Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Танковые сражения 1939 – 1945 гг.

- 30 -

   Метод руководства Гитлера, заключавшийся в том, что сн лично отдавал всем и вся приказы и распоряжения, ускорил поражение Германии. Приказы «драться за каждую пядь земли» приводили к катастрофическим результатам. Не говоря уже о стратегии, его методы руководства сказывались на всей военной машине. В демократических государствах отдельные элементы вооруженных сил и многочисленные отрасли военной экономики и промышленности действовали весьма согласованно, а в Германии существовало непонятное разделение на самостоятельные ведомства. Армия, флот, ВЕС, войска СС, организация Тодта, национал-социалистская партия, комиссариаты, многочисленные отрасли экономики – все действовали независимо друг от друга, но получали приказы непосредственно от Гитлера.
   И внутри страны и на фронте все эти элементы перестали объединять свои усилия, начали действовать на свой страх и риск, не зная потребностей друг друга. Объяснение этому странному и пагубному явлению следует, несомненно, искать в жажде Гитлером власти и его недоверию к любой самостоятельной силе. Старый принцип «разделяй и властвуй» доводился до логического абсурда. Войска СС были специально созданы в противовес армии, чтобы армия не зазнавалась.
   Безусловно, Германия не обладала достаточными людскими резервами для ведения мировой войны, а численный состав армии начиная с зимы 1941 года стал сокращаться. Пополнения не могли возместить потери.
   Приведенные ниже данные показывают понесенные потери и полученные пополнения на Восточном фронте с декабря 1941 по сентябрь 1942 года.
   Группы армий Потери Пополнения
   «Юг» 547300 415 100
   «Центр» 765 000 481 400
   «Север» 375 800 272 800
   1 688 100 1 169 300
   Эти пополнения только на 69% возместили требуемое количество войск. На следующий год с пополнением армии дело обстояло еще хуже. В период с июля по октябрь 1943 года соотношение потерь и полученных пополнений было следующим:
   Месяц Потери Пополнения
   Июль 197000 90000
   Август 225 000 77000
   Сентябрь 232 000 112000
   654 000 279 000
   Полученные за эти месяцы пополнения лишь на 43% покрыли понесенные потери. В июне 1941 года наши армии на Востоке насчитывали около 3 млн. человек, а к концу войны эта цифра сократилась до 1,5 млн. человек.
   Германская военная промышленность не несет ответственности за наше поражение. Несмотря на налеты вражеской авиации, которые с 1942 года приняли массовый характер, наша военная промышленность вплоть до осени 1944 года неуклонно увеличивала выпуск своей продукции. Однако в нашем планировании было слишком много экспериментов и не было достаточной ясности. Даже там, где немецкая наука добивалась серьезных успехов, как например в создании быстроходных подводных лодок и реактивных самолетов, и ясно указывала нам путь, по которому нужно идти, это преимущество терялось из-за отсутствия согласованности в работе ведомств и тупости наших руководителей.
   На Нюрнбергском процессе Шпееру, министру вооружения и боеприпасов, был задан вопрос: когда он пришел к выводу о том, что война проиграна? Он ответил{302}:
   «Если подходить к вопросу с точки зрения обеспечения вооружением и боеприпасами, то не раньше осени 1944 года, так как мне удавалось до этого времени, несмотря на бомбардировки авиации, обеспечивать постоянное увеличение продукции. Если это перевести на язык цифр, то можно сказать, что наша продукция смогла бы обеспечить в 1944 году полное перевооружение 130 пехотных и 40 танковых дивизий, а для этого требовалось обеспечить новым вооружением два миллиона человек. Наша продукция была бы увеличена еще на 30%, если бы мы не страдали от налетов авиации. Наша промышленность достигла максимального за все время войны выпуска боеприпасов в августе, самолетов – в сентябре, артиллерийских орудий и новых подводных лодок – в декабре 1944 года. Через несколько месяцев, возможно в феврале или марте 1945 года, у нас должны были появиться новые виды оружия. Я могу лишь сказать о реактивных самолетах, о которых уже упоминалось в печати, новых подводных лодках, новых зенитных установках и т. д. Массовое производство этих видов оружия, которые могли бы изменить обстановку на последнем этапе войны, также настолько замедлилось из-за бомбардировок с воздуха, что они не могли применяться в больших количествах для
   борьбы с противником. С 12 мая 1944 года все это было уже бесполезно, так как наши заводы синтетического горючего уже являлись объектами массированных ударов с воздуха.
   Это была катастрофа – теперь мы лишились 90% нашего горючего и тем самым проиграли войну с точки зрения промышленного ее обеспечения: наши новые танки и реактивные самолеты были бесполезны без горючего»{303}.
   Большой интерес представляет еще одно показание Шпеера.
   «Вопрос: Господин Шпеер, как могло случиться, что вы и другие подчиненные Гитлера, несмотря на вашу оценку обстановки, все еще пытались сделать все возможное для продолжения войны?
   Шпеер: В этот период войны Гитлер вводил нас всех в заблуждение. С лета 1944 года он распространял слухи через посла Хевеля о том, что с иностранными державами начаты переговоры. Генерал-полковник Йодль подтвердил мне это здесь на процессе. Так, например, несколько посещений Гитлера японским послом были представлены как свидетельство того, что через Японию мы вели переговоры с Москвой. Кроме того, говорили, что министр Ней-бахер, выступавший здесь в качестве свидетеля, начал переговоры на Балканах с Соединенными Штатами; передавали также, что бывший советский посол в Берлине якобы находился в Стокгольме с целью ведения переговоров».
   Постоянный рост военного производства вплоть до осени 1944 года является поистине удивительным. Однако этого было недостаточно для удовлетворения потребностей фронта, и каждый фронтовик может подтвердить этот печальный факт. Ожесточенные бои в России и в Нормандии, а также катастрофические отступления летом 1944 года привели к таким потерям, которые не мог восполнить наш тыл. По мнению Шпеера, развязка наступила после того, как прекратилось снабжение горючим и были разрушены наши коммуникации в результате опустошительных налетов англо-американцев. Хотя в Германии было вооружение и боеприпасы, они, по крайней мере в достаточном количестве, не могли больше доставляться на фронт.
   С другой стороны, союзники имели все необходимое, а ресурсы, которыми располагало союзное командование в Соединенных Штатах и в Британской империи, были настолько велики, что оказалось возможным передать России огромное количество военных материалов. Не следует забывать, что сама Россия превосходила западных союзников в производстве артиллерийских орудий и танков.
   Подавляющее экономическое превосходство противника и наша неспособность отразить его воздушные налеты ясно показывали, что у нас нет никаких шансов на победоносное завершение войны. Я не обвиняю промышленность Германии. Ее достижения были огромны, но все же она не могла соперничать с производственной мощью Соединенных Штатов, Британской империи и Советского Союза. Война одновременно с тремя этими державами была для Германии безумием и могла иметь только один исход.
   Утверждение, что войну можно было бы выиграть, если бы не было предательства и саботажа, опровергается приведенными выше фактами. Даже если допустить, что саботаж действительно имел место, то и тогда мы должны будем признать, что он мог ускорить проигрыш войны, но не был основной причиной нашего поражения. Утверждают, что саботажники, принадлежавшие к оппозиции, делали все от них зависящее, чтобы ускорить разгром Германии. Заявляют, что они мешали производству вооружения, и боеприпасов и отдавали вредительские распоряжения, поддерживали связь с противником, всячески тормозили отправку на фронт пополнений. Но вся литература о движении
   Сопротивления, включая произведения враждебно настроенных писателей, не содержит ни одного доказательства, что на фронте когда-либо проводился саботаж. Отдельные случаи имели место незадолго до начала войны, в начале кампании во Франции и в последние месяцы войны, когда члены движения Сопротивления устанавливали политические контакты с противником. Это все.
   Вот что говорит по этому поводу генерал Гальдер{304}:
   «Мой главнокомандующий и я выступали против Гитлера всякий раз, когда нужно было помешать ему принять решение, которое, по нашему мнению, было невыгодно для Германии и армии. Но все, в чем нуждались войска для выполнения их трудных и тяжелых задач, всегда отправлялось на фронт. В борьбе с Гитлером мы никогда не шли на действия, которые могли бы причинить какой-либо вред нашим войскам на фронте».
   Говорили, что за последние месяцы войны подкрепления не прибывали, что положенное для пехоты снаряжение отправлялось в танковые дивизии, а пехота получала горючее, предназначенное танковым частям. Любому, кто находился в это время на фронте, станут понятны причины такого положения. В последние месяцы войны наши коммуникации были нарушены настолько, что фактически было невозможно обеспечить доставку пополнений к месту назначения. Командиры боевых групп забирали в свои руки все то, что следовало через районы расположения их войск. Мы хорошо знали, что пополнения, боевая техника и горючее, предназначенные для фронта, задерживались также и гаулейтерами, которые все это использовали для своих собственных частей фольксштурма.
   Остается выяснить наше отношение к событиям 20 июня 1944 года – покушению на Гитлера. Лично я узнал об этом из сообщения, переданного по радио; в то время мы вели тяжелые оборонительные бои в районе Львова. Мы все были буквально ошеломлены, когда узнали, что немецкий офицер оказался способен совершить покушение и, главное, в такой момент, когда солдаты на Восточном фронте вели смгртельную борьбу, стремясь остановить наступление русских войск. Мы хорошо знали о злоупотреблениях, совершаемых руководителями «коричневых рубашек», особенно «рейхскомис-сарами», а также о высокомерном поведении этих людей и о преступлениях начальников особых отрядов (эйнзатцгруппе) СС, хотя вблизи фронта мы редко чувствовали присутствие этих подозрительных личностей{305}. Партийные деятели не пользовались большой популярностью на фронте. В периоды затишья многие выражали свое недовольство поведением этих «господ», и все говорили, что в этом надо разобраться сразу же после окончания войны. Тем не менее солдаты-фронтовики – а мы, офицеры генерального штаба в войсках, гордимся, что относимся к ним – были возмущены, услышав о покушении; солдат на фронте выполнял свой долг до самого конца. Только во время заключения в лагере мы узнали более подробно о том, что послужило причиной покушения на Гитлера. Я должен признать, что люди, виновные в этом, руководствовались высокими идеалами и глубоким сознанием своей ответственности за судьбу нашей страны. Полковник граф Штауфенберг и его единомышленники из ОКХ сознавали, что гитлеровский режим приведет Германию к катастрофе. Они глубоко верили, что устранение Гитлера избавит Германию от дальнейшего кровопролития. Но если бы покушение на Гитлера удалось, это привело бы к кровавой внутренней распре с войсками СС. Во внешней политике это также не привело бы к каким-либо успехам. Противник решил проводить политику «безоговорочной капитуляции» вне зависимости от того, будет или не будет в Германии национал-социалистского правительства. Такой политикой Рузвельт только усиливал волю к сопротивлению каждого немца и тем самым совершал ту же ошибку, что и немецкие политические руководители в России, не видевшие разницы между коммунистами и русским народом{306}. Если бы покушение на Гитлера удалось, все немцы возложили бы ответственность за катастрофу на наш офицерский корпус и в особенности на германский генеральный штаб. Во всяком случае, нам не следует забывать, что война была проиграна не участниками заговора 20 июля 1944 года.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

   В этой книге я касался главным образом вопросов ведения боевых действий, и естественно, что меня как германского офицера глубоко волновали честь и престиж германского оружия. Каков бы ни был приговор истории, вынесенный нацистской Германии, нельзя не признать, что в 1939-1945 годах вермахт совершил выдающиеся подвиги и достойно поддержал славные боевые традиции немецкого народа. Но я далек от мысли прославлять минувшую войну или подогревать идеи реванша. Напротив, серьезные проблемы, стоящие перед Западной Европой, требуют реального подхода к вопросу войны и мира.
   В этой книге я пытался показать основные тактические уроки, которые можно извлечь из опыта войны 1939-1945 годов, и обратить особое внимание на ту опасность, какую представляют для нас многочисленные и хорошо организованные армии Советского Союза. Пришло время серьезно задуматься об обстановке в Европе. Если мы действительно хотим сохранить нашу цивилизацию, старые противники среди западных держав должны забыть о прошлом и обратить взор в будущее. Я очень надеюсь, что эта книга послужит вкладом в дело обороны Европы и укрепит наше взаимопонимание.
 
   Прохождение службы автором
   1 апреля 1924 г. – 30 сентября 1935 г. 7-й кавалерийский полк
   1 октября 1935 г. – 30 сентября 1937 г. Военная академия
   1 октября 1937 г. – 31 декабря 1939 г. Третий офицер штаба (начальник разведывательного отдела) 3-го корпуса. Польская кампания
   1 января 1940 г. – 31 августа 1940 г. Первый офицер штаба (начальник оперативного отделения) 197-й пехотной дивизии. Кампания во Франции
   1 сентября 1940 г. – 28 февраля 1941 г. Третий офицер штаба (начальник, разведывательного отдела) 1-й армии
   1 марта 1941 г. – 31 мая 1941 г. Третий офицер штаба 2-й армии. Балканская кампания
   1 июня 1941 г. – 15 сентября 1942 г. Третий офицер штаба танковой группы, позднее танковой армии «Африка» (с 3 апреля 1942 года заместитель начальника штаба)
   20 сентября 1942 г. – 31 октября 1942 г. Госпиталь в Гармише
   1 ноября 1942 г. – 14 августа 1944 г. Начальник штаба 48-го танкового корпуса. усская кампания
   15 августа 1944 г. – 14 сентября 1944 г. Начальник штаба 4-й танковой армии. усская кампания
   15 сентября 1944 г. – 30 ноября 1944 г. Начальник штаба группы армий «Г». Кампания на Западе
   1 декабря 1944 г. – 31 'Декабря 1944 г. Офицерский резерв главного командования сухопутных сил (ОКХ)
   1 января 1945 г. – 28 февраля 1945 г. Прикомандирован к 9-й танковой дивизии. Кампания на Западе
   1 марта 1945 г. – май 1945 г. Начальник штаба 5-й танковой армии. Кампания на Западе

ПРИМЕЧАНИЯ

   {1}Типпельскирх К., История второй мировой войны, Издатинлит М., 1956, стр. 21.
   {2}Третий офицер штаба занимался вопросами разведки и контрразведки. -Прим. ред.
   {3}Курсив мой.
   {4}Как сказал генерал фон Цвель: «Германия была побеждена не гением маршала Фоша, а генералом Танком».
   {5}Lord Wilson of Libya, Eight Years Overseas, 1939-1947, Hutchinson, 1950, p. 28.
   {6}Зейдлиц и Цитен-прусские кавалерийские генералы эпохи Фридриха II, отличившиеся во время Семилетней войны.-Прим. ред.
   {7}Это утверждение является совершенно неправильным. Материалы Нюрнбергского процесса ясно показывают, что немецко-фашистский генеральный штаб принимал активное участие в планировании и подготовке второй мировой войны.-Прим. ред.
   {8}Меллентин пытается оправдать Мюнхенское соглашение, доказывая, что оно якобы было справедливым разрешением так называемого судетского вопроса. На самом деле хорошо известно, что Мюнхенская сделка была сговором против мира и величайшим предательством по отношению к Чехословакии. В исторической справке «Фальсификаторы истории» говорится: «Все поведение Англии и Франции не оставляло никакого сомнения в том, что неслыханный акт. предательства со стороны английского и французского правительств по отношению к чехословацкому народу вовсе не был случайным эпизодом в политике этих государств, а являлся важнейшим звеном в этой политике, преследовавшей цель направить гитлеровскую агрессию против Советского Союза („Фальсификаторы истории“, Госполитиздат, 1948, стр. 31).
   Гитлер не ограничился захватом Судетской области и стал готовиться к оккупации остальной части Чехословакии (план «Грюн»). В марте 1939 года эта страна стала немецким «протекторатом», и чехословацкий народ попал под иго гитлеровских оккупантов.– Прим. ред.
   {9}Впоследствии входившему в состав знаменитой 21-й танковой дивизии Роммеля
   {10}Автор высокими словами о «долге» и «чести», которыми пестрит книга, пытается оправдать преступления немецкой военщины. Но кто же теперь не знает, что армия была послушным орудием в руках Гитлера и что гитлеровские солдаты совершили во время второй мировой войны тягчайшие военные преступления!-Прим. ред.
   {11}Для нападения на Польшу немцы сосредоточили 5 танковых, 6 моторизованных, 48 пехотных, горно-стрелковых и легких дивизий, около 10 тыс. орудий и минометов, до 3500 танков и 2500 самолетов. Этим силам Польша могла противопоставить только 49 малобоеспособных пехотных дивизий, одну мотобригаду, 9 кавалерийских бригад и 900 устаревших танков.-Прим. ред.
   {12}См. Шлиффен А., Канны, изд. 2, М., 1938.-Прим. ред.
   {13}Организация легких дивизий не оправдала себя, и после Польской кампания они были преобразованы в танковые дивизии.
   {14}Не все танковые и легкие дивизии имели указанную организацию. Подробнее см. Б. Мюллер-Гиллебранд, Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг., т. I, Издатинлит, М., 1956, стр. 206– 210.– Прим. ред.
   {15}Эти пушки значительно уступали английским двухфунтовым пушкам (40-42 мм).
   {16}Вопросы взаимодействия родов войск в бою и операции немцами понимались узко, в рамках дивизии, за что они поплатились большими потерями танков уже в первый год войны против Советского Союза.-Прим. ред.
   {17}По– немецки «шторх»-аист; «Физелер-Шторх»-марка самолета.-Прим. ред.
   {18}Подобными измышлениями Меллентин пытается оправдать преступления самих гитлеровцев, попиравших все обычаи и законы войны.-Прим. ред.
   {19}Организация Тодта – военно-строительная организация гитлеровской Германии, названная по имени ее первого руководителя военного инженера Фрица Тодта.-Прим. ред.
   {20}Пассивность англо-французских империалистов на Западе объясняется тем что, проводя политику «умиротворения» агрессора, онш старались направить агрессию гитлеровской Германии против Советского Союза.-Прим. ред.
   {21}Я знаю, что в книге Эллиса «The War in France and Flanders, 1939-1940» (History of the 2-nd World War, United Kingdom Military Series, vol. 2), являющейся официальной историей боевых действий английских войск, преуменьшается роль Ман-штейна, но для меня имеет решающее значение свидетельство Гудериана и других генералов и офицеров. Лиддел Гарт также придерживается того взгляда, что Манштейн был создателем этого плана.
   {22}Танковый корпус Гёппнера в составе 3-й и 4-й танковых дивизий должен был пересечь бельгийскую границу и продвигаться в направлении Брюсселя, в то время как 9-я танковая дивизия имела задачу наступать по южной части Голландии.
   {23}В танковый корпус Гота входили 5-я и 7-я танковые дивизии.
   {24}Французы обычно утверждают, что у немцев танков было больше. Так, специально занимавшийся этим вопросом генерал Конкэ пишет в книге «Загадка танков», что у немцев было 3800 танков и бронемашин против 2800 у французов и 600 у англичан (Conquet, L'enigme des blindes, Paris, 1956, p. 184-185).
   В сборнике «Кампания во Франции» указывается, что французы имели 2262 современных танка, 540 танков устаревших типов и 743 бронеавтомобиля (La Campagne de France, mai– juin 1940, Paris, 1953, p. 163).
   По другим данным, к началу наступления против англо-французских войск немцы имели около 5000-5500 танков, входивших в состав танковых и моторизованных дивизий.
   Французская армия к 10 мая имела около 3400 танков, основная часть которых была распылена по всему фронту в составе так называемых армейских батальонов.– Прим. ред.
   {25}Три французские легкие механизированные дивизии, около 200 танков в каждой, входили в состав войск, вступивших в.Бельгию. Четыре французские бронетанковые дивизии имели около 150 танков каждая. Количество танков в нашей танковой дивизии в то время составляло в среднем около 260.
   {26}Впоследствии генерал танковых войск, командир корпуса в России, командующий армией в Польше и Венгрии и командующий группой армий на Западном фронте.
   {27}Это показывает важность тщательного и многостороннего обучения пехотинцев работе других родов войск.
   {28}Это подтверждает порочность танковой доктрины немцев, пренебрегавших тес» яым взаимодействием танков с пехотой.-Прим. ред.
   {29}См. «The War in France and Flanders 1939-1940», p. 87.
   {30}В годы второй мировой войны на вооружении английской армии находились тяжелые (пехотные), средние (крейсерские) и легкие танки. К тяжелым относились танки типа «Матильда», «Валентайн» и «Черчилль», к средним-«Крузейдер», «Кромвелл» и др. Еще в ходе войны тяжелые танки «Матильда», «Валентайн», легкие танки «Тетрарх» были сняты с вооружения.-Прим. ред.
   {31}«The War in France and Flanders 1939-1940», p. 103.
   {32}См. «The War in France and Flanders 1939-1940», p. 346-350. 25 мая английский дозор захватил на ипрском участке фронта немецкую штабную машину; у пленных были отобраны документы, представлявшие исключительную ценность. Как указывается на стр. 148 вышеупомянутой книги, этот случай имел решающее значение, так как он побудил лорда Горта перебросить две дивизии на северный участок фронта и тем самым обеспечить отход к морю.
   {33}У англичан осталось лишь 5Ья шотландская пехотная дивизия и 1-я бронетанковая дивизия.
   {34}20 мая генерал Вейган, бывший начальник штаба маршала Фоша, принял командование от неудачливого генерала Гамелёна.
   {35}Подробнее см. Буше Ж-, Бронетанковое оружие в войне, Издатинлит, М., 1956, стр. 132.– Прим. ред.
   {36}Впоследствии генерал-лейтенант, а в 1944 году-начальник штаба Роммеля в Нормандии. (В 1957 году Шпейдель был назначен командующим сухопутными войсками НАТО в центральной зоне Европы.-Прим. ред.)
   {37}Wеrner M., The Military Strength of the Power, Gollancz, 1939.
   {38}Решение Гитлера остановить танковую группу Клейста перед Дюнкерком объясняется тем, что Гитлер не оставлял надежды на заключение сепаратного мира с Англией, чтобы развязать себе руки для войны против Советского Союза. Разгром же англичан у Дюнкерка мешал осуществлению этого преступного замысла.-Прим. ред.
   {39}Операция по вторжению в Англию.-Прим. ред.
   {40}Государственный переворот (франц.).-Прим. ред.
   {41}Для отправки в Грецию предназначались 7-я австралийская дивизия и польская бригада, но вследствие наступления Роммеля в Киренаике отправка этих войск был» отменена.
   {42}См. De Gingand, Operation Victory, Hodder and Stoughton, 1947.
   {43}Там оборонялся 21-й батальон 2-й новозеландской дивизии, поддерживаемый артиллерийской батареей и саперами. Позднее мы узнали, что им не дали никаких противотанковых средств, так как местность считалась танконедоступной.
   {44}В брошюре «The Other Side of the Hill», являющейся официальным документом по истории новозеландской армии, о боевых действиях Балька у горы Олимп сказано следующее: «Редко на войне встречались танки, которые сумели бы преодолеть такую трудную местность, или пехота, которая, совершив уже более чем 500-километровый марш, продвигалась бы так быстро в столь тяжелых условиях; это был рекорд, которым может гордиться каждый солдат».
   {45}Этот урок подтвердился на горьком опыте в России'.
   {46}2– я итальянская армия очень медленно и осторожно наступала из района Триеста в юго-восточном направлении.
   {47}Наше море (лат.),-Прим. ред.
   {48}«Pour le Merite» (франц.)-«За заслуги»-высший германский военный орден в период перво и мировой войны.-Прим. ред.
   {49}Глупы е ослики (нем.).
   {50}Части, примерно соответствующие армейским полкам.
   {51}«Krieg ohne Hass», Heidenheimer Zeitung, S. 54.
   {52}ОКБ-О. К. W. (нем.)-Oberkommando der Wehrmacht, германское верховное командование.-Прим. ред.
   {53}Командование немецко-итальянскими войсками имело в Северной Африке шесть итальянских дивизий («Павия», «Брешиа», «Болонья», «Савойя», моторизованная дивизия «Тренто» и танковая дивизия «Ариете») и немецкий Африканский корпус, в состав которого входили 15-я и 21-я танковые и 90-я легкопехотная дивизии.-Прим. ред.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru