Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали

- 22 -

солнечногорскую группировку противника.
   Одновременно с сосредоточением свежих армий происходило усиление истекающих кровью армий свежими дивизиями, проходившими подготовку, и сколачивание подразделений в тот период, когда Западный фронт отражал удары немецких танковых групп. Для усиления 30-й армии распоряжением Ставки из резерва Главного командования прибывали новые соединения – 348-я, 371-я и 379-я стрелковые дивизии. Дивизии прибывали по железной дороге и разгружались 2—5 декабря. В наступление 30-я армия должна была перейти 6 декабря. Пополнение получила также больше всех пострадавшая в ноябрьских боях 16-я армия. 3 декабря в её состав была включена 354-я стрелковая дивизия.
   Начали контрнаступление под Москвой атакой через канал Москва – Волга против боевой группы Майнтофеля части 1-й ударной армии. Эта армия была в первые дни декабря лидером наступательных действий. 
   Войска под командованием В. И. Кузнецова ещё с утра 1 декабря частью сил (44-я и 71-я стрелковые бригады) перешли в наступление и к концу дня продвинулась на 5—7 км западнее канала Москва – Волга. Свежие силы советских войск вскоре столкнулись с переброшенной недавно из-под Калинина 1-й танковой дивизией корпуса В. Моделя. Однако далее наступление покатилось на немцев как снежный ком, постепенно превращавшийся в лавину. К 2 декабря к наступающим войскам 1-й ударной армии присоединилась 56-я стрелковая бригада. Утром 2 декабря части 20-й армии (331-я стрелковая дивизия, 134-й танковый батальон, 7-й отдельный гвардейский миномётный дивизион, 28-я стрелковая бригада, 135-й танковый батальон, 15-й отдельный гвардейский миномётный дивизион) перешли в наступление с задачей окружить и уничтожить противника в районе Красной Поляны. С вечера 2 декабря в состав 20-й армии передавались переброшенные в 16-ю армию в качестве резервов 7-я гвардейская стрелковая дивизия, 282-й стрелковый полк, 145-я, 24-я и 31-я танковые бригады. С утра 3 декабря 20-й армии предписывалось перейти в наступление в общем направлении Химки – Солнечногорск. К 3 декабря в наступлении 1-й ударной армии приняли участие 44-я, 50-я, 56-я и 71-я стрелковые бригады, 701-й артиллерийский полк, 3-й и 38-й миномётные дивизионы. В тот же день к наступательным действиям перешла прибывшая в состав 16-й армии 354-я стрелковая дивизия. Переход 16-й армии в наступление во взаимодействии с 20-й армией был назначен на 7 декабря.
 
Прорыв под Наро-Фоминском и его ликвидация (1—4.12 1941 г.).
   Командующий 4-й армией Гюнтер Клюге, постоянно выслушивавший в свой адрес упрёки командующих 4-й и 2-й танковых групп Гёпнера и Гудериана, решился 29 ноября отдать приказ о наступлении LVII и XX корпусов, находившихся в центре построения армии. Задачей немецких войск было обойти заслон на автомагистрали Минск – Москва и перехватить его в глубине построения 33-й армии. К моменту начала немецкого наступления 33-я армия М. Г. Ефремова занимала фронт 32 км по реке Нара. Для проведения операции немецким командованием были выделены 292-я и 258-я пехотные дивизии XX армейского корпуса, которым были приданы средства усиления, в частности 191-й батальон штурмовых орудий (21 машина) и 27-й танковый полк 19-й танковой дивизии. Сведениями о состоянии второго на начало декабря автор не располагает, но незадолго до «Тайфуна», а именно 25 августа 1941 г., 27-й танковый полк насчитывал 6 Pz.I, 20 Pz.II, 57 Pz.38(t), 9 Pz.IV и 10 командирских танков.
   Утром 1 декабря немцы прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии северо-западнее Наро-Фоминска. Левофланговая 32-я стрелковая дивизия 5-й армии смогла остановить распространение поддержанных танками частей 292-й пехотной дивизии в тыл армии. Наступление 258-й пехотной дивизии вдоль шоссе на Кубинку в первые два дня декабря не встречало сопротивления. Гитлер, узнавший об этом намерении, приказал пока задержать 7-й корпус, чтобы 4-я танковая группа на севере, а 57-й и 20-й корпуса на юге могли взять русские войска в кольцо окружения. Несмотря на попытки Бока доказать невозможность проведения этой операции, Гитлер 1 декабря, когда наступление в направлении на Кубинку и Наро-Фоминск стало развиваться более или менее успешно, запросил, почему 4-я армия наступает южнее шоссейной дороги в северо-восточном, а не в восточном направлении. Гитлер предложил сначала двигаться на восток, а затем, чтобы уничтожить противника, повернуть на север. Фон Бок сообщил Гитлеру, что «он рад любому успеху, появись он на северо-восточном или восточном направлении. Что же касается окружения противника, то, как уже неоднократно докладывалось, у нас нет для этого необходимых сил».
   Для отражения немецкого наступления командующим 33-й армии генерал-лейтенантом М. Г. Ефремовым 3 декабря была собрана группа войск в составе 18-й стрелковой бригады, 5-й танковой бригады, 136-го и 140-го танковых батальонов, 23-го и 24-го лыжных батальонов при поддержке дивизиона «катюш». Соответственно, 136-й танковый батальон насчитывал на 1 декабря 10 Т-34, 10 Т-60, 9 «Валентайнов» и 3 «Матильды», 140-й танковый батальон 5 декабря имел 4 KB, 4 T-34, 1 Т-60 и 1 Т-26. 5-я танковая бригада М. Г. Сахно насчитывала 9 танков. Также в отражении удара немцев участвовала 20-я танковая бригада соседней 5-й армии, но она ограничилась ведением огня с места по объекту атаки. Сосредоточение пехоты 18-й стрелковой бригады А. И. Сурченко запоздало. М. Г. Ефремов прислал руководившему действиями двух танковых батальонов начальнику автобронетанковых войск 33-й армии генерал-майору М. П. Сафиру записку:
   «Михаил Павлович! Подожди до подхода пехоты».
   Однако, опасаясь наступления сумерек, М. П. Сафир не стал дожидаться пехотинцев, и после залпа «катюш» два танковых батальона пошли в атаку на деревню Юшково, занятую боевой группой 478-го пехотного полка 258-й пехотной дивизии. В другой обстановке это могло закончиться (и чаще всего заканчивалось) весьма печально. Однако 3 декабря 1941 г. поддержку немецким пехотинцам в Юшково оказывали только САУ StuGIII и всего одно 88-мм орудие. Из четырех 88-мм зениток, выделенных для поддержки прорыва, две были приданы 458-му полку, одна – 473-му и одна использовалась по прямому назначению, в качестве средства ПВО. Попав под сильный удар танков, и не имея большого числа средств борьбы с ними, немцы сочли за благо ретироваться на исходные позиции.
   Немцами было заявлено об уничтожении восьми танков Т-34, одного KB и двух «10-тонных танков». Как 10-тонный танк могли быть интерпретированы Т-60 или, менее вероятно, «Валентайны». Группа М. П. Сафира признавала потерю одного танка безвозвратно и три – подбитыми и вскоре восстановленными. Безвозвратные потери 191-го батальона штурмовых орудий составили семь САУ StuGIII. Людские потери 258-й пехотной дивизии составили 170 человек убитыми, 577 – ранеными и 148 – пропавшими без вести.
 

Империя наносит ответный удар. Тихвин и Ростов


   Если события на московском направлении хорошо известны, то первый крупный успех советской стратегии осенью – зимой 1941 г. известен в куда меньшей степени. Однако сражение под Тихвином по внутренней логике своего развития в уменьшенном масштабе демонстрирует все те факторы, которые привели к крушению «Барбароссы». Оно началось несколько позднее «Тайфуна», но меньший масштаб событий привёл его к развязке за несколько дней до того, как загрохотали залпы советского контрнаступления под Москвой. Контрнаступление под Тихвином стало своего рода первым предупреждением о грядущей грозе. Вторым предупреждением стал Ростов. Ни то, ни другое предупреждение не было воспринято всерьёз, они были сочтены неудачами локального значения.
 
Тихвинская оборонительная операция (16.10—18.11 1941 г.).
   Начиналось всё вполне буднично. Выкачивание свежих соединений из 4-й, 52-й и 54-й армий и их переброска на московское направление в начале октября 1941 г. не могло не сказаться на устойчивости этих объединений под ударами группы армий «Север». Несмотря на переброску в состав группы армий «Центр» обоих моторизованных корпусов (XXXXI и XLVI) и управления 4-й танковой группы, с которыми Лееб начинал кампанию против СССР, на северо-западном направлении оставался XXXIX моторизованный корпус. В его составе были 8-я и 12-я танковые, 18-я и 20-я моторизованные дивизии. Танковые дивизии были изрядно потрёпаны в летней кампании, но всё ещё представляли собой серьёзную силу. 8-я танковая дивизия насчитывала 23 Pz.II, 52 Pz.38(t), 16 Pz.IV. 12-я танковая дивизия насчитывала на 11 октября 71 танк. Поскольку первоначального плана операции никто не отменял, командование группы армий «Север» решило провести операцию по глубокому охвату Ленинграда с последующим соединением с финскими войсками в районе реки Свирь. Этим наступлением могло быть окончательно прервано снабжение блокированного города боеприпасами и продовольствием. Для выполнения поставленной задачи командование группы армий «Север» помимо XXXIX моторизованного корпуса задействовало главные силы I армейского корпуса (254-я, 11-я, 21-я и 126-я пехотные дивизии). Эта группировка должна была нанести удар в направлении Тихвина и выйти на р. Свирь. Вследствие того, что остриё наступления по плану операции должно было поворачивать на север, для прикрытия фланга предназначался вспомогательный удар на Малую Вишеру – Бологое навстречу войскам левого крыла группы армий «Центр», которые после овладения городом Калинином должны были наступать на Вышний Волочек.
   В середине октября фронт от Ладожского озера до озера Ильмень проходил по южному берегу Ладожского озера по линии Липка – Вороново – Кириши и далее по восточному берегу р. Волхов. Этот рубеж протяжённостью около 200 км обороняли 54-я армия Ленинградского фронта, 4-я и 52-я армии, подчинявшиеся непосредственно Ставке ВГК, и так называемая Новгородская армейская группа (НАГ) Северо-Западного фронта. Всего в составе этих армий было 13 стрелковых и 1 кавалерийская дивизия, 2 танковых дивизии (без танков), 1 стрелковая бригада, две танковые бригады, 1 танковый батальон, 7 корпусных артиллерийских полков, 1 артиллерийско-противотанковый полк и 1 инженерно-понтонный батальон.
   Наиболее многочисленной и плотно построенной была 54-я армия. В её составе было шесть стрелковых (128-я, 286-я, 294-я, 310-я стрелковые, 3-я и 4-я гвардейские стрелковые) дивизий, одна танковая (21-я) одна отдельная горно-стрелковая (1-я), две танковых (16-я и 122-я) бригады и два корпусных артиллерийских полка. В процессе подготовки к наступательной операции с целью деблокады Ленинграда армия обороняла рубеж Липка – Вороново, (иск.) болота Малуксинский Мох общей протяжённостью всего 35 км. Оперативная плотность в полосе 54-й армии при этом составляла 4,7 км на дивизию. Однако следует учесть, что укомплектованность дивизий была невысокой. Так, к 1 октября в 128-й стрелковой дивизии насчитывалось 2145 человек, в 3-й гвардейской – 5594 человека при 32 орудиях калибром 76,2 мм и крупнее, в 310-й – 3735 человек при 27 орудиях, в 286-й стрелковой дивизии – 6016 человек при 27 орудиях.
   Менее внушительно выглядит 4-я армия генерал-лейтенанта В. Ф. Яковлева. Она обороняла рубеж шириной более 50 км южнее полосы 54-й армии. В состав армии входили: 27-я кавалерийская, 285-я, 311-я и 292-я стрелковые дивизии, 119-й отдельный танковый батальон, один корпусной артиллерийский полк и один инженерный понтонный батальон. Укомплектованность частей и соединений армии была примерно такой же, как и в 54-й армии. Средняя оперативная плотность составляла 12—13 км на дивизию. В октябре войска армии на правом фланге вели бои по улучшению своих позиций. Оперативное построение армии было одноэшелонным. В резерве командующего армией имелся один стрелковый полк. Одноэшелонное построение со слабым резервом следует оценить как ошибку командующего армией, не оправданную с оперативной точки зрения. Наличие в полосе обороны армии крупной водной преграды позволяло растянуть боевые порядки первого эшелона и выделить в резерв или на вторую полосу обороны по крайней мере одну дивизию.
   Самой слабой была 52-я армия. Она обороняла в полосе шириной 80 км по правому берегу р. Волхов. В состав армии входили две стрелковые (288-я и 267-я) дивизии, четыре корпусных артиллерийских полка и один артиллерийско-противотанковый полк. Средняя укомплектованность стрелковых дивизий не превышала 6 тыс. человек. Дивизии армии оборонялись на широком фронте. Ширина полосы обороны 288-й стрелковой дивизии составляла 46 км, а 267-й стрелковой дивизии – 34 км. Резервы в армии отсутствовали.
   Наконец Новгородская армейская группа в составе 305-й, 180-й стрелковых, 43-й танковой (без танков) дивизий обороняла рубеж по правому берегу р. Волхов до озера Ильмень протяжённостью 30 км.
   Мы видим, что 70% всех сил Красной армии, находящихся южнее Ладожского озера, были сосредоточены в полосе 54-й армии, готовившейся к наступательной операции с целью деблокады Ленинграда. В полосах же обороны 4-й и 52-й армий на фронте 130 км оборонялось всего лишь пять стрелковых и одна кавалерийская дивизии, один танковый батальон, пять корпусных артиллерийских полков и один артиллерийско-противотанковый полк. Такое построение возникло вследствие того, что в начале октября из 4-й и 52-й армий были сняты соединения, впоследствии сыгравшие важную роль в начальной фазе битвы за Москву: 32-я, 312-я и 316-я стрелковые дивизии и 9-я танковая бригада. Свою устойчивость советские войска могли бы обеспечить созданием кризиса своими наступательными действиями, но, начав наступление 16 октября, войска 16-й немецкой армии упредили наступление войск Ленинградского фронта на четыре дня. Наступление XXXIX моторизованного и I армейского корпусов началось против ослабленных за счёт отправки части сил на московское направление войск 52-й армии.
   К 20 октября оборона 52-й армии оказалась прорванной. Две дивизии 52-й армии, под ударом во много раз превосходивших сил противника, были вынуждены оставить рубеж по правому берегу р. Волхов и отходить в восточном и юго-восточном направлениях. Между 4-й и 52-й армиями образовался разрыв. 24 октября 126-я пехотная дивизия заняла город Малая Вишера, обеспечив защиту фланга XXXIX корпуса с юга.
   Несмотря на начавшееся наступление противника, советское командование не отказалось от попытки прорвать блокаду Ленинграда. 20 октября 1941 г. началась так называемая Синявинская операция войск Ленинградского фронта. Вскоре в связи с угрозой Тихвину задействованные в операции дивизии пришлось использовать для усиления войск 4-й и 52-й армий. По указанию Ставки ВГК 310-я и 4-я гвардейская стрелковые дивизии 54-й армии Ленинградского фронта были переброшены в 4-ю армию для прикрытия волховского и тихвинского направлений.
   Две армии на Волхове стали донором сил для занятия Можайской линии обороны в один из самых напряжённых моментов битвы за Москву. Когда над этими армиями возникла угроза гибели, Ставка ВГК всё же смогла усилить 54-ю, 4-ю и 52-ю армии, как за счёт своих резервов, так и за счёт манёвра силами и средствами с других участков фронта. Во второй половине октября и первой половине ноября Ставка ВГК направила на усиление этих армий 65-ю (из состава Забайкальского фронта), 92-ю (из состава Дальневосточного фронта), 259-ю (из 34-й армии Северо-Западного фронта) стрелковые дивизии и 60-ю танковую дивизию. Последняя была «родной сестрой» 58-й танковой дивизии, судьба которой весьма драматично сложилась в ноябрьских боях под Москвой. И 58-я, и 60-я танковые дивизии входили в состав 30-го механизированного корпуса, расформированного в июле 1941 г. Дивизия была переформирована по июльскому штату, предусматривавшему 217 танков. Дислоцировалось соединение в Биробиджане. 12 октября 1941 г. 60-я танковая дивизия получила приказ об отправке соединения на запад. Станцией назначения была Москва. В пути следования эшелоны с дивизией были перенацелены на северо-запад, в состав 4-й армии. Прибыла на ст. Тихвин 60-я танковая дивизия 29 октября 1941 г. На 1 ноября 1941 г. дивизия насчитывала 6044 человека личного состава и 179 танков (13 БТ-7, 139 Т-26, 25 «химических» танков и 2 Т-37), 31 бронеавтомобиль. Помимо соединений, прибывающих под Тихвин из других армий и фронтов, в 4-й армии было импровизированное соединение, созданное за счёт пополнений, поступавших централизованным порядком, собственных ресурсов армии и местных активистов. Была сформирована стрелковая бригада, названная «Гренадерской» из-за того, что большая часть её подразделений вследствие нехватки стрелкового оружия вначале была вооружена только гранатами. Командиром бригады был назначен генерал Г. Т. Тимофеев, служивший во время Первой мировой войны в гренадерском полку.
   Катастрофическое развитие ситуации на тихвинском направлении и разразившийся на московском направлении «Тайфун» вынудили пойти на крайние меры и снять часть войск непосредственно с Ленинградского фронта. Из состава фронта были переброшены на самолётах 191-я и 44-я стрелковые дивизии. К концу октября в район Тихвина также прибыла из резерва Ставки 92-я стрелковая дивизия и почти одновременно с ней выгрузилась 60-я танковая дивизия. На усиление 52-й армии из состава Северо-Западного фронта ещё 20 октября была направлена 259-я стрелковая дивизия и дивизион «катюш».
   К началу ноября в 4-й армии была создана группировка для контрудара. Командующий 4-й армией сосредоточил около двух дивизий (191-я стрелковая дивизия, стрелковый полк 44-й стрелковой дивизии и танковый полк 60-й танковой дивизии) в районе Ситомля и около двух дивизий (4-я гвардейская стрелковая дивизия и основные силы 60-й танковой дивизии) в районе западнее Верхнее Заозёрье. Этими силами 1 ноября была предпринята попытка нанести контрудар в общем направлении на Будогощь – Грузино с задачей разгрома ударной группировки противника и восстановления обороны на рубеже р. Волхов. Однако недостаток дорог для прохождения крупной массы техники и загрузка существующих тылами стрелковых соединений не позволили протолкнуть к передовой 60-ю танковую дивизию. В течение четырехдневных напряжённых боёв войска 4-й армии пытались преодолеть упорное сопротивление танковых и моторизованных частей противника, но, не имея поддержки танков и понеся большие потери, так и не добились успеха.
   Отразив контрудар войск 4-й армии в районе Ситомля, противник 5 ноября возобновил наступление на тихвинском направлении. 191-я стрелковая дивизия 4-й армии, прикрывавшая дорогу на Тихвин, не смогла сдержать удара трёх немецких дивизий и стала отходить в восточном направлении. Попытка ввести 60-ю танковую дивизию на фланге немецкого танкового клина, нацеленного на Тихвин на левом фланге 4-й армии, в полосе 92-й стрелковой дивизии, также не увенчалась успехом – протолкнуть крупное соединение по одной работающий в напряжённом режиме дороге не удалось.
   К 8 ноября противник продвинулся глубоко на северо-восток и захватил Тихвин. По итогам почти что месяца неудачных оборонительных боёв были сделаны оргвыводы. 9 ноября 1941 г. директивой Ставки ВГК во главе 4-й армии был поставлен генерал армии К. А. Мерецков, а генерал-лейтенант В. Ф. Яковлев освобождён от занимаемой должности и направлен командовать одной из оперативных групп армии, созданных новым командующим 10 ноября.
   Оперативных групп в 4-й армии было три: северная, восточная и южная. Северная оперативная группа состояла из двух стрелковых полков 44-й стрелковой дивизии и переброшенных к этому времени по указанию Ставки ВГК из 7-й армии 46-й танковой бригады и 1067-го стрелкового полка. Восточная оперативная группа включала в свой состав 191-ю стрелковую, 27-ю кавалерийскую дивизии, один стрелковый полк 44-й стрелковой дивизии, 121-й танковый полк 60-й танковой дивизии, 128-й отдельный танковый батальон и 65-ю стрелковую дивизию из резерва Ставки ВГК. Южная оперативная группа (которую, собственно, и возглавил пониженный в должности генерал-лейтенант В. Ф. Яковлев) состояла из 4-й гвардейской, 92-й, одного стрелкового полка 292-й стрелковой дивизий и 120-го танкового полка 60-й танковой дивизии.
   Помимо прорыва на Тихвин к концу октября довольно опасным стало продвижение I армейского корпуса к Волхову. Здесь немецкое командование рассчитывало через Волховстрой выйти к Ладожскому озеру в районе Нов. Ладога (20 км севернее Волхова) с целью окружения и уничтожения войск 54-й армии на южном берегу озера. Одновременно такой манёвр угрожал создававшейся Дороге жизни в Ленинград по Ладожскому озеру. В связи с продвижением противника на Волхов по распоряжению Ставки ВГК наступательные действия 54-й армии по деблокаде Ленинграда были прекращены. Первоочередной задачей армии, которую с 24 октября возглавил генерал-майор И. И. Федюнинский, стала оборона Волхова.
   Вместе с тем глубокое продвижение на восток и северо-восток привело к растяжке флангов наступающих XXXIX моторизованного и I армейского корпусов. Начав наступление на фронте в 70 км ударная группировка немецких войск растянулась на фронте свыше 350 км. Это потребовало тратить время и силы на защиту флангов в ущерб направлению главного удара. Назначенный 11 ноября командиром XXXIX моторизованного корпуса генерал-лейтенант фон Арним в своём первом приказе поставил подчинённым ему войскам следующую задачу: 
   «Задачей XXXIX корпуса является остановка у Тихвина и дальнейшее продвижение на юго-восточном фланге корпуса в направлении Петровское-Крестцы. Только после окончания этих сражений 20-я моторизованная пехотная и 8-я танковая дивизии смогут использовать большие силы в районе Тихвина».
   Прибытие частей из 7-й армии и новый энергичный командующий позволили рано утром 11 ноября провести контрудар по только что занявшим Тихвин частям. Подошедшие из 7-й армии 46-я танковая бригада и 1061-й стрелковый полк во взаимодействии с подразделениями 44-й и 191-й стрелковых дивизий с ходу атаковали противостоявшего противника и, отбросив его на 12—13 км, продвинулись к северной окраине Тихвина. Дальнейшее продвижение советских войск было остановлено, но и движение немецких войск не последовало.
   Таким образом, дальнейшее продвижение противника на тихвинском направлении в результате оборонительных действий советских войск, сочетавшихся с контрударами в районах Малой Вишеры и Тихвина, было окончательно остановлено. План немецкого командования по соединению с финскими войсками на р. Свирь оказался сорванным. Но с выходом противника в район Тихвина железная дорога, связывавшая через Ладожское озеро город Ленинград и оборонявшие его войска с тылом страны, оказалась перерезанной. В связи с этим положение осаждённого города ещё более осложнилось. Требовались срочные меры по исправлению сложившейся ситуации. Тем более что остановка у Тихвина и распыление сил на широком фронте создали благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление с целью срезания глубоко вбитого в оборону выступа.
   Участвовавшие в наступлении на Тихвин немецкие танковые дивизии были существенно ослаблены. В 12-й танковой дивизии на 10 ноября осталось 58 танков. Ещё слабее была 8-я танковая дивизия. Танковый полк соединения на 19 ноября насчитывал всего 9 Pz.II, 21 Pz.38(t), 6 Pz.IV и 2 командирских танка. В артиллерийском полку 8-й дивизии оставалось восемнадцать 10,5-см лёгких полевых гаубиц, две 15-см тяжёлых полевых гаубицы и три 10-см пушки К-18. В соединении в целом 70% всех транспортных средств вышли из строя: Соединение потеряло с начала войны до 19 ноября: 1206 убитыми, 4377 ранеными и 122 пропавшими без вести. Gefechtsstärke (число солдат и офицеров подразделений дивизии, непосредственно участвующих в бою) 8-го мотопехотного полка составляла 8 офицеров и 289 унтер-офицеров и солдат, 28-го мотопехотного полка – 14 офицеров и 499 унтер-офицеров и солдат. Соединение, которое летом 1941 г. длительное время лидировало наступление XLVI моторизованного корпуса Э. фон Манштейна, было уже изрядно потрёпано. Резервом личного состава в условиях отсутствия пополнения стали «безлошадные» водители автомобилей и солдаты тыловых служб.
 
Тихвинская наступательная операция (10 ноября – 30 декабря 1941 г.).
   Несмотря на в целом неудачные боевые действия 4-й армии на тихвинском направлении в начале ноября 1941 г., она получила в своё распоряжение значительные силы. В состав армии в течение октября и ноября были переданы пять стрелковых, одна танковая дивизии, одна танковая бригада и два танковых батальона. Эти силы вполне можно было использовать для матча-реванша за Тихвин против XXXIX моторизованного корпуса.
   Благодаря переброске войск с других направлений в 4-ю, 54-ю и 52-ю армии к середине ноября соотношение сил несколько изменилось в пользу советских войск. Это было необходимым условием для перехода в контрнаступление.
   Группировка и положение наших войск к началу перехода их в контрнаступление были следующие. 54-я армия имела в своём составе одиннадцать стрелковых, одну танковую дивизии, две стрелковые и две танковые бригады и два стрелковых полка. Три стрелковые дивизии, одна стрелковая и одна танковая бригады этой армии оборонялись фронтом на запад против немецких войск, действовавших в синявинском выступе. Остальные силы вели оборонительные бои южнее ст. Войбокало и Волхов, сдерживая наступление I армейского корпуса в составе трёх пехотных дивизий. 4-я армия в составе пяти стрелковых, одной танковой и одной

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru