Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Танковые сражения 1939 – 1945 гг.

- 27 -

ГЛАВА XXI
БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ЭЛЬЗАС-ЛОТАРИНГИИ 

НАСТУПЛЕНИЕ ПАТТОНА

   18 октября в Брюсселе состоялось очень важное совещание между Эйзенхауэром, Брэдли и Монтгомери{278}, на котором было принято решение вновь попытаться овладеть Руром. Основная роль при этом отводилась 1-й и 9-й американским армиям, действия которых поручалось координировать генералу Брэдли. 3-я армия Паттона должна была начать наступление на Саар, «как только будет решена проблема подвоза». 21 октября три армии получили приказ генерала Брэдли: 1-я и 9-я армия должны были нанести удар 5 ноября, а генерал Паттон – на пять дней позже. 2 ноября 3-й армии разрешили начать наступление, как только позволят условия погоды.
   «Паттону удалось на этот раз убедить Брэдли, что он сможет за три дня достичь Саара и „без труда прорвать Западный вал“. Располагая шестью пехотными и тремя бронетанковыми дивизиями, а также двумя механизированными группами (бригадами), 3-я армия насчитывала примерно до 250 тыс. солдат и офицеров. Противостоящая ей 1-я немецкая армия имела всего только 86 тыс. человек. Семь из восьми дивизий этой армии были растянуты на фронте в 75 миль, а ее единственный резерв составляла 11-я танковая дивизия с 69 танками. Поскольку немецкие дивизии были вынуждены рассредоточиться для обороны, Паттон, обладая господством в воздухе и достаточной маневренностью на земле, имел возможность создать превосходство в силах на любом из участков фронта.
   Даже при грубом сравнении Паттон имел выгодное соотношение сил: 3: 1 в людях, 8: 1 в танках и «огромное превосходство в артиллерии»{279}.
   В конце октября мне стало ясно, что американцы готовят против нас новое наступление. Немецкие передовые посты на западном берегу Мозеля были отброшены за реку, американская артиллерия приступила к тщательной пристрелке. Юго-восточнее Понт-а-Муссона шли бои местного значения, и, по имеющимся данным, противник был занят сосредоточением крупных сил севернее Меца в районе Тионвиля. Мы полагали, что один из ударов американских войск будет нанесен из района Тионвиля, а второе крупное наступление ожидалось нами из района Шато-Сален с главным ударом непосредственно на Саарбрюккен. Задачей этих двух ударов, видимо, являлось овладение крепостью Мец.
   Мы не имели разведывательной авиации, но зато располагали хорошей информацией от нашей агентурной разведки п поэтому знали, как у американцев идет подготовка к наступлению{280}. Вновь оправдала себя наша служба радиоперехвата, так как американцы были очень беспечны при переговорах по телефону и радио. Тем не менее, когда 8 ноября началось наступление, войска на переднем крае были захвачены врасплох: погода не благоприятствовала наблюдению, и они не сумели обнаружить последних приготовлений противника.
   Прошедший 5 ноября проливной дождь размыл все дороги и превратил ручьи и небольшие речушки в полноводные реки. Даже гусеничные машины с трудом могли двигаться; почти все мосты на Мозеле были снесены. 20-й американский корпус должен был наносить удар в районе Меца, а 12-й корпус имел задачу наступать почти на 50-километровом фронте в направлении Саар-брюккена, причем войскам приходилось форсировать реку Сей. Генерал Эдди, командир 12-го корпуса, имел серьезное основание для того, чтобы отложить наступление, но Паттон не желал и слышать об этом. На рассвете 8 ноября при поддержке сокрушительного артиллерийского огня пехота 12-го корпуса перешла в наступление.
   Как уже указывалось, наши части на переднем крае были захвачены врасплох и не сумели выполнить задуманного Бальком плана эластичной обороны. На участке 12-го корпуса американцы атаковали наши 48-ю и 559-ю дивизии и правый фланг 361-й дивизии. Эти соединения понесли тяжелые потери от артиллерийского огня, и американцам удалось в нескольких местах форсировать реку Сей. В первом эшелоне 12-го корпуса наступали 26-я, 35-я и 80-я пехотные дивизии, а 4-я и 6-я бронетанковые дивизии составляли резерв и предназначались для развития успеха.
   9 ноября американцы ввели танки, но условия, в которых им пришлось действовать, оказались очень неблагоприятными. Танки были привязаны к дорогам, и часть их была попросту расстреляна нашими 88-мм пушками. Во всяком случае, я считаю, что танки были введены слишком рано и что генералу Эдди следовало бы подождать, пока пехота глубже вклинится в главную полосу нашей обороны. Однако 4-я американская бронетанковая дивизия была испытанным соединением. Несмотря на отвратительные условия погоды, ее боевое командование «Б» прорвалось на левом фланге 48-й дивизии и достигло Аннокура и Вивье.
   10 ноября 11-я танковая дивизия, наш единственный танковый резерв, перешла в контратаку и вновь заняла Вивье. Дождь и снег приковали к земле американскую авиацию и затруднили продвижение автомашин и танков. Наши опытные танкисты прекрасно этим воспользовались, уничтожив за день 30 американских танков. 11 и 12 ноября 11-я танковая дивизия прикрывала отход понесшей тяжелые потери 559-й дивизии и заняла новые позиции на высотах у Моранжа. Боевое командование «А» 4-й бронетанковой дивизии вступило в бой восточнее Шато-Сален и достигло И ноября Родальба, где было задержано огнем противотанковой артиллерии и минными полями. Успешными оказались действия 6-й американской бронетанковой дивизии, которая днем 11 ноября смелым ударом овладела мостом у Ан-сюр-Нид.
   12 ноября 11-я танковая дивизия предприняла контратаку из района Моранжа против войск боевого командования «А» 4-й бронетанковой дивизии. Наши танкисты привыкли действовать в распутицу; 13 ноября они вернули Родальб и захватили в плен целый американский батальон. Благодаря этим действиям нам удалось выиграть время для перегруппировки своих войск и сосредоточения резервов.
   Американцы продолжали упорно продвигаться вперед. Боевое командование «Б» и 35-я пехотная дивизия наступали на Моранж с запада, а 6-я бронетанковая дивизия пыталась прорваться у Фокмона прямо на Саарбрюккен. Мы перебросили на этот участок 21-ю танковую и 36-ю пехотную дивизии{281}, a 11-я танковая дивизия прочно удерживала высоты вокруг Моранжа. 15 ноября мы вывели из боя остатки 48-й и 559-й дивизий и свели их в одну боевую группу.
   Утром 15 ноября наши войска отступили с развалин Моранжа, но к этому времени наступательный порыв американцев уже иссяк. В тот же день 12-й американский корпус был вынужден приостановить продвижение. Такое решение было вызвано, помимо тяжелых потерь и труднопроходимой местности, и тем обстоятельством, что в результате действий 20-го американского корпуса, который пытался окружить Мец, северный фланг 12-го корпуса оказался не обеспеченным.
   ПАДЕНИЕ МЕЦА
   В ночь с 8 на 9 ноября 20-й корпус начал наступление на Мец. Части 90-й американской дивизии переправились через Мозель на штурмовых лодках севернее Тионвиля и захватили врасплох обороняющиеся немецкие части. К вечеру 9 ноября дивизия имела на противоположном берегу реки уже восемь батальонов пехоты, прочно закрепилась на захваченном плацдарме. Две наши дивизии, 416-я пехотная и 19-я фольксгренадерская, оборонявшиеся в этом районе, оказали слабое сопротивление. Они имели низкие боевые качества, а кроме того, фронт их обороны был чрезвычайно растянут{282}.
   Командование группы армий «Г» было очень обеспокоено быстрым расширением плацдарма у Тионвиля. 1-я армия теперь не располагала никакими резервами, и мы были вынуждены обратиться к Рундштедту с просьбой выделить в наше распоряжение одну танковую дивизию. Но главнокомандующий немецкими войсками на Западе не мог взять на себя ответственность за такое решение и обратился по этому вопросу к Гитлеру{283}. Свыше суток длились переговоры с ОКВ, но в конце концов нам была передана 25-я гренадерская моторизованная дивизия. В то время эта дивизия находилась восточнее Трева и нуждалась в пополнении; из-з отсутствия горючего она не могла принять участие в боях раньше 12 ноября. Эта задержка оказалась очень некстати, так как сильное течение Мозеля и точный огонь немецкой артиллерии помешали 90-й американской дивизии закончить наведение моста до вечера 11 ноября, и в течение трех дней американская пехота не имела на плацдарме танков и крупнокалиберной противотанковой артиллерии. Тем не менее американцы оказывали упорное сопротивление, отбивали контратаки нашей пехоты (у нас не было ни одного танка) и днем 11 ноября штурмом овладели фортами Метрих и Кёнигсмахер.
   На рассвете 12 ноября 25-я гренадерская моторизованная дивизия десятью танками и двумя батальонами мотопехоты предприняла контратаку против американских танков и пехоты, переправившихся за ночь до этого через Мозель. Вначале дивизия имела успех, но когда артиллерия американцев открыла губительный огонь с западного берега, она понесла тяжелые потери и была вынуждена прекратить контратаку. Ожесточенные бои продолжались днем 12 и 13 ноября, и не один населенный пункт неоднократно переходил из рук в руки.
   Днем 14 ноября 10-я американская бронетанковая дивизия форсировала Мозель. Боевое командование «Б» этой дивизии продвигалось в направлении Мерцига на реке Саар, а боевое командование «А» наступало в направлении Бузонвиля, стремясь перерезать шоссейные и железные дороги, ведущие в Мец. Непосредственно городу угрожали 90-я американская дивизия, [269 – схема 58; 270] продвигавшаяся западнее Мозеля, и 5-я американская дивизия, которая, преодолевая сильное сопротивление 17-й гренадерской моторизованной дивизии СС, наступала с юга. Мы понимали, что скоро Мец будет окружен.
   Такое положение не явилось неожиданностью для фельдмаршала Рунд-штедта, который еще в октябре выдвигал предложение об отводе войск с выступа' у Меца. Бальк же считал, что следует дать бой американцам за Мец, но затем своевременно оставить город. 7 ноября Гитлер положил конец всем спорам, заявив, что Мец представляет собой крепость и должен удерживаться до последнего солдата. Мы постарались сделать так, чтобы последствия этого приказа были как можно менее тяжелыми: оставили в Меце лишь второсортные части и не дали им ни танков, ни штурмовых орудий.
   Вечером 16 ноября Бальк и я подробно обсудили обстановку на фронте группы армий «Г». Мы пришли к выводу, что 1-й армии не следует больше нести потери, удерживая Мец, и что она должна одним скачком отойти на рубеж реки Нид. На принятие такого решения повлияло критическое положение нашей 19-й армии, которая с 11 ноября испытывала сильный нажим 7-й американской армии в районе Баккара и в то же время отражала атаки войск 1-й французской армии, начатые 14 ноября с целью захвата Бельфор-ского прохода.
   Мец представлял собой старую крепость, почти все укрепления были построены до 1914 года. Большинство артиллерии крепости было переброшено на Атлантический вал, и в ее сооружениях оставалось только 30 орудий. В Меце мы оставили 462-ю фольксгренадерскую дивизию, насчитывающую около 10 тыс. человек. В большинстве своем это были пожилые люди, неспособные выдержать напряжения современного боя. Они не располагали танками и имели всего лишь дивизион противотанковых орудий и дивизион зенитной артиллерии. Боеприпасов было мало, но запасов продовольствия хватило бы на четыре недели осады. Немецкое население было эвакуировано из Меца 11 ноября.
   В ночь с 17 на 18 ноября 1-я армия оставила в крепости гарнизон и с соблюдением всех мер предосторожности отошла к реке Нид; 20-й американский корпус, который вплотную подошел к Мецу, не сумел помешать отходу. 19 ноября американские части без труда нашли проходы во внешнем кольце фортов крепости и вошли в город с нескольких направлений. 21 ноября был взят командный пункт крепости. Большая часть гарнизона отступила во внутренние форты, которые продолжали теперь самостоятельно оказывать сопротивление.
   Американцы удовлетворились блокированием фортов, дожидаясь, пока голод не заставит их защитников капитулировать. Осада продолжалась до 13 декабря, когда сдался последний форт – «Жанна д'Арк».
   Принимая во внимание слабость гарнизона, следует отдать должное защитникам Меца, которые своими действиями сковали значительные силы американских войск.

ПАДЕНИЕ СТРАСБУРГА

   11 ноября 15-й корпус 7-й американской армии перешел в наступление в районе Баккара южнее канала Марна-Рейн. Целью нового наступления был Савернский проход в Северных Вогезах – ворота к Страсбургу. Удар пришелся по 553-й и 708-й фольксгренадерским дивизиям. Первая из этих дивизий оказала упорное сопротивление, но вторая была быстро разбита – она только что прибыла на фронт и никогда раньше не участвовала в боях. Кроме того, удар американских частей был нанесен на стыке 1-й и 19-й армий, а мы по собственному опыту знали, как трудно бывает в таких случаях вести оборонительные действия. 13 ноября мы подчинили 553-ю дивизию 19-й армии, но обстановка продолжала оставаться напряженной. 15-й корпус не прекращал своих решительных атак в направлении на Бламон. Одновременно наступление 1-й французской армии, начавшееся 14 ноября, создавало угрозу прорыва в южную часть Эльзаса через Бельфорский проход.
   14 ноября мы отдали приказ 19-й армии отступить своим правым флангом в Северные Вогезы. Отход был проведен успешно, действия же преследующих американских частей отличались нерешительностью и чрезмерной осторожностью. В ночь с 16 на 17 ноября аналогичный отход совершили и войска левого фланга армии. К несчастью, в бою за Бельфорский проход погиб командир 338-й дивизии, и управление отступавшими там войсками было нарушено. Арьергарды оказались чересчур слабы, поэтому французские подвижные части вышли на новый рубеж почти одновременно с главными силами 338-й дивизии. Французские танкисты атаковали с исключительной смелостью и порывом, отвечающим темпераменту командующего их армией генерала де Латтр-де-Тас-синьи. 19 ноября они продвинулись за день на 40 км, ворвались в Верхний Эльзас и вышли на Рейн севернее Базеля.
   21 ноября после ожесточенного боя пал Бельфор, и в тот же день французские танки вошли в Мюлуз. 19-я армия не имела подвижных резервов, но 53-му корпусу удалось собрать в южной части Эльзаса все, что осталось от различных частей, и создать новый оборонительный рубеж между Рейном и Вогезами. 198-й пехотной дивизии, усиленной самоходными орудиями, было приказано контратаковать из Альткирка и выйти к швейцарской границе у городка Дель, тем самым отрезав французские войска у Мюлуза. В это время 106-я танковая бригада двигалась из Лотарингии для усиления 53-го корпуса. 20 ноября в штабе группы армий «Г» мы пришли к выводу, что противник хочет зажать в гигантские клещи и уничтожить войска 19-й армии. Когда 1-я французская армия вступит в Эльзас с юга, 7-я американская армия, пройдя Савернским проходом, начнет наступление на Страсбург с севера.
   Наше положение осложнялось угрожающим развитием событий в Лотарингии. 12-й корпус, действовавший на правом фланге 3-й американской армии, 18 ноября возобновил свои атаки, а 15-й корпус 7-й армии продолжал оказывать сильный нажим в направлении Савернского прохода. Погода улучшилась, и американская авиация вновь начала активные действия. Несмотря на упорное сопротивление, 553-я фольксгренадерская дивизия шаг за шагом оттеснялась к Сарбуру, и 20 ноября свыше ста прорвавшихся танков окружили эту закаленную в боях дивизию. Казалось, дивизии пришел конец, но в ночь с 20 на 21 ноября генералу Бруну удалось, воспользовавшись темнотой и сильным дождем, провести своих солдат через американские позиции и занять новый оборонительный рубеж, преградив противнику путь к Саверну. Тем не менее после овладения Сарбуром американцы продолжали вбивать клин между 1-й и 19-й армиями. Над группой армий «Г» нависла угроза расчленения на две части.
   Мы считали наиболее опасным наступление противника на Саверн, поэтому предложили Рундштедту сосредоточить 19-ю армию севернее Мюлуза и прекратить всякие попытки окружить французские войска в Верхнем Рейне. Это дало бы возможность перебросить 198-ю дивизию и 106-ю танковую бригаду на север и усилить оборону Савернского прохода. План был передан на рассмотрение Гитлеру, который решительно отверг его. Он приказал выполнить у Саверна его требование «ни шагу назад» и предпринять контратаку силами 198-й дивизии из Альткирка к швейцарской границе. Нам не оставалось ничего другого, как отдать соответствующие распоряжения.
   В виде утешения Рундштедт разрешил нам использовать учебную танковую дивизию для контратаки на Сарбур с севера, но она не могла принять участие в боях раньше 23 ноября. Во всяком случае, было уже слишком поздно восстанавливать положение в районе Саверна, так как 21 ноября 2-я французская танковая дивизия под командованием генерала Леклерка, действовавшая в составе 7-й американской армии, прорвалась сквозь наши слабые части прикрытия на высотах севернее и южнее города. 22 ноября французские и американские части 15-го корпуса обошли Саверн. Затем они ворвались в город и окружили 553-ю дивизию и штаб 89-го корпуса. Однако последние не прекратили сопротивления: в ночь с 22 на 23 ноября они пробились мелкими группами сквозь кольцо окружения и сосредоточились в районе Битша.
   Между тем 11-я танковая дивизия продолжала оказывать решительное сопротивление частям 12-го корпуса, наступавшим от Моранжа на Саргемин.
   Дивизия удерживала свой 25-километровый участок фронта, имея очень слабое прикрытие. За этим слабым заслоном были расположены группы танков и мотопехоты для проведения контратак во фланг и тыл наступающим американским частям. 35-я и 36-я американские пехотные дивизии наступали в центре, на левом фланге действовала 6-я бронетанковая дивизия, а справа – 4-я бронетанковая дивизия. Однако 11-я танковая дивизия сумела отразить попытку прорыва нашего фронта и нанести тяжелые потери противнику. 4-я бронетанковая дивизия повернула к Саарскому каналу и, не встречая серьезного сопротивления со стороны 361-й фольксгренадерской дивизии, переправилась 22 ноября через канал. 4-я бронетанковая дивизия имела приказ повернуть на север после форсирования канала, однако, учитывая отсутствие удобных дорог и танконедоступную местность, командир дивизии генерал Вуд решил продолжать продвижение на восток, переправиться через Саар, и только после этого повернуть на север. 24 ноября он форсировал реку у Фенетранжа.
   Генерал Леклерк не терял времени даром у Савернского прохода и, развивая успех, двигался прямо на Страсбург. Единственной преградой на его пути были подразделения 256-й фольксгренадерской дивизии, которая только что прибыла в северную часть Эльзаса из Голландии, да несколько противотанковых дивизионов и сводных частей под командованием коменданта Страсбурга. Для подготовки к обороне города не было ни времени, ни средств, и утром 24 ноября французские танки ворвались в Страсбург.
   В такой обстановке мы решили отменить предполагаемую контратаку учебной танковой дивизии на Сарбур и направить эту дивизию через Фальс-бур к Савернскому проходу. В случае успеха мы могли бы отрезать 2-ю французскую танковую дивизию. Учебная танковая дивизия была обескровлена в боях в Нормандии и в начале ноября переформировывалась для Арденнского наступления. Она располагала 30 танками Т-IV и 35 «пантерами», а также имела два мотострелковых полка с большим некомплектом в людях и технике. Когда мы узнали, насколько ослаблена была эта дивизия, мы поняли, что для успешной контратаки потребуются дополнительные пополнения. Боевой группе 25-й фольксгренадерской дивизии было приказано передвинуться с правого фланга 1-й армии к Сар-Иниону, но прибыть туда раньше 25 ноября она не могла.
   Учебная танковая дивизия 23 ноября сосредоточилась у Сар-Иниона. Дивизией командовал ветеран боев в Западной пустыне генерал Байерлейн. Хотя еще не прибыли два батальона пехоты и две батареи самоходных орудий, в 16 час. того же числа дивизия начала свое наступление. Утром 24 ноября учебная дивизия нанесла удар северо-восточнее Сарбура по фланговому прикрытию 15-го корпуса – разведподразделениям и части сил 44-й американской дивизии. Казалось, Байерлейн сможет прорваться к дороге Сарбур – Саверн, но неожиданно он был атакован во фланг 4-й американской бронетанковой дивизией, которая, как я уже указывал, переправилась через Саарский канал у Фенетранжа. Развернулись тяжелые бои, продолжавшиеся 24 и 25 ноября. Прибывший 24 ноября на этот участок фронта генерал Эйзенхауэр согласился с предложением Паттона прекратить наступление 15-го корпуса на восток и повернуть его на север для оказания помощи Паттону в его действиях на реке Саар. Это означало, что американские силы на левом фланге Байерлейна получили значительное усиление и фактически его дивизия находится под угрозой охвата с обоих флангов.
   Днем 25 ноября я прибыл на командный пункт Байерлейна и лично убедился, насколько опасной была сложившаяся обстановка. Сосредоточенный огонь артиллерии 44-й американской дивизии причинял нам серьезные потери, а боевое командование «Б» 4-й бронетанковой дивизии вело ожесточенный бой за деревню Берендорф. Байерлейн советовал прекратить наши наступательные действия, и я полностью поддержал его предложение; однако ОКВ настаивало на продолжении бесполезного наступления. Несмотря на это, Байерлейну 25 ноября пришлось перейти к обороне. К счастью, у него была боевая группа 25-й фольксгренадерской дивизии, которая сумела удержать его восточный фланг. 27 ноября американцы отбросили учебную танковую дивизию на свое исходное положение восточнее Сар-Иниона. По приказу ОКВ она была теперь отозвана для участия в Арденнской операции и в ночь с 27 на 28 ноября заменена 25-й фольксгренадерской дивизией.
   В общем мы не смогли использовать нашей единственной возможности восстановить положение в северной части Эльзаса. Ясно, что при наличии у американцев превосходства в артиллерии, авиации и танках у нас по существу никогда не было серьезных шансов на успех. Но решение Эйзенхауэра о повороте 15-го корпуса на север для помощи Паттону серьезно облегчило положение в южной части Эльзаса и позволило 19-й армии прочно закрепиться на кольмарском выступе. В своем отчете Эйзенхауэр указывает, что этот плацдарм очень сильно затруднил ведение дальнейших операций.

ОБОРОНА ЗАПАДНОГО ВАЛА

   Противник, оказывая непрерывное давление на всем фронте группы армий «Г», добивался значительных успехов, однако нам удавалось сохранять основные силы наших войск и медленно отходить к Западному валу. Необходимо подчеркнуть, что в этих действиях наша задача заключалась в выигрыше времени, чтобы позволить ОКВ сосредоточить резервы для широкого контрнаступления в Бельгии. Я думаю, что Паттону удалось бы добиться больших успехов, если бы он объединил 4-ю и 6-ю бронетанковые дивизии в один корпус и усилил бы этот корпус, например, 2-й французской танковой дивизией. Все эти соединения обладали большим боевым опытом и имели способных командиров. Командир 4-й бронетанковой дивизии генерал Вуд показал себя знатоком тактики, а Леклерк продемонстрировал большую смелость в наступлении на Страсбург. Мне думается, что американцы совершали серьезную ошибку, слишком тесно связывая танки с пехотой. Объединение бронетанковых дивизий в одну армию под единым командованием позволило бы обеспечить решительный прорыв нашей обороны.
   Пока в центральной части Лотарингии шли крупные бои, 20-й корпус вел наступление от Тионвиля к нижнему течению реки Саар, но был остановлен у Оршольцского барьера. Это был Мощный оборонительный рубеж с противотанковыми рвами и бетонированными сооружениями. Американская разведка почти ничего о нем не знала, поэтому первые атаки с целью прорвать нашу оборону были легко отражены, 21-я танковая дивизия, составлявшая подвижный резерв, с успехом проводила контратаки. 25 ноября командование 20-го корпуса прекратило атаки Оршольцского барьера и приказало 10-й бронетанковой дивизии нанести удар в направлении Мерцига. Американское командование допустило раньше серьезную ошибку, заставив дивизию предпринимать атаки по всему фронту корпуса и распылив ее силы, поэтому приказ о сосредоточении ее усилий с целью наступления на Мерциг был отдан слишком поздно и не мог привести к осуществлению сколько-нибудь значительного прорыва.
   28 ноября мы обратились к Рундштедту с предложением серьезно усилить группу армий «Г» с тем, чтобы 1-й и 19-й армиями перейти в концентрическое наступление в общем направлении на Савернский проход, вновь овладеть Страсбургом и уничтожить выступ противника в этом районе. Мы вполне могли бы осуществить эту операцию, если, бы располагали тремя танковыми и двумя пехотными дивизиями. Однако ОКВ отвергло наше предложение, так как в это время все подчинялось одному – подготовке весьма рискованного наступления в Арденнах.
   С 28 ноября по 1 декабря западнее Саарлуи шли упорные бои. Здесь 95-я американская дивизия упорно продвигалась вперед, отражая непрерывные контратаки 21-й танковой дивизии. 1 декабря части 95-й дивизии вошли в город с запада, а основные силы 21-й танковой дивизии отошли на восточный берег реки Саар; на западном берегу мы удерживали теперь лишь небольшой плацдарм. Единственный мост через реку был подготовлен к взрыву, и саперы ждали только сигнала для его разрушения.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru