Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 23 -

   Если СД и сыграла какую-то роль в ликвидации Тухачевского, то следует отметить, что советская секретная служба при этом работала сразу по нескольким направлениям. По крайней мере, можно предположить, что Ежов был заинтересован в получении обличительных материалов из Германии, страны, в которой Тухачевский бывал неоднократно по служебным делам и с которой сотрудничал. Он был довольно частым гостем на маневрах рейхсвера, пожимал старческую руку Гинденбурга. Так что шефу НКВД было проще всего получить необходимые документы и материалы от национал-социалистского правительства, которое не собиралось сотрудничать в военном отношении с большевиками – «врагами всего мира».
   Конечно, интерес Советов к обличительным материалам на Тухачевского следовало держать в тайне. Поэтому в дело был вовлечен агент-двойник Скоблин – генерал, сражавшийся против большевиков в годы гражданской войны. А «всезнающий» шеф СД Гейдрих так и не понял, что его просто-напросто вовлекли в некую игру.
   Нельзя не отметить и того обстоятельства, что, не получив от Канариса материалы периода тесных связей рейхсвера с Красной Армией, Гейдрих был вынужден выкрасть их в одном из учреждений вермахта. Эксперт по России Шпальке утверждал, что Канарис о планах Гейдриха в отношении Тухачевского ничего не знал.
   Об афере он узнал от самого Гейдриха во время совместного выезда с ним на конную прогулку. Это известие было отрицательно воспринято Канарисом, так как он понимал, что подобные авантюристические проделки не доведут до добра. По мнению биографа Канариса Абсхагена, афера с Тухачевским резко изменила отношение адмирала к Гейдриху да и к гитлеровскому режиму в целом. Не прошло после всего этого и года, как шеф абвера, Вильгельм Канарис, принял решение лишить власти руководство службы безопасности. Осуществить это, однако, ему не удалось.
   Но более опасным, чем отношение к абверу вермахта, для СД было недоверие партии, вызванное действиями службы безопасности внутри страны. В рзультате Рудольф Гесс объявил СД единственной разведывательной и контрразведывательной организацией НСДАП.
   Однако такое монопольное положение было предоставлено СД с условием, что она никогда не будет вмешиваться во внутренние дела партии, а должна заниматься только вражескими элементами, просочившимися в ее ряды.
   Гиммлер и Гейдрих отдали строжайшие распоряжения, чтобы ни один эсэсовец не принимал ни в какой форме участия во внутрипартийных дискуссиях. Предоставление любых донесений о партийных делах было запрещено, поступившие же со стороны сообщения направлялись в партийную канцелярию без обработки. Не только партия, но и гауляйтеры следили за тем, чтобы СД не превратилась в организацию, осуществлявшую слежку за НСДАП.
   Однако после реорганизации СД два ее сотрудника – Райнхард Хён, руководитель отдела II 2, и его подчиненный Отто Олендорф посчитали, что СД должна вносить коррективы в национал-социалистскую политику и осуществлять полезную критику.
   При первой же встрече Хён сказал Олендорфу:
   «Поскольку официальная критика отменена, задачей СД должна стать информация руководства партии и государства о событиях в стране и в особенности о недостатках, недоразумениях, ошибках и тому подобном».
   Да Олендорф и сам, как старый боец и бывший руководитель партийной группой Хоэнэггельсена из-под Хильдесхайма, ждал только случая выступить против казавшихся ему катастрофическими недостатков национал-социалистского движения.
   Олендорф, в котором многие его товарищи по партии усматривали тип невротического, постоянно чем-то недовольного и знающего обо всем лучше других интеллектуала, видел угрожавшие «здоровому организму национал-социализма» опасности. Их он подразделял на две категории: коллективное устремление в экономику и социальную политику и государственно-абсолютистские тенденции в конституционных вопросах. Для себя самого он ввел такие понятия, как «большевизм», к представителям которого отнес Роберта Лея и Вальтера Дарре, и «фашизм» с Карлом Шмиттом, проповедовавшим установление цезаризма без всяких норм и институтов, но с национал-социалистским оттенком.
   Олендорф и его шеф Хён на полном серьезе полагали, что СД сможет оказать положительное влияние на развитие национал-социализма. Их отдел даже разработал концепцию наблюдения за жизнью страны, а Хён поставил задачу сбора информации о настроениях и мнениях всех слоев населения, а также реакции его на мероприятия правительственных и партийных органов. Только таким путем руководству государства станет известно, считал он, как воспринимается его политика народом.
   Государственник Хён начал свою деятельность со сбора информации в высших школах и университетах, где ему все было знакомо. В его отделе было около двадцати молодых сотрудников, но никаких секретарей и какого-либо оборудования. Олендорф возглавил секцию экономики и создал за короткое время рабочий штаб из специалистов в этой области. Они стали собирать со всех концов страны данные по экономическому положению и подвергать их критическому анализу. Олендорф даже разработал памятную записку о характере и целях их работы, которую озаглавил «Экономика в национал-социалистском государстве».
   Он, в частности, отмечал, что перевод экономики на военные рельсы вызвал напряженность и однобокое развитие всего народного хозяйства, в результате чего «крупные предприятия укрепили свое положение за счет ослабления средних и мелких. Частная инициатива в ряде отраслей свернута. Появились различные закупочные и распределительные организации со всеми своими недостатками. Произошли изменения в ценообразовании и оплате труда. Поэтому задача государственного и народно-хозяйственного руководства заключается в определении границ, за которые выходить не следует. В связи с этим возрастает роль СД, которая должна своевременно докладывать об истинном положении дел, настроениях и ошибках».
   Объективные отчеты Олендорфа понравились Хёну настолько, что он в апреле 1937 года назначил его руководителем штаба всего своего отдела. Олендорф тут же распространил свою систему на все области жизни страны, положение в которых подверг тщательному анализу. А вскоре на Вильгельмштрассе образовались три рабочих штаба, которые стали освещать положение дел в рейхе: реферат II 21, занимавшийся вопросами культуры, науки, образования и народного духа; реферат II 22 – проблемы права и управления, партии и государства, высших школ и студенчества и реферат II 23 – все области экономики.
   Доклады Олендорфа становились вое более критическими. Просчеты и ошибки назывались собственными именами: усиление власти концернов, непомерно высокие государственные расходы, коллективистские устремления немецкого трудового фронта, нападки на среднее сословие, мания величия партийных деятелей. Сами того не осознав, информаторы оказались на минном поле партийной неприкосновенности. Через некоторое время партийные функционеры поняли, что оказались в поле зрения СД. И началось то, что Олендорф впоследствии охарактеризовал как «длительную борьбу, поражения и победы и вновь поражения, коснувшиеся управления СД и его лично».
   Летом 1936 года Хён осуществил выпад против главного историографа национал-социализма профессора Вальтера Франка с целью внедрения собственных ученых в эту сферу. С помощью враждебно относившегося к СД гауляйтера Юлиуса Штрайхера116116], Франк нанес ответный удар, вытащив на свет ранние высказывания Хёна о национал-социализме, в которых тот, в частности, утверждал: «Гитлер со своими национал-социалистским движением вызвал, прежде всего, дух противоречия». Когда эти слова дошли до ушей партийного руководства, Гитлер высказал сомнения в отношении возможности дальнейшего пребывания профессора Хёна на своей должности. Гиммлер и Гейдрих были вынуждены освободить Хёна, который на несколько месяцев скрылся в Швейцарии, чтобы переждать угрожавшее ему исключение из партии.
   С уходом Хёна под огонь партийных бонз попал Олендорф. Если вначале рейхсфюреру СС нравились хорошо подготовленные и аргументированные доклады Олендорфа, но, как только партийное руководство стало выражать свое неудовольствие, осторожный Гиммлер отвернулся от него. Его секретарь Рудольф Брандт сказал в связи с этим, что Олендорф будто бы не умеет и корректно вести себя с начальством: «Вместо того чтобы подносить рейхсфюреру таблички с руническими надписями и поддерживать его высказывания в отношении древних германцев и их культуры, он пытается поучать его в вопросах, мало для него понятных, выдавая с совершенно серьезным выражением лица неутешительные прогнозы».
   Гиммлер даже пошел на то, чего обычно старался избегать: через голову шефа СД Гейдриха он вызвал к себе упрямца Олендорфа и намылил, как говорится, ему шею. Без обиняков он заявил тому, что проводимая СД работа в области внутренней жизни страны является по своей сути нелегальной, и партия этого никогда не потерпит, что задача СД определена как ведение контрразведывательной деятельности против противников, а все прочее только вредит интересам СС.
   Решением Гейдриха Олендорф был освобожден от обязанностей руководителя штаба отдела и возвратился к тому, с чего начал, – к экономике. 4 сентября 1937 года Гейдрих отдал распоряжение, в котором говорилось:
   «В сообщениях о жизни страны речь может идти только о ходе внедрения национал-социализма в различные ее сферы и случаях противодействия в областях культуры, жизни общин и в материальной сфере».
   При таких условиях Олендорф не пожелал оставаться дольше в СД. Когда же он обратился к Гейдриху с просьбой разрешить ему уйти из управления, тот отказал, исходя из того, что ему еще могут пригодиться его знания. Да и Гиммлер не пожелал с ним расстаться.
   Только весною 1938 года Олендорфу, ставшему к тому времени штандартенфюрером СС на общественных началах, удалось перейти в управление торговли. Судьба его однако по-прежнему была связана с СД, поскольку он вынужден был ежедневно по нескольку часов работать в прежнем своем управлении на Вильгельмштрассе.
   Случай с Олендорфом был не единственным. Он показал, что любых экспериментаторов из СД не ожидает ничего хорошего. Ставленник Гейдриха, Вальтер Шелленберг, отмечал: «Сообщения с фронта [так в СД назывались органы разведки и контрразведки, непосредственно контактирующие с противником] свидетельствуют о нарастающей неуверенности сотрудников в своей судьбе. Вместе с тем отмечается стремление целого ряда лиц к уходу со службы из центральных управлений».
   Гиммлер и Гейдрих столкнулись с необходимостью прояснения статуса СД. Еще до ухода Олендорфа разразился скандал, высветивший непрочность созданного Гейдрихом аппарата, который едва не лишил Гейдриха власти и не разрушил партнерства обоих руководителей СС.
   Истоки его относились к маю 1936 года и были связаны со следователем берлинского полицей-президиума – судебным асессором Эрнстом, который занимался делом некоего Отто Шмидта. В досье на него было записано следующее: «Возраст 29 лет, в 1921-1922 годах три раза привлекался к судебной ответственности, отсидел две, затем три недели и еще месяц за воровство, в 1924 году – четыре месяца тюремного заключения – опять же за воровство, в 1927 году – месяц тюрьмы за растрату, в 1928 году – четыре месяца заключения за вымогательство и в том же году еще шесть месяцев за вымогательство с применением насилия, в 1929 году – две недели за обман».
   В 1935 году Шмидт был арестован по подозрению в вымогательстве. Допрашивал его тогда следователь Юстус. Мошенник признался лишь в совершении нескольких мелких проступков. После этого он попал к Эрнсту, которому удалось развязать Шмидту язык. Разговорившийся преступник рассказал, что от его вымогательств пострадали десятки, даже сотни людей, в том числе и видные личности – по большей части гомосексуалисты. Среди названных были прокурор Рюдигер фон дер Гольц – сын бывшего командира балтийского добровольческого корпуса; потсдамский полицей-президент штандартенфюрер СС граф фон Ведель; министр экономики Функ и некий генерал Фрич.
   Таким образом, обычное уголовное дело превратилось в политическое. Вопросами борьбы с гомосексуализмом занимался криминальрат Иосиф Майзингер. Поэтому дело Шмидта было передано на Принц-Альбрехтштрассе. Майзингер обратил внимание на фамилию Фрич. Был ли это главнокомандующий сухопутными войсками, генерал-полковник барон Вернер фон Фрич, выступавший против создания военизированных подразделений СС? Майзингер поручил расследование капитану охранной полиции Хойзереру.
   8 или 9 июля 1936 года тот представил Шмидту целый ряд фотографий с указанием имен и занимаемых должностей запечатленных на них лиц. Увидев фотокарточку Фрича с подписью «генерал-полковник барон фон Фрич, главком сухопутных войск», Шмидт сказал: «Да, это он».
   Затем Шмидт показал, что как-то в ноябре 1933 года в зале ожидания берлинского вокзала Ванзее он обратил внимание на мужчину, одетого в темное пальто с меховым воротником коричневого цвета, с темной шляпой на голове, белым кашне и моноклем в глазу. Вместе с неким Мартином Вайнгертнером по прозвищу «баварец Зеппл» этот человек направился в темную улочку рядом с вокзалом. Последовавший за ними Шмидт наблюдал сцену их полового акта. Затем этот господин направился к Потсдамской площади, где Шмидт и задержал его, представившись «комиссаром уголовной полиции Крёгером». Задержанный заявил, что он генерал фон Фрич и предъявил удостоверение личности.
   Желая откупиться, этот господин сказал, что у него с собой всего 100 марок, но он может дать и больше. Тогда они поехали в Лихтерфельде, где тот зашел в дом номер 21 на Фердинандштрассе. Возвратившись, он вручил Шмидту 500 марок и пообещал еще 1000 на следующий день. Деньги эти были им получены. А в середине января 1934 года Шмидт получил еще 1000 марок в зале ожидания вокзала электрички Лихтерфельде-Ост. Вместе с ним был его приятель Хайтер, которого он представил как своего начальника и которому передал 500 марок.
   Майзингер торжествовал. Случай дал ему в руки мощное оружие против командования сухопутных войск. И он стал раскручивать дело Шмидта, который в августе сообщил новому следователю Лёффлеру дополнительные подробности к своему предыдущему рассказу. Его сообщник Хайтер подтвердил сказанное. У Майзингера не было никаких сомнений: этот Фрич – не кто иной, как ненавистный генерал-полковник.
   О результатах расследования Майзингер сообщил своему начальству, и уже вскоре шеф СС Гиммлер доложил об этом Гитлеру. Но в имперской канцелярии его ждало разочарование. Адольф Гитлер, бегло просмотрев восьмистраничный протокол допроса, приказал сжечь «это дерьмо». Военный специалист фон Фрич был ему еще необходим, и он не собирался принести его в жертву из-за каких-то мелочей.
   К своему разочарованию, Гиммлер представил диктатору дело Фрича в неподходящий момент: Гитлер относился в то время к военным с уважением, предоставил им свободу действий и воздерживался от критики. По свидетельству его адъютанта полковника Фридриха Хосбаха, генерал-адмиралу Бёму Гитлер как-то сказал:
   – Возможно, ко мне и придет кто-нибудь из партийного руководства и заявит: «Все хорошо и прекрасно, мой фюрер, но такой-то генерал выступает и действует против вас». На это я ему отвечу: «Я этому не верю». И если даже мне будут предъявлены письменные доказательства, я просто порву эту мазню, так как моя вера в вермахт непоколебима".
   Поэтому и Гиммлер с Гейдрихом были вынуждены порвать свою писанину. Однако прежде чем уничтожить дело Фрича Гейдрих приказал снять копию с наиболее важных материалов. По всей видимости, он полагал, что делу этому можно будет все-таки дать ход. И день этот наступил даже раньше, чем он думал. Дело в том, что после проведения совещания в имперской канцелярии 5 ноября 1937 года Гитлеру стало ясно: фон Фрич и военный министр генерал-фельдмаршал Вернер фон Бломберг будут лишь тормозить его довольно рискованную внешнюю политику.
   На совещании присутствовали фон Фрич, фон Бломберг, Геринг, Хосбах, главком ВМФ Редер и министр иностранных дел фон Нойрат. Гитлер заговорил о своих планах, которые считал настолько важными, что рассматривал их в качестве «своего политического завещания», как занес в протокол Хосбах. Основными положениями в них были: самое позднее к 1943 году Германия должна расширить свое жизненное пространство даже с применением силы. Австрия и Чехословакия будут присоединены к Германии. Фон Фрич и фон Бломберг высказали сомнения чисто военного характера: чешские укрепления на границе взять нелегко, а в случае возникновения войны между Италией и Францией следует считаться с сильной французской армией на западных границах Германии. Поэтому ведение войны возможно только при нейтралитете Англии и Франции.
   «Дискуссия принимала временами резкие формы, в особенности тогда, когда спор разгорался между фон Бломбергом и фон Фричем, с одной стороны, и Герингом – с другой. Гитлер не вмешивался, лишь внимательно слушая», – записал Хосбах.
   На основе дискуссии у Гитлера сложилось определенное мнение. С такими военными начинать рискованные военные операции по претворению в жизнь национал-социалистской внешней политики нельзя. И он сразу же охладел к военному руководству.
   В связи с этим майзингеровское расследование дела Фрича стало вновь актуальным. Но возвратился ли к этому вопросу сам Гитлер? Вряд ли. Нашелся человек, заинтересованный в том, чтобы напустить свору гестапо на командование сухопутными войсками. Им оказался Герман Геринг, бывший формально еще шефом прусского гестапо, которого неоднократно обвиняли в дилетантизме. Он частенько подвергался насмешкам со стороны военных, хотя и стал уже генерал-полковником. Осенью 1941 года Майзингер рассказал другому адъютанту Гитлера, Фрицу Видеману, что именно Геринг отдал ему распоряжение восстановить дело Фрича.
   Скорее всего, это случилось сразу же после упомянутого совещания в имперской канцелярии, ибо уже во время поездки главкома сухопутных войск в Египет, начавшейся 10 ноября 1937 года, для слежки за ним были приставлены два сотрудника гестапо. В их задачу входило, в частности, выяснение, станет ли он посещать там места сбора гомосексуалистов. В середине января 1938 года Майзингер решил перепроверить показания Шмидта. Криминальинспектор Фелинг установил, что в соседнем с двадцать первым номером доме проживал ротмистр в отставке Фрич. Таким образом, в деле генерала Фрича появилась неувязка.
   Однако заветная мечта Геринга сделаться военным министром стала, казалось, близкой к осуществлению, когда берлинский полицей-президент граф Вольф Генрих фон Хелльдорф рассказал ему некоторые новости, носившие весьма щепетильный характер.
   12 января 1938 года генерал-фельдмаршал фон Бломберг, вдовец с 1932 года, имевший двух сыновей и трех дочерей, женился на бывшей стенографистке одного из центральных учреждений Эрне Грун. Их бракосочетание отметил узкий круг друзей и знакомых, а в качестве свидетелей выступили Адольф Гитлер и Герман Геринг. Новобрачные тут же выехали в свадебное путешествие. А криминальрат Курт Хельмут Мюллер, начальник отдела центрального управления уголовной полиции, вскоре после этого получил целую пачку старых фотографий от своего коллеги Герхарда Наука из реферата, занимавшегося вопросами соблюдения нравственности.
   «Присмотревшись к совсем обнаженной парочке, – вспоминал потом Мюллер, – я прочитал на обороте фотокарточки имена сфотографированных. Имя женщины мне показалось знакомым. На других фотографиях она попалась еще три раза». В отделе регистрации жителей города он выяснил, что дама была новой женой генерал-фельдмаршала.
   Когда он доложил об этом своему шефу, Артур Нёбе воскликнул: «И этой женщине фюрер целовал руку!»
   Начальник уголовной полиции поделился новостью с полицей-президентом. 23 января граф навестил генерала Вильгельма Кейтеля117117], бывшего тогда начальником одного из управлений военного министерства. Он хотел получить от того подтверждение, что дама на фото и есть жена фон Бломберга. Оказалось, однако, что Кейтель ее никогда не видел. Поскольку самого Бломберга на месте не было, Кейтель отослал Хелльдорфа к Герингу. Как свидетель при бракосочетании, он должен был знать жену фельдмаршала.
   Таким образом, 23 января 1938 года в руках Геринга оказалась козырная карта. Он сразу же понял, что в случае скандала генерал-фельдмаршала отстранят от должности. Но кто займет его кресло на Бендлерштрассе? Вне всякого сомнения, соперник Геринга – генерал-полковник фон Фрич. Этого-то ему как раз и не хватало!
   Герингу пришлось набраться терпения на целые сутки, так как Гитлер должен был возвратиться из баварского Бергхофа только вечером 24 января. И не успел Гитлер появиться в имперской канцелярии, как там оказался Геринг. Адъютанту Гитлера, Хосбаху, он даже пожаловался, что ему приходится сообщать фюреру неприятные известия. На этот раз дело шло о военном министре фон Бломберге. После своего доклада Гитлеру о сути вопроса, он как бы между прочим упомянул и Фрича. После ухода Геринга Хосбах отметил, что фюрер, «хотя и был взволнован, но не проявлял озабоченности или подавленности».
   Скорее всего, этой же ночью Геринг и отдал распоряжение Майзингеру восстановить дело Фрича. Уже на следующее утро оно лежало на столе Гитлера, из чего следует, что было подготовлено всего за ночь, да этого сотрудники гестапо и не скрывали. Второй адъютант Гитлера, Шауб, позвонил уже под утро Хосбаху и передал ему распоряжение немедленно приехать в имперскую канцелярию – видимо, сразу же после передачи туда дела Фрича.
   Увидев через несколько часов Гитлера, Хосбах был удивлен реакцией Гитлера. Он, по всей видимости, тяжело переживал двойной прокол Бломберга и Фрича, потеряв наивную веру в прусско-немецких военных. Адъютант Видеман писал, что он «никогда ранее за все четыре года нахождения с Гитлером не видел его в таком состоянии. Заложив руки за спину, фюрер ходил, согнувшись, взад и вперед по своему кабинету, бормоча, что уж если такое произошло с фельдмаршалом, то на этом свете можно ожидать чего угодно». Прибывший на доклад генерал Герд фон Рундштедт118118] нашел Гитлера «в страшном волнении, он производил впечатление человека, в котором что-то надломилось и который потерял веру в людей».
   Было ли это хорошо разыгранной сценой? Сначала, наверное, нет. Но вскоре в Гитлере проснулся, очевидно, дикий инстинкт, когда он увидел шанс разделаться одним махом с руководством вермахта и взять командование армией в свои руки. Теперь уж военные не помешают ему осуществлять задуманную им внешнюю политику, пусть даже явно авантюрную.
   И он напустил на военных Геринга. Поскольку Хосбах высказал сомнение в вине Фрича, Гитлер поставил перед Герингом задачу перепроверить показания Шмидта. Геринг дважды побывал на Принц-Альбрехтштрассе и получил подтверждение того, что он и Гитлер желали слышать: свидетель Шмидт повторил сказанное им ранее. Тогда Хосбах в ночь с 25 на 26 января отправился по собственной инициативе к генерал-полковнику фон Фричу и рассказал обо всем, что замышлялось против командования сухопутными войсками. Фрич был буквально огорошен, сказав только: «Это – наглая ложь!»
   Было ясно, что крупнейший кризис в истории вермахта проходил в условиях беспрекословного солдатского повиновения и культа фюрера. Французский маршал МакМагон так выразился по этому поводу: «Генералы – люди, которые во всем мире проявляют менее всего мужества к действиям». Фон Фрич ничем не отличался от своих коллег, смотревших, как говорится, в рот Гитлеру. До самого своего конца он так и не понял, что сделал с ним его фюрер, и не видел пропасти, в которую наверняка свалился бы, если бы его не поддержали товарищи. С чувством фатализма и тупой покорности он шел навстречу не только своей судьбе, но и судьбе Германии. Позднее он написал о Гитлере: «Этот человек – судьба Германии – как в хорошем, так и в плохом. Он будет идти своим путем до самого конца, и если там окажется пропасть, то он увлечет с собою нас всех – тут уж ничего не поделаешь».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru
отличные лечебные маски для волос