи пишет:
   «Тем не менее штаб 6-й армии ещё 18 августа был проинформирован о том, как оценивает обстановку ОКХ. Командованию армии предлагалось „срочно принять соответствующие меры“, чтобы выяснить намерения противника и „перестроить армию таким образом, чтобы в случае отхода 5-й армии красных начать немедленное энергичное преследование“.
   20 августа штаб 6-й армии доложил, что в течение последней ночи пятью дивизиями проводились разведывательные поиски, и их результаты отнюдь не свидетельствуют об изменении намерений противника. Командующий 6-й армией, возвращавшийся вечером 20 августа с северного участка фронта, также подтвердил, что не мог заметить признаков начавшегося отхода противника» .
   Предположения о скором отходе 5-й армии базировались, таким образом, только на логических умозаключениях и интуиции немецких командующих. Франц Гальдер записал в своём дневнике:
   «Крайне удивительно, что командующий 6 А (ген. Рейкенау) настолько уверен в отходе противника (5 А), что он уже завтра (22.8) хочет начать преследование» .
   Однако с самого начала отход пошёл не так, как было запланировано. Первоначальный план отхода указывал: «С отходом за р. Днепр правый фланг армии загнуть от Навозы на Чернигов» (Сборник боевых документов ВОВ. Выпуск №40. М.: Воениздат, 1960. С. 117).
   В дополнительном распоряжении от 20 августа М. И. Потапову командующий фронтом указывал, что при выходе армии на Днепр «правый фланг от Навозы на Чернигов не загибать, а занять и прочно оборонять восточный берег р. Днепр от фронта (исключительно) Лоев, Ст. Глыбов» . Тем самым правый фланг армии выносился на 60 километров на северо-запад от Чернигова. Но вскоре оказалось, что отход армий левого фланга Центрального фронта требует именно загнуть правый фланг 5-й армии в районе Чернигова фронтом на север и даже на восток, так как сюда уже начали выходить передовые части 2-й армии Вейхса. Поэтому 135-я стрелковая дивизия, выгрузившаяся 22 августа в районе Бахмач, была срочно выдвинута на реку Десна для поддержки отходящих с севера на юг войск 21-й армии Центрального фронта. При этом западнее Чернигова бездействовали несколько дивизий 31-го стрелкового корпуса. Назначение 5-й армии широкого фронта обороны на Днепре привело к напрасному распылению сил и, во-первых, затруднило парирование возникшего на левом фланге армии кризиса, а во-вторых, создало предпосылки для окружения выдвинувшихся северо-восточнее Чернигова соединений 31-го стрелкового корпуса.
   23 августа 98-я, 111-я, 113-я пехотные дивизии легко прорвали слабую арьергардную завесу на стыке 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса. В образовавшийся прорыв устремилась передовая боевая группа 11-й танковой дивизии. Танки и мотопехота дивизии устремились по дороге через Кухары прямо на Окуниново. Мост через Днепр в районе Горностайполя (немцы употребляют именно это название) охранялся сводными подразделениями стрелков, понтонёров в составе 182 человек и 18 зенитными пушками. Печкинский мост был минирован, кроме того, в это время у Окуниново переправлялся полк 171-й стрелковой дивизии 27-го стрелкового корпуса. Обычно в таких случаях немцы прибегали к услугам спецназа из «Учебного полка 800», известного больше как «Бранденбург». Спецназовцы переодевались в советскую форму, имитировали отход разрозненных частей и использовали другие приёмы для обмана охраны важных объектов.
   В результате мост был захвачен, и мотопехота 11-й танковой дивизии образовала сильную предмостную позицию. Полк 171-й стрелковой дивизии был просто отброшен от переправы на север и влился затем в состав 5-й армии. В бою за переправу был ранен командир 11-й танковой дивизии Гюнтер Ангерн, сменивший 15 августа убывшего в Африку Людвига Крювеля.
   Тем временем передовой отряд 11-й танковой дивизии попытался развить успех далее. От Окуниново на восток, на переправу через Десну и Остёр была выдвинута разведгруппа. Но здесь немцам удача не улыбнулась. Мост охранялся только ротой НКВД с двумя станковыми пулемётами и зенитной батареей, но в район Остёра был направлен отряд Пинской флотилии под командованием майора В. Н. Добржинского в составе канонерской лодки «Смольный» и сторожевого корабля «Пушкин». Огнём кораблей флотилии немецкая разведка была отбита, и мост через Десну успели взорвать. В дальнейшем оборону района Остёра взяли на себя 212-я воздушно-десантная бригада, 205-й артиллерийский полк и бойцы запасного полка и частей НКВД.
   Переправа главных сил 5-й армии, 31-го и 15-го стрелковых корпусов прошла у Чернобыля и Навозов без приключений. 31-й стрелковый корпус (193-я, 195-я, 200-я стрелковые дивизии) занимал оборону по восточному берегу Днепра, фронтом на запад и частично на север. 15-й стрелковый корпус (62-я, 45-я и 135-я стрелковые дивизии) выдвигался на рубеж севернее и восточнее Чернигова фронтом на северо-восток, принимая на себя отходящие части 3-й армии Центрального фронта. 25 августа переправа 5-й армии на восточный берег Днепра закончилась.
   Штаб Юго-Западного фронта для парирования окуниновского кризиса вечером 24 августа приказал направить в состав остёрской группы сводный стрелковый полк 146-й стрелковой дивизии (2000 человек), который к утру 25 августа предписывалось на автомашинах переформируемой в стрелковую 7-й мотодивизии перебросить в район Остёра. Учитывая, что на 21 августа общая численность 146-й стрелковой дивизии составляла вместе с тыловыми частям 2814 человек, можно сказать, что на остерское направление эта дивизия рокировалась практически целиком.
   У захваченного немцами плацдарма события развивались по традиционному в таких случаях сценарию. Используя момент внезапности и промахи частей и подразделений РККА, немецкие войска завладевали клочком земли, который потом упорно оборонялся. Поскольку захватывался действительно стратегически и оперативно важный пункт, советские войска были вынуждены большими силами пытаться отбить его. Причём атаки следовали вне зависимости от желания или нежелания их проводить. Плацдарм на восточном берегу Днепра, прорыв «линии Сталина» разрушали саму идею обороны, вынуждая прикладывать титанические усилия для восстановления положения. Тревожное положение на окуниновской переправе стало известно штабу фронта. И A. A. Власову, и М. И. Потапову М. П. Кирпоносом была поставлена задача уничтожить противника и вернуть переправу. Командарм 37-й бросил в бой 27-й стрелковый корпус, командарм 5-й собрал против Окуниново тактическую группу, объединённую управлением 22-го механизированного корпуса. В состав группы входили 19-я и 41-я танковые дивизии, 228-я, 131-я и 124-я стрелковые дивизии, усиленные дивизионом 458-го артиллерийского полка и 589-м артиллерийским полком.
   Против переправы у Окуниново были брошены авиация и Пинская флотилия. Из состава флотилии для удара по переправе были выделены канонерские лодки «Димитров», «Каганович», «Верный» и монитор «Смоленск» (бывший польский «Краков»), которые заняли позиции для обстрела Печкинского моста. Для речной флотилии бои в районе Горностайполя стали её звёздным часом. Канонерской лодке «Верный» удалось артиллерийским огнём поджечь мост. Разрушение моста привело к разделению 11-й танковой дивизии на две части. Одна отбивала атаки на восточном берегу Днепра, другая бездействовала на западном:
   «Собственно пехота ещё смогла пройти мост через Днепр, и даже смогла продвинуться вперёд ещё на 30 км к востоку от реки, однако танковые подразделения пройти не смогли, так как этот важный мост через Днепр был разрушен русскими канонерскими лодками и самолётами и горит. Поэтому мы остаёмся на западном берегу Днепра и ждём дальнейших приказов»
(G.W.Schrodek. Op. Cit. S. 169).
   Корабли флотилии также препятствовали наведению новых переправ. 25 августа монитор «Смоленск» и канонерская лодка «Верный» при попытке немцев организовать понтонную переправу в районе Сухолучья уничтожили значительную часть переправочного парка противника. Этот эпизод подтверждается немецкими источниками: «русские канонерские лодки – упомянутые выше мониторы, которые в начавшуюся наводку моста пришли сюда и провели прекрасный фейерверк» (Ibidem).
   В ответ немецким командованием был брошен в бой самый страшный враг кораблей 40-х годов – авиация. Канонерская лодка «Верный» была повреждена ударом с воздуха и затонула с частью экипажа.
   Бои в районе Окуниново носили упорный характер с обеих сторон. С нашей стороны действовали части 228-й стрелковой дивизии, 22-го механизированного корпуса, 124-й стрелковой дивизии, 215-й стрелковой дивизии, части 27-го стрелкового корпуса и другие. Против частей 11-й танковой дивизии на обоих берегах Днепра также активно работала авиация:
   «Все больше встречается советских истребителей с реактивными снарядами, которые впервые появились у Днепра и сильно усложнили жизнь. Эти твари, которые появлялись целыми роями, летели так низко, что только в самый последний момент их можно было увидеть. При первых налётах этих новых самолётов наших зенитчиков утешал лишь тот факт, что при попадании в крылья самолёта было видно, как взрывались реактивные снаряды. Вскоре мы получше узнали этих птичек с их адскими снарядами и были начеку при их появлении. Как вскоре выяснилось, ракеты были быстрее обычных бомб. Были установлены посты оповещения против этих подарочков сверху. Но все-таки мы не могли полностью избавиться от этой опасности»
(Ibid).
   Если судить по имеющимся на сегодняшний день сведениям, роль «адских тварей» выполняли истребители 36-й авиадивизии ПВО.
   Чтобы избежать развития наступления немцев с Окуниновского плацдарма для обороны восточного берега Десны, у Остёра был создан так называемый «Остерский отряд». В его состав были включены 212-я воздушно-десантная бригада, 30-й и 31-й понтонные батальоны, дивизион 208-го артиллерийского полка и 205-го артиллерийского полка. Позднее в состав остерской группы была переброшена 146-я стрелковая дивизия на автомашинах, оставшихся от переформирования 7-й дивизии из моторизованной в стрелковую.
   С 27 августа остерский отряд, 22-й механизированный корпус, 228-я и 124-я стрелковые дивизии из состава 5-й армии были переданы в 37-ю армию, на которую и была возложена задача ликвидации окуниновского плацдарма и обороны Десны у Остёра.
   Выход танковых и пехотных соединений немцев к Днепру вскоре поставил под угрозу уничтожения отряд Пинской флотилии, прикрывавший переправы 5-й армии. Тревожный сигнал прозвучал, когда 29 августа прорвавшаяся в Домантово группа танков атаковала и уничтожила минный заградитель «Пина», сторожевые корабли «Водопьянов» и «Рулевой», тральщики № 1 и № 2. Это заставило командование фронта отдать приказ на прорыв отряда Пинской флотилии к Киеву. A. A. Власову и М. И. Потапову предписывалось обеспечивать прохождение кораблей флотилии в полосах своих армий:
   «Командующий фронтом приказал частям 5-й и 37-й армий в пределах своих границ обеспечить огнём артиллерии, миномётов и станковых пулемётов прохождение кораблей путём подавления огневых средств противника, могущих вести огонь по кораблям» .
   В ночь на 31.08 корабли двумя группами начали прорыв. Но стрелковые части, промахи которых ликвидировали 24-25 августа речные мониторы, не смогли защитить корабли флотилии от огня немецких войск. В результате боя с артиллерией и танками противника канонерская лодка «Трудовой» затонула, сторожевые катера № 1 и № 5 сгорели, монитор «Бобруйск», получив прямое попадание, сел на мель и был взорван экипажем, монитор «Житомир» сел на мель и был разрушен артиллерийским огнём. В Киев прорвались только монитор «Витебск», два бронекатера и сторожевой катер №2.
 
Положение 37-й, 26-й и 38-й армий в конце августа.
   Основной задачей 37-й армии с 24 августа была борьба за Окуниновский плацдарм. На фронте Киевского УР наступило затишье. В состав армии вошёл 27-й стрелковый корпус (87-я, 171-я стрелковые и 28-я горнострелковая дивизии), из состава армии в резерв фронта убыли 1-й и 2-й воздушно-десантные корпуса; из 64-го стрелкового корпуса в состав армии a. a. Власова рокировалась 146-я стрелковая дивизия.
   В полосе 26-й армии на восточном берегу Днепра также наступило затишье; кроме действий разведки с обеих сторон, других событий до конца августа не произошло.
   Иное положение было в полосе 38-й армии. Черкасский плацдарм в ночь на 22 августа был оставлен нашими войсками. Два моста и важные объекты городской промышленности были взорваны. Группа островов в районе черкасской поймы Днепра, в частности остров Кролевец, явилась объектом упорной борьбы за их овладение как с нашей, так и с немецкой стороны.
   Своими настойчивыми атаками в районе Черкасс противник рассеивал внимание советской стороны. Боевые действия в районе Черкасс выглядели как подготовка форсирования главными силами и тем самым отвлекали внимание от левого фланга 38-й армии, Кременчугского плацдарма, где вскоре была предпринята масштабная операция по форсированию.
 
 
 
Подготовка подвижных резервов.
   Поскольку точки, в которых немецкие войска будут форсировать Днепр, ещё не были выявлены, командующий Юго-Западного направления распорядился создать две подвижные группы, способные быстро переместиться на угрожаемый участок. Боеспособные танковые и моторизованные соединения на тот момент в составе войск двух фронтов отсутствовали, и поэтому ядром каждой из подвижных групп стал кавалерийский корпус. Директива С. М. Будённого выглядела следующим образом:
   «Для противодействия попыткам противника форсировать Днепр на участке Кременчуг – Переволочная – Днепропетровск – Запорожье – приказываю:
   1. Командующему Южным фронтом 2 к[авалерийский] к[орпус] ночными переходами к утру 28.8 с. г. сосредоточить в районе Михайловка, Московка, ст. Кирпошино – Копани – Зелёный Гай (все пункты 20-40 км восточнее Запорожья). Задача корпуса – быть готовым во взаимодействии с 11-й танковой дивизией и авиацией отразить любые попытки противника форсировать Днепр на участке Днепропетровск – Запорожье. Командующему фронтом предусмотреть усиление 2 к[авалерийского] к[орпуса] ещё одной кав. дивизией из числа вновь сформированных.
   2. Командующему Юго-Западным фронтом 5 к[авалерийский] к[орпус] в составе 3, 14, 34 к[авалерийских] д[ивизий] ночными переходами к утру 28.8 сосредоточить в районе Соколки – Царичанка – Маячка – Кобеляки (все пункты 50-80 км восточнее Кременчуг).
   3 к[авалерийскую] д[ивизию] [в] новый район перебросить по ж. д. Задача кавкорпуса – быть готовым во взаимодействии с 47-й танковой дивизией и авиацией отразить любые попытки противника форсировать Днепр на участке Кременчуг – Переволочная – Днепропетровск. [С] Выходом [в] район сосредоточения 5 кк поступает в моё непосредственное подчинение. Особое внимание обратить на соблюдение маскировки при передвижении».
   Эти меры предосторожности оказались вскоре весьма кстати.
 
Образование Кременчугского плацдарма.
   Настойчивыми атаками в районе Черкасс немецкие войска создали впечатление готовящегося форсирования главными силами. Все внимание командования 38-й армии было приковано к борьбе за группу островов в районе черкасской поймы Днепра, в частности острова Кролевец.
   Решение форсировать Днепр в районе Кременчуга было принято 27 августа. Во всяком случае, в этот день об этом было доложено в ОКХ:
   «27 августа командующий группой армий доложил, что намерен, захватив плацдарм в районе Кременчуга, нанести 17-й армией удар через Лубны на северо-запад с целью вступить во взаимодействие с 6-й и 2-й армиями, а 1-й танковой группой наступать между реками Ворскла и Псел на соединение со 2-й танковой группой»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru