Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Черный орден СС. История охранных отрядов - Хайнц Хене

- 12 -

   В решающие дни перед ликвидацией Рёма Гитлер высказывал три различные версии о будущей судьбе начальника штаба, а фактически шефа СА. Военному министру фон Бломбергу он заявлял, что собирается арестовать Рёма и «рассчитаться» с ним. Лутце говорил, что Рём будет смещен, фон Краусеру же обещал примириться с другом. Такие колебания фюрера не входили в планы Гиммлера, Геринга и Гейдриха. Поэтому они решили лишить Гитлера возможности вмешаться в последний акт своих действий.
   Случай пришел заговорщикам на помощь. Утром 28 июня Гитлер в сопровождении Геринга вылетел в западные районы страны, чтобы присутствовать на свадьбе вестфальского гауляйтера Иосифа Тербовена9494]. «Национал-социалистская корреспонденция» написала позже, что Гитлер выехал туда, чтобы «произвести впечатление абсолютного спокойствия, дабы не вспугнуть предателей». Историки приняли эту версию на веру, считая, что тем самым он хотел предоставить противникам Рёма возможность приступить к своим действиям без излишнего шума.
   Однако никто из историков до сих пор не обратил внимание на то, что такая тактика Гитлера не соответствовала намерениям противников Рёма, не собиравшихся даже маскировать свои действия. Как раз наоборот: они хотели подготовить общественность к предстоявшей кровавой бане. Так, 25 июня Рудольф Гесс выступил с речью, транслировавшейся по всем немецким радиостанциям: «Горе тем, кто нарушит верность, считая, что окажет услугу революции поднятием мятежа! Адольф Гитлер – великий стратег революции. Горе тем, кто попытается вмешаться в тонкости его планов в надежде ускорить события. Такие лица станут врагами революции».
   25 июня Райхенау распорядился исключить капитана в отставке Эрнста Рёма из членов «Союза немецких офицеров» за недостойное поведение. Как отметил Уилер-Беннет: «Это была мера, отдававшая духом инквизиции и заключавшаяся в передаче жертвы карающей деснице небес».
   В тот же день Геринг провозгласил в своей очередной речи: «Кто нарушит доверие Гитлера – совершит государственное преступление. Кто попытается его разрушить, разрушит Германию. Кто же совершит прегрешение, поплатится своей головой». Это был явный вызов Рёму. Что же касается выезда Гитлера из Берлина, то режиссеры драмы были только довольны его отсутствием. Лутце записал в своем дневнике: «У меня сложилось впечатление, что определенные круги заинтересованы в том, чтобы ускорить осуществление „дела“ именно в то время, когда фюрер может судить о происходящем лишь по телефону».
   Не успел Гитлер 28 июня сесть за свадебный стол, как ему позвонил из Берлина Гиммлер (все роли были распределены заранее). Гиммлер зачитал фюреру тревожные сообщения о махинациях штурмовиков и заявил, что стоящий рядом с ним Геринг готов в случае необходимости их интерпретировать.
   Гитлер был настолько взволнован, что тут же уехал в свои апартаменты в эссенской гостинице «Кайзерхоф», куда вызвал вскоре ближайших сотрудников, в числе которых были Геринг и Лутце. Лутце позднее рассказал: «Телефон в его покоях в „Кайзерхофе“ звонил почти непрерывно. Фюрер крепко задумался, но было видно, что он уже готов нанести удар».
   Заговорщики тут же провели следующий финт: из Берлина прилетел Пауль (Пилли) Кёрнер, правая рука Геринга, госсекретарь прусского министерства внутренних дел, который привез новые сообщения от Гиммлера. Из них следовало, что СА готовилась начать восстание по всей стране.
   Поднявшийся с кресла Гитлер воскликнул:
   – С меня довольно. Необходимо дать наглядный урок зачинщикам.
   Так был сделан последний решающий шаг. Гитлер приказал Герингу возвратиться в Берлин вместе с Кёрнером и по его сигналу нанести удар не только по СА, но и по буржуазным противникам режима. Геринг не стал терять время. Утром 29 июня он поднял по тревоге лейбштандарт «Адольф Гитлер» и полицейскую группу «Генерал Геринг».
   Он составил письмо, которое в опечатанном виде передал в руки Гейдриха. Тот в свою очередь направил его унтерштурмфюреру СС Эрнсту Мюллеру в главное управление СД с указанием переправить командующему округа СС «Юго-восток». Письмо содержало следующий текст: «Рейхсканцлер объявил чрезвычайное положение в стране и передал все властные полномочия в Пруссии премьер-министру Герингу. А он передает все исполнительные права в Силезии группенфюреру СС Удо фон Войрш, командующему этим округом». Далее следовало указание на арест определенных лидеров СА, разоружение охраны штабов СА, занятие бреславского полицей-президиума и установление контакта с земельной полицией.
   Между тем Гитлер в эссенском «Кайзерхофе», обдумывая возможности захвата врасплох руководства СА, решил возвратиться к плану, изложенному им военному министру фон Бломбергу: пригласить их всех в Бад Висзее и там арестовать. Вечером 28 июня он позвонил Рёму и рассказал о грубом обращении штурмовиков Рейнской области с иностранным дипломатом. Он объявил о необходимости всем собраться и поговорить начистоту, иначе далее дело не пойдет. Встречу он назначил на субботу 30 июня на одиннадцать часов утра в апартаментах Рёма. На встречу надлежало пригласить всех обергруппенфюреров, группенфюреров и инспекторов СА.
   Рём безмятежно провел день 29 июня, совершая со своим адъютантом Бергманом далекие прогулки по окрестностям курорта, радуясь разговору с Гитлером и приветствуя товарищей, начавших прибывать в курортное местечко и располагавшихся в пансионате «Ханзельбауэр». А противная сторона готовилась к действиям. В частях рейхсвера была объявлена тревога. Руководство СС приказало личному составу подразделений немедленно возвратиться в казармы и вооружиться. Гитлер в 15 часов провел радиопереговор с военным министерством, перебравшись в гостиницу «Дрезден» в Бад Годесберг.
   Командир лейбштандарта прибыл туда в 20 часов. Гитлер в это время проводил совещание с пятнадцатью национал-социалистскими функционерами, в числе которых были Геббельс, Лутце и адъютанты Гитлера – Брюкнер, Шауб и Шрек. От фюрера Дитрих получил приказ: «Вылетайте в Мюнхен и позвоните мне оттуда!»
   Около полуночи группенфюрер СС доложил о своем прибытии. В соответствии с новым приказом он должен был немедленно направиться в Кауферинг, небольшую железнодорожную станцию около Ландсберга-на-Лехе, встретить там две свои роты и выступить в Бад Висзее.
   Остававшаяся в Берлине в бывших кадетских корпусах в Лихтерфельде часть лейбштандарта была поднята по тревоге около часа ночи по звонку из военного министерства.
   Все шло по плану, который был однако изменен Гитлером после двух срочных донесений Гиммлера.
   В одном из них Гиммлер сообщал, что подготовка берлинских штурмовиков к путчу закончена: в 16 часов 30 июня они будут собраны по тревоге, а «ровно в пять часов дня [как потом Гитлер рассказывал в рейхстаге] начнется захват правительственного здания». Фюрер в Бад Годесберге, конечно, не знал, что основная масса штурмовиков на самом деле находилась в увольнении, а берлинский руководитель СА Карл Эрнст, который якобы остался в Берлине, чтобы лично руководить акцией, в действительности выехал со своей женой в Бремен, намереваясь отплыть оттуда в Тенериф.
   Второе донесение Гиммлера было передано Гитлеру лично баварским гауляйтером и министром внутренних дел Адольфом Вагнером: «В Мюнхене штурмовики вышли на улицы и дебоширят, выкрикивая лозунги против фюрера и рейхсвера».
   Как потом оказалось, мюнхенские штурмовики, собравшиеся, как обычно, по своим пивным, были вызваны к пунктам сбора написанными от руки записками неустановленных авторов, извещавшими: «Рейхсвер против нас». К тому же мероприятия, проводившиеся в подразделениях рейхсвера, не прошли незамеченными. Когда обергруппенфюрер СА, начальник мюнхенских штурмовиков Август Шнайдхубер и группенфюрер СА Вильгельм Шмидт услышали о выходе своих штурмовиков на улицы города, они тут же распорядились, чтобы все расходились по домам. Шмидт прихватил с собой две анонимные записки, к которым ни он, ни Шнайдхубер не имели никакого отношения.
   Когда начальнику штаба мюнхенского военного округа полковнику Кюхлеру стало известно, что колонна штурмовиков движется в направлении аэродрома Обервизенфельд, он вызвал майора Ганса Дерра и дал ему задание выяснить обстановку. Шел уже второй час ночи. Но тот на аэродроме штурмовиков не обнаружил, однако на обратном пути увидел на площади Кёнигсплац подразделение СА численностью до 300 человек, к которым их командир как раз обратился со словами:
   – А теперь возвращайтесь спокойно по домам и ждите решение фюрера. Каким бы оно ни было: отправить ли всех нас в отпуск, запретить ношение формы или еще что – мы неизменно остаемся вместе с ним.
   Оба ночных сообщения привели Гитлера в панику. Он был уверен: предатели демаскировали себя, и Рём показал свое истинное лицо. Надо было с ними кончать. Обуреваемый этой бредовой идеей, он приказал немедленно отправиться в Мюнхен, намериваясь затем побывать в Бад Висзее.
   В два часа ночи фюрер, разбитый, уставший и дрожавший от волнения, прибыл на боннский аэродром Хангеляр и сел в трехмоторный Ю-52 вместе с сопровождавшими его лицами. Плюхнувшись на переднее сиденье кабины, он молча смотрел на ночное небо. Туман стал понемногу рассеиваться, наступало утро нового дня, самого ужасного в предвоенной истории Германии. Предстояла кровавая оргия, сопровождаемая насилием и жестокостью.
   Лутце подумал о Рёме, и ему на ум пришли поэтичские строки:


Рассвет, как всегда, восхищает,
Но раннюю смерть предрекает.
Вчера мы – на шумных балах.
Сегодня с простреленной грудью в кустах.
 
   Когда самолет приземлился в мюнхенском аэропорту Обервизенфельд, Гитлер выскочил из него и подбежал к двум офицерам рейхсвера, которых вызвал по радио, пройдя как в трансе мимо выстроившихся партийных бонз и руководителей СА. Офицерам фюрер сказал отрешенно:
   – Это – самый черный день в моей жизни. Но я поеду в Бад Висзее и учиню строжайший суд. Вызовите генерала Адама.
   И сразу же направился в баварское министерство внутренних дел.
   В пятом часу утра группенфюрер СА Шмидт был разбужен телефонным звонком из министерства внутренних дел: «Фюрер ожидает группенфюрера с докладом».
   «Прежде, чем он ушел, – рассказывала потом Мартина Шмидт, – он стал искать две записки, сказав: „Это может доказать, что я не имею к путчу никакого отношения“, но тал их и не нашел».
   Но он даже не смог дать Гитлеру каких-либо объяснений. Не успел Шмидт появиться, как канцлер подскочил к нему, сорвал знаки различия, обозвал предателем и заорал:
   – Вы арестованы и будете расстреляны!
   Шмидта увели и направили в мюнхенскую тюрьму предварительного заключения «Штадельхайм» где за несколько минут до этого оказался и обергруппенфюрер СА Шнайдхубер.
   Пока гауляйтер Вагнер собирал по тревоге ударные отряды СС и баварской политической полиции и отправлял их с заданием произвести аресты некоторых руководителей СА и видных противников национал-социализма, Гитлер в сопровождении эскорта на двух автомашинах помчался в Бад Висзее.
   Было уже 6.30 утра. В пансионате «Ханзельбауэр» все еще спали. Хозяйка пансионата стала было говорить о высокой чести, выпавшей на ее долю, но спутники Гитлера, быстро миновав ее, встали со снятыми с предохранителей пистолетами у дверей постояльцев. Лутце немного задержался, чтобы просмотреть гостевую книгу и определить, кто в какой комнате находится, так что едва не опоздал поприсутствовать при аресте Рёма.
   Вот как он описывает эту сцену: "Гитлер стоял у двери комнаты Рёма. Одни из полицейских постучал и попросил открыть по срочному делу. Через некоторое время дверь приоткрылась и сразу же была широко распахнута.
   В дверь прошел фюрер с пистолетом в руке и назвал Рёма предателем. Приказав тому одеться, объявил об аресте".
   Сразу же после этого фюрер перебежал к противоположной двери и стал в нее барабанить. Через несколько секунд в двери показался обергруппенфюрер СА Эдмунд Хайнес, за ним виднелся какой-то мужчина. Эту сцену впоследствии использовал в своей пропаганде Геббельс, обрушившийся на гомосексуализм и заявивший:
   – Нашим глазам представилась картина столь отвратительная, что вызвала состояние рвоты.
   Гитлер поспешил к следующим дверям, а Лутце заскочил в комнату Хайнеса и проверил, нет ли оружия в одностворчатом шкафу.
   – Лутце, я ничего не сделал, – воскликнул Хайнес. – Помогите мне.
   Однако тот ответил смущенно:
   – Я не могу ничего сказать, а тем более что-то сделать.
   Вскоре все «гнездо заговорщиков» было очищено. Арестованных отправили в подвал пансионата и заперли в отсеках под охрану полицейских. Вскоре их отправили в мюнхенскую тюрьму «Штадельхайм». Перед самым отъездом Гитлера у пансионата появилась прибывшая из Мюнхена грузовая автомашина с вооруженной охраной Рёма. Положение обещало стать критическим. Но Гитлер не растерялся, выступил вперед и, откашлявшись, обратился к прибывшим командным тоном (начальник охраны, штандартенфюрер СА Юлиус Уль, был в числе арестованных) с требованием покинуть Бад Висзее. Растерявшиеся охранники тут же отправились назад в Мюнхен. Отъехав немного в северном направлении, грузовик, однако, остановился, так как у штурмовиков появились какие-то сомнения, и они заняли выжидательную позицию. Поэтому Гитлер предпочел возвратиться в Мюнхен кружным путем через Роттах-Эгевн и Тегернзее.
   Прибывший в это время в тюрьму ее начальник Роберт Кох обнаружил на своем письменном столе распоряжение определять в камеры, начиная с семи часов утра, высших чинов СА. На Центральном вокзале, окруженном эсэсовцами, полицейские встречали прибывавших руководителей штурмовиков и после проверки документов либо отпускали, либо арестовывали.
   Один за другим в «Штадельхайм» были направлены: фон Краусер, Манфред фон Киллингер, Ганс Петер фон Хайдебрек, Ганс Хайн, Георг фон Деттен, Ганс Иоахим фон Фалькенхаузен и ряд других.
   В десять часов Гитлер приехал в штаб-квартиру национал-социализма – Коричневый дом, который к тому времени был взят под охрану рейхсверовскими солдатами. По сигналу фюрера Геббельс позвонил Герингу, назвав кодовое слово «колибри». Теперь Гиммлер и Гейдрих могли поднять по тревоге все подразделения СС. В округах СД вскрывали опечатанные, заранее разосланные конверты, и команды палачей начинали действовать. Террор охватил всю страну.
   Первыми жертвами его в Баварии стали фон Кар, сорвавший в 1923 году «пивной путч» Гитлера. (обезображенный труп бедняги был обнаружен в болоте около Дахау), и Петер Бернхард Штемпфле, слишком много знавший о личных секретах фюрера (найден с тремя пулями в сердце и переломанной спиной).
   Эсэсовские ищейки разыскивали мюнхенского врача Людвига Шмидта, тесно сотрудничавшего в свое время с противником Гитлера – Отто Штрассером, но найти его не смогли: некий тюремный вахмистр скрывал его в тайнике в здании самой тюрьмы. Был схвачен и музыкальный критик, доктор Вильгельм Эдуард Шмид, проживавший на другой улице. На то, что его фамилия писалась с одним "д" вместо двух "т" и что он был доктором философии, а не медицины, никто не обратил никакого внимания. Позже семья получила из концлагеря Дахау гроб, который не имела права даже открыть.
   В эти дни и часы Адольф Гитлер вел себя как фанатик. Вне себя от ярости, он потребовал от имперского наместника фон Эппа предания Рёма суду военного трибунала, заявляя, что измена того доказана. Фон Эпп после ухода канцлера, потрясенно посмотрев на своего адъютанта принца цу Изенбурга, только и мог сказать: «Сумасшедший».
   В 11.30 Гитлер выступил перед избежавшими ареста мюнхенскими руководителями СА в сенаторском зале Коричневого дома. Группенфюрер Шрайер вспоминал об этом так: «Не успел он открыть рот, как на губах его показалась пена, чего я ни у кого ни разу не наблюдал. Голосом неоднократно прерывавшимся от возбуждения, фюрер стал рассказывать о происшедшем. Рём со своими приближенными совершили самое большое вероломство в мировой истории… Рём, которого он поддерживал в самых различных ситуациях и был ему всегда верен, оказался предателем по отношению к нему, совершив государственную измену, собираясь его арестовать и убить. Он отдал бы Германию на растерзание ее врагам… Франсуа Понсе [французский посол], один из главных действующих лиц, вручил Рёму, всегда нуждавшемуся в деньгах, 12 миллионов марок в качестве взятки… Рём с его заговорщиками будут наказаны в показательном порядке: он приказал их всех расстрелять. Первая группа – Рём, Шнайдхубер, Шмидт, Хайнес, Хайдебрек и граф Шпрети будут расстреляны уже сегодня вечером».
   Гитлер несколько упредил события, так как Рём в этот вечер не был расстрелян, а в отношении других приказа он вообще еще не подписал. Да и человека, который должен был совершить казнь, «Зеппа» Дитриха, в Мюнхене еще не было. Он появился только в 12.30 дня, приведя в качестве оправдания за опоздание мокрые дороги и необходимость смены колеса на грузовике рейхсвера, на котором он следовал. Кроме того ему пришлось дозаправиться в артиллерийской казарме Ландсберга.
   Две роты лейбштандарта, находившиеся на площади Каролиненплац, Гитлер приказал расположить в казармах саперов.
   Возвратившийся Дитрих три часа просидел в комнате для адъютантов, ожидая дальнейших распоряжений, слыша только невнятный гул голосов, доносившийся из-за закрытых дверей зала для заседаний, где Гитлер обсуждал со своими приближенными судьбу арестованных руководителей штурмовиков.
   Настал звездный час партийного судьи Буха, которому в 1932 году не удалось расправиться с Рёмом и его окружением. А между Рудольфом Гессом и издателем национал-социалистской прессы Максом Аманом даже возник спор, кому из них будет предоставлена честь расстрелять Рёма.
   Только что назначенный шефом СА Лутце сидел там же, ошеломленно слушая речи собравшихся. Такую чистку СА он себе не представлял. Когда Гитлер спросил, кто, по его мнению, должен быть расстрелян, Лутце уклонился от ответа, сказав, что не знает всех подробностей дела.
   В 17 часов вечера дверь открылась, и вышедший из зала Мартин Борман9595], зять судьи Буха, отвел Дитриха к Гитлеру. Тот сказал Дитриху: «Отправляйтесь в казарму, возьмите шесть унтер-офицеров и одного офицера и расстреляйте арестованных руководителей СА за государственную измену».
   Борман передал Дитриху список арестованных, находившихся в «Штадельхайме». На шести из них стояли галочки, отмеченные Гитлером зеленым карандашом: Август Шнайдхубер – обергруппенфюрер СА и президент полиции Мюнхена (камера 504), Вильгельм Шмидт – группенфюрер СА из Мюнхена (камера 497), Ганс Петер фон Хайдебрек – группенфюрер СА из Штеттина (камера 502), Ганс Хайн – группенфюрер СА из Дрездена (камера 503), Ганс Иоахим граф фон Шпрети-Вайльбах – штандартенфюрер СА из Мюнхена (камера 501) и Эдмунд Хайнес – обергруппенфюрер СА и президент полиции из Бреслау (камера 483).
   Имя Эрнста Рёма отмечено не было. Почти сразу после этого Гитлер вместе с Эппом выехал на аэродром Обервизенфельд, чтобы возвратиться в Берлин. По пути принц цу Изенбург слышал, как фюрер сказал своему спутнику:
   – Я помиловал Рёма за его заслуги, а Краусера – за награды.
   Возникает вопрос: не испугался ли Гитлер убийства друга?
   Но эта мысль даже не пришла в голову Дитриха. Он взял переданный ему список и попросил группенфюреров СС наследного принца цу Вальдэкка Пирмонта выехать в тюрьму и подобрать там подходящее место для экзекуции. Затем «отобрал шесть хороших стрелков, дабы избежать возможных осложнений», как он отметил позже. В 18 часов вечера Дитрих был уже в тюрьме и распорядился вывести заключенных. Но осторожный чиновник Кох позвонил в министерство юстиции и, поскольку министра – доктора Галса Франка на месте не оказалось, решил выждать.
   Более того, он подверг сомнению список без подписи, а так как дебаты их затянулись, ограниченный и туповатый Дитрих возвратился в Коричневый дом за новыми инструкциями. Из начальства там оказался лишь министр внутренних дел Вагнер, который написал на списке:
   "Выдайте по приказу фюрера группенфюреру СС Дитриху лиц, которых он вам назовет.
   Адольф Вагнер, министр".
   Приехавший в тюрьму Франк попытался помешать экзекуции и позвонил Хессу. Тот однако запретил ему вмешиваться в эти дела и потребовал привести приговор в исполнение. Франк решил тогда хотя бы соблюсти формальности и объявил Шнайдхуберу, что тот приговорен к смертной казни. Штурмовик отнесся к его заявлению с недоверием и поднял такой шум, что Франк вынужден был прервать с ним разговор. Возвратившийся Дитрих приступил к исполнению приказа.
   Кох отдал распоряжение вывести во двор тюрьмы шесть указанных ему заключенных, каждого в сопровождении двоих полицейских. Когда перед ними появился Дитрих, Шнайдхубер закричал:
   – Коллега «Зепп», что происходит? Ведь мы невиновны.
   На грубом крестьянском лице Дитриха не дрогнул ни один мускул. Он щелкнул каблуками, приняв стойку «смирно», и провозгласил:
   – Вы приговорены фюрером к смертной казни. Хайль Гитлер!
   Штурмовиков одного за другим подводили к стенке. Эсэсовский офицер встречал их словами:
   – Фюрер и рейхсканцлер приговорил вас к смертной казни. Приговор будет приведен в исполнение немедленно.
   Прозвучало эхо ружейных выстрелов.
   Даже нервы Дитриха не выдержали, и он ушел, не дождавшись конца. В полдень следующего дня он погрузил своих эсэсовцев в вагоны, а сам вылетел в Берлин.
   По стране прокатилась геринго-гиммлеровская варфоломеевская ночь.
   С того момента, когда Геббельс передал по телефону кодовое слово «колибри», машина террора заработала вовсю и во владениях Геринга. Вице-канцлер Франц фон Папен узнал об этом, когда адъютант Геринга, майор Боденшатц, попросил его прибыть в резиденцию прусского премьер-министра на Лейпцигерплац. Фон Папен потом вспоминал: «Я нашел Геринга в его рабочем кабинете. В присутствии Гиммлера он заявил, что Гитлер предоставил ему все полномочия для ликвидации путча Рёма в Берлине».
   Вице-канцлер почувствовал себя обойденным и выразил протест. Пока оба были заняты разговором, шеф СС вышел в комнату ожидания, где сидел сопровождавший Палена Фриц Гюнтер фон Чирски. И тот услышал, как Гиммлер, подойдя к телефону и сняв трубку, сказал: «Можно начинать».
   На улицах города показались автомашины земельной полиции и грузовики с эсэсовцами. Район Тиргартена, где проживали важнейшие чины СА, был оцеплен. Штурмовики при аресте не оказывали сопротивления. Одновременно было окружено и ведомство вице-канцлера, где застрелили его пресс-секретаря фон Бозе. Остальных увезли.
   По тревоге был поднят лейбштандарт. Командир батальона штурмбанфюрер СС Вагнер срочно формировал мобильные команды, поставив во главе одной из наиболее боеспособных командира роты хауптштурмфюрера СС Курта Гильдиша, всегда беспрекословно выполнявшего любое приказание. С восемнадцатью эсэсовцами своей роты тот отправился в распоряжение шефа гестапо Райнхарда Гейдриха, в приемной которого находились уже восемь сотрудников тайной государственной полиции в гражданской одежде.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru