Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

- 26 -

"Кувалда" бьет по Па-де-Кале

Лишь 1 августа немецкие войска, окружившие плацдарм Брэдли в Южной Франции, ослабили свой натиск. Прорыв через франко-итальянскую границу 5-й американской армии Трускотта вынудил немцев отойти вверх по долине Роны. Как только три армии Брэдли вырвались на оперативный простор по расходящимся направлениям, вдохновленную их наступлением Францию охватило народное восстание. 23 августа был освобожден Париж. Десятью днями позже, после мощнейших стратегических бомбардировок и обстрела с кораблей, Морган начал операцию "Следжехаммер", направив ее острие на Па-де-Кале. Немецкие гарнизоны укреплений "Атлантического вала" и резервные дивизии позади них были сильно ослаблены из-за отвода войск, переброшенных на другие фронты, и их оборона сразу рухнула — что случается, когда войска доведены до предела выносливости. Фельдмаршал Ганс фон Клюге, сменивший фон Рундштедта на посту главнокомандующего на Западе после неудачной попытки сбросить Брэдли обратно в море, не сумел преградить [267] путь войскам Моргана, и они захватили стартовые площадки ракет "Фау". Затем Морган и Брэдли развернули свои армии на восток и к середине сентября были уже на Рейне, а в то же время на востоке передовые части маршала Георгия Жукова вышли к Одеру.

Последний акт

25 сентября в Ялте состоялась последняя в ходе войны конференция лидеров союзников, на этой встрече обсуждались совместные действия по уничтожению гитлеровского Третьего Рейха, а также облик послевоенного мира. Окончательная военная директива предусматривала три решительных удара: Жуков берет Берлин; Толбухин и Малиновский — Будапешт; Александер прорывается через Балатонскую линию Роммеля и берет Вену; и Морган и Брэдли форсируют Рейн по обе стороны от Рура и направляются к Гамбургу и Берлину.

Гитлер не желал признавать своего поражения и организовал два отчаянных упреждающих наступления. На западе 15 октября он пробил брешь во фронте Брэдли в Арденнах, но после недолгого отступления американцы отразили прорыв немцев и к концу месяца восстановили фронт. На востоке Роммель попытался сорвать приготовления Монтгомери, который по плану Александера должен был наносить удар по линии "Балатон", и западнее Загреба перешел в мощное контрнаступление против Восьмой армии, бросив в бой большую часть остававшихся у него танковых дивизий. Предупрежденный "Ультрой" об ударе немцев, Монтгомери применил тактику, которую использовал в североафриканской пустыне у Алам-Хальфы и Меденина. Роммель нарвался на замаскированные противотанковые орудия и расставленные на полузакрытых позициях танки и стал свидетелем, как его танки были расстреляны в считанные часы.

Едва развеялись густые облака жирного черного дыма от горящих танков, как Александер начал свое последнее наступление. Четыре его армии штурмовали грозные укрепления Роммеля: 8-я и 9-я армии — западнее Балатона, а две турецкие армии — между Балатоном и Дунаем. Первым осуществил прорыв 1-й Канадский корпус Бэрнса из состава 9-й армии Демпси, он быстро устремился к Вене при поддержке турецких армий, двигавшихся вдоль южного берега Дуная. Десять дней спустя Демпси вошел в Вену. На этот момент турки находились ближе к австрийской столице, чем когда бы то ни было с момента осады ими Вены в 1683 году.

Первые зимние морозы достаточно прихватили почву, и в конце ноября Жуков начал форсирование Одера. Брэдли и Морган уже находились за Рейном и продвигались в глубь Германии. Но Жуков опередил их в гонке за Берлин, и когда Гитлер покончил с собой в руинах своей столицы, к Рождеству 1944 года война в Европе завершилась.

Эпилог

Мы никогда и не узнаем окончательного ответа в споре, что лучше — средиземноморский периферийный подход или же континентальный вариант вроде "Оверлорда". Остается лишь предполагать, как это сделано в настоящей статье, что в случае принятия стратегии Черчилля и Брука война в Европе могла завершиться на шесть месяцев раньше благодаря двум принципиальным моментам.

Во-первых, осенью 1943 года не потребовалась бы переброска из Средиземноморья шести дивизий и флота десантных судов, и они бы участвовали не в "Оверлорде", а усилили войска союзников для вторжения в Италию. Тогда стратегический спор между немецкими военачальниками определенно разрешился бы в пользу Роммеля. Кессельрингу пришлось бы отступить за "Готскую линию", не предпринимая попыток, опираясь на Кассино, удержать "линию Густав". Таким образом, итальянская кампания оказалась бы на год короче.

Во-вторых, обширные американские ресурсы, предназначавшиеся для "Оверлорда", много быстрее могли быть развернуты в Средиземноморье, причем без потери времени на их сосредоточение в Англии и на ожидание дня "Д". Германия испытала бы давление куда большее и продолжительное и на более широком фронте. К тому же появление в Средиземноморье более крупных резервов союзников могло в середине 1944 года вовлечь турок в войну на стороне союзных держав.

Реальные события и факты могут иметь огромное число комбинаций, путем которых можно создать множество альтернативных вариантов хода войны. Но не исключено, что Черчилль и Брук действительно были правы — по крайней мере, это подтверждается рядом убедительных аргументов.

Комментарии

Фраза Уинстона Черчилля о "мягком подбрюшье Европы" давно стала крылатой и нарицательной. Она стала таким же символом для выражения сокровенных стремлений британского руководства во Второй Мировой войне, как упоминание о Босфоре и Дарданеллах — для выражения стремлений российского руководства в Первой Мировой.

Бывший губернатор Гибралтара сэр Уильям Джексон абсолютно прав, упоминания о сомнениях американцев относительно планов британского руководства в бассейне Средиземного моря. Подобно всякой уважающей себя империи, Британия в первую очередь думала о своих интересах, а уже во вторую — об интересах союзников по антигитлеровской коалиции. "У Британии нет постоянных союзников, есть только постоянные интересы". Конечно, в 1943 году Британская Империя была уже совсем не той, что полвека назад, но имперские интересы от этого никуда пока не исчезли.

Автор статьи считает, что средиземноморская стратегия союзников и удар в "мягкое подбрюшье" могли привести к победе над Германией раньше, чем "лобовая" атака через Ла-Манш. Попробуем же разобрать его аргументацию и реконструировать наиболее реалистичный вариант развития событий при переносе центра приложения усилий с Западной Европы на Южную — Италию и Балканы.

Сразу же уточним: переброска сил в Средиземное море и организация здесь крупномасштабной десантной операции, а затем снабжение высадившихся войск потребуют куда больше сил и времени, чем аналогичная операция на континентальном побережье Ла-Манша. Причина тому очень проста — основным местом сбора войск и техники все равно будут Британские острова (ну не Америка же!), а добираться с них в Южную Европу через Африку гораздо сложнее, чем во Францию через Па-де-Кале. Кроме того, военная инфраструктура союзников в Африке все еще достаточно слаба, поэтому с переброской огромных масс войск и снаряжения здесь тоже возникнут проблемы. Но допустим, что большинство их удалось успешно решить. Что же будет дальше?

Не приходится сомневаться, что здесь у германского оборонительного щита было куда больше уязвимых мест. Италия всегда была неважным союзником — даже не в смысле верности фашистским идеалам (все же именно Муссолини был первым фашистом), а исключительно в военном значении. Известен старый немецкий анекдот: "Герр командующий, вы слышали, Италия вступила в войну! — Что же, пошлите против нее две дивизии! — Да нет, экселенц, она вступила в войну на нашей стороне! — А вот это очень плохо. Тогда придется послать ей на помощь десять дивизий..." И анекдот этот весьма близок к истине — за всю свою военную историю Италия терпела практически только одни поражения. Даже итало-эфиопскую войну 1935-1936 годов она умудрилась едва не проиграть, как проиграла войну с Эфиопией в 1897 году. Словом, вся история итальянской армии укладывается в чеканную формулировку, высказанную Даниэлем Клугером: "фронт, котел, лесоповал". Правда, на лесоповале с итальянцев толку тоже мало...

С другой стороны, Апеннинский полуостров идеально пригоден для обороны — узкая гористая полоса 800 километров длиной и 150-200 километров шириной. Ни обходов, ни охватов, ни прочих стратегических маневров здесь не проведешь — остается только навалиться превосходящими силами и в лоб прогрызать позиционную, глубоко эшелонированную оборону противника. О соотношении потерь при проведении подобных операций и говорить не стоит. В реальной истории Второй Мировой войны англо-американские войска шли эти 800 километров целых 20 месяцев! Естественно, что ни союзники, ни сами немцы абсолютно не воспринимали всерьез этот бесперспективный ТВД. Считать его Вторым фронтом никому и в голову не приходило. К весне 1945 года численность англо-американской группировки здесь достигла уже 1300000 человек. Однако если бы союзники перебросили сюда еще столько же войск, вряд ли бы это смогло серьезно ускорить темпы наступления. Разве что привело бы к еще большим потерям — как это произошло зимой 1944 года под Кассино. В течение четырех месяцев, начиная с 12 января, союзники предприняли здесь четыре наступления. Но, несмотря на высадку 22 января флангового десанта в Анцио, прорвать "линию Густава" им удалось лишь 17 мая, после того, как численное превосходство их войск стало трехкратным. При этом людские потери были огромными, глубина продвижения — 30-40 километров. "Червони макы на Монте-Кассино..."

Таким образом, к апрелю 1944 года союзные войска ни при каких условиях не сумели бы выйти к Северной Италии — на те позиции, которые они занимали 9 апреля 1945 года в нашей реальности. Попытка добиться такого результата, скорее всего, кончилась бы такими же потерями, как под Монте-Кассино, да вдобавок еще отвлечением сил и средств, жизненно необходимых в других местах. Но самое главное — предположение автора о том, что операция 1944 года будет развиваться по той же схеме и столь же успешно, как операция 1945 года, выглядит необоснованным оптимизмом. Почему бы советским войскам не начать успешное наступление в Донбассе летом 1942 года? Ведь летом 1943 Года такая операция была проведена точно в этом же районе.{167}

Десант в Пола (на полуострове Истрия), по мысли автора, должен стать аналогом высадки в Анцио 22 января 1944 года. Саму по себе идею рассматривать ход и результат гипотетических операций по их реально проведенным аналогам можно только приветствовать. Однако действия 5 дивизий 6-го американского корпуса, высаженных в Анцио в ночь на 22 января 1944 года, на деле оказались исключительно малоуспешны. Имея общую численность около 100000 человек, они были остановлены пятью немецкими дивизиями (численностью около 75 тысяч человек), а затем едва не оказались сброшены в море. Сосредоточенные на плацдарме войска (к весне насчитывавшие уже 6 дивизий) оказались блокированы и смогли соединиться с главными силами 5-й американской армии только 25 мая 1944 года.

Без сомнения, в случае высадки на полуострове Истрия дела американцев пошли бы куда хуже. Десант в Анцио снабжался из Неаполя, до которого было 150 километров. Десант в Пола можно было снабжать только из Бриндизи — гораздо худшего порта, находящегося на расстоянии 600 километров. Четырехкратное удлинение коммуникаций делало их гораздо более уязвимыми, и таким образом серьезно ухудшало снабжение плацдарма. "Чтобы сбросить Киркмана в море, Гитлер отправил Кессельрингу часть своих лучших дивизий, расквартированных во Франции", — пишет далее автор. Что же, при вышеизложенном раскладе сил немцам, скорее всего, удалось бы уничтожить плацдарм. При чем главным результатом этого поражения союзников стали бы даже не пять уничтоженных дивизий, а необходимость после этого забыть о проведении крупных десантных операций, по крайней мере на несколько ближайших месяцев.

Конечно, это не относится к Греции, где англичане могли высадиться в любую минуту, — упорно оборонять столь далеко вынесенную позицию немцы в здравом уме и твердой памяти просто бы не стали. Не станем углубляться в политический аспект такой ситуации — но вряд ли весной 1944 года грязи и подлости было бы меньше, чем при оккупации этой страны осенью (когда англичане сначала устроили стрельбу по "недемократическим" грекам в Афинах, а потом были вынуждены снимать с фронта в Италии несколько дивизий для борьбы против партизан ЭЛАС). Но что же в итоге? Союзники получают еще один фронт, абсолютно бесполезный в стратегическом плане, но требующий войск и снабжения. А в придачу к нему — еще и кучу политических неприятностей. При этом стоит вспомнить, что один раз на эти грабли англичане уже наступали — Салоникский фронт в годы Первой Мировой войны именовался немцами и австрийцами не иначе, чем "самый крупный лагерь для военнопленных".

Несомненно, действия Западных держав на Балканах приведут к резкому изменению позиции Турции. Однако здесь следует подумать — а так ли выгодно антигитлеровской коалиции вступление Турции в войну против "Оси"? Оставим в стороне традиционную напряженность в отношениях между Турцией и Грецией и обратимся к Болгарии. Итак, 5 мая Турция вступает в войну и двумя армиями начинает наступление на Болгарию. Результат этой акции абсолютно предсказуем, и будет он отнюдь не таков, как мыслит автор статьи. Болгарская армия отмобилизована с начала войны, но в боевых действиях всерьез еще не участвовала: и немцы, и правительство царя Бориса III прекрасно понимали, что отправка ее на Восточный фронт равносильна посылке подкреплений противнику. В результате болгары использовались лишь как полицейские части в наиболее спокойных районах Югославии и Греции. Однако вряд ли можно сомневаться в неплохой боеспособности болгарской армии. В то же время боевые качества турок общеизвестны — их били даже итальянцы. Поэтому исход болгаро-турецкой кампании будет однозначным — не менее чем через месяц болгарская армия выйдет к Босфору. После этого турецкая армия надолго утратит способность вести боевые действия, а англичанам, вместо того, чтобы наступать на немцев, придется перебрасывать свои войска к болгарской границе и спасать турок.

Дальнейшее развитие событий может оказаться еще более пикантным. Естественно, в Болгарии никто уже не верит в возможность победы Германии. Поэтому единственным выходом для страны будет [274] переход на сторону противника — но не всей антигитлеровской коалиции, а конкретно Советского Союза (как это и произошло в сентябре 1944 года). В Софии происходит переворот, и Болгария обращается за помощью к СССР. Это случится где-нибудь в июле или августе. Немцы, конечно же, начнут наступление на Болгарию с запада. Но из-за трудностей в Греции и Югославии им не удастся выделить для этого достаточно войск, поэтому успех вряд ли будет большим. Приходится признать, что советский Черноморский флот — исключительно по субъективным причинам — будет не в состоянии организовать быструю переброску в Болгарию большого количества войск, но авиация туда будет послана сразу же. А в августе следует Яссо-Кишиневская операция, падение Румынии и окончательное установление советского контроля над всем побережьем Черного моря.

То есть в результате операции на Балканах действительно можно ожидать, что к осени 1944 года линия фронта здесь продвинется до тех рубежей, на которых она в нашей реальности находилась в декабре 1944 года. Опережение на три месяца — не слишком большой успех. Но для его достижения уже потрачена значительная часть сил и средств, предназначенных для несостоявшейся высадки в Нормандии.

В этих условиях высадка в Южной Франции в июне 1944 года вряд ли позволит добиться особых успехов. Напомним, что в реальности она состоялась 15 августа — как раз в тот момент, когда германский фронт в Нормандии рухнул и немцы спешно пытались вывести свои дивизии из "Фалезского мешка". Но после того, как союзники устроят третью десантную операцию за полгода, германское командование окончательно уверится в том, что штурм "Атлантического вала" уже не состоится. Все войска из Нормандии будут отправлены на юг, где англичанам и американцам вновь придется шаг за шагом медленно захватывать территорию. С учетом того, что успех в Северной Италии в это время маловероятен, освобождения Парижа можно ждать только осенью — если вообще не к Новому году. Словом, положение Германии никак нельзя считать ухудшившимся — напротив, в случае принятия союзниками "южного" варианта стратегии оно становится значительно более устойчивым.

Причина тому проста. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что от Нормандии до сердца Германии значительно ближе, чем из Италии или с Балкан. Конечно, наука стратегия учит, что наносить удар желательно по дальнему флангу противника — но ведь не настолько удаленному! Кроме того, в стратегии существует и другой принцип — концентрации сил. Если развивать до конца предложенную Черчиллем аналогию, "южный вариант", вместо нанесения короткого удара в бронированную морду чудовища плотно сжатым кулаком, предлагает удар растопыренными пальцами по его жирному мягкому брюху, откуда до жизненно важных органов зверя добраться куда сложнее. В результате пальцы вязнут, кампания затягивается, и чудовище получает дополнительный шанс вывернуться и пустить в действие свои клыки.

Конечно, реконструированный нами ход событий не менее гипотетичен, чем построения автора. Но, может быть, в этом и состоит главное возражение против средиземноморской стратегии: вовлекая в свою орбиту слишком много стран (прямо — Италия, Турция, Греция, Югославия, Советский Союз, Болгария, Румыния, опосредованно — Испания и Португалия), интересы которых пересекаются во всевозможных направлениях, такая стратегия создает предпосылки для самых неожиданных комбинаций. Иначе говоря, она страдает политической непредсказуемостью — в сравнении с прямым наступлением на рейх через оккупированную территорию Франции. Очень сомнительно, чтобы американцы, вынужденные поддерживать стратегический баланс между Европейским и Тихоокеанским ТВД, согласились бы с планом, чреватым ненужными осложнениями, и, может быть, "нерегулируемым" окончанием войны.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru