Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

скачать Черный орден СС. История охранных отрядов

- 29 -

   Конечно, ликвидацию польских дворян, священников и представителей интеллигенции нельзя было полностью скрыть от солдат вермахта. И перед Гиммлером и Гейдрихом встала дилемма: либо открыть тайну диктатора, либо сознательно пойти на то, чтобы вермахт рассматривал оперативные группы как недисциплинированную банду убийц.
   Через несколько месяцев до Гиммлера и Гейдриха дошло, что фюрер поставил их в довольно щекотливое положение. И Гиммлер попытался переложить всю вину на диктатора, заклиная генералов: «Я ведь не делаю ничего, о чем бы не знал фюрер». Гейдрих же отметил, что в оккупированной Польше дело дошло до размолвок с командованием сухопутных войск, поскольку «указания, требовавшие от оперативных групп применения самых радикальных мер по отношению к полякам [например, ликвидация буквально тысячами руководящей верхушки страны], не были доведены до командования вермахта и тем более до войск, в результате чего действия полиции и СС рассматривались ими как произвол и грубое своеволие».
   Военные быстро поняли, чтo именно привело в Польшу оперативные группы СС. Уже 8 сентября начальник абвера адмирал Канарис сообщил оберквартирмейстеру генералу Штюльпнагелю132132], что руководство СС похваляется тем, что ежедневно расстреливается не менее 200 поляков, причем никакого судебного разбирательства не производится. Жертвы в основном евреи, дворяне и священники…
   Через три дня в поезде фюрера под Илльной Канарис доложил начальнику штаба верховного главнокомандования вермахта Кейтелю о происходящем и предупредил: «За такие методы и поступки мир когда-нибудь предъявит обвинение виновным, в том числе и вермахту, на глазах которого происходит подобное».
   Генерал-полковник Кейтель на это, однако, не отреагировал, прикрывшись лишь каннибальской логикой Гитлера: если вермахт не желает сам заниматься «такими делами», то пусть смирятся с тем, что ликвидационную работу осуществляют полиция безопасности и СС.
   Таким образом вермахт взял на себя роль стороннего статиста. И хотя подчиненные Канариса собирали материалы о преступных делах оперативных групп СС, по несчастной Польше продолжал катиться вал террора. Охотники за людьми из состава оперативных групп и команд восторженно констатировали дословное выполнение указаний Гитлера:
   «Лица из числа руководства в Польше, выявленные нами, уничтожаются. Те же, кто подрастет, будут нами учтены и через определенный промежуток времени ликвидированы».
   Со списками на руках гейдриховские молодчики арестовывали польских учителей, врачей, чиновников, священнослужителей, помещиков и коммерсантов и собирали их в сборных лагерях, в целом ряде которых эти люди подвергались уничтожению. Фабрика по изготовлению топленого жира в Торуне, мельница в Бромберге (Быдгоще), лагеря Солдау и Штуттхоф, седьмой форт в Познани стали для тысяч поляков последними этапами их жизни.
   «Наша задача состоит в ликвидации радикальных элементов», – заявил штурмбанфюрер СС Редер, возглавлявший оперативную команду в Бромберге. «Радикалами» считались в первую очередь польские националисты, члены союза «Вестмаркен» (западные области) и польские шовинисты, требовавшие аннексии некоторых регионов рейха.
   О гонениях на священников говорит тот факт, что, например, в епархии Пелплина из 690 известных священнослужителей было арестовано две трети. Тот же Редер докладывал в Берлин: «Большая часть католических священников устранена».
   Историк Мартин Бросцат, анализирующий немецкую политику в Польше, отмечал, что только за первые месяцы немецкого господства число жертв там достигло нескольких десятков тысяч человек. Гейдрих заявил 27 сентября 1939 года: «От польского руководящего состава в оккупированных областях осталось не более трех процентов».
   Наряду с оперативными группами СС в Польше свирепствовали и фольксдойче. В Данциге и Западной Пруссии несколько тысяч фанатиков наводили страх и ужас, не прощая полякам пережитых унижений.
   Положение усугублялось тем, что с началом военных действий польские власти и организации, подвигнутые гитлеровской пропагандой и шпиономанией, обрушились на немцев, проживавших в западных областях страны. В движение пришли тысячи людей. На разноцветной бумаге составлялись списки. Тех, кто значился на красной бумаге, отправляли в местные тюрьмы, на розовой – в лагеря для интернированных, на желтой – высылались в центральные и восточные районы Польши. Националистические организации проводили специальные акции по спискам на черной бумаге, расправляясь с «немцами», «гитлеровцами», «швабами».
   50 000 немцев были изгнаны из мест своего проживания на западе Польши, тысячи исчезли за тюремными решетками. Полицейские наряды на автомашинах грабили дома и подворья немцев, расправляясь с хозяевами. Погибли тысячи людей, не выдержав избиений палками разъяренных толп. Власти третьего рейха утверждали потом, что, по состоянию на 1 февраля 1940 года, ими были обнаружены трупы 13 000 немецких жителей. Цифра эта явно завышена, ближе к действительности – соображение Бросцата, который считал: было убито от 4 до 5 тысяч, да еще в результате военных действий погибло около 2 тысяч немецких жителей.
 
   Тем не менее убийства, совершенные поляками и немцами, имели коренное отличие: действия поляков не были централизованными, и репрессии производились не по заданию государства. Немало поляков скрывали немецких жителей от разъяренных толп, а польские офицеры защищали преследуемых.
   Польские немцы для своей защиты стали создавать отряды добровольной милиции, которые вскоре превратились в мстителей националистического толка. Данцигский гауляйтер Альберт Форстер со своим хаймвером и специально сформированным вооруженным подразделением двинулся в Западную Пруссию, где развязал самую настоящую войну против польского населения, соединив пропагандистский угар с холодным расчетом. Он хотел показать фюреру, что является первым гауляйтером на Востоке, освободившим свою область от поляков.
   Претензии Форстера на руководящую роль и его стремление заслужить благосклонность Гитлера перепугали Гиммлера. Чтобы Форстер не стал главой организаций самообороны, Гиммлер послал туда бригадефюрера СС Готтлоба Бергера с заданием сформировать из добровольных милицейских отрядов эсэсовскую часть.
   Бергер взял с собой большую группу офицеров, которые должны были возглавить отряды самообороны в оккупированных районах Польши. Подчиненные Бергера распределили милицейские организации по четырем округам, переименованные затем в инспекции, которые подчинялись соответствующим высшим руководителям СС и полиции. Как правило, отряды самообороны использовались в качестве вспомогательной полиции.
   В Западной Пруссии во главе отрядов самообороны встал оберфюрер СС Лудольф фон Альвенслебен, фанатичный национал-социалист, терроризировавший округу, сделавшись властителем жизни и смерти местного населения. Было достаточно простого доноса или внесения фамилии в список, как того или иного поляка тащили в подвал, гараж или в ближайший лесок, где и расстреливали.
   Многие немцы не поддерживали дикий разгул эсэсовцев, творившийся в Польше. Так, Лили Юнгблют, жена одного из помещиков в районе Хоэнзальца, написала письмо Герману Герингу, в котором говорилось: «Тысячи и тысячи невинных людей расстреливаются». Сам Гейдрих, которого беспокоила не столько человечность, сколько дисциплина, ворчал по поводу «неконтролируемых актов мести».
   Гиммлера же интересовала только статистика ликвидированных или, как это потом стали называть, «подвергшихся особым мерам» поляков. Рейхсфюрер СС направил в середине сентября дополнительную оперативную группу под командованием обергруппенфюрера СС Удо фон Войрша в район Катовиц с задачей ликвидации тамошних поляков и евреев. Фон Войрш, старый партнер Гиммлера еще по периоду охоты за Рёмом и его людьми, должен был открыть новую фазу восточной политики СС – изгнание около 500 000 евреев из Данцига, Западной Пруссии, Познани и Верхней Силезии в глубинные районы Польши.
   По всей видимости, в задачу его подразделения входило наведение ужаса на евреев, с тем чтобы они в панике сами бежали в сторону Кракова. Не успел обергруппенфюрер СС начать свою кампанию, как Гейдрих направился к генерал-квартирмейстеру Эдуарду Вагнеру, чтобы посвятить того в новый план, заключавшийся в идее сконцентрировать всех евреев немецких районов Польши в гетто, откуда вывезти их затем за океан. Вагнер против этого не возражал. Уже на следующий день, 21 сентября, Гейдрих отдал распоряжение командирам оперативных групп начать проводить принудительный исход евреев в центральную часть генерал-губернаторства.
   Однако к этому времени военные установили в оккупированной части Польши свою администрацию, которую возглавил генерал-полковник Герд фон Рундштедт. Вся территория была разделена на четыре военных округа, во главе администраций которых стали генералы вермахта. Военные должны были нести ответственность за обеспечение порядка, и командование сухопутных войск обратилось к населению с прокламацией: «Вермахт не рассматривает население в качестве своих врагов. Все права человека будут соблюдаться неукоснительно». Но дикий террор эсэсовских оперативных групп, в особенности действия Войрша, сводили на нет обещания вермахта. И в армии нашлись офицеры, которые стали протестовать против убийств и гонений, творимых СС.
   20 сентября один из начальников отделов штаба 14-й армии докладывал, что в войсках царит беспокойство, «вызванное незаконными действиями оперативной группы СС Войрша [массовые расстрелы, прежде всего евреев]. Солдаты и офицеры выражают недовольство тем, что здоровые бугаи, вместо того чтобы воевать на фронте, проявляют свою храбрость, уничтожая беззащитных людей… Дальнейшее пребывание Войрша в районе боевых действий армии нежелательно».
   Гиммлер был вынужден отступить и отозвать Войрша. Командование сухопутных войск потребовало остановить гонения и расстрелы. Гиммлер снова не стал настаивать на своем. 1 октября командование сухопутных войск проинформировало генералов в Польше: «Приказ шефа полиции безопасности номер 288/39 Г от 21 сентября 1939 года в отношении решения еврейского вопроса в оккупированных областях носил превентивный характер. О характере дальнейших действий командиры оперативных групп получат новый приказ рейхсфюрера СС».
   Вермахт мог бы остановить произвол СС на Востоке, если бы продолжал оказывать давление на Гиммлера. Но Гитлер хорошо знал своих генералов.
   Когда 5 октября гауляйтер Форстер133133] пожаловался Гитлеру на трудности, связанные с действиями военных в Западной Пруссии, фюрер в тот же день отдал распоряжение прекратить деятельность военной администрации в Западной Пруссии и передать там власть Форстеру. Вскоре военная администрация в Польше была ликвидирована.
 

РАЗДЕЛ ПОЛЬШИ В 1939 И 1942 ГОДАХ
 
   В середине октября Гитлер установил новую систему власти в оккупированной Польше, создав целый клубок конкурирующей между собой заинтересованной в восточных территориях иерархии. Данциг и Западная Пруссия были объединены и подчинены гауляйтеру Форстеру. Артур Грайслер вступил в руководство новым гау «Варта» (Познань). Небольшие пограничные с Восточной Пруссией районы отошли к кёнигсбергскому гауляйтеру Эриху Коху. Верхняя Силезия была присоединена к Силезии гауляйтера Иосифа Вагнера. В целом же оккупированная немцами часть Польши превратилась в генерал-губернаторство, во главе которого был поставлен Ханс Франк, получивший чрезвычайные полномочия.
   Протестовали ли военные против лишения их власти на Востоке, высказывали ли они недовольство тем, что Гитлер нарушил свое обещание в отношении передачи им там всех полномочий? Ни в коем случае. Генералы были даже довольны, что диктатор освободил их от ответственности за массовые убийства и будущее ужасное положение Польши, которое он им нарисовал, как говорится, в красках. 17 октября Гитлер в присутствии Кейтеля и группы генералов сообщил нацистскому руководству основные положения своей политики в отношении Польши:
   «Жесткая борьба за приоритет немецкого народного духа не может быть связана с какими-то там законами… Возможные методы несовместимы с существующими принципами… Нельзя допустить, чтобы польская интеллигенция возглавила польское общество… Очистить старые и новые имперские области от евреев, поляков и всякого сброда…»
   Военные тут же отступились от своих прежних требований. Их поведение Гитлер предвидел, что подтвердило заявление генерал-полковника: фон Рундштедта о своей отставке, когда он узнал о назначении ультранациста Франка генерал-губернатором Польши.
   Генералы настолько быстро свернули свои администрации, что новое управление даже не успело создать собственный аппарат. В результате возник «анархистский правовой вакуум» (по выражению Бросцата), в который не замедлил вторгнуться Гиммлер.
   Не успели еще новые управленческие структуры взяться за работу, как над Польшей нависла сеть эсэсовского администрирования. Оперативные группы СС превратились в местные управления гестапо и СД, расположившись в каждом дистрикте. Кроме того, там же появились и управления полиции общественного порядка, батальоны которой также принимали участие в военной кампании.
   Вся полнота власти находилась реально в руках высших руководителей СС и полиции, которым обе эти ветви непосредственно подчинялись. Должности руководителей управлений были введены в рейхе еще в 1937 году, но на них тогда возлагались лишь представительские функции в военных округах.
   В польской колонии, не управлявшейся традиционной бюрократией, на них были уже возложены властные полномочия, которые носили политико-полицейский управленческий характер.
   От них в значительной степени зависело, удастся ли Гиммлеру осуществить свою политику на Востоке. Поэтому он подобрал на эти должности энергичных, динамичных, но не слишком опасных для него самого функционеров. В округ «Висла» (Данциг) был назначен группенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, старый боец, которого Гиммлер уже однажды снимал со всех должностей из-за стычек с гауляйтером Штрайхером; в округ «Варта» (Познань) – группенфюрер СС Вильгельм Коппе и в округ «Восток» (Краков) – обергруппенфюрер СС Фридрих Вильгельм Крюгер, педант и сплетник, проявивший себя как двурушник во время событий 30 июня 1934 года. Специально для них была создана группа помощников из числа офицеров СС и полиции, что гарантировало эсэсовскую интеграцию на провинциальном уровне.
   Создание эсэсовско-полицейской системы на Востоке Гиммлер использовал для подкрепления своей претензии на руководящую роль в вопросах оккупационной политики рейха. Не вступая в контакт с вермахтом, он начал ликвидацию остатков рассеянных польских частей и создававшихся партизанских отрядов. А под прикрытием антипартизанской борьбы продолжил ликвидацию польских руководителей.
   При этом проводились самые настоящие акции. Так, во время «чрезвычайной миротворческой акции» в феврале 1940 года было расстреляно 3500 поляков.
   Гиммлеровские полицейско-эсэсовские подразделения стали присваивать себе права оккупационных войск, что вызвало недовольство генералов вермахта. Даже со всем всегда согласный Кейтель и фаталист Рундштедт, которым было наплевать на политическую политику на Востоке, возражали против покушения на монопольное положение вермахта как оккупационной армии. Как только генерал-полковник Иоханнес Бласковиц был назначен новым командующим немецкими войсками в Польше, эсэсовское руководство это сразу почувствовало. «Бласковиц в действительности чувствовал себя хозяином положения и считал себя вправе отдавать распоряжения и приказы», – охарактеризовал его бригадефюрер СС Бергер.
   Вермахт обладал прочной позицией в генерал-губернаторстве: указом Гитлера на него было возложено право принятия необходимых мер в случае возникновения там каких-либо внутренних беспорядков. Вермахт контролировал транспорт и связь, а также важнейшие в военном отношении фабрики и заводы. Так что уступать свои права какому-то Гиммлеру командование вермахта не собиралось. Поводом для разрядки стал новый ликвидационный поход полиции безопасности и СС. И генерал Бласковиц начал первый и, пожалуй, единственный выпад вермахта против эсэсовских громил и убийц. «В истории немецких вооруженных сил ничего подобного не отмечалось», – прокомментировал это событие мюнхенский историк Хельмут Краузник.
   Бласковиц распорядился собрать всю информацию об эсэсовских действиях в Польше и представил докладную записку главкому сухопутных войск. 18 ноября она лежала уже на письменном столе Гитлера. Капитан Энгель, адъютант Гитлера, записал тогда в своем дневнике: «Незаконные расстрелы, аресты и конфискации имущества, происходящие на глазах военнослужащих, вызывают беспокойство в отношении состояния дисциплины в войсках. Разговоры об этом с местным руководством СД и гестапо никаких результатов не дали, поскольку оно ссылается на указания рейхсфюрера СС. Необходимо восстановить законные порядки и проводить различного рода экзекуции только на основании легитимных решений и приговоров».
   Гитлер не захотел даже выслушивать подобные «детские высказывания» командования сухопутных войск. Он заявил, что никогда не питал доверия к генералу Бласковицу и его, пожалуй, следует отстранить от должности.
   Но Бласковиц не испугался приступа гнева фюрера и продолжил сбор материалов простив СС. Так, генерал Петцель, командующий военным округом «Варта», докладывал 23 ноября 1939 года: «Почти во всех крупных населенных пунктах упомянутыми организациями [СС и полиция] проводились массовые расстрелы. Выбор жертв был самым различным и порой труднообъяснимым, сама же экзекуция часто носила недостойный характер. Аресты почти всегда сопровождались грабежом».
   Из города Турка 30 октября пришло сообщение: «В синагогу было согнано много евреев, которые должны были с пением ползать по полу и скамьям, подгоняемые плетьми. Затем их заставили спустить штаны, чтобы наносить удары по голым задницам. Когда один из них от испуга обделался, ему приказали мазать своим дерьмом лица других…»
   Генерал Улекс, командующий пограничным округом «Юг», извещал 2 февраля 1940 года: «Усилившиеся в последнее время силовые методы полиции далеки от истинно человеческих и нравственных восприятий и свидетельствуют скорее об озверении ее сотрудников… В качестве единственного выхода из этого позорящего честь всего немецкого народа состояния вижу немедленное расформирование всех полицейских подразделений и отзыве их командования».
   Бласковиц составил новый список эсэсовских злодеяний с указание 33 конкретных случаев, описанных со всеми подробностями: избиения евреев и поляков, изнасилования, грабежи, убийства. В своей новой докладной записке от 6 февраля он делал вывод:
   «Отношение войск к СС и полиции колеблется от отвращения к ненависти. Каждый солдат чувствует себя опозоренным преступлениями, совершаемыми представителями государственной власти рейха».
   Новый выпад командующего войсками на Востоке заставил СС и полицию перейти к обороне. Даже преданные Гитлеру военные, как, например, генерал Вальтер фон Райхенау, присоединились к числу обвинителей СС. При встрече в штаб-квартире фюрера никто из офицеров вермахта не подавал руки эсэсовцам. Гиммлер был вынужден дать указание шефу полиции общественного порядка и председателю суда главного управления СС о проверке «претензий» Бласковица.
   На помощь шефу СС, оказавшемуся в затруднительном положении, поспешил генерал-губернатор Франк, впоследствии пожалевший об этом. Он напросился на прием к Гитлеру и предложил 13 февраля то, что тот решил уже и сам: избавиться от назойливого критика Бласковица. По прошествии трех месяцев шеф СС стал свободен от военных в своих действиях. Бласковица перевели на Запад к немецко-французской границе, а вместе с ним было передислоцировано большинство воинских частей и подразделений, находившихся в генерал-губернаторстве. Оставалось несколько недель до начала западной военной кампании.
   В мае 1940 года Гиммлер продиктовал памятную записку «Обращение с другими народами на Востоке». Путь у него был свободен: он мог начинать формировать из кратерного ландшафта погибшего польского государства цветущую землю ордена охранных отрядов – организации утопической расы будущих немецких крестьян и воинов.
   Эта майская памятная записка Гиммлера обозначила новый рубеж его устремлений на Восток. Массовый ликвидатор поляков превратился в пестователя немецкой нации, а шеф немецкой полиции – в рейхскомиссара по укреплению немецкого народного духа. Целая армия вторжения черного ордена со вспомогательными подразделениями стояла наготове. Поселенческие штабы СС открывали свои бюро, возникали лагеря беженцев, расовые комиссии готовили анкеты в преддверии нового великого переселения германцев, управляемого и направляемого охранными отрядами.
   И те, с помощью которых СС намеревалась добиться своего господствующего положения на Востоке, тронулись в путь. Они ничего не подозревали о бездумной властной политике. Поднятые со своих насиженных мест имперской пропагандой 120 000 немцев из Прибалтики, 136 000 из восточной части Польши, оказавшихся под советской оккупацией, 200 000 из Румынии, десятки тысяч из Югославии и Словакии должны были поселиться на немецком Востоке. Пропагандисты взывали к голосу крови. На деле же нацистский режим хладнокровно преследовал вполне определенную цель: у великой Германии не хватало рабочих рук, в стране с «народом без жизненного пространства» просто не было достаточного числа людей, чтобы сельское хозяйство и промышленность работали на полных оборотах.
   Еще в 1937 году Герман Геринг, уполномоченный по четырехлетнему плану, пришел к выводу, что рейху не хватает 150 000 рабочих, и он отдал распоряжение шефу полиции Гиммлеру принять все меры, чтобы покрыть потребность в рабочей силе. Гиммлер образовал в своем штабе специальный отдел, который стал заниматься этой проблемой. Во главе отдела он поставил Ульриха Грайфельта, 1896 года рождения, сына берлинского аптекаря, относившегося к числу эсэсовских технократов. Бывший член добровольческого корпуса, прокурист одной из фирм, ставший оберфюрером СС, он хорошо разбирался в вопросах статистики, производственных показателях и в делах торговли.
   В январе 1939 года, когда недостаток рабочей силы составил 500 000 человек, Грайфельт подготовил доклад, в котором внес предложение по решению этой проблемы за счет обратного переселения 30 миллионов немцев, живущих за границей, представлявших собой естественный резерв. А через полгода Грайфельт получил возможность претворить свою идею в жизнь. Гитлер и Муссолини134134] договорились устранить тормозящий момент в делах «оси» в июле 1939 года путем переселения немцев из Южного Тироля в рейх. Организация перевозок людей и имущества была возложена на Грайфельта.
   Он образовал штаб из 20 сотрудников, назвал его «службой по вопросам переселения и реэмиграции» и расположился в доме 142 по Курфюрстендамм. Не успели первые переселенцы прибыть в рейх, как у Гиммлера родилась идея переслать немцев из Восточной Европы в оккупированную Польшу.
   Призыв сотен тысяч рабочих в вооруженные силы и возросшие потребности военной промышленности побудили Гитлера и Геринга последовать совету Грайфельта. В конце сентября 1939 года рейх заключил с Советским Союзом и прибалтийскими государствами договоренность, по которой предусматривалось разрешение на переселение проживавших в Прибалтике немцев в рейх. Диктатор вызвал к себе обергруппенфюрера СС Вернера Лоренца, начальника центра по работе с фольксдойчами и назначил его руководителем всей переселенческой акции. Выбор этот был не случаен, так как уже в 1938 году центр канализировал все политико-финансовые связи с фольксдойчами за рубежом.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru