Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 41 -

   Гиммлер применял и собственные методы воздействия на непослушных: грубые окрики (из практики школьного учителя), слежка даже за высокопоставленными руководителями, дача одного и того же поручения нескольким фюрерам, введение системы контроля. Постоянные порицания преследовали единую цель – напомнить самым различным фюрерам, что единственным источником их власти является рейхсфюрер.
   Так, например, он заявил бригадефюреру СС Хинце: Я дал вам шанс стать фюрером СС и полиции. Если вы не поймете этого и проявите непослушание или манию величия, или же ударитесь в пьянство, то будете сами виноваты в том, что из вас ничего не получится".
   Через некоторое время в его адрес последовал очередной окрик: «Доложитесь обергруппенфюреру СС Джеккельну, как вам было приказано. Надо не говорить, а работать».
   Оберфюрер СС, профессор, доктор Арнольд Вальдшмидт получил следующий нагоняй: «В будущем ожидаю от вас, как от старого члена партии и СС, что вы будете неукоснительно придерживаться мнения фюрера. На этот раз, хотя вы и нанесли ущерб престижу СС и германизму, я не сделаю никаких выводов. Но разрешения на выезд за рубеж вы пока не получите».
   Даже самые опытные обергруппенфюреры получали различные указания. Так, верховный представитель СС и полиции Юго-Запада получил депешу: «Напоминаю вам, что в нынешние трудные времена необходимо, наконец, проявить жесткость и соответствующий размах, дабы положить конец паническим настроениям».
   А к старому сопернику и другу, с которым они были на «ты», оберстгруппенфюреру СС Курту Далюге, Гиммлер обратился с призывом:
   «Заклинаю тебя навести железною рукою необходимый порядок и покончить с чиновничьим духом, вырвав его с корнем раз и навсегда».
   Рейхсфюрер вмешивался даже в семейную жизнь своих подчиненных.
   16 мая 1944 года он написал верховному представителю в Дании: «Прошу вас провести с женою необходимую воспитательную работу, чтобы она прекратила высказывать громко свое мнение о политических делах в оккупированной нами стране и о самом гауляйтере где ни попало. У меня сложилось впечатление, что вы не оказываете своей молодой жене должного внимания и не воспитываете ее так, как это следует делать фюреру СС».
   Вместе с тем он дал указание следить за высшим руководящим составом СС и докладывать ему о любых неполадках в их семейной жизни. Многих из них буквально преследовали анонимные письма.
   То, что Гиммлер придавал большое значение анонимным «сигналам», почувствовал на себе обергруппенфюрер СС Освальд Поль, начальник главного административного управления штаба СС, который должен был дать объяснение рейхсфюреру по поводу одного такого письма. А в нем утверждалось, будто бы его шурин, руководитель немецкого Красного Креста, занимался хищениями из подчиненного ему склада этой организации в Нойбабельсберге. Когда Поль прочитал эту пачкотню, он написал сал письмо гиммлеровскому секретарю Брандту, в котором выразил свой протест против придаваемого рейхсфюрером внимания подобным «сообщениям»:
   «Отношение рейхсфюрера к анонимкам вызывает недоумение и отрицательную реакцию у большинства наших людей. Я лично бросаю каждое такое письмо туда, где ему надлежит быть – в огонь камина».
   К такой критике Гиммлер отнесся с яростью и продиктовал циркуляр, датированный 29 августа 1941 года: «Поскольку до сих пор принято, что характеристику подчиненным дают их начальники, я и впредь буду квалифицировать группенфюреров и обергруппенфюреров по количеству анонимных писем, поступающих из их округов».
   Один фюрер СС контролировал другого. Так, обергруппенфюрер СС Вольф переправил группенфюреру Кальтенбруннеру полученное им донесение, из которого явствовало, что группенфюрер использует казенный бензин для поездок к семье. Бригадефюрер Олендорф преподнес обергруппенфюреру Вольфу сообщение, что тот слишком часто пользуется служебной автомашиной для доставки на свою квартиру бесчисленного количества уток и гусей.
   Осуществляя контроль за подчиненными, Гиммлер пользовался, кроме того, услугами лиц, не состоящих в СС. Еще в 1940 году он привлек для этих целей человека, очень скоро ставшего самым ненавистным для членов «черного ордена». Это был доктор Рихард Корхер, убежденный католик и один из лучших статистиков рейха. Вюрцбургское партийное правление характеризовало его как человека «боязливого, несколько стеснительного, легко возбуждающегося и с повышенной чувствительностью». Он менее всего подходил бы на роль лица, должного обуздать грубых и самолюбивых эсэсовских руководителей. Гиммлер назначил его инспектором по вопросам статистики при своем штабе с задачей проверки документации главных управлений. Начальники их тут же объединились, чтобы прибрать его к рукам, а Бергер попытался привлечь на свою сторону, предложив: «Корхер, переходи ко мне. Я сделаю тебя штандартенфюрером». Но тот отказался. Вскоре Корхер обнаружил, что различные начальники приукрашивают деятельность своих управлений не только по малому, но и по большому счету. Более того, подсчитав численность сотрудников, он сделал вывод, что из них можно сформировать три боеспособные дивизии, не нанеся при этом никакого ущерба административной работе.
   Донесения о детской смертности были, как правило, вымышленными или искаженными. Так, главный врач «лебенсборна» доктор Грегор Эбнер показывал вместо восьми всего четыре процента смертности новорожденных.
   Когда группенфюрер СС Грайфельт, начальник управления штаба, доложил, обойдя Корхера, о проведении выставки картин в Познани, тот возмутился, сказав, что его пытаются поставить перед совершившимися фактами, и пригрозил «закрыть свою лавочку вследствии пассивного противодействия со стороны начальников главных управлений и попросить рейхсфюрера СС освободить его от неблагодарной работы».
   Между статистиком и главными управлениями началась открытая война. В своих жалобах рейхсфюреру СС они докладывали о «немыслимом поведении Корхера», неправомерном использовании им служебной автомашины и тому подобном. Бергер заявил даже, что «место Корхера – среди покойников».
   Обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, новый начальник главного управления по расовым вопросам и поселениям, вызвал к себе Корхера 12 августа 1943 года на беседу, в ходе которой обвинил его в незаконном присвоении прав цензуры. Далее о происшедшем Корхер доложил Гиммлеру: «Когда я собрался уходить, Хильдебрандт заявил: „Я не потерплю ваших грубых и глупых выходок“, на что я ответил: „Это касается прежде всего – вас“. Отдав честь, я направился к двери. Обергруппенфюрер вскочил, догнал меня и залепил две пощечины, крикнув: „А теперь убирайтесь!“. Отвечать на это хамство я не стал и ушел».
   Корхер ожидал реакции Гиммлера, но тот ничего не предпринимал.
   Со стороны Хильдебрандта последовало лишь неуклюжее извинение и то не самому Корхеру, а в адрес Гиммлера. Хильдебрандт написал:
   "Глубокоуважаемый рейхсфюрер! Прошу покорно передать оберрегирунгсрату доктору Корхеру мое сожаление по поводу случая моего рукоприкладства по отношению к нему. Хайль Гитлер!
   Ваш Хильдебрандт".
   Рихард Корхер понял, что Гиммлер, по всей видимости, не в состоянии защитить своего инспектора и направился в Регенсбург, где создал по заданию рейхсфюрера научно-статистический институт. Теперь он стал недосягаемым для начальников главных управлений.
   Эпизод с Корхером показывает, сколь самостоятельными стали позиции главных управлений и ведомств в рамках СС. Правда, они действовали сплоченно только в случаях общей опасности, обычно же каждый из них шел собственной дорогой.
   "Вместо того чтобы все организации СС, как того хотел Гиммлер, составляли единое целое, – дал свою оценку уже после войны оберфюрер СС Райнеке, – они, вследствие различий выполняемых ими задач, действовали разрозненно.
   Нередко каждая из организаций проводила в жизнь собственную политику. Взять хотя бы еврейский вопрос. Главное управление имперской безопасности преследовало цель уничтожения всех евреев, тогда как главное административно-хозяйственное управление штаба СС выступало за сохранение тех из них, кто был работоспособным. Главное управление имперской безопасности проводило к тому же в оккупированных районах России политику обращения с русским населением как с «недочеловеками», другое же главное управление СС выступало за формирование так называемой «русской освободительной армии» под немецким командованием. Гестапо в вопросах государственной безопасности занимало более жесткую позицию, чем СД, например, в отношении слушания радиопередач противника. Главное административно-хозяйственное управление пыталось вывести все предприятия и фирмы, принадлежавшие СС, из-под контроля государства, Олендорф же со своими приспешниками старался установить надзор над ними со стороны государственных органов.
   В Румынии проводились четыре разных направления политики СС: рекрутирование как можно большего числа лиц немецкого происхождения (главное управление СС), радикальный подход к ним (управление, занимавшееся вопросами «фольксдойчев»), враждебное отношение к фольскдойчам (отдел, возглавлявшийся штандартенфюрером СС Минке) и персональный подход (генеральный консул Родде).
   Наиболее отчетливо стремление к независимости отдельных организаций «черного ордена» видно на примере войск СС, наводивших ужас по всей Европе.

Глава 14

ВОЙСКА СС
 
   В маре 1942 года главное управление имперской безопасности представило Гиммлеру секретный доклад об отношении населения к войскам СС, в котором утверждалось, что они «завоевали своими делами уважение немцев». В особенности подчеркивались хорошие товарищеские взаимоотношения между офицерским и рядовым составом.
   Вместе с тем отмечалось, что из-за недостатка хорошо подготовленных в военном отношении офицеров допускались ненужные потери людей. К тому же войска СС, чтобы, как говорится, утереть нос вермахту, первыми ввязывались в боевые действия. Существовало и мнение, что они являлись своеобразными надсмотрщиками за военными. Их подготовка и воспитание личного состава велись таким образом, чтобы подразделения войск СС были готовы в случае необходимости выступить даже против собственных вооруженных сил. Пленных они не брали, уничтожая все и вся.
   Как ни в одной другой организации охранных отрядов, в войсках СС отражались многообразие и идеализм «черного ордена». И хотя Гиммлер создал для национал-социалистского режима гвардию, добивавшуюся многочисленных военных успехов на полях сражений, начальники ее были достаточно самостоятельны и не следовали слепо за идеологизированными фантазиями своего рейхсфюрера.
   Будучи гвардией партии, воспитанной на идеях бескомпромиссной борьбы идеологий и политики захвата чужих земель и богатств, войска СС с годами все более отходили от гиммлеровского ордена. Вторая мировая война постепенно превратила легионеров рейхсфюрера в нормальных солдат, мало чем отличавшихся от военнослужащих вермахта.
   Нюрнбергский трибунал, однако, заклеймил войска СС как «армию людей, находившихся вне закона», и кучку политических фанатиков, поставив ее солдат на одну ступень вместе с убийцами и громилами спецкоманд главного управления имперской безопасности и палачами из концентрационных лагерей.
   Бывшие офицеры вермахта могли бы несколько подкорректировать такое одностороннее представление о войсках СС, но многие из них промолчали. А ведь некоторые из них были когда-то рады, когда в боевых порядках рядом оказывались эти элитные части.
   Генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг назвал создание войск СС «игрой своевольного ребенка», а генерал Зигфрид Вестфаль обвинил эти войска в том, что они отбирали у вермахта резервы, лучшее вооружение и технику. Генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн считал даже, что «пролитая СС кровь не всегда оправдывала достигнутые результаты». У целого ряда вояк к тому же оказалась слабая память. Так, тот же Манштейн, заявивший в свое время, что именно благодаря контрудару дивизии СС «Рейх» в августе 1943 года удалось отбросить прорвавшиеся в районе Белгород – Валки советские войска и обеспечить возможность контрнаступательных действий немецких войск западнее Харькова, в своих мемуарах об этом и не вспомнил.
   Поэтому представители войск СС пытались доказать то, что, по сути дела, этого и не требовало: войска СС оставались, прежде всего, обычными войсками. Среди авторов мемуаров такого рода следует отметить обергруппенфюрера СС генерал-полковника в отставке Пауля Хауссера, а также представителей сообщества солдат бывших войск СС. Вместе с тем, приводя фиктивные цитаты Гитлера и манипулируя датами, они стремились показать аполитичность не только войск СС, но и их предшественников – подразделений особого назначения, возникших после введения в 1935 году всеобщей воинской обязанности.
   На самом деле история войск СС началась значительно раньше. Хроника их отмечается в первые же месяцы после взятия национал-социалистами власти в свои руки, когда появились первые вооруженные подразделения. Они имели сначала легкое стрелковое оружие и предназначались для терроризации еще не до конца разгромленных демократических организаций.
   Как правило, эти подразделения, считавшиеся охраной районных партийных организаций, насчитывали до 100 человек. Завершив свое объединение, они получили наименование команд спецназначения и выступали в качестве вспомогательной полиции, поскольку денежное содержание должны были получать в управлениях полиции земель. Если такие команды имели в своем составе по нескольку рот, они получали наименование подразделений «политической готовности» с полной военной структурой: отделения, взводы, роты (штурмы) и батальоны (штурмбаны).
   Вскоре сеть таких команд покрыла всю территорию рейха. Ведя политический террор, они практически развязали гражданскую войну, апогеем которой явились события 30 июня 1934 года.
   Как мы уже отмечали, для своей личной охраны Адольф Гитлер создал специальное подразделение, поставив во главе его хитрого баварца из крестьян, крепыша Дитриха, 1892 года рождения, которому было присвоено звание группенфюрера СС. Он прошел хорошую жизненную школу, будучи сельскохозяйственным рабочим, слугой, солдатом, полицейским, смотрителем на табачной фабрике, таможенником. Дитрих часто сопровождал Гитлера в агитационных поездках и выступлениях по всей Германии, получив от товарищей по партии кличку «шофер». Вступив в партию в 1928 году, Дитрих сначала был задействован как курьер в нацистском издательстве Франца Эера в Мюнхене, затем принял участие в формировании охранного отряда в Южной Баварии, в 1931 году возглавил эсэсовский округ в Гамбурге, а после взятия власти нацистами был назначен начальником лейб-гвардии канцлера.
   Незадолго до этого он по указанию фюрера сформировал в основном из бывших мюнхенских охранников подразделение охраны штаба СС «Берлин», которое расположилось в Александровских казармах, неподалеку от вокзала электрички Фридрихштрассе. Через некоторое время его подразделение было усилено еще двумя ротами и передислоцировано в расположение спецкоманды СС. Осенью 1933 года, получив еще три роты, прошедшие обучение на войсковом полигоне в Ютербоге, подразделение развертывается в охранный батальон «Берлин» и размещается в бывших кадетских корпусах в берлинском районе Лихтерфельде.
   Военную подготовку батальон проводил на базе 9-го потсдамского пехотного полка. Товарищам Дитриха, бывшего обер-вахмистра, ставшего первым генерал-полковником войск СС, приходилось потом с трудом изыскивать его военные заслуги. В основном они указывали на то, что он пользовался популярностью в войсках СС, обладал естественным солдатским талантом. Знаний его, однако, не хватало даже на командование полком. Бывший обергруппенфюрер СС Вильгельм Биттрих вспоминал: «Я как-то попытался после получасового доклада пояснить „Зеппу“ Дитриху обстановку на фронте по карте. Но это оказалось бесполезным занятием, так как он так ничего и не понял».
   На подобные недостатки своего шефа гвардии Гитлер смотрел сквозь пальцы. По его мнению, ее подразделения не должны были становиться боевыми, а только охранными. Войскам СС была поручена внутренняя служба в новой имперской канцелярии. Двойные посты эсэсовцев в черной форме одежды с белыми портупеями, белыми перчатками и в белых рубашках должны были означить начало новой эры – создания еще одной военной силы наряду с рейхсвером.
   На нюрнбергском партийном съезде в сентябре 1933 года Гитлер присвоил охранному батальону название лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». Двумя месяцами позже, в десятую годовщину «пивного путча» в Мюнхене, штандарт принес присягу на вечную верность своему фюреру. Тогда никому и в голову не пришло, что тем самым была произведена миниатюрная революция в военно-политической и конституционной областях: лейбштандарт принес присягу канцлеру Адольфу Гитлеру, тогда как верховным главнокомандующим вооруженными силами был президент. Ведь канцлер не мог иметь собственные войска. Хотя штандарт и насчитывал в то время всего несколько сот человек, этот шаг Гитлера обнаружил его двойственную натуру. Гитлер мог использовать находившуюся в его личном подчинении вооруженную часть как в военном плане, так и в качестве инструмента политического террора, а в случае необходимости и против рейхсвера, традиционной вооруженной силы страны.
   Сомневающимся в этом был преподан кровавый урок 30 июня 1934 года, когда две роты лейбштандарта направили в Баварию с задачей внезапно напасть на собравшихся в Бад Висзее фюреров СА и всех их арестовать. Специальная команда во главе с Дитрихом, как мы уже отмечали выше, расстреляла тогда во дворе тюрьмы Штадельхайм в Мюнхене шесть видных руководителей СА. А в Берлине оставшиеся подразделения лейбштандарта вели охоту на противников национал-социализма, расстреливая их во дворе лихтерфельдской казармы. В кровавой бане участвовали и отряды политической готовности. Так, подразделение номер 3 (Саксония) убило девять неугодных членов нацистской партии, а в западной и южной частях Германии шла расправа над лидерами СА.
   После этих событий у Гиммлера и возникла идея создания крупных вооруженных частей. Гитлер поддержал его задумку, пообещав предоставить для этого оружие, конфискованное у СА. Учтя недовольство командования рейхсвера, Гитлер разрешил формирование только трех отдельных полков СС с раздельной их дислокацией, без инженерных и артиллерийских подразделений.
   По согласованию с военным министерством будущие спецподразделения СС – одна из структур охранных отрядов, а следовательно, и партии – предназначались для обеспечения внутренней безопасности режима и могли быть использованы для ведения военных действий только с началом мобилизации и с учетом их боеспособности, а также внутриполитического положения, в рамках рейхсвера. Так было сказано в распоряжении военного министра от 24 сентября 1934 года.
   Тем самым эти подразделения должны были выполнять задачи военизированной государственной полиции. Гиммлеру оставалось только объединить лейбштандарт и подразделения политической готовности, которые представляли собой кадровую основу будущей армии СС. Однако рейхсфюрер понял уже скоро, что резервов одной только СС для формирования новой армии недостаточно, к тому же ему были нужны военные специалисты, так как фельдфебели типа «Зеппа» Дитриха не могли составить лицо ядро элитных войск.
   Но тут Гиммлер столкнулся с трудноразрешимой проблемой: опытные профессионалы с большим трудом переходили служить в части, мало чем отличавшиеся от полиции. Поэтому приходилось затушевывать их истинную суть в соответствии с приказами Гитлера и рейхсвера.
   Только ореол новой гвардии привлек бывших военных в ее ряды. Известную роль сыграла и агитация. Так, эсэсовский судья Пауль Шарфе, встретив на маневрах СА в Оденвальде старого фронтового товарища Пауля Хауссера, бывшего генерала рейхсвера, носившего форму штандартенфюрера СА, переманил его в охранные отряды.
   Хауссер, 1880 года рождения, воспитанник прусского кадетского корпуса, сын офицера, получивший подготовку генштабиста, всем своим обликом напоминал прусского офицера. Будучи элегантным, хорошо воспитанным человеком, этот высокорослый худощавый бранденбуржец саркастически относился к своим сослуживцам, из-за чего нажил себе в рейхсвере немало врагов. Его военная карьера свидетельствовала о целенаправленности, хотя в общем-то и была рутинной: пехотное училище, военная академия, служба на штабных должностях в Первую мировую войну на Западном и Восточном фронтах, начальник штаба командования II военного округа, командир 10-го пехотного полка. В январе 1932 года уволился из рядов рейхсвера в чине генерал-лейтенанта. Выйдя на пенсию, Хауссер стал сотрудничать с руководством союза фронтовиков «Стальной шлем». Вскоре там ему предложили должность руководителя земельного отделения Берлина-Бранденбурга. Он поддержал слияние «Стального шлема» с СА и получил от Рёма звание штандартенфюрера СА, а в СС от Гиммлера – штандартенфюрера СС.
   Вскоре Гиммлер приступил к реорганизации вооруженных охранных отрядов, отдав 14 декабря 1934 года распоряжение о преобразовании подразделений политической готовности в батальоны и вхождении их в спецчасти. Хауссер должен был сыграть здесь центральную роль, научив эсэсовских солдат тому, чего у них не хватало, – дисциплине, послушанию, выучке и боевой готовности, то есть военным знаниям и умениям.
   Новый наставник открыл в начале 1935 года юнкерскую эсэсовскую школу в брауншвейгском герцогском замке, в которой была начата подготовка молодых кадров – будущих командиров батальонов и полков эсэсовской армии. Это – вторая офицерская школа, поскольку первая начала действовать уже с 1 октября 1934 года. Ее основал бывший офицер рейхсвера Пауль Леттов в Бад Тёльце.
   Хауссер понимал, что боеспособные части могут быть созданы только в том случае, если их подготовка будет опираться на опыт рейхсвера и его уставы и наставления.
   В качестве преподавателей и воспитателей он привлек бывших офицеров полиции, отслуживших рейхсверовских фельдфебелей и молодых энтузиастов военного дела. Выпускники направлялись в отдельные батальоны, которые стали постепенно переформировываться в полки. В Мюнхене из трех батальонов сформировали 1-й эсэсовский полк «Германия» по образцу и подобию пехотных полков рейхсвера с соответствующим вооружением. В Гамбурге создан 2-й полк СС также трехбатальонного состава, лейбштандарт в Берлине был дополнен до моторизованного полка, а в Вене в 1938 году сформирован 3-й эсэсовский пехотный полк «Фюрер». Формирование спецподразделений приняло уже в 1936 году столь открытый характер, что 1 октября 1936 года бригадефюрер СС Хауссер был назначен инспектором (командующим) спецчастей.
   Звучный титул скрывал, однако, то обстоятельство, что Хауссер не стал полновластным хозяином в собственном доме. Формально подчиняясь главному управлению СС, он создал что-то наподобие штаба дивизии для осуществления контроля за оснащением и подготовкой частей. Мелкие политические и военные князьки охранных отрядов вначале не хотели признавать авторитет Хауссера. Окружные фюреры СС неохотно расставались с правом контроля за вооруженными подразделениями, которые были ими когда-то созданы, Да и приказ Гиммлера от 17 сентября 1936 года гласил, что предстоящее образование предусматривает лишь вопросы подготовки и обучения частей, не затрагивая прав руководства округов СС в отношении расположенных на их территориях спецподразделений. Осторожный Хауссер смог лишь постепенно распространить свое влияние на округа.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru