Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 26 -

   Тем временем Науйокс и его люди уже подобрались к радиостанции. Около 20 часов служащий Фойтцик заметил, как пятеро неизвестных вошли в машинное отделение и побежали вверх по лестнице по направлению к студии. Фойтцик хотел было поинтересоваться, что эти господа хотят, однако увидел наставленное на него дуло пистолета. Команда Науйокса: «Руки вверх!» – заставила повиноваться и остальной персонал радиостанции. Штурмбанфюрер дал условный сигнал, и его люди подняли шум.
   «Мы открыли огонь из пистолетов, – вспоминал он впоследствии, – несколько раз выстрелили в потолок, чтобы создать неразбериху и запугать людей».
   Служащих связали и заперли в подвале. Науйокс рассказывал:
   «Потом мы изрядно попотели, чтобы понять, как начать передачу».
   Наконец, им удалось обнаружить так называемый «грозовой микрофон», по которому радиостанция в случае приближения грозы обычно оповещала слушателей. Науйокс достал текст, и через несколько минут тысячи немцев в округе услышали невнятные беспорядочные выкрики на польском языке, прерываемые выстрелами. Представление длилось всего четыре минуты, после чего Науйокс и его команда ретировались. На улице штурмбанфюрер заметил труп, лежавший перед входом в радиостанцию, – о нем позаботился Мюллер. Науйокс вскользь оглядел тело и дал команду к отходу.
   В двух других приграничных точках все также шло по плану. Когда Иосиф Гржимек вместе со своей группой покидал разоренное ими здание таможенного пункта Хохлинден, в темноте он обо что-то споткнулся.
   Гржимек вспоминал позже:
   «Пригнувшись, я обнаружил несколько человек в польской военной форме, неподвижно лежавших на земле… У всех них головы были наголо побриты. Я присел на корточки, так как решил, что это кто-то из наших товарищей. Но попытавшись приподнять одно из тел, понял, что имею дело с окоченевшим трупом».
   Рейхсфюрер СС не слишком расстраивался по поводу нескольких мертвых заключенных из концлагерей. Он дал фюреру то, что требовалось: польскую провокацию. В то время как солдаты и танки третьего рейха уже вели бои на польской территории, пропагандистская машина Гитлера с фальшивым негодованием оповестила мировую общественность о чудовищном преступлении, совершенном на границе великой Германии.
   «Польские мятежники перешли немецкую границу», – гласил заголовок передовицы партийного органа «Фёлькишер беобахтер» за 1 сентября 1939 года. Газета сообщала, что чудовищное злодеяние в Гляйвице «очевидно являлось сигналом для начала нападения польских партизан на немецкую территорию».
   В другой газете говорилось:
   «Подразделения полиции безопасности, несшие пограничную службу, дали отпор непрошеным гостям. Боевые действия продолжаются до сих пор».
   Руководство третьего рейха подхватило эту тему. В своем выступлении в рейхстаге 1 сентября Гитлер, например, заявил, что в истекшую ночь на границе произошли четырнадцать столкновений, в том числе три крупных. Министр иностранных дел фон Риббентроп сообщил французскому послу, что польская армия в трех местах перешла имперскую границу. Даже Герман Геринг, связывавший свои собственные планы с курсом Гитлера на войну, рассказывал шведскому посреднику Биргеру Далерусу: «Война разразилась из-за того, что поляки осуществили нападение на радиостанцию в Гляйвице».
   Крик, поднятый не только прессой, но и влиятельными государственными деятелями, побудил Мюллера к новому театральному действу. Вместе со своим коллегой, начальником уголовной полиции Артуром Нёбе, и комиссией криминалистов он выехал к местам происшествий, чтобы провести там расследование. Для гостей из нейтральных государств Нёбе приказал изготовить электрифицированную модель пограничных стычек, которая была выставлена в имперском полицейском управлении. Стоило нажать на кнопку, как расположенные скрытно лампочки высвечивали строчивший пулемет. Побывавший на одной из таких демонстраций шеф СД Гейдрих пробормотал: «Да, да, именно так и начиналась война».
   Военная игра СД на немецко-польской границе показала, что СС намеревалась завоевать ключевые позиции в экспансионистской политике третьего рейха. Это было в известной степени символично: ведь путь к внешнеполитическим авантюрам открыли именно эсэсовцы.
   Гитлеровская Германия начинала эру неограниченной экспансии. Гляйвиц был лишь промежуточным звеном в далеко идущих планах Генриха Гиммлера – начать играть решающую роль в определении немецкой внешней политики.
   Но ему приходилось действовать осторожно. Ведь у него пока еще не хватало сил, чтобы навязать свою волю многочисленным властным группировкам гитлеровской иерархии, постоянно враждующим друг с другом. Правда, он контролировал уже второй по значению после вермахта аппарат власти – полицию. Под его командованием было 258 456 эсэсовцев и 4 полка спецподразделений, носивших оружие. В его руках была единственная в своем роде политическая секретная служба. Тем не менее СС демонстрировала силу и власть лишь в тех случаях, когда действовала по заданиям фюрера.
   Однако борьба за контроль над внешней политикой страны показала нереальность планов Гиммлера. Еще в период становления режима эсэсовские политики не только бесславно потонули в национал-социалистском болоте, но и привели государство к тяжелейшему внешнеполитическому кризису.
   На повестке дня новой внешней политики стоял вопрос о присоединении Австрии. За лидирующее положение в его решении боролись пять группировок: министерство иностранных дел во главе с профессиональным дипломатом, бароном Константином фон Нейратом; внешнеполитический отдел НСДАП, возглавляемый рейхсляйтером Альфредом Розенбергом; внешнеполитическое бюро, руководимое советником Гитлера по внешнеполитическим вопросам Иоахимом фон Риббентропом; заграничная организация НСДАП с гауляйтером Вильгельмом Боле и обосновавшееся в Мюнхене эмигрантское руководство австрийской национал-социалистской партии с территориальным инспектором Тео Хабихтом, назначенным Гитлером. Осенью 1933 года к ним присоединилась и СС.
   Дело в том, что австрийская НСДАП летом 1933 года была запрещена авторитарным правокатолическим канцлером Энгельбертом Дольфусом. Преследовавшиеся австрийской полицией тысячи тамошних национал-социалистов бежали в Баварию, попадая прямо в руки Гиммлера, вербовавшего новых рекрутов. Из беженцев был сформирован «австрийский легион», командование которым вверили бригадефюреру СС Альфреду Роденбюхеру с дислокацией в военном лагере Клостер Лехфельд. Более того, оставшиеся в стране сторонники нацистской партии обратили свои взоры к СС. Вахмистр Фридолин Гласс, создавший в своей части национал-социалистскую солдатскую группу, после запрета партии был демобилизован из армии.
   Тогда из членов своей бывшей группы и примкнувших к ним демобилизованных солдат Гласс сформировал «штандарт», состоявший из шести рот. Вначале он передал свой полк местному руководству СА. Однако Глассу очень быстро надоели и характер службы, и настроения, царившие в СА. И он выехал в Берлин, где предложил свой полк руководству СС. Весною 1934 года его идею поддержал группенфюрер СС Виттье. Гиммлер распорядился оформить полк в качестве 89-го штандарта СС. Руководство же СА Австрии расценило действия Гласса как предательство.
   Сейчас уже трудно установить, посвятил ли Гласс, ставший штурмбанфюрером СС, берлинское руководство СС в свой план ликвидации режима Дольфуса путем организации путча. План этот сам по себе не был чем-то новым: еще летом 1933 года группа национал-социалистских полицейских чиновников Вены намеревалась свергнуть австрийское правительство. Но осуществлен он не был, поскольку Гитлер посчитал, что внешнеполитическая обстановка для этого еще не созрела.
   Эсэсовец Гласс не стал считаться с вето фюрера и разработал новый план путча. Он собирался во главе 150 своих солдат арестовать правительство, которое должно было собраться на очередное заседание в ведомстве канцлера в Вене, захватить радиостанцию, заявить о низложении правительства. Он считал, что вслед за тем по всей стране поднимутся штурмовики. Хабихт, доверенное лицо Гитлера по всем австрийским вопросам, услышав о плане Гласса, вызвал того в Мюнхен. Встреча их состоялась в начале июня 1934 года. Гласс утверждал, что значительная часть венской полиции и некоторые войсковые части поддержат национал-социалистский путч. И Хабихт дал свое согласие.
   Более того, он познакомил Гласса с нужными людьми – бывшим капитаном Рудольфом Вайденхаммером, начальником штаба СА, и штурмбанфюрером СС Отто Густавом Вехтером, своим заместителем в Вене. Оба они загорелись идеей путча и распределили обязанности: Вехтер брал на себя политическое руководство, а Гласс – военную подготовку путча. Вайденхаммер же должен был осуществлять контакты с внешним миром. 25 июня 1934 года они встретились с Хабихтом в Цюрихе и обсудили последние детали. Гласс получил задание готовить акцию, заручившись поддержкой венской полиции и военных. Вайденхаммер должен был обеспечить доставку оружия и получить согласие австрийского посла в Риме, Антона Ринтелена, выступить в роли нового канцлера.
   Подготовительные мероприятия прошли успешно. Ринтелен заявил о своей готовности стать канцлером. Комендант Вены, подполковник Зинцингер, был готов принять участие в путче и даже взялся обеспечить обмундированием людей Гласса, которые должны были ворваться в ведомство канцлера и арестовать министров. Собравшись 16 июля на квартире Хабихта в Мюнхене по улице Кунигунденштрассе, 60, они установили дату путча – 24 июля пополудни, когда кабинет министров должен был собраться на свое последнее заседание перед летними каникулами.
   По всей видимости, их не беспокоило, что скажет Гитлер по поводу этого мероприятия, хотя оно в случае неудачи должно было сказаться отрицательно на внешнеполитическом курсе третьего рейха. Как вспоминал потом Вехтер, ему даже на ум не пришла мысль, что они намеревались действовать в нарушение планов Адольфа Гитлера. В действительности же Хабихт посвятил фюрера в их план и получил фактически его согласие, хотя впоследствии Гитлер снял с себя всю ответственность за происшедшее и даже не возражал, когда высший партийный суд в 1938 году предъявил Вехтеру обвинение «в сознательных действиях вопреки заявлениям и воле фюрера».
   Диктатор вновь продемонстрировал «двойной стандарт», когда правая рука не знала что делает левая. Будучи в курсе интриг Хабихта против канцлера Дольфуса, он в то же время наставлял министра иностранных дел барона фон Нейрата, чтобы австрийские национал-социалисты не предпринимали ничего неразумного против существующего режима. Министерство же иностранных дел было предупреждено телеграммой немецкого посланника в Вене Рита, что австрийские нацисты готовят проведение путча, когда заговорщики еще заседали на Кунигунденштрассе.
   Почтовый служащий нацист Ханс Кёлер из Хайнфельда направил немецкому посланнику письмо для дальнейшей передачи Гитлеру, в котором содержалось требование ареста всего правительства Австрии. Об этом происшествии посланник телеграфировал в Берлин: «Господину Кёлеру нами было сказано, что содержащиеся в его памятной записке идеи противоречат политике рейха и что он должен попытаться отговорить своих товарищей от исполнения изложенного плана. Сама записка оставлена у нас, чтобы она не попала в ненужные руки. Поскольку неясно, как поступит далее господин Кёлер, считаю необходимым принять соответствующие шаги, чтобы предотвратить задуманную акцию».
   Из министерства иностранных дел Хабихту было направлено письмо, в котором ему предлагалось «предотвратить подобные планы, если они еще имеются». Неизвестно, зачитал ли Тео Хабихт это послание заговорщикам. Сам он был уже настроен сорвать путч против канцлера.
   Обергруппенфюрер СА Герман Решни, шеф нелегальных штурмовых отрядов Австрии, понимал, что в плане свержения правительства СА отводилась второстепенная роль. Штурмовикам было предложено выступить уже после того, как в Вене все будет решено. В этом он видел бесцеремонное обращение с СА со стороны СС, пренебрежение интересами штурмовиков. В рейхе СС разрушила монопольное положение СА и уничтожила ее руководителей. И в Австрии она также замахивалась на руководящую роль.
   Решни не мог забыть своей поездки к Тегернзее 30 июня 1934 года, когда он, лишь благодаря случайности, избежал эсэсовских палачей, расправившихся с Рёмом и его окружением. Может быть, судьба посылает ему сейчас возможность отомстить за погибших тогда товарищей, тем более что СС вновь стремится к усилению своей власти?
   Неожиданную помощь ему оказал Хабихт своей тактикой, приказавший, чтобы в день путча СА и СС выступили совместно, но выдвигались на исходные позиции отдельными колоннами. Вехтер вспоминал потом:
   «Хабихт заявил мне, чтобы я не контактировался с СА во время путча. Штурмовики должны были выступить отдельно под командованием обергруппенфюрера СА Решни».
   Шеф СА сделал из этого вывод, что поражение СС во время путча не будет отнесено за счет СА, поскольку они должны были действовать самостоятельно. С большой осторожностью он принял меры, чтобы сведения о планах путчистов просочились в австрийские органы безопасности.
   В своих действиях Решни опирался на верных ему – штурмбанфюрера СА Фридриха Гамбургера и его друга ротмистра Шаллера, которые, как утверждал Вехтер на судебном процессе против Гамбургера в 1935 году, «информировали австрийские правительственные органы как в 1933, так и в 1934 годах о тех решениях партии, которые следовало держать в секрете». После заседания заговорщиков у Хабихта, Решни взял обоих вместе с собой на совещание руководства СА в Мюнхене, на котором шла речь о подготовке путча.
   Шаллер записал все подробности, которые затем передал через сотрудника венской службы безопасности Цилара в ведомство канцлера, назвав и руководителей планировавшегося путча – Гласса, Вехтера и Вайденхаммера.
   То, что действия путчистов все же оказались для австрийского правительства неожиданными, следует отнести, по мнению историка Хельмута Ауэрбаха, за счет подчас труднообъяснимой агентурной обстановки в Вене, когда «разведки действовали одна против другой». Так, за Вехтером установили наблюдение: где бы он ни появлялся, за ним следовали два агента тайной полиции. Начальнику венской полиции Вайзеру, однако, было неизвестно, что агенты наружного наблюдения были национал-социалистами, которые, перед тем как передать ему результаты своих наблюдений, встречались с Вехтером и обсуждали детали представляемого донесения.
   Так что Вехтер и Гласс продолжали спокойно заканчивать все приготовления к 24 июля. Ринтелен уже находился в готовности в гостинице «Империаль». А 150 подчиненных Гласса получили снаряжение и вооружение, наиболее нетерпеливые заговорщики начинали подтягиваться к местам сбора. Вайденхаммер узнал пополудни 24 июля, что заседание совета министров переносится на 11 часов утра следующего дня. И путчисты тоже перенесли свои действия на 25 июля. Подготовленные для штурма здания ведомства канцлера на площади Балльхаусплац эсэсовцы получили распоряжение собраться в четверть первого дня во дворце спорта по Зибенштернгассе, 11.
   В указанное время туда подъехал грузовик с военным обмундированием. Группа эсэсовцев в количестве 30 человек, в новых мундирах, села в грузовик и направилась к ведомству канцлера, якобы получив на это приказание президента Микласа.
   Вехтер находился уже в трактире «Тишлера» на Шауфлергассе, неподалеку от ведомства канцлера. Его задача заключалась в ведении в последующем переговоров с арестованными министрами и назначении нового состава правительства. Но ни Гласс, ни Вехтер не знали, что путч был обречен на провал, еще не начавшись. У одного из заговорщиков, инспектора полиции Иоганна Доблера, не выдержали нервы и он доложил обо всем начальству.
   Еще до начала заседания Эмиль Фай получил сообщение, что группа радикально настроенных нацистов намерена вторгнуться в здание ведомства канцлера. Но вместо того чтобы доложить об этом Дольфусу и поднять по тревоге армию, он вызвал подразделение хаймвера и попытался выйти на заговорщиков. Когда же он, наконец, вспомнил о своем долге, прошли драгоценные минуты. Около 12 часов дня Фай поспешил на Балльхаусплац и, отозвав в сторонку канцлера, сообщил ему на ухо о полученном известии.
   Дольфус посмотрел на него недоверчиво, однако тут же принял решение и заявил собравшимся министрам: «Фай только что сообщил мне кое-что, но я не знаю, соответствует ли это действительности или нет. Будет, однако, лучше, если мы прервем заседание, и каждый министр отправится в свое ведомство. О продолжении заседания я вас извещу».
   Покачав головами, министры разошлись. В здании остались только канцлер, Фай и статс-секретарь по вопросам безопасности Карвински.
   Карвински потребовал прислать на площадь усиленный наряд полиции. Взглянув в окно, он увидел, как во двор здания въезжал грузовик. «Это, видимо, полиция», – подумал он. Через несколько минут в кабинет вбежал капитан охраны и доложил Дольфусу, что в здании появились вооруженные люди. Канцлер поспешил в соседний зал, чтобы посмотреть во двор. Тут ему доложили, что это – солдаты. В тот же момент к нему подбежал привратник Хедвичек и, схватив за руку, настоятельно произнес: «Господин канцлер, пошли».
   В угловой комнате, рядом с кабинетом канцлера, находилась потайная винтовая лестница, выходившая во двор.
   Но не успели они скрыться, как с лестничной площадки вышел эсэсовец Отто Планетта с десятью своими товарищами, которые и наткнулись на канцлера. Несколько секунд он стоял в нерешительности, затем истерично закричал: «Руки вверх».
   Канцлер сделал порывистое движение рукой и спросил: «Что вам от меня нужно?»
   Планетта отпрянул и выхватил пистолет. Раздался выстрел, и Дольфус рухнул на пол. На груди у него показалась кровь.
   Заговорщики положили раненого на диван. Через некоторое время канцлер открыл глаза и, запинаясь в замешательстве, произнес: «Да что же это такое происходит? Появляется майор с капитаном и несколькими солдатами и начинают в меня стрелять».
   Но он скоро все понял: это – его конец. Затем между ним и повстанцами началась, как ее назвал его английский биограф Гордон Шеперд, «мирная политическая дискуссия». «Я всегда старался сделать наилучшим образом все, что было в моих силах, стремясь к миру», – произнес Дольфус.
   Один из эсэсовцев ответил, что от канцлера зависело достижение мира с Германией, на что умиравший ответил: «Ребята, вы этого не понимаете».
   Эсэсовцы молча смотрели на свою жертву, больше никто не произносил ни слова. В 15.45 австрийский канцлер скончался. Его последними словами, обращенными к тем, кто жалостливо смотрел на него были:
   «Ребята, вы очень милы по отношению ко мне. Почему же другие ведут себя иначе? Я всегда желал мира. Мы ни на кого не нападали, но были вынуждены защищаться. Да простит вас Бог».
   Главной же своей цели путчисты не достигли: арест министров не удался. Правда, здание радиостанции они захватили. Отто Густав Вехтер бросился за помощью. В его мозгу билась мысль, что теперь-то настал час для выступления СА. Обергруппенфюрер СА Решни должен был вывести свои когорты на улицы и бросить их против правительства. Он добрался до гостиницы «Сент-Джеймс», где собралось руководство австрийской СА. Вехтер вспоминал: «Когда я обрисовал положение дел бригадефюреру СА Тюрку и потребовал выступления СА, тот в моем присутствии отдал приказ поднять по тревоге группы штурмовиков Вены и Северной Австрии и заявил мне, что через час они войдут в центр города».
   На деле же Тюрк разделял мнение своего шефа Решни и, как только Вехтер помчался дальше, отменил свой приказ, и распорядился отвести венских штурмовиков на квартиры. В результате ни одно подразделение СА не пришло на помощь путчистам. Вскоре Тюрк дал такое объяснение событиям: «Путч 25 июля являлся инициативой 89-го штандарта СС, за который СА не несет никакой ответственности».
   С полнейшим безразличием штурмовики смотрели на то, как австрийская полиция и армейские подразделения расправлялись с путчистами. Убийца канцлера, Планетта, и шесть его сообщников были казнены, многие получили различные сроки тюремного заключения.
   На следующий же день на Гитлера обрушилась настоящая волна международных протестов. Впервые в истории третьего рейха фюрер предстал в глазах мировой общественности как законченный убийца, выступить против которого считали своей обязанностью все высшие государственные деятели.
   «Мы стоим перед вторым Сараево!» – кричал Гитлер, направляя своего бывшего вице-канцлера Франца фон Папена в Вену с миротворческой миссией.
   Вместе с тем Гитлер принял и кое-какие меры для успокоения общественности: Тео Хабихта отстранили от должности, «австрийский легион» разоружили, а против заговорщиков начали расследование.
   Сильнее же всего провал путча ударил по рейхсфюреру СС, потерявшему в значительной степени свой престиж.
   Что толку, что одураченный шеф-путчист Вехтер говорил в исступлении:
   «СА, стремившаяся установить свое преимущественное положение в Австрии, действовала запрещенными приемами, близкими к предательству общего дела, а от ее руководства в связи с этим можно ожидать чего угодно…»
   С трудом, шаг за шагом, СС восстанавливала былое доверие Гитлера.
   Из этой истории руководство СС сделало вывод: в борьбе национал-социалистских иерархов решающую роль играют группировки по интересам, проводящие свою линию грубо и жестоко, невзирая на должные, казалось бы, связывать их воедино национал-социалистские идеи. Война клик и властных группировок между собой внутри партии, а после 1933 года и в государственно-партийном аппарате, стала законом жизни для коричневых господ, которую не могла остановить даже единая идеология. Они были готовы скорее пойти на уступки политическому противнику, чем хоть в чем-то отказаться от своей власти.
   Так, шеф СА Рём в 1932 году раскрыл объятия социал-демократическому руководству рейхсбаннера, предпочтя это достижению определенного взаимопонимания со своими противниками в собственной партии. Руководитель австрийской СА Решни допустил провал национал-социалистского путча, чтоб не дать СС возможности возвыситься в стране. А шеф СА Виктор Лутце после расправы с Рёмом мечтал о примирении с СС, вместо того чтобы выступить против нее совместно с вермахтом.
   В такой окопной войне противоречивых интересов СС не могла добиться значительных успехов в одиночку. Ей следовало заручиться поддержкой властного центра – Адольфа Гитлера и назначенного им партийного руководства в лице Рудольфа Гесса, «заместителя фюрера по партии». Именно он приоткрыл для СС такую область деятельности, как вопросы так называемой немецкой народной политики.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru