Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 54 -

   Военные трибуналы союзников и европейские суды привлекли многих гиммлеровских сподвижников к ответственности. Были казнены: комендант Аушвитца Хёс, высшие эсэсовские и полицейские чины Фридрих Йеккельн и Раутер, начальники главных управлений Кальтенбруннер, Поль и Далюге, командиры оперативных групп Олендорф и Науман, почетные фюреры СС Грайзер, Форстер и Зайсс-Инкварт. Большинство же из них остались живы, отделавшись довольно мягкими наказаниями. Так, из 30 высших эсэсовских и полицейских чинов вышли на свободу 16, из 12 начальников главных управлений – 6, из 6 начальников управлений главного управления имперской безопасности – 3, из 8 командиров оперативных отрядов, действовавших в России, – 3. Значительное число командиров, получив различные сроки тюремного заключения, было затем амнистировано.
   Некоторым зловещим фигурам из эсэсовской преисподней удалось скрыться. Одним из них был Айхман, на след которого, однако, в 1960 году вышли израильские агенты, через два года похитили и приговорили в Иерусалиме к смертной казни. Из числа оставшихся необнаруженными можно назвать Алоиса Брукнера, Гюнтера, Даннэккера, Рётке, шефа гестапо Мюллера и начальника концлагерей Глюкса.
   Основная масса рядовых эсэсовцев попала в лагеря для военнопленных, и судьба их не шла ни в какое сравнение даже с теми, кто был осужден. В деревянных бараках и союзнических лагерях шли бесконечные дебаты побежденных и разочарованных людей, упрямцев, охваченных стыдом и сломленных. Их мучили совесть и ощущение вины, перед ними вставал вопрос: как же это могло произойти, что молодые люди их поколения могли так просто и даже с воодушевлением превратиться в орудие насилия, верных слуг извращенно понимаемых понятий преданности и чести, стать слепыми исполнителями воли фюрера?
   Конечно, при этом находились различные отговорки и даже появилась трактовка коллективной вины всего народа. И в то же время были люди, пытавшиеся разобраться в истоках произошедшего. Видимо, в них самих было заложено нечто, позволившее им без раздумий окунуться в варварство и быть увлеченными безумной идеей власти, характерной для потерявших голову мещан. Перед их глазами, как в кино, проходила история СС, история потерянного поколения, выросшего в условиях черного пессимизма антибуржуазного культа и прельщенного орденом, обещавшим прелести первобытного сообщества на службе якобы гениального человека и благородной идеи.
   Они вступали в орден с удвоенными победными рунами, поскольку он удовлетворял два самых страстных желания немцев – принадлежности к военному содружеству, что обеспечивало славу, надежность и блеск военных игр, и стремления стать частью тайной элиты – всемогущего тайного общества, ибо многие представляли себе политику и деятельность правительства как проявление воздействия оккультных сил, тайных кружков и серых кардиналов. «Черный орден» мог обеспечить своим членам немедленное превращение в господ нации, представителей секты избранных благородных людей.
   Они верили во все, что им втолковывалось и вдалбливалось: народное сообщество, служба отечеству, новый социальный порядок, не замечая даже, что орден спускал их все ниже и ниже, ступень за ступенью, превращая в банду громил и бессловесных прислужников диктатора и его клики, не имевших совести и ничего не признававших. 30 июня 1934 года, в «ночь длинных ножей», начался отсчет внутренней ущербности СС. Было положено начало падения в пропасть и уничтожения шаг за шагом свободы, норм приличия, человечности да и самой империи. А ведь слово «рейх» было постоянно у всех на устах.
   «Сказали ли мы сами себе „нет“, хотя бы в душе, когда наши войска после Мюнхена вторглись в Чехословакию? – воскликнул во время одной из лагерных дискуссий бывший унтерштурмфюрер СС Эрих Кернмайр. – Нет, тысячу раз нет. Мы были опьянены сознанием собственной силы: перед нами лежал весь мир. И это воздействовало подобно наркотику».
   Одержимость идеей власти взорвала все границы и нормы. В определенной степени это объяснялось не только магией диктатора, но и верой немцев, выработанной веками, в то, что правительство не может поступать неправильно. К тому же при столкновении частного с общественным верх брало общественное.
   Кровавая история охранных отрядов связана с историей древнегерманского национального государства, а деятельность их выражает гипертрофию национализма. Поняли ли немцы, и прежде всего «бывшие», этот урок истории? Я, например, ответа на этот вопрос дать не могу.
   Представленные в данной книге материалы являются документами потрясающей силы, свидетельствующими о безумии стремления к власти, предостережением и призывом к ответственности всех, кому дорого будущее Германии.

ПРИЛОЖЕНИЕ

«ФЁЛЬКИШЕР БЕОБАХТЕР» -
 
   ежедневная газета, официальный орган НСДАП.
   Основана в 1919 г. на базе выходившей еще до Первой мировой войны еженедельной газеты националистического характера «Мюнхенер беобахтер». Вначале выходила дважды в неделю под патронажем общества «Туле» и имела в основном антисемитскую направленность.
   После того, как в конце 1920 г. газета оказалась в трудном финансовом положении, ее выкупили члены немецкой рабочей партии Дитрих Эккарт и Эрнст Рем, получившие от командующего рейхсвером в Баварии генерал-майора Франца фон Эппа 60 тыс. марок и превратившие ее в партийный рупор. Гитлер установил контроль над газетой в 1921 г. после того, как стал лидером НСДАП.
   С февраля 1923 г. газета стала ежедневной и большего объема. В течение пяти лет главным ее редактором был Альфред Розенберг. Материалы газеты носили националистический и антисемитский характер, касались расовой доктрины. В ней, в частности, печатались «Протоколы сионских мудрецов» и т. п.
   В конце сентября 1923 г. «Фёлькишер беобахтер» подвергла нападкам генерала Ханса фон Зеекта155155], командующего вооруженными силами Веймарской республики, назвав его «врагом народнического движения и пешкой в руках жидо-масонских элементов», а заодно обвинила его в том, что он женат на еврейке. Разъяренный фон Зеект приказал генералу Отто фон Лессову, командующему мюнхенским гарнизоном, закрыть газету, применив в случае необходимости силу. Однако генеральный комиссар Баварии Густав фон Кар отказался санкционировать такой приказ на том основании, что это, мол, может повредить общественной безопасности. Лишь после пивного путча 1923 г. нацистская партия и газета «Фёлькишер беобахтер» были запрещены властями.
   Выпуск газеты был возобновлен 26 февраля 1925 г.. В тот день номер вышел с большой передовицей, написанной Гитлером, под заголовком «Новое начало». Этот период был нелегким испытанием для единства нацистской партии – на партийных диспутах между правым и левым крылом нацистского движения Гитлера подвергали суровой критике. В августе 1926 г. Геббельс публично порвал с Грегором и Отто Штрассерами, приверженцами социалистического пути развития партии, громко осудив их со страниц «Фёлькишер беобахтер»:
   «Только теперь понял я, кто вы такие: революционеры на словах, а не на деле. Мы преклоняемся перед фюрером. Мы чувствуем, что он величественнее нас всех вместе взятых, величественнее, чем вы и я. Он – орудие божественной воли, который определяет историю со свежей созидательной страстностью».
   Подобная лесть стала обычной на страницах газеты, которую Гитлер использовал в собственных интересах для достижения политической власти. Статьи Гитлера пестрили предупреждениями об опасности для Германии в случае, если вместо национал-социалистов к власти придут коммунисты. Геббельс также не стеснялся использовать страницы газеты для статей, в которых он, от третьего лица, расписывал собственные «выдающиеся достижения».
   В 1927 г. Геббельс основал собственный печатный орган – газету «Ангрифф», издававшуюся в Берлине. Если «Фёлькишер беобахтер» выходила утром в Мюнхене и появлялась в столице лишь двенадцать часов спустя, то «Ангрифф» оказывалась на улицах еще до полудня.
   В 1932 г. «Фёлькишер беобахтер» вновь испытала серьезные финансовые трудности. Владелец типографии Адольф Мюллер несколько раз угрожал прекратить печатание газеты, если не будут оплачены предыдущие тиражи.
   «Фёлькишер беобахтер» разоряет меня, – жаловался Мюллер, – хорошо еще, что я имею неплохой доход от католических газет".
   Обеспокоенного Гитлера выручил генерал Курт фон Шляйхер, оплатив все долги НСДАП и типографские счета из бюджета рейхсвера.
   С первых дней 2-й мировой войны «Фёлькишер беобахтер» начала с большим пафосом описывать славные победы вермахта, при этом не очень беспокоясь о достоверности.
   Газета закончила свое существование вместе с третьим рейхом в мае 1945 г.
 
СС – ЧЕРНЫЙ ОРДЕН
 
   "Гиммлеру, да и Гитлеру, нужно было не просто сборище дебоширов и преступных элементов, какими являлись СА и СС на первом этапе, а боевое объединение преданных фюреру дисциплинированных воинов, нечто сугубо военное и в то же время… не военное. Нацисты и их элита называли себя не солдатами, а бойцами, и в 1940 году Гиммлер даже сказал; «Юные немцы, которые выделяются своим поведением и характером, хотят быть больше, нежели солдатами…»
   Для Гиммлера СС была более, чем клика партийных фанатичных людей, уничтожавших врагов третьего рейха. Это был превозносимый им орден нордической расы – таинственное братство, навеянное рассказами о тевтонских рыцарях и средневековыми легендами. По заявлениям многих исследователей СС, это был орден, сколоченный по принципу иезуитского ордена. Сам Гитлер неоднократно называл Гиммлера «моим Игнатием Лойолой».
   Первое, что сделали создатели ордена, – до крайности затруднили вступление в него. В середине 1933 года Гиммлер вообще прекратил на время прием в СС новых членов. За период с 1933 по 1935 годы из СС было исключено 60 000 человек. Сам Гиммлер заявлял об этой чистке: «Ни один человек не был больше принят. И с конца 1933 до конца 1935 годов мы исключили всех, кто нам не подходил».
   В основу отбора был положен расовый принцип. «Родословные» эсэсовцев должны были быть стопроцентно «чистыми». Требование расовой чистоты распространялось также и на жен эсэсовцев. В 1931 Гиммлер издал приказ о разрешении на вступление в брак.
   Чтобы попасть в СС надо было пройти через сито «расового отбора». Практически все свелось к бумажкам – анкете. Причем требования для офицеров и низших чинов немного отличались. Низшие чины должны были представить справки, о том, что их предки с 1800 года являлись арийцами; командирам или кандидатам в командиры требовалось засвидетельствовать, что их прямые родственники с 1750 года не имели примеси неарийской крови. Представлялась и фотография кандидата в полный рост.
   "Доктор Бруно Шульц, хауптштурмфюрер СС и профессор, на основе изысканий расовых теоретиков создал специальную шкалу, разбив всех возможных кандидатов на пять групп: 1) чисто «нордическая» группа; 2) преобладающе «нордическая» или «фалическая» группа; 3) группа, «состоящая из гармонически смешанных людей обеих рас» с «легкой примесью альпийской, динарской и средиземноморской крови»; 4) группа «гибридов, где преобладает альпийская или восточная, кровь»; 5) группа «метисов неевропейского происхождения». Претендовать на вступление в СС могли только те люди, которые принадлежали к первым трем группам. Однако Гиммлер уверял, что через несколько десятков лет членами СС будут исключительно чистые арийцы (нордическая группа), а через 120 лет весь немецкий народ превратится в голубоглазых и светловолосых викингов.
   Кроме того, кандидат должен был обладать определенными, строго нормированными пропорциями. У эсэсовца не должно было быть непропорциональной фигуры.
   Если в кандидате не нашли особых физических изъянов, и он прошел по анкетным данным, это еще не означало, что сей счастливчиксразу стал полноправным эсэсовцем. Ему предстоял еще долгий путь. 9 ноября, в очередную годовщину пивного путча, кандидата объявляли новобранцем и разрешали облачиться в черную форму, но без петлиц. Следующий этап наступал 30 января: новобранец получал предварительное удостоверение эсэсовца. Еще через несколько месяцев, 20 апреля, в день рождения Гитлера, новобранец получал петлицы и постоянное эсэсовское удостоверение, после чего приносил присягу Гитлеру:

"Клянусь тебе, Адольф Гитлер,
Фюреру и канцлеру германского рейха,
Быть верным и храбрым,
Храня послушание до самой смерти".
 
   Клятва офицеров СС была строже, например клятва генерала звучала так:

«Будучи генерал-лейтенантом СС, я обязуюсь со всей строгостью следить за тем, чтобы в СС попадали лишь люди, полностью отвечающие ее высоким стандартам, каковы бы ни были заслуги их родителей или предков. Я не отступлю от этого правила, даже если мне придется отвергнуть своих собственных сыновей, дочерей или родственников. Помимо этого я обязуюсь следить за тем, чтобы каждый год не менее четверти кандидатов в СС были из людей, не являющихся сыновьями членов СС. Клянусь соблюдать эти обязательства, не нарушая верности нашему фюреру Адольфу Гитлеру и не посрамив чести своих предков, да поможет мне Бог».
 
   Суперторжественно проходило посвящение в эсэсовцы в «особых отрядах» СС. Его приурочивали к годовщине пивного путча – церемонию устраивали в 22 часа, то есть в полной темноте, в Мюнхене около Фельдхернхалле. Зачастую на церемонии присутствовал сам Гитлер. При свете факелов тысячи эсэсовцев приносили клятву.
   Если члены «особых отрядов» СС становились полноправными эсэсовцами через год после того, как они проходили первый экзамен, то члены «общей СС» подвергались дополнительной обработке. Дав клятву верности фюреру 20 апреля, они сдавали спортивные нормы, ибо им вменялось в обязанность получить спортивный значок. Далее новобранец проходил «теоретический курс», вызубривал «вопросы» и «ответы» и сдавал экзамены.
   1 октября новобранец шел отбывать трудовую повинность, а потом его призывали на короткое время в вермахт. Только после этого, получив хорошую характеристику от командиров вермахта, он снова возвращался в СС и 9 ноября становился уже стопроцентным эсэсовцем. На сей раз, он приносил новую присягу: клялся, что выберет себе подругу жизни, «исключительно исходя из расового наследственно-здорового принципа», а также с согласия ведомства по расовым вопросам или самого Гиммлера, и только после этого кандидат становился полноправным членом СС.
   Препоны, стоявшие перед кандидатами, были совершенно необходимы: будущий эсэсовец сразу должен был понять, что он вступает в святую святых нацистского государства – в элитную организацию. Он должен был уверовать в то, что причислен не просто к элите, а к двойной элите: немцы – элита наций, эсэсовцы – элита немцев.
   Американский исследователь СС Джон М. Стейнер пишет, что все эсэсовцы «были убеждены, что они являются расовой элитой. Вследствие этого охранные отряды считали и своим долгом, и своим „правом“ решать, имеют ли остальные право на существование…»
   Пребывание в СС сопровождалось целым рядом ритуалов. Существовавший свод правил ставил эсэсовцев в совершенно особое положение. Значение этих правил заключалось в том, что даже прямые привилегии эсэсовцев – они не проходили обязательной службы в вермахте, им больше платили, нежели всем остальным кадровым военным, – облекались в форму некой идеологической аскезы по принципу: кому больше дано, с того больше и спросится.
   Эсэсовцы не подчинялись юрисдикции обычных судов. Для них существовали собственные суды.
   Существовали и другие особые правила для СС, имевшие чисто «декоративное» значение: эсэсовцам разрешались дуэли, «каждый эсэсовец имеет право и обязанность защищать свою честь силой оружия», – утверждал Гиммлер. Проштрафившийся эсэсовец имел возможность покончить жизнь самоубийством. Правда, в обоих случаях требовалось разрешение начальства и соблюдение массы бюрократических формальностей.
   Эсэсовцы со стажем носили на безымянном пальце правой руки кольцо с изображением мертвой головы. Особо доверенные лица получали «кинжал чести» и почетные кортики. Кому именно вручалось почетное оружие, зависело лично от Гиммлера. Только эсэсовцы, окончившие юнкерские школы, автоматически получали кортики.
   Кроме того, существовало множество церемоний и обрядов, в которых эсэсовцам было необходимо участвовать. У всех эсэсовцев были особые праздники. Даже рядовые «бойцы» не справляли ни рождества, ни нового года, ни пасхи.
   Самыми главными семейными праздниками эсэсовцев считались бракосочетание и рождение ребенка. Эсэсовцы не венчались в церкви. На свадьбу приходили сослуживцы и обязательно начальник. Начальник держал речь, брачующимся преподносили хлеб-соль и вручали серебряную чашу. Новорожденный также получал эсэсовский подарок – серебряную чашу, серебряную ложку и голубой шелковый бант. На похоронах опять же произносил речь командир эсэсовского отряда.
   Вместо рождества все эсэсовцы праздновали день «зимнего солнцестояния», а также «солнцеворота» (день весеннего равноденствия), и далее, как и вся Германия, -день рождения Гитлера, годовщину пивного путча и годовщину захвата власти.
   Однако настоящая мистика начиналась на тех ступенях эсэсовской иерархии, где находился сам Гиммлер и его ближайшее окружение.
   Гиммлер верил в черную магию, переселение душ, запросто «общался с духами», советовался с гадалками и астрологами.
   Кроме того, Гиммлер отождествлял себя то с мифическим королем бритов Артуром, то с королем Генрихом, дух которого якобы являлся к нему и давал ценные указания.
   В качестве Артура рейхсфюрер СС соблюдал довольно сложный ритуал. За его столом всегда сидело ровно 12 человек. В СС он имел 12 обергруппенфюреров, которые считались высшими иерархами ордена. Эти двенадцать имели свои гербы, разработанные и изготовленные художниками и мастерами отдела «Наследия предков».
   В то же время Гиммлер не забывал и короля Генриха I. 2 июля 1936 года, якобы в день тысячелетия со дня смерти Генриха I, Гиммлер поклялся в Кведлинбургском соборе своему тезке, что «закончит его дело… порабощения славян». В 1937 году в Кведлинбургский собор были перенесены останки Генриха I, и Гиммлер заявил, что этот собор должен стать местом паломничества эсэсовцев. Сам Гиммлер несколько лет подряд в годовщину смерти Генриха I отправлялся в собор и ровно в полночь шел в склеп под алтарем, где вел беседы с прахом короля.
   Основным орденским замком был замок Вевельсбург. Еще во время нацистской предвыборной кампании в январе 1933 года Гиммлер путешествовал по Вестфалии, и романтический замок Гревенбург произвел глубокое впечатление на него. Он задумался о приобретении такого же замка для целей СС. 3 ноября 1933 года Гиммлер с членами комиссии СС посетил Вевельсбург и остановил свой выбор на этом замке.
   В 1934 году он за символическую плату в одну марку в год арендовал разрушающийся замок в Вестфалии. Крепость, известная как Вевельсбург, якобы была построена гуннами. Свое название она получила от рыцаря по имени Вевель фон Бюрен. Во время средневековых междоусобиц в замке скрывались падерборнские епископы. В XVII веке крепость была перестроена и приняла современный вид.
   Гиммлер намеревался превратить замок в духовный центр СС, открыть там юнкерскую школу для офицеров СС. В его штабе был даже образован отдел «Вевельсбург» под началом штандартенфюрера СС Тауберта.
   Первоначально замок использовался как музей и колледж идеологического образования для офицеров СС в рамках главного управления по вопросам расы и переселения, но уже в феврале 1935 года перешел под контроль штаба рейхсфюрера СС.
   Подтолкнул к радикализации концепции Вевельсбурга некто Вилигут, сопровождавший Гиммлера во время его визитов в замок. Вилигут предсказывал, что замку суждено стать магическим местом в будущей борьбе между Европой и Азией. Его идея опиралась на старую вестфальскую легенду, нашедшую романтическое выражение в поэме XIX века. В ней описывалось видение старого пастуха о «битве у березы», в которой огромная армия с Востока будет окончательно разбита Западом. Вилигут сообщил эту легенду Гиммлеру, утверждая, что Вевельсбург станет бастионом, о которой разобьется «нашествие новых гуннов». Карл Вольф вспоминал, что Гиммлер был весьма тронут идеей Вилигута: она удоволетворяла его собственное представление о будущей роли СС в деле защиты Европы в грядущей конфронтации Запада и Востока.
   После того, как Гиммлер арендовал Вевельсбург, замок был перестроен (перестройкой и модернизацией замка занимался архитектор Бартельс).
   В итоге над гигантским залом – столовой в южном крыле были устроены личные покои самого рейхсфюрера СС, в том числе огромное помещение для коллекции оружия и библиотека с 12 000 томов. Рядом находился зал заседаний и судебный зал. В том же южном крыле архитектор разместил апартаменты Гитлера. В замке находились комнаты для двенадцати приближенных Гиммлера, которые регулярно заседали в главном зале – тридцатипятиметровой длины и пятнадцатиметровой ширины – с круглым дубовым столом посередине, сидя в огромных креслах, обитых свиной кожей и украшенных гербами. По словам исследователя СС Хене, эти заседания сильно походили на спиритические сеансы.
   Подвал Вевельсбурга был переоборудован в зал высших начальников, в котором должны были сжигаться гербы высших начальников СС в случае их смерти.
   Окончательный план Вевельсбурга отражает гиммлеровский культ СС. Главным залом замка была огромная круглая комната под сводом в северной башне, украшенной гербом рейхсфюрера СС; ниже, в зале обергруппенфюреров СС, проводились повседневные церемонии. Во флигилях замка распологались учебные комнаты, названые и оформленные в честь героев «нордической мифологии»: Видукинда, короля Генриха, Генри Льва, короля Артура и Грааля. Планы местности, датируемые 1940-1942 годами предпологают перемещение окружающих деревень на значительное расстояние и строительство грандиозного архитектурного комплекса, состоящего из залов, галерей, башен и башенок, крепостных стен, выполненных в форме полукруга на склоне холма основной защиты первоначального средневекового замка. Проект должен был быть закончен к 1960 году. Гиммлер, по – видимому мечтал о создании Ватикана СС, центра тысячелетнего великого германского рейха.
   На модернизацию Вевельсбурга было потрачено 13 млн. марок.
   Однако Вевельсбург мыслился Гиммлеру только как начало: рейхсфюрер СС хотел, чтобы «в каждом штандарте был создан культурный центр немецкого величия и немецкого прошлого и чтобы его привели в тот порядок и в то состояние, какое было бы достойно народа с древней культурой…»
 
ОБЕРЕГОВАЯ СИМВОЛИКА СС

Помимо эмблемы «мертвой головы» символом элитарности и братства СС служили руны, которые со временем обрели почти оккультный священный статус. Так в боевом гимне CC «Мы все из СС» была такая строка: «Мы все готовы к битве, в которую нас ведут руны и мертвая голова».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru