Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Танковые сражения 1939 – 1945 гг.

- 7 -

ВООРУЖЕНИЕ И ТЕХНИКА

   В своих мемуарах Роммель пишет{62}:


   «Северная Африка с полным основанием может считаться театром, где военные действия носили самый современный характер… Только в пустыне смогли найти полное применение и широкое развитие те принципы боевого использования танков, которые были теоретически разработаны перед войной. Только в пустыне развертывались настоящие танковые сражения с участием большого количества танков»{63}.
   Нельзя понять сущность ожесточенных танковых сражений в Западной пустыне, если не упомянуть о боевой технике обеих сторон. Вопреки общепринятому мнению, немецкие танки по своим качествам нисколько не превосходили танки наших противников, а по численности мы всегда были слабее. Во время операции «Крузейдер» в ноябре 1941 года англичане наступали, имея 748 танков, в числе которых было 213 «матильд» и «валентайнов», 220 «крузейдеров», 150 крейсерских танков более старого образца, чем «Крузейдер», и 165 «стюар-тов» американского производства. Наша танковая группа могла противопоставить им лишь 249 немецких и 146 итальянских танков{64}. Итальянские танки с их недостаточной броневой защитой и 47-мм пушками с низкой начальной скоростью снаряда значительно уступали всем типам танков противника и к тому же были механически непрочными.
   В числе немецких танков было 70 машин Т-II – они были вооружены лишь тяжелыми пулеметами и поэтому могли использоваться только для целей разведки. Основную массу наших сил составляли 35 танков типа T-IV и 139 машин T-III (у нас имелось также пять английских «матильд», о которых мы были высокого мнения). Танк Т-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружен 75-мм пушкой. Однако эта пушка имела низкую начальную скорость снаряда и слабую пробивную способность, и хотя мы и использовали T-IV в танковых боях, они приносили гораздо большую пользу как средство огневой поддержки пехоты{65}. T-III, входившие в состав танковой группы во время операции англичан «Крузейдер», имели только 50-мм пушку с малой начальной скоростью снаряда; как теперь признают английские специалисты, она была ничем не лучше двухфунтовой пушки. По толщине брони наши танки также не превосходили машины англичан. Английские пехотные танки «Матильда» и «Валентайн» имели более сильную броневую защиту, и даже «крузейдеры» и «стюарты» были защищены лучше, чем наши T-III. Например, максимальная толщина брони танков T-III, участвовавших в боях в ходе операции «Крузейдер», составляла 30 мм, тогда как «крузейдеры» имели лобовую броню толщиной 47-мм, а «стюарты» – 44 мм{66}.
   Чем же тогда следует объяснить блестящие успехи Африканского корпуса? По моему мнению, наши победы определялись тремя факторами: качественным превосходством наших противотанковых орудий, систематическим применением принципа взаимодействия родов войск и – последним по счету, но не по важности – нашими тактическими методами. В то время как англичане ограничивали роль своих 3,7-дюймовых зенитных пушек (очень мощных орудий) борьбой с авиацией, мы применяли свои 88-мм пушки для стрельбы как по танкам, так и по самолетам. В ноябре 1941 года у нас было только тридцать пять 88-мм пушек, но, двигаясь вместе с нашими танками, эти орудия наносили огромные потери английским танкам. Кроме того, наши 50-лш противотанковые пушки с большой начальной скоростью снаряда значительно превосходили английские двухфунтовые пушки, и батареи этих орудий всегда сопровождали наши танки в бою. Наша полевая артиллерия также была обучена взаимодействию с танками. Короче говоря, немецкая танковая дивизия была в высшей степени гибким соединением всех родов войск, всегда, и в наступлении и в обороне, опиравшимся на артиллерию. Англичане, напротив, считали противотанковые пушки оборонительным средством и не сумели в должной мере использовать свою мощную полевую артиллерию, которую следовало бы обучать уничтожению наших противотанковых орудий.
   Наша тактика танковых войск была развита в предвоенные годы генералом Гудерианом, принципы которого были восприняты и творчески применены в условиях пустыни Роммелем. Их ценность полностью подтвердилась во время крупнейшего сражения, начавшегося 18 ноября 1941 года{67}.


ГЛАВА V
СИДИ-РЕЗЕГ

СИДИ-РЕЗЕГ

   С 19 по 23 ноября 1941 года между 8-й английской армией и танковой группой «Африка» шло танковое сражение, занимающее исключительно важное место в истории военного искусства. Никогда еще не было сражения, протекавшего в таком быстром темпе и с такой головокружительной сменой успехов и неудач. Свыше тысячи танков при поддержке множества самолетов и орудий были втянуты в водоворот сражения, которое развернулось на местности, допускавшей полную свободу маневра, и велось командирами, готовыми бросить в бой последние резервы, чтобы добиться победы. Обстановка менялась так стремительно, что трудно было следить за передвижением своих собственных войск, не говоря уже о войсках противника. Облака пыли, поднимаемые атакующими танками и движущимися колоннами, усиливали неясность обстановки, и, как говорит Окинлек{68}, «по временам туман войны в буквальном смысле слова окутывал поле боя».
   Это сражение предъявляло огромные требования к командованию и штабам, и по этой причине я считаю, что оно заслуживает внимательного изучения в наши дни. Из этих крупных «маневренных боев» можно извлечь гораздо больше поучительного, чем из последующих операций второй мировой войны, в которых исход решался превосходством в численности и вооружении. В соответствии с этим я намерен подробно рассмотреть это сражение, но сначала кратко обрисую стратегическую обстановку.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

   В конце лета и осенью 1941 года все наши планы в Северной Африке определялись тем, насколько удастся разрешить проблему снабжения. И германское и итальянское верховное командование понимало, что до тех пор, пока Роммель не захватит Тобрук, невозможно добиться значительных успехов в Африке. В июне Роммель получил приказ готовиться к наступлению на крепость, и он рассчитывал, что его удастся начать в сентябре. Однако англичане все время топили направлявшиеся в Африку транспорты, что заставляло нас с месяца на месяц откладывать наступление. Наконец была назначена окончательная дата – 21 ноября.
   Англичане, владея Мальтой, господствовали над нашими коммуникациями между Европой и Африкой. Я, не колеблясь, могу заявить, что этот остров оказал решающее влияние на весь ход войны в пустыне. Это обстоятельство учитывал гросс-адмирал Редер, когда в апреле 1941 года он настойчиво убеждал Гитлера захватить Мальту, прежде чем наступать на Россию. Нежелание Гитлера поступить так, как советовал Редер, стоило нам слишком больших людских и материальных жертв и, по существу, сделало наше окончательное поражение неизбежным. Английские боевые корабли и самолеты, базирующиеся на Мальту, проявляли особую активность в период, предшествующий операции «Крузейдер», о чем свидетельствуют следующие цифры. В июле 1941 года было потеряно 17 процентов всех грузов, отправленных в Африку, а в августе – 35 процентов. В сентябре потери судов на пути в Африку возросли до 38 процентов, в том числе 49 тыс. т было потоплено и 14 тыс. т повреждено. Из 50 тыс. т грузов, отправленных в Ливию в октябре, только 18,5 тыс. т прибыли по назначению. В ночь с 8 на 9 ноября конвой из семи транспортов, охраняемых итальянскими крейсерами и эсминцами, был уничтожен англичанами без всяких потерь с их стороны. Нечего и говорить, что эти потери серьезнейшим образом обострили наше положение со снабжением в Африке и сыграли важную роль в конечном успехе 8-й английской армии и операции «Крузейдер»{69}.
   Когда Роммель впервые прибыл в Африку, он мало интересовался вопросами снабжения. Однако впоследствии он понял, что снабжение является на этом театре основной проблемой.
   В то время как наши ослабевшие войска стояли у крепости Тобрук, ожидая, пока будут пополнены запасы и прибудут подкрепления, численность английских войск на Среднем Востоке быстро возрастала. Окинлек мог продолжать подготовку к широкому наступлению с целью очистить Киренаику от наших войск, основывая свои планы на предположении, что главные военные усилия Британской империи должны быть направлены на Средний Восток. Мы в штабе танковой группы хорошо представляли, что должно произойти, а я как начальник разведывательного отдела отвечал за всестороннюю информацию о противнике.
   В середине октября я составил разведывательную сводку для рассылки всем частям, в которой подчеркивал вероятность крупного наступления англичан в ближайшем будущем. В течение нескольких недель наша воздушная разведка продолжала сообщать о строительстве железнодорожной линии от Мерса-Матрух к границе, а в сентябре прекрасно работавшей радиоразведкой было установлено, что 1-я южноафриканская и 2-я новозеландская дивизии переместились из дельты Нила в район Мерса-Матрух. Дальняя воздушная разведка подтвердила движение многочисленных конвоев по Красному морю в направлении Суэцкого канала.
   Эти события поставили нас в исключительно тяжелое положение, однако большую часть наших затруднений можно было разрешить, захватив Тобрук. К 26 октября Роммель решил, что у него достаточно сил для наступления, и отдал соответствующие распоряжения. Наши приготовления предполагалось закончить к 15 ноября, но наступление нельзя было начать ранее 20 ноября, пока не наступят лунные ночи. Существовала реальная опасность, что 8-я армия начнет наступать первой или же нанесет удар, когда наши войска глубоко втянутся в бои за крепость, что поставило бы нас в весьма критическое положение.
   К тому же Роммель был глубоко озабочен поведением итальянцев. Главнокомандующий итальянскими войсками в Северной Африке генерал Бастико, которому формально подчинялся Роммель, был убежден, что англичане готовят наступление, и говорил, что противник предпримет не просто демонстра-тивные действия, а мощное наступление с целью добиться решающего результата. Бастико считал, что оно начнется одновременно со штурмом Тобрука, и поэтому энергично настаивал, чтобы Роммель отменил свой план наступления на крепость. Роммель и слышать не хотел об этом, и, вообще говоря, я думаю, что он был прав. В войне всегда есть элемент риска, а отменить наш план наступления на Тобрук и ограничиться лишь пассивной обороной означало бы передать инициативу в руки противника. Захват Тобрука намного усилил бы наше положение, и Роммель был готов пойти на это рискованное предприятие.
   Чтобы рассеять опасения итальянцев и предотвратить вмешательство в его планы, Роммель дал указания своему штабу вести переговоры с итальянскими офицерами в самоуверенном тоне, и в ноябре всякий раз, когда мне приходилось разговаривать с нашими союзниками, я намеренно преуменьшал возможности наступления англичан. Во время посещения чРима в ноябре Роммель в своей беседе с Каваллеро, начальником итальянского генерального штаба, проводил такую же точку зрения. В своих мемуарах Каваллеро говорит{70}:
   «Я спросил Роммеля, возможно ли, что противник предпримет' широкое наступление с целью окружения наших войск. Роммель считал такую возможность весьма маловероятной, поскольку противник будет опасаться, что итало-немецкие дивизии отрежут ему пути отхода. Он предвидел лишь действия незначительных сил противника при поддержке авиации».
   То же самое отмечается и в труде по истории боевых действий итальянской армии{71}:
   «Немецкая разведка по мотивам, которые не легко объяснить, отвергала мысль о том, что англичане замышляют наступление, и приписывала сведения, полученные нашими разведорганами, „чрезмерной латинской нервозности“; 11 ноября начальник немецкой разведки (то есть я как начальник разведывательного отдела) в споре с итальянским офицером связи, который говорил о предстоящем наступлении англичан, заметил: „Майор Реветрия (начальник итальянской разведки) слишком нервничает. Скажите ему, чтобы он не беспокоился, потому что англичане наступать не будут“.
   На самом же деле нас очень тревожила возможность наступления англичан, и Роммель принял все необходимые меры для его отражения. Наши позиции на границе простирались на тридцать километров от Эс-Саллума до Сиди-Омара; они были прикрыты плотным поясом минных заграждений и оборонялись батальонами итальянской дивизии «Савона», усиленными немецкими отрядами с 88-мм пушками. Эти позиции вынуждали англичан при любом варианте наступления произвести широкий обход по пустыне, во время которого их растянутые коммуникации оказались бы под угрозой.
   После длительного размышления Роммель решил, что привлекать 21-ю танковую дивизию к наступлению на Тобрук не следует, и расположил это соединение южнее Гамбута с целью отразить любую попытку англичан помешать нашим планам. Роммель сделал этот шаг потому, что, как явствовало из наших разведывательных донесений, наступление англичан было весьма вероятно. 15-я танковая дивизия и вновь сформированная дивизия «Африка» наступали на Тобрук, но 15-я дивизия должна была планировать свои действия с учетом того, что она в двадцать четыре часа может быть переброшена на поддержку 21-й дивизии. Кроме того, итальянский танковый корпус должен был удерживать Бир-Хакейм и Бир-эль-Гоби и прикрывать подступы к Тобруку с юга{72}.
   Два немецких разведывательных отряда (3-й и 33-й) прикрывали разрыв между Бир-эль-Гоби и Сиди-Омаром, а наши самолеты-разведчики проникали далеко за границу. Главные силы противника располагались в районе Мерса-Матрух, и, оценивая обстановку на 11 ноября, я писал: «Серьезного наступления с целью освобождения Тобрука нельзя ожидать до тех пор, пока главные силы противника не будут переброшены из района Мерса-Матрух, Эд-Дабъа в район сосредоточения вблизи Эс-Саллума». Я считал, что если англичане в ответ на наше наступление на Тобрук в свою очередь начнут наступать, то им потребуется три дня, прежде чем они сумеют оказать серьезное воздействие на положение в районе Тобрука. А за это время мы рассчитывали овладеть крепостью.

ТАНКОВАЯ БИТВА

   16 ноября артиллерия 15-й танковой дивизии начала выдвижение на позиции юго-восточнее Тобрука, а части дивизии «Африка»{73} стали готовиться к штурму крепости. Весь день дул ураганный ветер; вслед за тем на Киренаику обрушился ливень небывалой силы, который продолжался двадцать четыре часа. Мосты были снесены, дороги превратились в реки, и все наши аэродромы оказались под водой. В течение нескольких дней ни один самолет не мог подняться в воздух, и деятельность нашей воздушной разведки была сведена к нулю{74}.
   15 ноября наша радиоразведка донесла, что 1-я южноафриканская дивизия предположительно перемещается к западу от Мерса-Матрух, а на следующий день эти донесения подтвердились. 17 ноября генерал фон Равенштейн, командир 21-й танковой дивизии, решил усилить разведывательный заслон противотанковой ротой, а в журнале разведки в тот вечер появилась запись: «В английской радиосети полное молчание»{75}.
   Утром 18 ноября мы снова отметили «почти полное радиомолчание» противника. Мы также констатировали, что ведение воздушной разведки с нашей стороны невозможно, так как «посадочные площадки превратились в море грязи, а вади наполнились водой». Но начиная с середины дня стали поступать донесения от 21-й дивизии: с английской стороны явно усилилась активность разведчиков, много бронеавтомобилей спешило к северу, в направлении дороги Тарик-эль-Абд{76}. Роммель считал, что это будет только разведка боем, и штаб танковой группы весь день был занят подготовкой к штурму Тобрука.
   В тот вечер генерал Крювель, командир Африканского корпуса, приехал к Роммелю. Он доложил, что фон Равенштейн обеспокоен возросшей активностью англичан и утром 19 ноября хочет выслать сильную боевую группу в направлении Габр-Салех. Крювель доложил Роммелю, что он предупредил командира 15-й танковой дивизии о необходимости быть готовым выдвинуться из района Тобрука в район южнее Гамбута для поддержки 21-й танковой дивизии. Роммель был раздражен поведением Крювеля. Он ни за что не хотел отказаться от давно задуманного наступления на Тобрук и сказал: «Мы не должны падать духом». Он запретил высылку боевой группы на Габр-Салех, «чтобы не спугнуть противника». Тем не менее он дал указание итальянскому танковому корпусу «усилить наблюдение» к востоку и югу от Бир-эль-Гоби.
   Утром 19 ноября Крювель снова явился в штаб в Гамбуте и имел длительную беседу с Роммелем. Он объяснил, что положение серьезное: наши разведывательные отряды были оттеснены за дорогу Тарик-эль-Абд крупными танковыми силами противника, которые энергично продвигаются в северном направлении. Это не разведка, а большое наступление, и крайне необходимо безотлагательно принять контрмеры. Роммель согласился на то, чтобы 21-я танковая дивизия направилась к Габр-Салеху, а 15-я танковая дивизия вечером двинулась в район сосредоточения южнее Гамбута. После завтрака Роммель лично поехал в 21-ю танковую дивизию посмотреть, как его танки пойдут в наступление. Начиналось великое танковое сражение.
   Сейчас мне ясно, что в то время 21-я танковая дивизия была брошена в бой слишком поспешно и было бы лучше, если бы она уклонилась от боя до тех пор, пока не сосредоточится весь Африканский корпус. К середине дня 19 ноября обстановка оставалась неясной; нам было известно лишь то, что английские бронетанковые части пересекли границу в районе форта Мад-далена и продвигаются в северном направлении, тогда как другие части противника вступили в соприкосновение с нашими войсками, обороняющими пограничные позиции. В такой неопределенной обстановке лучшее правило – сосредоточиться и ожидать дальнейшей информации, но Роммель все еще надеялся, что англичане проводят только разведку боем и что сильный удар-21-й дивизии отбросит их назад.
   Решение о вводе в бой 21-й танковой дивизии было на самом деле более рискованным, чем нам представлялось в то время. Утром 19 ноября вся 7-я бронетанковая дивизия находилась в районе Габр-Салех, и, если бы она оставалась сосредоточенной, она могла бы нанести очень серьезное поражение [68 – схема 8; 69] распыленной 21-й танковой дивизии. Но, к счастью для нас, генерал Каннинг-хэм, командующий 8-й армией, решил рассредоточить свои танки, и в течение дня части 7-й бронетанковой дивизии разошлись в различных направлениях{77}.
   22– я бронетанковая бригада начала наступление на Бир-эль-Гоби, где была отбита итальянцами с тяжелыми для нее потерями; 7-я бронетанковая бригада двинулась на север, к аэродрому Сиди-Резег, за ней следовала дивизионная группа поддержки{78}.
   В Габр-Салехе осталась только 4-я бронетанковая бригада с задачей поддерживать связь с левым флангом 13-го английского корпуса (2-я новозеландская дивизия, 4-я индийская дивизия и 1-я армейская танковая бригада), стоявшего непосредственно перед нашими позициями на границе.
   Командир Африканского корпуса приказал 21-й танковой дивизии начать наступление боевой группой в составе 5-го танкового полка, усиленного двенадцатью полевыми орудиями и четырьмя 88-мм пушками. Группу возглавлял командир полка полковник Штефан, храбрый и решительный офицер, который впоследствии был убит в этой кампании. Около 15 час. 30 мин. он атаковал крупные английские танковые силы примерно в восьми километрах северо-восточнее Габр-Салеха и в жестоком бою, продолжавшемся до наступления темноты, оттеснил англичан за дорогу Тарик-эль-Абд. Наши потери были незначительны: два T-III и один Т-II, тогда как у англичан было подбито двадцать три танка{79}.
   Вечером 19 ноября обстановка для штаба танковой группы все еще была далеко не ясной. Во второй половине дня английские танки и южноафриканские бронеавтомобили захватили аэродром Сиди-Резег, который, по существу, не охранялся. Из дивизии «Ариете» докладывали, что под Бир-эль-Гоби подбито около пятидесяти английских танков, которые опрометчиво атаковали итальянские оборонительные сооружения; доносили, что другая сильная группа противника преследовала наш 3-й разведотряд, оттеснив его за дорогу Тарик-Капуццо близ Сиди-Азейз. Поступали также донесения о движении частей противника к западу от Джарабуба{80}.
   В тот же вечер генерал фон Равенштейн докладывал Крювелю по телефону. Он предложил сосредоточить обе танковые дивизии в одном месте, но не предпринимать каких-нибудь широких действий, пока у нас не будет более ясного представления о расположении противника и его намерениях. Его осторожность была совершенно оправданной, потому что весь ход сражения зависел от того, насколько правильное решение примет Роммель или Крювель. Полковник Байерлейн, начальник штаба Крювеля, позвонил в штаб танковой группы и спросил, что делать. Роммель предоставил Крювелю полную свободу действий и приказал ему «уничтожить боевые группы противника в районе Бардия, Тобрук, Сиди-Омар, прежде чем им удастся создать серьезную угрозу Тобруку».
   Крювель установил, что перед ним находятся три основные группировки противника: части у Габр-Салеха, против которых действовал Штефан, части, продвигающиеся прямо к Тобруку через Сиди-Резег, и части, расположенные на восточном фланге, которые преследовали 3-й разведотряд.
   Крювель решил сосредоточить усилия в направлении Сиди-Омара, рассчитывая уничтожить английские войска, угрожавшие 3-му разведотряду. Но этих войск противника больше не существовало, во второй половине дня в этом районе действовал 3-й танковый полк, но затем от отошел и присоединился к 4-й бронетанковой бригаде. Тем не менее 20 ноября весь Африканский корпус двинулся к Сиди-Азейзу и провел большую часть дня в поисках воображаемого противника. 21-я танковая дивизия в конце концов израсходовала горючее и застряла в пустыне примерно в десяти километрах от опорного пункта Сиди-Омар. В штаб танковой группы понеслись отчаянные призывы выслать горючее по воздуху. Все, что мы могли сделать, – это организовать транспорт с горючим, который прибыл на место лишь после наступления темноты.
   15– я танковая дивизия прошла по дороге Тарик-Капуццо вплоть до Сиди-Азейза, затем повернула на юго-запад. В конце дня дивизия столкнулась с 4-й бронетанковой бригадой, которая все еще находилась в районе Габр-Салеха. Ожесточенная схватка продолжалась до наступления темноты; англичане понесли серьезные потери в танках и были снова отброшены за дорогу Тарик-эль-Абд. Однако решающего успеха достигнуть не удалось, и для Африканского корпуса 20 ноября было потерянным днем. Тем временем 7-я английская бронетанковая бригада и артиллерийская группа поддержки закрепились на аэродроме Сиди-Резег и отбили контратаки дивизии «Африка». 22-я английская бронетанковая бригада выступила из Бир-эль-Гоби на помощь 4-й бронетанковой бригаде, но прибыла на место, когда уже почти стемнело.
   Нет никакого сомнения, что 20 ноября мы упустили большую возможность одержать победу. Каннингхэм был так любезен, что разбросал 7-ю бронетанковую дивизию по всей пустыне, а мы не сумели воспользоваться его великодушием. Если бы Африканский корпус утром 20 ноября нанес удар на Габр-Салех, он мог бы уничтожить 4-ю бронетанковую бригаду; с другой стороны, если бы он двинулся на Сиди-Резег, он мог бы нанести сокрушительное поражение английским частям, действовавшим в этом районе. В этом случае мы бы очень легко одержали победу, разгромив англичан в ходе начатой ими операции «Крузейдер», потому что вся 8-я английская армия была разбросана по гигантской дуге, простирающейся от Эс-Саллума до Бир-эль-Гоби{81}. Описанные нами события показывают, как осторожно нужно действовать и как тщательно взвешивать все разведывательные данные, прежде чем бросать свои главные танковые силы в большое сражение.

РАЗГРОМ 7-Й БРОНЕТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ

   Вечером 20 ноября Крювель встретился с Роммелем, который теперь ясно представлял всю серьезность своего положения. Роммель решил, что на следующий день Африканский корпус должен направиться к Сиди-Резег с целью «атаковать и уничтожить части противника, продвигающегося к Тобруку». [71 – схема 9; 72]
   В 4.00 12 ноября Роммель сообщил Крювелю о том, что «положение на всем театре является весьма критическим», и потребовал, чтобы Африканский корпус выступил точно в назначенное время».
   Выполнить это распоряжение было, однако, не так легко, потому что 15-й и 21-й танковым дивизиям надо было сначала оторваться от 4-й и 22-й английских бронетанковых бригад в районе Габр-Салех. Африканский корпус сформировал сильный арьергард, усиленный 88-мм и противотанковыми пушками, который нанес тяжелые потери англичанам, когда они попытались помешать нашему движению на север. Тем не менее несколько английских танков все же врезались в наши моторизованные колонны и подожгли много грузовиков. К полудню обе английские бригады прекратили преследование и остановились для заправки.
   В то время как арьергарды сдерживали преследующих англичан, танки 15-й и 21-й дивизий с артиллерией сопровождения быстро продвигались по направлению к Сиди-Резег. Командир 7-й английской бронетанковой бригады решил оставить на аэродроме Сиди-Резег 6-й танковый полк с группой поддержки, а 7-й гусарский и 2-й танковый полки должны были преградить путь наступающим танкам. Тогда это было очень типично для тактики англичан – их командиры обычно не сосредоточивали танки и орудия для совместных действий в бою. К 10.00 большинство танков 7-го гусарского полка горело, а 15-я и 21-я дивизии достигли холмов, окружавших аэродром у Сиди-Резег с юга.
   Затем Африканский корпус попытался овладеть аэродромом, предприняв наступление с юго-востока, однако успеха не имел отчасти из-за серьезного недостатка боепр
ипасов, а отчасти благодаря героическому сопротивлению артиллерийской группы поддержки под блестящим командованием бригадного генерала Кэмпбелла. Артиллерия была самым обученным и лучше всего управляемым родом войск английской армии, и качества английских артиллеристов полностью проявились в упорном бою под Сиди-Резег 21 ноября. К исходу дня 4-я бронетанковая бригада с юго-востока нанесла удар в тыл частям Африканского корпуса, но была остановлена противотанковым заслоном; 22-я бронетанковая бригада атаковала с юго-запада левый фланг 15-й танковой дивизии.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru