Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 38 -

   Аргументы Беста настолько убедили Риббентропа, что он решился доложить их Гитлеру. Представитель министерства иностранных дел в штаб-квартире фюрера Хевель, имевший ранг посла, сообщил, что «фюрер весьма сомневается, чтобы эта акция могла вызвать подобные последствия». Так что акция началась: в Данию были направлены два батальона полиции общественного порядка, а в гавани Копенгагена стоял под парами корабль «Вартеланд» чтобы принять на борт подлежавших депортации евреев.
   Бест решил этому воспротивиться, по сути дела, взбунтовавшись против фюрера, но, как это было ему свойственно, осторожно, точно все взвесив и действуя цинично, так, что его поступки можно было истолковать двойственно. Как только Бест узнал о сроках запланированной акции, он ввел в курс дела своего хорошо знакомого, старого члена партии Георга Фердинанда Дуквица, являвшегося представителем пароходной компании в Дании, который предупредил евреев. Дуквиц, ближайший сотрудник Альфреда Розенберга, имевший партийный знак в золоте встретился 27 сентября с руководителями датского движения Сопротивления и попросил их срочно оповестить лидеров датского еврейства об опасности. Сообщение, передававшееся шепотом, обошло все синагоги и еврейские общественные дома. Евреи попрятались, а значительная их часть в ходе народной кампании помощи была переправлена в Швецию.
   Бест, кроме того, убедил шефа полиции безопасности, чтобы его сотрудники не врывались в еврейские дома, а звонили в дверь объяснив это следующим образом: «Поскольку значительная часть местных евреев дома не находится, взлом дверей пустых домов вызовет нелицеприятную для немцев реакцию да и даст толчок грабежам и воровству, которые будут отнесены на наш счет».
   В результате этих мер акция, проводившаяся в ночь с 1 на 2 октября 1943 года, провалилась. Были арестованы всего несколько стариков, которых не успели оповестить или которые не смогли скрыться. Общее число депортированных составило 477 евреев вместо запланированных, как мы уже отмечали, 6500 человек.
   Бест сумел даже сделать так, что этих людей направили в концлагерь для пожилых людей в Терезиенштадт, большинство узников которого дожили до краха третьего рейха.
   Прибегал он и к скрытому балагурству. Так, он сделал вид, что недавний мощный удар по мировому еврейству прошел вполне успешно. И доложил в Берлин:
   «1. Антиеврейская акция, проводившаяся в Дании в ночь с 1 на 2 октября 1943 года, прошла без эксцессов. 2. С сегодняшнего дня Данию можно считать очищенной от евреев».
   Когда же берлинские ликвидаторы возразили, что арестовано совсем немного евреев, Бест 5 октября 1943 года ответил наигранно и серьезно, с оттенком снисходительности:
   «То, что будет задержано и депортировано очень мало евреев, предвидели шеф полиции безопасности и я… Поскольку основная цель проводившейся акции заключалась в выдворении евреев из Дании, а не в охоте за черепами, можно считать, что своей цели указанная акция достигла».
   Адольф Айхман не понимал, что происходит. После Вильгельма Штуккарта еще один высший эсэсовский чин испортил ему все дело. На допросе израильскому следователю много лет спустя он рассказал: "Об этом я помню абсолютно точно, так как в то время сильно удивился и сказал сам себе: «Ну и ну, ведь Бест был начальником первого отдела главного управления имперской безопасности и делал нам обстоятельный доклад о целях и задачах полиции… Гляди-ка, а теперь он находится в Дании и, по сути дела, выступает против мероприятий своего бывшего шефа».
   Рабский мозг Айхмана не мог разобраться в целом ряде странных, на его взгляд, событиях. Но ему предстоял еще более неожиданный сюрприз во время осуществления его последней акции палача по ликвидации венгерского еврейства, когда в качестве их защитника выступил сам Генрих Гиммлер.
 

ЖЕРТВЫ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА
 
Количество евреев, ликвидированных в странах Европы
 
   Страна Количество погибших Германия (включая Австрию и протекторат) 250 000 Словакия 60 000 Дания и Норвегия менее 1000 Бельгия, Голландия и Люксембург 130 000 Франция и Италия 70 000 Советский Союз (включая Литву, Эстонию и Латвию) 900 000
 
   Польша 3 000 000
   Югославия 60 000
   Греция 60 000
   Румыния 270 000
   Венгрия 300 000
   Всего: 5 100 000
 
   Примечание. Цифры эти взяты из исследования американского историка Рауля Хильберга, работавшего с архивными документами СС и министерства иностранных дел Германии.

Глава 13

СИЛА И БЕССИЛИЕ СС
 
   Уничтожение европейского еврейства показало даже последнему сомневающемуся, какой страшной силой является СС по отношению к беззащитным людям в Германии Адольфа Гитлера. Подобно щупальцам спрута многочисленные ее организации охватили всю империю. Служба безопасности и гестапо, войска СС и имперский комиссар по вопросам укрепления немецкого народного духа, вопросы наследственности и рождаемости, концентрационные лагеря и хозяйственно-экономические мероприятия – не было, пожалуй, ни одной области жизни нации, в которую бы не вторглись ведомства или представители Генриха Гиммлера. Организации СС были подобно лабиринту, а аппаратная система ордена становилась все более корпоративной и запутанной.
   Постоянная смена составных частей гигантской организации порою затушевывала размеры влияния СС. Ядро «черного ордена» – СС партии давно уже ушло за кулисы; 60 процентов его членов поглотила воюющая армия, остальные были задействованы на охране внутренних объектов и обеспечении правительственных мероприятий и мало чем отличались от ветеранов СА и партии. Появившиеся вооруженные спецподразделения СС были менее заметными, зато более влиятельными.
   С каждым военным годом правовое пространство граждан, и без того небольшое, все более суживалось.
   Сразу же после начала войны главное управление имперской безопасности присвоило себе право «корректировать» приговоры гражданских. Оно парировало протесты министерства юстиции тем, что рейхсфюрер СС в соответствии с приказом фюрера должен обеспечивать безопасность рейха всеми средствами, включая экзекуции в случаях нарушения военных законов.
   Определенные границы, правда, еще соблюдались, пока во главе министерства юстиции находился доктор Франц Гюртнер, пользовавшийся определенным уважением Гитлера. После смерти Гюртнера в январе 1941 года новый министр назначен не был, а его обязанности возложили на статс-секретаря Франца Шлегельбергера. От такого удара юстиция уже не оправилась.
   Шеф СД Райнхард Гейдрих осенью 1941 года получил назначение в Чехословакию в качестве заместителя протектора Богемии и Моравии. Получив от Гитлера указание принять жесткие меры по отношению к беспокойным чехам, Гейдрих намеревался начать свое правление с показательного процесса против чешского дивизионного генерала Алоиса Элиаша, возглавлявшего национальное правительство в Праге, который уже давно подозревался в сотрудничестве с чешским движением Сопротивления и эмигрантским правительством в Лондоне.
   С середины 1940 года СД требовала смещения Элиаша и отдачи его под суд. Но тогдашний имперский протектор барон фон Нейрат возражал. Да и ведущий юрист Эрнст Лауц, обер-прокурор народного суда, считал, что обвинительный материал недостаточен для проведения такого процесса.
   Новый заместитель протектора Гейдрих нашел путь, с помощью которого можно было бы свалить Элиаша. Зная, что тщеславный президент народного суда доктор Отто Тирак, старый боец, бывший до того первым национал-социалистским министром юстиции Саксонии, мечтал стать рейхсминистром юстиции, Гейдрих пообещал поддержать его кандидатуру на этот пост. И они решили арестовать премьер-министра Элиаша и судить. Обвинителем вместо скептически настроенного обер-прокурора Лауца должен был быть назначен представитель полиции безопасности. Главное управление имперской безопасности было близко к осуществлению своей мечты: будущий рейхсминистр юстиции поддерживал отстранение от судебных процессов прокуроров, еще в какой-то степени связанных с общепринятыми нормами закона. Он не возражал против произвола полиции безопасности, хотя и вынужденной выступать в судебном зале в прокурорской маске. Тирак был готов продать юстицию с потрохами, только бы быть назначенным на пост имперского министра юстиции, как он признался статс-секретарю Ротенбергеру.
   Как и было обусловлено в Берлине, в Праге разыгралась драма Элиаша. Как только Тирак отпустил обер-прокурора в краткосрочный отпуск, Гейдрих арестовал чешского премьер-министра, а шеф пражского гестапо оберштурмбанфюрер СС Ганс Гешке взял на себя роль обвинителя. Прежде чем в министерстве юстиции в Берлине разобрались что к чему, спектакль был разыгран. 29 сентября Гешке предъявил Элиашу обвинение, 30 сентября коллегия народного суда прибыла в Прагу, 1 октября провели судебное заседание, длившееся четыре часа. Приговор гласил: смертная казнь за попытку совершения государственной измены и поддержку вражеских действий.
   Отто Тирак проделал неплохую работу, за что был вознагражден: благодарный диктатор назначил его 20 августа 1942 года рейхсминистром юстиции. Новый министр и далее тесно опирался на СС, передавая «черному ордену» одну часть законов за другой. 18 сентября 1942 года, по соглашению с Гиммлером, Тирак разрешил гестапо «корректировать» приговоры «специальными распоряжениями». Лица, получившие срок наказания более восьми лет, передавались полиции. В начале ноября 1942 года Тирак возлагает на полицию безопасности право ведения судебного разбирательства и вынесения приговоров в отношении поляков и евреев в захваченных восточных районах. Летом 1943 года он согласился на передачу права применения судебных наказаний в отношении евреев на территории рейха также главному управлению имперской безопасности.
   Власть главного управления все более крепла. Некоторые круги в министерстве внутренних дел, которому полиция была формально подчинена, попытались навести определенный порядок, но в августе 1943 года, когда Гиммлера назначили министром внутренних дел, они уже ничего не могли сделать. Важнейшие функции министерства перешли к СД.
   В ходе прошедшей чистки особенно пострадало главное управление министерства, которому подчинялась полиция общественного порядка, а контроль над уголовной полицией перешел к СД. Служба безопасности взяла на себя и такие аспекты полицейской деятельности, как вопросы регистрации граждан, организаций самой полиции и определения ее прав, прежде всего в области политики.
   Гиммлер на вершине своей карьеры ликвидировал ведомство управления и права, с начальником которого министериальдиректором Вернером Брахтом ему нередко приходилось сталкиваться. Вместо него он создал ведомство управления экономикой, во главе которого поставил «старого бойца», группенфюрера СС Августа Франка. Поскольку к этому времени начальник полиции общественного порядка и соперник Гиммлера Курт Далюге тяжело заболел, рейхсфюрер СС ликвидировал последние остатки ее самостоятельности. Летом 1944 года СС взяла на себя и вопросы материального обеспечения полиции.
   Следующим нововведением Гиммлера, свидетельствовавшим об усилении власти СС, стало создание главного экономического управления.
   Предшественником его был управленческий отдел руководства СС, который с 1934 года решал все административные вопросы. Во главе его Гиммлер поставил бывшего морского начальника финансовой части Освальда Поля, чиновника и бюрократа, внешне напоминавшего Муссолини и не менее тщеславного. Ставший бригадефюрером СС Поль показал себя хорошим организатором. Вскоре его отдел был расширен, а сам он назначен казначеем всей организации СС. Впоследствии он возглавил главное административно-хозяйственное управление «черного ордена».
   В 1939 году Поль получает звание группенфюрера СС и назначается Гиммлером шефом ведомства управления и экономики. Через три года ему подчинили управление руководства концлагерями. Поль становится одним из главных действующих лиц СС.
   Он контролирует вопросы администрирования и снабжения войск СС, ему подчинены 20 концентрационных и 165 так называемых рабочих лагерей, он руководит всеми строительными работами и хозяйственно-промышленными организациями и предприятиями охранных отрядов. В возможности обеспечения предприятий СС бесплатной рабочей силой за счет заключенных он усматривал вероятность превращения своего ведомства в мощнейшую властную структуру немецкой экономики.
   Дипломированные коммерсанты, братья Георг и Ганс Лёрнеры и прораб Франц Айреншмальц, возглавившие чисто эсэсовские предприятия еще задолго до всего этого, рискнули занять место в сфере экономики страны. К началу же войны СС имела четыре крупных объединения: предприятия строительных материалов, объединявшие 14 каменоломен, кирпичных и клинкерных заводов, давших в 1943 году 14 822 000 марок оборота; предприятия по производству оснащения и оборудования, в которые входили все производственные мастерские в концентрационных лагерях – от хлебопекарен и кузниц до дерево– и металлообрабатывающих предприятий, имевших в том же 1943 году оборот в 23 204 032 марки; фабрики по выпуску продуктов питания и хозяйства по производству кормов, к которым впоследствии были присоединены лесные и рыборазводные хозяйства; текстильные предприятия и предприятия по обработке кожи, основной из которых находился в женском концлагере Равенсбрюк, где изготовлялось обмундирование для войск СС, и оборот которого составил более 9 миллионов марок в 1943 году.
   Все эти предприятия Поль объединил в одном холдинговом концерне, получившем название «Немецкие хозяйственные предприятия». Внешне СС к нему не имела никакого отношения: основателями его являлись министериальдиректор Освальд Поль и дипломированный коммерсант Георг Лёрнер. Но мало кому было известно, что обергруппенфюрер СС Поль являлся начальником, а группенфюрер СС Лёрнер – заместителем начальника главного административно-хозяйственного управления СС.
   «С помощью казуистики торгового права, – говорит историк Энно Георг, – эсэсовская империя была идеально закамуфлирована, и указанный картель представлен как обычное монополистическое объединение».
   Энергичный капиталист Поль прибрал к рукам целые отрасли хозяйства страны и открыл дорогу монополистическим вожделениям СС.
   Одной из таких отраслей явилась безалкогольная продукция. В Судетах размещались фабрики по разливу минеральной воды, находившиеся во владении евреев или англичан, многие из которых перешли в собственность уполномоченных Поля в соответствии с декретом о передаче арийцам еврейского имущества. Это были источники «Грюн», переименованные затем в «Судетские», «Фройдентальские» и т. д. Почти ни одно предприятие по производству безалкогольных напитков не осталось без внимания СС. Да и в самой империи наиболее известные источники были либо арендованы, либо перешли в собственность главного управления (например, «Пидерзельтерc», «Аполинарис»). В 1944 году Поль контролировал 75 процентов внутреннего рынка минеральной воды.
   В Судетах находилась крупнейшая мебельная фабрика Чехословакии, принадлежавшая в свое время еврею Эмилю Герштелю. Она тоже оказалась добычей Поля. Правда, ему пришлось прибегнуть к хитрому маневру, чтобы это предприятие не попало под юрисдикцию имперского министерства экономики. Для этого штутгартский мебельный фабрикант Курт Май вместе с двумя компаньонами создали фирму по производству немецкой высококачественной мебели, которая и присоединила к себе бывшую фабрику Герштеля. На то, что Май был унтерштурмфюрером СС и начальником IV отдела главного административно-хозяйственного управления СС, никто, естественно, не обратил никакого внимания. После надлежащего оформления дел акции фирмы перешли в эсэсовский концерн.
   Следующими шагами стали поглощение лесопильного завода Бахманинга под Линцем, фанерной фабрики Рихарда, мебельных предприятий с еврейским капиталом Друкеров и других.
   Не упустил Поль и такую отрасль экономики, как строительные материалы. Особое внимание было обращено на предприятия в оккупированных восточных районах. В Познани было создано общество с ограниченной ответственностью «Восточногерманские предприятия строительных материалов», осуществлявшее управление 313 секвестрированными польскими и еврейскими кирпичными заводами, имевшими в 1943 году оборот более 11 миллионов марок.
   Другое общество, «Клинкер-цемент», «арендовало» на территориях Верхней Силезии и Польши основную часть кирпичных, цементных, известковых и керамических предприятий.
   Щупальца Поля проникали и в другие отрасли экономики оккупированных районов – дерево– и металлообрабатывающие заводы, текстильные фабрики, типографии, консервные заводы, сельскохозяйственные предприятия.
   Небезынтересен характер деятельности другого отдела этого же главного управления СС – строительного. Возглавлявший его дипломированный инженер Ханс Каммлер строил с одинаковым рвением газовые камеры в концлагере Аушвиц и пусковые площадки для ракет «Фау-1 и -2»137137].
   Оберрегирунгсрат Ханс Каммлер долгое время работал директором строительства в министерстве авиации. В 1941 году на него обратил внимание Поль, и талантливого инженера привлекли в СС. Возглавив отдел и получив звание штандартенфюрера СС, он разработал амбициозные планы, для осуществления которых потребовал в 1942 году порядка 175 000 заключенных и пленных.
   Каммлер не удовлетворился строительством продовольственных складов, камер смерти в концлагерях, бункеров для хранения боеприпасов и казарм для войск СС. Министр вооружений Шпеер вспоминал:
   «Когда Каммлер возглавил свой отдел, я и не догадывался, что его уже тогда рассматривали в качестве моего преемника».
   Цели Каммлера и рейхсфюрера СС фактически совпадали: Гиммлер вынашивал идею создания собственной промышленности вооружений, чтобы не зависеть от вермахта, а Каммлер намеревался возглавить суперминистерство вооружений.
   В 1943 году Каммлер интенсивно занимался строительством заводов по производству вооружений и переводу важнейших из них под землю, используя в качестве рабочей силы целые армии рабов. Созданный им «специальный штаб» постепенно перешел в непосредственное подчинение Гиммлера. Ставший группенфюрером СС, Каммлер называл себя «особоуполномоченным рейхсфюрера СС». Он выполнял самые различные задания – строительство подземной штаб-квартиры фюрера в Тюрингии, возведение подземных цехов для производства самолетов и летающих бомб, форсирование процесса создания реактивного истребителя Ме-262, контроль за выпуском секретного чудо оружия – ракет.
   Поскольку Гиммлера после событий 20 июля 1944 года (покушения на Гитлера) назначили командующим резервной армии, он подчинил ракетные подразделения групп «Север» и «Юг» Каммлеру. В результате к 31 декабря 1944 года по Лондону и Антверпену было выпущено 1560 ракет «Фау-2». В начале 1945 года 5-я зенитная дивизия с ракетами «Фау-1» была также переподчинена Каммлеру, а сам он стал подчиняться лично Гитлеру.
   Успехи главного управления имперской безопасности и главного административно-хозяйственного управления позволяли Гиммлеру надеяться, что недалек тот день, когда СС встанет во главе государства. Подобная аккумуляция престижа, личностей и занимаемых позиций побудила некоторых историков усмотреть в этом всесилие охранных отрядов и расценить третий рейх лишь как составную часть «черного ордена». Такое суждение, однако, исходит из неправильного понимания немецкого тоталитаризма.
   Многие историки приписывают господствующей системе третьего рейха высокую степень планирования, структуризации и иерархии, короче говоря, необычайный порядок, чего на самом деле в гитлеровской Германии никогда не было. Фюрерской диктатуре было присуще полное отсутствие строгого государственного уклада. Адольф Гитлер не признавал новые порядковые структуры, которые, по его мнению, стали бы только тормозить динамическую волю руководства. Из личных соображений Гитлер не допускал и возникновения никакого иерархического слоя между собой и массами, чтобы этим не поколебать единовластной позиции.
   Национал-социалистский режим отличает отсутствие всякой системы. В третьем рейхе происходило постоянное смещение центров власти между чиновниками, обрубание поперечных связей между лидерами, рост соперничества между иерархами.
   «Воля фюрера, – как отметила Ханна Арендт, – могла проявиться в любое время и во всем, поскольку он не был связан ни с какой иерархией, даже им самим основанной».
   Отсутствие авторитета любых инстанций могло рассматриваться как средство поддержания единовластия фюрера, а правомочность того или иного действия рассматривалась не как исполнение приказов, отданных различными инстанциями, а лишь как исполнение воли фюрера.
   Только в такой обстановке СС с ее многочисленными организациями и смогла занять целый ряд важнейших позиций в государстве. Отсутствие авторитетов вызывало появление противоборствующих сил, однако взять верх одной из них СС решительно противодействовала, шла ли речь о партии, СА или вермахте. Тем не менее вермахт, потерявший политический вес после кризиса Бломберга – Фрича в 1938 году, находил средства и возможности противостоять СС в ее претензиях на руководящую роль, сохраняя до конца войны свое особое положение.
   Оккупационная политика в захваченных немцами странах Европы отражала скрытую войну между СС и вооруженными силами, начавшуюся еще со времени польской кампании.
   Вермахт требовал, чтобы в оккупированных районах Польши власть находилась в руках военных. Однако Гиммлер отказался подчинить генералам спецподразделения полиции безопасности, которые творили свое черное дело. Из-за постоянно возникавших недоразумений военные власти перестали играть активную роль. Поэтому перед походом в Норвегию главком сухопутных войск генерал-полковник Вальтер фон Браухич потребовал от Гитлера, чтобы оккупационная власть в этой стране принадлежала полностью войскам, а деятельность спецподразделений СС – запрещена.
   Гитлер согласился с этим требованием, и головорезы Гейдриха в операции по захвату Норвегии не участвовали. Однако уже через десять дней после окончания боевых действий диктатор нарушил свое слово. Гауляйтером Норвегии назначили Иосифа Тербовена, но одновременно с ним в Осло прибыл представитель полиции и СС высокого ранга, затребовавший направления в страну спецподразделений. Таким образом, игра повторилась: после назначения рейхскомиссара появились и спецподразделения.
   А рейхскомиссаром в Нидерланды поехал Артур Зейсс-Инкварт138138], группенфюрер СС.
   Тогда военные потребовали предоставления им права оккупационной власти в Бельгии и Франции, где во время боевых действий подразделения СС не появлялись. Лишь спустя некоторое время командующий немецкими войсками во Франции генерал Отто фон Штюльпнагель разрешил по просьбе Германа Геринга направить туда группу полиции безопасности из десяти человек во главе с оберштурмбанфюрером СС Хельмутом Кнохеном, который разместился в парижской гостинице «Отель дю Лувр».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru