Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 15 -

   Но даже исключение 60 000 человек не смогло обеспечить необходимого внутреннего единства СС. Гиммлер решил, что для полного единения, наряду с организационными мерами, ужесточением правил приема и кодексов чести, необходим корпоративный дух – превращение организации в орден.
   В качестве исторического образца он выбрал орден иезуитов. И это не случайно. Штурмовик Карл Эрнст не случайно часто называл Гиммлера «черным иезуитом», а Гитлер – «моим Игнатием из Лойолы». В ордене иезуитов рейхсфюрер СС нашел необходимую ему доктрину: беспрекословность повиновения и культ организации. Шеф внешней разведки Вальтер Шелленберг впоследствии показал, что Гиммлер сформировал свою организацию «по принципам иезуитского ордена».
   Сходство СС с иезуитами было просто поразительным: огромные привилегии; свобода в вопросах соблюдения всемирной юрисдикции; строгие правила приема; абсолютное, слепое повиновение руководителю, который в одном случае назывался папой, а в другом – фюрером. Было у них и другое сходство. Иезуиты основали в XVII веке собственное государство среди индейских племен Парагвая, никому не подчинявшееся. Гиммлер также мечтал о создании государства Бургундии, которое не подчинялось бы рейху и имело собственное правительство, управление и армию, а также посла в Берлине.
   Общими для них были и возникавшие кризисы. Если у иезуитов, находившимся под покровительством католической церкви, все время появлялись новые враги, то у СС противники были даже в нацистской партии.
   Проблемы также оказались схожими. Так, в иезуитском ордене велись долгие споры, должен ли он стать мечом контрреформации или же стать инструментом монастырской набожности. А в СС рассматривался вопрос, быть ли ей международной закваской национал-социализма или верной собакой режима.
   Да и организация ордена СС имела и своего предшественника. Основатель иезуитского ордена Игнатий из Лойолы (1491-1556) поставил во главе иезуитов генерала, у которого было четыре ассистента – советника (своеобразное правительство). У Гиммлера, который сам возглавил орден СС, вместо ассистентов существовали соответствующие управления. Высшим органом руководства была адъютантура во главе с бригадефюрером СС Карлом Вольфом, преобразованная в 1936 году в личный штаб рейхсфюрера СС и в 1939 году получившая права главного управления. Главное управление СД возглавлялось группенфюрером СС Райнхардом Гейдрихом и отвечало за вопросы безопасности. Главное управление по расовым и поселенческим вопросам возглавлялось обергруппенфюрером СС Вальтером Дарре и отвечало за идеологическую и расовую чистоту членов организации. Суд СС возглавлялся бригадефюрером СС Паулем Шарфе, также ставшим в 1939 году начальником главного управления. Административное главное управление во главе с преемником Витье – Августом Хайсмайером9999] ведало управленческими, финансовыми и техническими вопросами всех подразделений, кроме СД.
   К 1942 году были сформированы еще четыре главных управления (три из них на основе административного). Оперативное возглавил группенфюрер Ганс Юттнер100100], ему подчинялись войска СС. Кадровое во главе с группенфюрером СС Максимилианом фон Херфом занималось офицерским составом и вопросами замещения вакантных должностей. Экономико-административное возглавлялось группенфюрером СС Освальдом Полем и занималось хозяйственно-экономическими вопросами, а также ведало концентрационными лагерями. Управление обергруппенфюрера Хайсмайера ведало вопросами образования и воспитания в учебных заведениях в национал-социалистском духе. В качестве его преемника в разукрупненное главное административное управление был назначен группенфюрер Готтлоб Бергер.
   Эти главные управления осуществляли контроль за округами, районами, полками, батальонами и ротами, входившими в организацию СС, для чего туда время от времени направлялись специальные представители, как правило, без предварительного оповещения. Они проверяли состояние дисциплины, несение службы и профессиональные знания офицеров.
   На местах к контролерам из Берлина относились с предубеждением, поэтому группенфюрер СС Цех, часто выезжавший с проверками, заявил о необходимости изъятия слова «контроль» из служебного лексикона, так как «руководство не контролирует подразделения, а лишь инспектирует».
   Гиммлером вместе с тем овладела идея придать членам его организации статус касты господ единого образца. Главное управление по расовым и поселенческим вопросам получило задание разработать новые требования, предъявляемые каждому поступающему в СС. Хауптштурмфюрер СС профессор доктор Бруно Шульц подготовил специальную шкалу для расовой комиссии, которая решала теперь вопрос о приеме новых членов.
   Свою шкалу профессор подразделил на три группы, исходя из расовой характеристики, состояния здоровья и общей подготовки. Интеллектуальные способности им не учитывались. Гиммлер считал, что будущий сверхчеловек должен быть обязательно блондином с голубыми глазами, и намеревался освобождаться от представителей других рас. Поэтому расовая таблица Шульца предусматривала пять градаций: группа «чисто нордическая», группа «нордическая и фальская», группа выходцев из этих двух рас и частично средиземноморских – от смешанных браков, группа метисов балтийского и альпийского происхождения и группа помесей неевропейского происхождения.
   Приему в СС подлежали представители трех первых групп. Гиммлер полагал, что через несколько лет руководящие посты в государстве будут занимать только блондины, а через 120 лет немецкий народ станет исключительно германо-нордической расой.
   Но не только расовая принадлежность должна была решить эту проблему. От будущего эсэсовца требовалось и пропорциональное строение тела – по системе из девяти пунктов того же Шульца. Даже высокорослые люди не подходили, если у них были какие-либо отклонения физического плана: несоответствие, например, размеров бедра и голени или длины ног и верхней части туловища.
   Принимались кандидаты, получавшие первые четыре оценки шкалы Шульца: «идеальное телосложение»; «отлично»; «очень хорошо»; «хорошо». Комиссию могли благополучно пройти еще две категории, если при оценках «удовлетворительно» и «небольшие отклонения» кандидаты имели хорошие манеры и являлись представителями нордической расы.
   Гиммлер утверждал: «Несмотря на полную дисциплинированность, кандидат не может выглядеть холопом. Его походка и руки также должны соответствовать тем идеалам, которые мы хотим иметь».
   Кандидат, успешно прошедший расовую комиссию, подвергался многочисленным экзаменам и проверкам, заимствованным Гиммлером у иезуитов. Послушники у иезуитов должны были преодолеть в течение двух лет тяжелые испытания и выполнить целый ряд всевозможных заданий, проходя проверку бедностью, целомудрием и послушанием, прежде чем становились схоластиками. Кандидаты в члены СС также подвергались различным тестам и лишь после этого принимали присягу эсэсовца. Прохождение кандидатом предусмотренных ступеней приобщалось к национал-социалистским праздникам.
   9 ноября, в годовщину мюнхенского «пивного путча», кандидат становился соискателем и получал право ношения эсэсовской формы, но без погон и петлиц. 30 января, в день взятия власти, он получал временное удостоверение личности эсэсовца. 20 апреля, в день рождения Гитлера, кандидат, получив постоянное удостоверение личности, надев погоны и петлицы, приносил следующую присягу фюреру:


Клянусь тебе, Адольф Гитлер,
Как фюреру и канцлеру германской империи,
В верности и храбрости.
Торжественно обещаю тебе и назначенным тобою начальникам
Повиноваться беспрекословно до самой смерти.
И да поможет мне Бог.
 
   Церемония принятия присяги должна была дать возможность новичку прочувствовать ту мистическую связь, которая объединяла харизматического фюрера с его одетыми в черную форму культовыми служителями. Особо магические свойства эта церемония приобретала в подразделениях для особых поручений. Обычно она проходила 9 ноября в Мюнхене в 22 часа в присутствии самого Гитлера. Некий Эмиль Хелферих до сих пор с волнением вспоминает «полуночное принятие присяги перед Зданием полководцев (Фельдхеррнхалле) в Мюнхене. Рослые молодые парни с серьезными лицами, безупречной выправкой и оружием в руках – настоящая элита. У меня выступали слезы на глазах, когда тысячи человек, освещенные факелами, хором произносили слова присяги. Это было похоже на молитву».
   Но на этом испытания новичка еще не кончались. В период с 20 апреля до 1 октября он должен был получить спортивный знак и изучить эсэсовский катехизис, вопросы и ответы к которому должны были еще более погрузить его в атмосферу культа Гитлера.
   Вот пример такого вопросника:
   В о п р о с. Почему мы верим в Германию и фюрера?
   О т в е т. Потому, что верим в Господа Бога, создавшего Германию и пославшего нам фюрера Адольфа Гитлера.
   В о п р о с. Кому мы должны служить в первую очередь?
   О т в е т. Нашему народу и его фюреру Адольфу Гитлеру.
   В о п р о с. Почему ты повинуешься?
   О т в е т. По внутреннему убеждению, из веры в Германию, фюрера, движение, охранные отряды.
   Некоторое время новичок должен был отработать в службе труда и отслужить в вермахте. И только после этого его назначали в подразделение СС при наличии положительной характеристики из вермахта. 9 ноября кандидат принимал новую присягу. На этот раз новичок клялся не только за себя, но и за свою семью, завести которую сможет только с разрешения главного управления по расовым вопросам или самого Гиммлера «при соблюдении расовых и наследственных требований».
   Затем молодой член ордена получал кортик и входил в среду, в которой были перемешаны сектантский фанатизм, феодальные манера поведения, романтический культ германцев, современная политико-экономическая организация дела и холодный государственный расчет. Вот тут-то и наступал решающий этап формирования сверхчеловека в орденском духе, основой которого явился без сомнения культ прусского офицера. Любой приказ Гиммлера и повседневная служебная рутина должны были подчеркивать элитарность СС и отличие ее от других партийных организаций. Немаловажную роль в этом играло использование традиций средневекового рыцарства.
   Эсэсовский судья Шарфе так обосновал особое положение СС: «Эсэсовец несравним с любым другим членом партии, так как готов защищать движение и его руководство, не щадя живота своего. А это требует особого к нему отношения».
   Более того, он считал, что эсэсовец не может быть подвержен ни гражданскому, ни даже партийному суду, но только суду и решению руководства СС.
   И в действительности весь офицерский состав СС, начиная с штурмбанфюрера, был выведен из-под юрисдикции обычной юстиции. После аферы с Рёмом и его приспешниками СС порвала с судом чести СА. В ноябре 1935 года Гиммлер ввел положение: «Любой эсэсовец имеет право и обязанность защищать свою честь с оружием в руках». Из далекой истории была возвращена дуэль.
   В одном из своих приказов Гиммлер расписал с педантичностью школьного учителя порядок дуэли. Получив оскорбление, эсэсовец должен был «предпринять в течение 3-24 часов шаги для выяснения вопроса или получения удовлетворения, на считая выходных дней и праздников». Если удовлетворение получено не было, он обязан заявить своему противнику, что «сообщит тому через своего посредника о своем решении». Секундант по возможности «должен был иметь чин не ниже чина оскорбителя и предстать перед ним в служебной форме одежды для решения условий дуэли и выбора оружия. Письменные извещения применимы только в исключительных случаях и должны отправляться заказным письмом».
   В понятие соблюдения чести, по мнение Гиммлера, входило и самоубийство, которое разрешалось официально. Характерный пример: дело оберштурмфюрера СС Иоханнеса Буххольда, приговоренного к смертной казни за избиение подчиненного.
   22 июня 1943 года его непосредственный начальник хауптштурмфюрер СС Блейль доложил: «Я напомнил Буххольду о действующем распоряжении рейхсфюрера СС и оставил ему в камере пистолет, заряженный одним патроном и снятым с предохранителя, с тем чтобы он в течение 6 часов мог воспользоваться предоставляющейся ему возможностью самому искупить свой поступок».
   «Милость» рейхсфюрера СС оберштурмфюрер закрепил в письменной форме, написав, как это было предписано, на листе бумаги:
   "Подтверждаю правильность судебного разбирательства и вынесенный приговор.
   Буххольд, оберштурмфюрер СС".
   После этого Гиммлер распорядился: «Труп передать родственникам для захоронения. Буххольд смертью искупил свою вину. Родственникам оказать необходимую помощь, как если бы он пал на поле брани».
   Понятие чести, присущее прусским офицерам, Гиммлер перенес на весь личный состав охранных отрядов. Но эту псевдодемократизацию он уравновешивал строгим иерархическим порядком. Кроме того, он ввел три «инсигнии», повышающие роль и значение этой иерархии.
   Для «старых бойцов» с номерами эсэсовских удостоверений личности до 10 000 он ввел серебряное кольцо с миниатюрным символом СС – мертвой головой. Постепенно круг избранных был расширен, и в 1939 году почти каждый офицер, занимавший свою должность не менее трех лет, имел такое кольцо.
   В качестве своеобразного тотема служил почетный офицерский кортик, ставший одним из важнейших реквизитов современного немецкого рыцарства. Он вручался офицерам от унтерштурмфюрера за особые заслуги, а также выпускникам юнкерских училищ. К концу войны такие кортики имели: из 621 штандартенфюрера – 362, из 276 оберфюреров – 230, из 96 группенфюреров – 88, из 92 обергруппенфюреров – 91 и из 4 оберстгруппенфюреров – каждый.
   На мистика Гиммлера большое впечатление произвело сказание о кельтском короле Артуре (500 г. н. э.), который собирал за своим столом двенадцать самых храбрых и благородных рыцарей и решал с ними все насущные вопросы. Вот и у Гиммлера за столом собиралось постоянно только двенадцать человек. Да и число высших иерархов в ордене также составляло число двенадцать.
   Вместе с тем Гиммлер решил ввести для избранных и особое отличие, поручив в 1937 году профессору Карлу Дибичу разработать для них гербы. В помощь ему была образована исследовательская группа «для изучения наследства предков», которая занялась раскопками древних захоронений. Как заявил группенфюрер Поль: «Мы будем исходить из гербов древних германцев, являвшихся символом германских родов и их предков. Но для этого необходимо провести тщательные исследования».
   В пантеоне славы «Валгалла» Гиммлер усмотрел подходящее оформление своей затеи: в его Гральсбурге избранники усаживались за стол в трапезной, имевшей 35 метров в длину и 15 в ширину. У стола стояли кресла из свиной кожи, к спинкам которых были прикреплены серебряные пластинки с именами эсэсовских рыцарей. Каждый из приглашенных имел собственную комнату в замке, обставленную в том или ином историческом стиле и посвященную конкретной исторической личности.
   Хозяин замка, по словам министра вооружений Альберта Шпеера101101], «наполовину школьный учитель, наполовину взбалмошный дурак», подумал и о церемонии захоронения своих рыцарей. Под трапезной находилось сводчатое подвальное помещение со стенами толщиною 1,80 метра из натурального камня, где располагалась святая святых ордена – культовая империя мертвых.
   Посреди зала находилось углубление, в которое вели две ступени, обрамленное каменным пологом, а вдоль стен стояло двенадцать каменных пьедесталов. После сожжения гербов умерших или погибших обергруппенфюреров урны с их пеплом должны были устанавливаться на этих пьедесталах. Четыре вентиляционных отверстия были устроены таким образом, чтобы дым во время сожжения гербов удерживался в форме столба.
   Замок, принадлежавший в свое время разбойнику, рыцарю Вевелю фон Бюрену, был единственным сооружением такого типа на высоком холме неподалеку от Падерборна, в Вестфалии, возвышавшимся подобно громадному серому треугольнику над рекою Вевель и окрестностями. Заложенный во времена гуннов, он был перестроен в XVII веке.
   Бытует легенда, что один из предсказателей поведал Гиммлеру, будто бы при очередном нашествии с Востока уцелеет только один замок в Вестфалии, после чего он и занялся его поиском. В действительности же все обстояло гораздо прозаичнее: ландрат района Бюрена, отвечавший за сохранность замка, с удовольствием избавился от лишних хлопот, передав замок СС. 27 июля 1934 года Гиммлер получил его в аренду с условием оплаты одной марки в год. Через некоторое время он заявил министру экономики Шмитту, что намерен расположить в замке офицерскую школу СС и потребовал выделения значительных средств на его реконструкцию.
   Романтик Гиммлер, считавший СС вторым по счету немецким орденом, планировал превратить замок в духовный центр организации – средоточие нового ордена, аналог Мариенбургу в Западной Пруссии, где когда-то магистры немецких рыцарей устанавливали свое господство над славянами и хоронили выдающихся рыцарей под клиросом церкви в тамошнем замке.
   В своем личном штабе Гиммлер создал «отдел Вавельсбург», во главе которого поставил штандартенфюрера СС Зигфрида Тауберта, ставшего в 1937 году комендантом замка. Архитектор Герман Бартельс подготовил план его перестройки в соответствии с строками иезуита Иоганна Хорриона, созданными в начале XVII века:

Возвышайся же Вавельсбург,
Опираясь на прочные скалы
И отважно неся свою благородную главу
Высоко к облакам.
Построенный гуннами (если верить легенде),
Избравший после многих хозяев
Своим господином тебя
И ставший домом, тебя достойным…
 
   Отряд добровольных помощников вместе с эсэсовскими экспертами заложили основу гиммлеровской цитадели. В южном крыле крепостного треугольника были оборудованы личные апартаменты рейхсфюрера СС, к которым примыкали зал с внушительной коллекцией оружия и библиотека с 12 000 книг. По соседству располагались зал заседаний и зал верховного суда СС. В той же части постройки были сооружены гостевые апартаменты Гитлера, который так ни разу там и не побывал, но согласно распространявшимся слухам должен там быть похоронен.
   Реконструкция замка, продолжавшаяся до самого конца войны, обошлась государству в 13 млн марок. Гиммлер полагал, что это будет идеологический центр и мировоззренческая опора охранных отрядов. Вместе с тем он считал необходимым, как заявил в 1937 году, «чтобы в каждом полку СС имелся культурный центр, объединяющий в себе величие Германии и ее прошлое, достойный культурного народа».
   В 1936 году Гиммлер образовал «Общество поддержки и ухода за памятниками немецкой культуры», подразумевая под ними лишь те, которые были близки ему в идеологическом плане – периода германской предистории, языческой эры, раннего средневековья и эпохи колониальной экспансии немцев на Восток, осуществлявшейся немецким рыцарским орденом. Сюда же относились сооружения и захоронения, имевшие антихристианскую и антиславянскую направленность, как, например, памятный знак, установленный в связи с казнью Карлом Великим 4500 саксонских язычников в 782 году. Гиммлер заявил даже: «Эти вещи интересуют нас, поскольку играют большую роль в мировоззренческой и политической борьбе».
   Особое значение для него имело сооружение памятной стелы в честь короля Генриха I, представителя саксонской династии, покорителя славян (876-936). В день тысячелетней годовщины со дня смерти короля, 2 июля 1936 года, живой Генрих поклялся мертвому, что восточная миссия саксов будет продолжена и завершена.
   А годом позже он распорядился перенести останки Генриха I в Кведлинбургский собор. И каждый год в памятный день, когда раздавались звуки колокола, отбивавшего полночь, он приходил к королю на молчаливую беседу.
   Гиммлер использовал любую возможность «вступить в контакт» со священным мертвецом, считая, что обладает способностью заклинать духов и беседовать с ними, во всяком случае, как он говорил своему другу Керстену, «с теми из них, кому уже прошло более ста лет после смерти. Находясь в полусне, я видел появлявшийся дух короля Генриха, который давал мне ценные советы». Зачастую Гиммлер даже начинал свой разговор со слов: «А король Генрих поступил бы в таком случае следующим образом».
   Гиммлер столь часто занимался своим героем, что ему, наверное, стало казаться, будто бы в него действительно переселяется душа короля.
   Этот оккультизм и общение с прошлым должны были придать эсэсовскому ордену чувство избранности и обосновать якобы историческое предопределение принадлежности всех эсэсовцев к последнему звену длинной цепи германской знати. В «Памятке СС» говорилось: «СС действует в соответствии с неподдающимися изменениям законами, как национал-социалистский орден нордических людей и как принесшее присягу сообщество их родов».
   К этому определению Гиммлер добавил: «Мы должны быть не только внуками, но и предками будущих поколений, отвечающими за вечную жизнь немецко-германского народа».
   Культ предков и германизма был, по всей видимости, необходим Гиммлеру для придания СС идеологического единства, которого у организации не было. Но даже орденская мистика не могла затушевать того обстоятельства, что СС не обладала собственной концептуальной доктриной.
   В мировоззренческом плане СС оперировала теми же посылками, что и другие национал-социалистские формации, – раболепством перед Гитлером, гипертрофированным национализмом и бредовой расовой теорией. Правда, Гиммлер и Дарре выдвинули несколько собственных идей, но они касались вопроса крестьянских поселений и имели поэтому только ритуальное значение. В конце концов даже в третьем рейхе они оказались утопией.
   Не имела СС и своей идеологии, что неоднократно отмечалось различными инстанциями. Просветительные ее мероприятия были наиболее слабо посещаемыми. Даже офицерский состав предпочитал им пивные застолья, что отмечал даже группенфюрер СС Цех. А штандартенфюрер СС доктор Цезар, начальник отдела обучения и воспитания, жаловался в январе 1939 года, что занятия по расово-политическим проблемам проходят с трудом, заявив: «Люди уже устали от этой тематики, так что приходится переходить к вопросам национал-социалистского мировоззрения, но даже и этот метод себя не оправдывает». Поэтому в дальнейшем стали возрождать идеологизированные и довольно пошлые исторические темы.
   Так, Гиммлер попытался укрепить корпоративный дух охранных отрядов также за счет исторических псевдогерманских народных обычаев, стремясь изолировать эсэсовцев от окружающего их мира путем введения новоявленного язычества. Школьный учитель в форме рейхсфюрера СС вторгся в личную жизнь своих подчиненных: любовь, семья и религия – все подвергалось его цензуре.
   В 1936 году Гиммлер потребовал, чтобы эсэсовцы женились и заводили семьи в возрасте от 25 до 30 лет. Приказ же 1931 года давал ему возможность избежать нежелательных невест путем наложения своего вето.
   Эсэсовцы были обязана представить в главное управление по арийским вопросам заполненные ими и их невестами специальные анкеты, пройти медицинскую комиссию, представить свидетельства об арийском происхождении обоих и приложить снимки невесты в купальном костюме и себя в плавках. Затем главное управление решало на основе полученных данных, достойны ли кандидаты внесения в «родовую книгу» СС. По офицерскому составу решение принимал лично Гиммлер.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru