Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Танковые сражения 1939 – 1945 гг.

- 5 -

недель тихой жизни, которые я провел в его гостеприимной и культурной семье. Можно сожалеть, что офицеры гестапо и партийные чиновники вскоре воздвигли барьер между оккупационными войсками и гражданским населением; их жестокость и полное отсутствие здравого смысла оттолкнули многих из тех, кто мог бы стать нашим другом. К несчастью, этим чиновникам не хватало культуры и образования – основы успешной деятельности в чужой стране.
   После нескольких недель службы в Голландии я был переведен в штаб 1-й армии в Лотарингии на должность третьего офицера штаба (начальника разведывательного отдела). Мы прекрасно разместились в старинном готическом замке в Нанси, и я был чрезвычайно рад снова служить под начальством фельдмаршала фон Витцлебена – бывшего командира 3-го корпуса в Берлине, а теперь командующего 1-й армией.
   По своим обязанностям мне приходилось соприкасаться со многими французами, игравшими видную роль в политической жизни страны, а также с крупными коммерсантами. Я встретил искреннее желание сотрудничать на базе объединенной Европы, основанной на принципе полного равенства. Высокая дисциплина и лояльное отношение германских оккупационных войск содействовали и укрепляли этот дух сотрудничества. Но Гитлер не мог решиться принять ясно выраженную умеренную политику в отношении Франции. Например, запрещалось давать французским беженцам, проживавшим к северу от Соммы, разрешение на возвращение домой, а вся Северная Франция и Бельгия были подчинены единому военному управлению. За этой мерой можно было видеть идею «Великой Фландрии».
   В течение осени 1940 года штаб 1-й армии разрабатывал план быстрой оккупации остальной части Франции. Этот план был вызван, помимо трений с петэновским режимом, предполагаемым наступлением через Испанию с целью захвата Гибралтара. Однако Франко не считал положение Англии безнадежным и с высоким дипломатическим искусством держал Гитлера на почтительном расстоянии.
   В ноябре 1940 года я провел несколько дней в Риме в качестве гостя Генуэзского полка, очень старой и известной кавалерийской части. Там я очутился в глубоко мирной обстановке. Итальянские кавалерийские офицеры были в высшей степени гостеприимными и повезли меня в свою знаменитую школу верховой езды в Тор-ди-Куинто. Они спросили меня, не желаю ли я попробовать взять несколько препятствий, и, когда я согласился, привели великолепного чистокровного коня. Мне показалось, однако, что они скептически наблюдают за моими приготовлениями; и в самом деле, вряд ли можно их упрекать за то, что они не ждали большого искусства в области верховой езды от немецкого штабного офицера. Я не говорил о своем многолетнем кавалерийском опыте и о 150 скачках, в которых я участвовал, и мне было приятно видеть их удивление, когда я чисто взял все препятствия.
   Во время пребывания в Италии мне представилась возможность обсудить положение с генералом фон Ринтеленом, нашим очень способным военным атташе в Риме, с которым мне вновь пришлось несколько раз встречаться, когда я служил в штабе Роммеля. Он нарисовал мрачную картину. В Северной Африке наступление Грациани полностью остановилось; по-видимому, причиной неудачи этой кампании было отсутствие должного руководства и решительности. Наступление Муссолини на Грецию в октябре 1940 года было предпринято совершенно ничтожными силами. После первой же недели боев греки захватили инициативу, и итальянские войска в Албании вскоре оказались в весьма критическом положении.
   События в Греции развивались для нас очень неблагоприятно. Английские войска получили право высадиться в Греции, и румынские нефтяные промыслы в Плоешти, жизненно важные для наших вооруженных сил, были теперь в пределах досягаемости английских бомбардировщиков. До тех пор наша политика состояла в том, чтобы держать Балканы вне войны, но в начале декабря верховное командование было вынуждено начать подготовку к операциям в Греции.
   В январе 1941 года я вернулся в штаб 1-й армии в Нанси. Там полковник Рёрихт, начальник штаба, сообщил мне, что переговоры между Гитлером и Молотовым, происходившие в Берлине в ноябре, потерпели полное фиаско. Вместо того чтобы присоединиться к трехстороннему пакту, как надеялся Гитлер, Молотов выдвинул, как говорили, непомерные требования, касающиеся Румынии, Болгарии и Турции. Гитлер ответил на это приказом вооруженным силам начать подготовку к операции «Барбаросса» – вторжению в Россию. День начала вторжения был окончательно назначен на 22 июня 1941 года. Эта довольно поздняя дата определялась тем, что сначала необходимо было покончить с Грецией, а затем перебросить танковые дивизии с Балкан в Россию.
   Германское верховное командование рассчитывало захватить Грецию к началу апреля, и в январе 1941 года началось сосредоточение немецких войск в Румынии. Румыния и Венгрия уже присоединились к тройственному пакту, а 1 марта и Болгария стала его участницей. Германские войска сразу же вступили в Болгарию – ход, поставивший Югославию в незавидное стратегическое положение. В связи с этим правительство принца Павла 20 марта решило присоединиться к трехстороннему пакту, но coup d'etat{40}, совершенный 27 марта генералом Симовичем, имел следствием полное изменение курса югославской политики. Поэтому Гитлер приказал одновременно с наступлением на Грецию начать вторжение и в Югославию.

ВТОРЖЕНИЕ В ЮГОСЛАВИЮ

   В конце марта 1941 года я был назначен третьим офицером штаба 2-й армии, которая в то время сосредоточивалась в южной части Австрии между Клагенфуртом и Грацем. Проехав без остановок Баварию, я прибыл в Грац и представился командующему армией фельдмаршалу барону фон Вейхсу и его начальнику штаба полковнику фон Витцлебену. Меня сразу же ввели в обстановку.
   Югославская армия располагалась тремя армейскими группами. 1-я армейская группа со штабом в Загребе стояла против нас по ту сторону границы; 2-я армейская группа прикрывала границу с Венгрией, а 3-я, включавшая большую часть войск, располагалась вдоль границ Румынии, Болгарии и Албании. Стратегическое положение Югославии было очень неблагоприятным; кроме того, к началу военных действий она успела отмобилизовать только две трети своих двадцати восьми пехотных и трех кавалерийских дивизий. У югославской армии не хватало современного вооружения, совсем не было танков, а военно-воздушные силы насчитывали только 300 самолетов.
   Военная слабость Югославии еще больше усиливалась политическими, религиозными и национальными противоречиями внутри страны. Не считая двух основных национальных групп – сербов и хорватов, – были еще миллионы словенцев, немцев и итальянцев со своими особыми национальными устремлениями. Только сербы относились к нам действительно враждебно, поэтому наша пропаганда стала обещать освобождение другим народам и, в частности, хорватам. У нас в штабе армии была рота пропаганды, работавшая под моим наблюдением и укомплектованная лицами, знающими различные языки. Мы установили, что перед нами действуют состоящие преимущественно из хорватов соединения, в которых лишь около трети личного состава формально выполнили в свое время приказ о мобилизации. Рота пропаганды работала полным ходом, подготовляя листовки и пластинки для радиопередач, чтобы склонить наших противников к сдаче в плен.
   Разработанный германским командованием план вторжения был следующим. 2-я армия должна была наступать на Загреб, а оттуда через горы Боснии и Герцеговины – в направлении на Сараево; одновременно ударная танковая группа должна была прорваться на Белград через венгерскую границу. Главный удар намечался из Болгарии, где сосредоточилась наша 12-я армия и танковая группа Клейста. Клейст должен был наступать через Ниш на Белград с юга, в то время как 12-я армия одновременно вступала в Северную Грецию и Южную Сербию. Поскольку развертывание 2-й армии еще не было закончено, 12-я армия начала действия 6 апреля, а 8-го началось наше наступление с севера.
   12– я армия быстро продвигалась вперед и 10 апреля вступила в Скопле. Одна танковая дивизия повернула на юго-запад и вскоре установила связь с итальянцами в Албании, тогда как войска левого фланга 12-й армии вторглись в Грецию и успешно развивали наступление. Тем временем танки Клейста в первый же день боев смяли югославскую оборону. Клейст вступил в Ниш.
   9 апреля и, не обращая внимания на югославские войска на своем фланге – они находились в состоянии полнейшей дезорганизации, – совершил смелый бросок вдоль долины Моравы на Белград. К 11 апреля танковая группа была лишь в ста километрах от столицы.
   46– й танковый корпус 2-й армии быстро продвигался вперед на Белград с северо-запада, встречая незначительное сопротивление. Против этого корпуса действовали главным образом хорваты; они настолько были нами распропагандированы, что некоторые части взбунтовались и приветствовали нас как «освободителей». Главные силы 46-го танкового корпуса вошли в Белград 12 апреля, тогда как другая танковая дивизия этого корпуса заняла Загреб и была восторженно встречена населением. Одновременно пехотные дивизии 2-й армии наступали с севера на широком фронте, преодолевая незначительное сопротивление со стороны югославов, части которых быстро разлагались.
   46– й танковый корпус продолжал наступление на Сараево и 13 апреля уничтожил последний очаг организованного сопротивления противника. 11 апреля штаб нашей армии переместился в Загреб, где мы обнаружили, что население положительно настроено по отношению к Германии. Причиной этого, несомненно, являлась плодотворная деятельность австрийской имперской администрации до 1914 года. К сожалению, наши политические руководители сочли целесообразным в свое время передать эту область Италии, чтобы удовлетворить честолюбие Муссолини. Итальянцы приступили к созданию хорватского государства, полностью от них зависимого, и вскоре оттолкнули от себя наших лучших друзей.
   14 апреля штаб 2-й армии был переведен в Белград. Положение югославов стало настолько отчаянным, что генерал Симович ушел в отставку, а новое правительство запросило перемирия. Командующему 2-й армией было приказано подготовить условия, и эта задача была возложена на меня. Никакого документа, которым я мог бы воспользоваться в качестве образца, под руками не было, все же мой импровизированный набросок был одобрен начальником штаба.
   Перемирие было подписано 17 апреля. Мы тщательно готовились к этой церемонии в прекрасном дворце принца Павла. В большом зале собрались все генералы югославской армии, которые смогли прибыть во дворец; после того как они расселись, вошел фельдмаршал барон фон Вейхс и при свете бесчисленного множества свечей зачитал условия перемирия. Вслед за подписанием документов оркестр полка «Великая Германия», расположенный у стен замка, сыграл торжественную зорю.
   Если завоевание Югославии было для германской армии по существу военным парадом, то в Греции велась ожесточенная борьба, и боевые действия в этой стране являются весьма поучительными.

ГРЕЧЕСКАЯ КАМПАНИЯ

   Когда наши войска 6 апреля перешли греческую границу, дислокация войск противника была следующей: четырнадцать греческих дивизий действовали в Албании против итальянцев, и только семь с половиной дивизий прикрывали границы с Югославией и Болгарией. Из числа последних три с половиной дивизии обороняли так называемую линию Метаксаса между долиной реки Струмы и турецкой границей, две дивизии занимали позиции между реками Струма и Вардар и две дивизии находились западнее Вардара, пытаясь прикрыть сосредоточение английских войск вдоль реки Вистрица (Алиакмон). В состав этих войск, которыми командовал генерал Мейтланд Уилсон, входили 2-я новозеландская дивизия, 6-я австралийская дивизия и английская танковая бригада.
   Из всего того, что предпринимали англичане во время войны, посылка экспедиционных войск в Грецию мне представляется наименее оправданной с чисто военной точки зрения. Греки хорошо воевали в Албании, но во время зимней кампании они понесли тяжелые потери и, конечно, были не в состоянии противостоять мощному наступлению германских вооруженных сил. Посланные для поддержки греков английские войска были лишь каплей в море по нормам континентальной войны, а между тем без них Уэйвелл лишился блестящей возможности захватить Триполи. Неужели люди, которые планировали операции английских войск, могли серьезно надеяться на то, что четыре британские дивизии{41} были способны оказать в Греции длительное сопротивление немецким войскам, обладавшим неограниченными ресурсами? Сейчас, во всяком случае, этому трудно поверить, и я полностью согласен с критикой, данной генерал-майором де Гинганом в его книге «Operation Victory»{42}.
   Фактически положение англичан стало безнадежным еще до того, как их войска приняли активное участие в боевых действиях. 6 апреля наша 12-я армия перешла границу, имея в своем составе десять дивизий, в том числе две танковые. 7 апреля линия Метаксаса была прорвана в нескольких местах, а 9 апреля 2-я танковая дивизия заняла Салоники и отрезала все греческие войска, расположенные восточнее реки Струмы. К 10 апреля войска правого-фланга 12-й армии заняли Южную Сербию и перешли границу южнее Монастир (Битоль). Сопротивление греков в этом районе было быстро сломлено, и мы продолжали наступать через Флорину к горам Пинд, угрожая обойти с тыла греческие дивизии на Албанском фронте. 13 апреля греки начали отступление из Албании, но было слишком поздно, и вскоре наши танковые войска отрезали им все пути отхода. Пока развивались эти решающие операции, англичане подготавливали оборону на подступах к горе Олимп.
   К 16 апреля всем уже было ясно, что разгром греческой армии неминуем, и английское командование отдало приказ об отходе на новый оборонительный рубеж у Фермопил. Греческое правительство стремилось избавить страну от излишних страданий, поэтому была достигнута договоренность, что англичане создадут предмостное укрепление у Фермопил и постараются погрузить свои войска на корабли. Последовавшие за этим арьергардные действия представляют большой интерес для изучающих боевое применение танков в горных условиях, и я намерен остановиться на них подробно (см. схему 5).
   После захвата Салоник генерал Бёме, командир нашего 18-го корпуса, получил приказ наступать по обе стороны горы Олимп и овладеть Ларисой, отрезав тем самым английские и греческие силы, расположенные в Центральной Македонии. Генерал Бёме решил вести наступление 2-й танковой и 6-й горно-стрелковой дивизиями, для чего расположил их следующим образом.
   На правом фланге боевая группа 2-й танковой дивизии наступала севернее Олимпа в направлении на Элассон, где находились позиции австралийских частей. На левом фланге другая боевая группа той же дивизии наступала вдоль линии железной дороги между горой и морем, стремясь прорваться через Темпейское ущелье на Ларису. В центре 6-я горно-стрелковая дивизия продвигалась прямо через гору Олимп и выходила в тыл войскам противника в Темпейском ущелье. В описании последующих событий я использовал донесения Балька, командовавшего в то время 3-м танковым полком 2-й танковой дивизии.
   15 апреля Бальк принял командование левофланговой боевой группой 2-й танковой дивизии. Боевая группа продвинулась через Катерини и была остановлена перед горным кряжем, протянувшимся между Олимпом и морем. Этот кряж обороняли войска противника, поддерживаемые артиллерией, и наш 2-й мотоциклетный батальон залег в густом кустарнике перед английскими позициями. Противник так хорошо замаскировался, что поддерживающая нас артиллерия никак не могла обнаружить цели{43}. В это время подходили немецкие подкрепления – 1-й батальон 3-го танкового полка 2-й батальон 304-го пехотного полка и саперная рота. Сильно пересеченная местность, покрытая густым кустарником, была совершенно непроходима для танков; танки были привязаны к дорогам, а разведка обнаружила, что дороги заминированы.
   После тщательной личной рекогносцировки Бальк решил, что единственная надежда на успех заключается в широком обходном маневре пехоты. Даже пешим солдатам было очень трудно преодолевать склоны Олимпа, но именно по этой причине было маловероятно, чтобы противник имел там прочную оборону. Одновременно танки получили приказ вести отвлекающие действия, и под прикрытием их огня 2-й мотоциклетный батальон начал без всяких транспортных средств широкий фланговый маневр. За ним следовал 2-й батальон 304-го пехотного полка, который принял еще правее и совершил невероятно трудный ночной марш по незнакомой местности, покрытой кустарником и валунами и перерезанной глубокими оврагами. Для прикрытия наших орудий и танков до утра была оставлена лишь саперная рога.
   Утро 16 апреля показало, что тщательная подготовка и отличное физическое состояние наших пехотинцев принесли свои плоды. Было замечено передвижение войск противника, указывающее на отход, и Бальк тут же приказал своим танкам двигаться вперед, не обращая внимания на условия местности, и атаковать новозеландцев. В то время как наши мотоциклисты атаковали левый фланг противника, наша пехота зашла ему в тыл. Застигнутые врасплох новозеландцы бежали в южном направлении, бросая по дороге тяжелое оружие, транспорт и снаряжение.
   О преследовании не могло быть и речи, так как пехотинцы были измучены ночным маршем, а танки и автомашины пока еще не могли двигаться по отвратительной проселочной дороге. Несколько солдат, у которых еще сохранилось достаточно сил, были посланы разведать восточный вход в Темпейское ущелье, а саперы широко развернули подрывные работы, чтобы расчистить путь для танков.
   В середине дня 17 апреля две танковые роты подошли к входу в очень узкое Темпейское ущелье, где с обеих сторон вертикальной стеной стояли высокие горы, а между ними стремительно несла свои воды река Пеней. По ее северному берегу проходила железнодорожная линия Салоники – Афины, по южному же берегу шла шоссейная дорога, пока еще для нас недоступная, потому что не было мостов, а переправочное имущество еще не прибыло.
   Танковая рота осторожно продвигалась вдоль железнодорожной линии; войска ни в коем случае не должны были скапливаться в этом узком проходе, где несколько снарядов противника могли нанести им огромные потери. Сначала все шло гладко, так как первый туннель остался неповрежденным. Но второй туннель был разрушен, и танки не могли дальше двигаться. Наши разведчики нашли место, где Пеней разделялся островом, – там танки, возможно, могли бы переправиться вброд.
   Бальк решил для проверки рискнуть одним танком. Танк прошел. За ним успешно переправились еще два танка, но это было рискованным и трудным делом. На переправу каждого танка через реку уходило от получаса до часа; некоторым из них вода попала в моторы – они заглохли и не заводились. Тем не менее первые три танка пошли по шоссе и вскоре достигли разрушенного участка, обороняемого австралийцами. У австралийцев не было противотанковых орудий, поэтому, увидев танки, они бежали. Из мотострелкового полка были высланы вперед группы для ремонта дороги. В ночь с 17 на 18 апреля противник вел сильный артиллерийский огонь по долине, но потерь было мало.
   Переправа через Пеней продолжалась днем и ночью, и к середине дня 18 апреля Бальк сосредоточил у западного входа в ущелье танковый и мотострелковый батальоны. Ни одна колесная машина пройти не смогла, но четыре 100-мм пушки на тракторной тяге переправились через реку. Для человека с таким темпераментом, как у Балька, этого было достаточно, и он бросил свои подразделения на австралийцев, прикрывавших западный вход в Темпейское ущелье.
   16– я австралийская бригада удерживала подступы к Ларисе; на нее оказывали сильное давление 6-я горно-стрелковая дивизия, наступавшая через массив Олимпа, и правофланговая ударная группа 2-й танковой дивизии у Элассона. Наступление Балька по местности, считавшейся непроходимой, решило исход боя; его танки вскоре вырвались на равнину, устремились к Ларисе, и лишь наступление темноты вынудило их остановиться. Ночью австралийцы отошли, и на рассвете 19 апреля боевая группа Балька вступила в Ларису.
   В английской разведывательной сводке, попавшей в наши руки, говорилось: «3-й немецкий танковый полк способен действовать на любой местности и преодолевает даже такую, которая считается совершенно танконедоступной»{44}. Помимо этих обстоятельств, успех Балька следует приписать тому, что он смело ссадил пехоту с транспортных средств и направил ее далеко в обход, что фактически следовало поручить лишь хорошо натренированным горным частям. Бальк указывает в своем донесении, что преодолеть такую исключительно трудную местность могли только танки и тракторы, и приходит к заключению, что из танковой дивизии надо изъять весь колесный транспорт, чтобы даже в тыловых службах иметь только гусеничные или полугусеничные машины{45}. Он говорит, что эвакуация раненых и доставка бензина передовым частям была по существу невозможна, пока войска не заняли Ларису, хотя несколько бочек горючего были переправлены через Пеней на лодках, а затем перегружены на волов и ослов. К счастью, после того как был занят аэродром Ларисы, верховное командование прислало несколько самолетов с горючим, чтобы обеспечить дальнейшее наступление.
   Теперь Греческая кампания быстро приближалась к концу. 16 апреля немецкие танковые войска, наступавшие из Македонии, достигли проходов через Пинд и отрезали пути отхода греческим дивизиям, отступавшим из Албании. Продолжать дальнейшее сопротивление стало бесполезно, и 23 апреля в Салониках была подписана капитуляция.
   Однако нам не удалось захватить в плен британские экспедиционные войска. Местность была исключительно неблагоприятной для танков, а английские арьергарды в районе Олимпа и позднее на Фермопильской позиции действовали с большим искусством. Захват Коринфского перешейка немецкими парашютными войсками был выдающимся успехом, но он не смог помешать англичанам эвакуировать около 43 тыс. человек из Аттики и Пелопоннеса. Англичане потеряли около 12 тыс. убитыми, ранеными и пленными и понесли большие потери в судах, однако им удалось эвакуировать основную массу войск, несмотря на интенсивные действия немецкой авиации. Эта погрузка войск на суда, осуществленная в условиях подавляющего превосходства немецкой авиации, представляет собой замечательное достижение.

НОВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ

   В это время я находился в Белграде со штабом фельдмаршала барона фон Вейхса, назначенного главой военной администрации в Югославии. В результате наших переговоров со штабом 2-й итальянской армии по вопросу о демаркационной линии Италии достались Хорватия с Загребом и все Далматское побережье. Это была поистине замечательная политическая победа итальянцев, учитывая весьма скромную роль, которую они сыграли в Югославской кампании{46}.
   Хотя германская администрация и не везде пользовалась популярностью, она была по крайней мере действенной. Управление итальянцев, напротив, рассматривалось балканскими народами как унижение, главным образом потому, что они с презрением относились к итальянской армии. Это, несомненно, послужило причиной роста партизанского движения.
   В конце апреля фельдмаршал фон Вейхс с офицерами своего штаба предпринял весьма приятную инспекционную поездку в специальном поезде принца Павла. Мы отправились через Ниш и Скопле в Салоники. Уже в Белграде как стиль зданий, так и расовые признаки части населения являли собой бесспорное доказательство длительного господства турок, но в Скопле мы почувствовали себя совсем как на Востоке: мы увидели там много мечетей, мужчин в фесках и женщин с закрытыми чадрой лицами. Освежающее купание в Эгейском море и величественный Олимп заставили нас на время забыть о войне.
   В начале мая я получил приказ возглавить немецкий штаб связи при 2-й итальянской армии в Фиуме. Мы с шофером ехали без всякой охраны по стране, которая несколько месяцев спустя была объята огнем партизанской войны. В Фиуме я представился командующему 2-й итальянской армией генералу Амброзио, который после отставки Муссолини стал главнокомандующим итальянской армией. В течение последующих недель я присутствовал на маневрах итальянцев и очень хорошо узнал их. Меня поразила их устаревшая техника, и я отметил очень низкий уровень подготовки младших офицеров. Войска не были однородны по своим боевым качествам: например, в противоположность частям из Южной Италии альпийские дивизии производили отличное впечатление. После одного полевого учения генерал Амброзио поехал со мной на кладбище героев у реки Изонцо, где были похоронены во время первой мировой войны германские и итальянские солдаты. Он выразил надежду, что мы никогда больше не будем воевать друг против друга.
   Это интересное пребывание у итальянцев с экскурсиями по чудесному Далматскому побережью и частым освежающим купанием в «Голубой Адриатике», к сожалению, было очень коротким: уже в конце мая я получил приказ немедленно явиться в Мюнхен. Меня назначили третьим офицером штаба танковой группы «Африка», которая формировалась в Баварии. На мощном «Мерседесе» я помчался через Венецию, Больцано и Инсбрук в Мюнхен. Обедая в отеле в Венеции, я привел в изумление итальянцев, посадив шофера за свой стол. Хотя обычно наши офицеры питались отдельно от унтер-офицеров и рядовых, но в подобных случаях, когда офицер и рядовой находились вместе вне части, мы считали вполне естественным есть за одним столом. В противоположность 1918 году внутреннее убеждение, что офицеры и солдаты являются частью одного целого, оставалось непоколебимым, и даже в 1945 году в германской армии не было никаких признаков разложения.
   Из Инсбрука я решился на короткое время заехать в Миттенвальд, куда, спасаясь от бомбардировок, переехала из Берлина моя семья – жена и пятеро детей.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru