Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

- 25 -

Вскоре Кессельрингу стало ясно, что он ошибся в своих прогнозах — как относительно лояльности итальянцев, так и в оценках сил союзных десантов. У него достало силы духа доложить Гитлеру, что следует действовать по плану Роммеля. Войска фон Фитингоффа нужно как можно скорее отвести к "Готской линии", а не пытаться удержать силы союзников к югу от Рима на "линии Густава" у Кассино. В итоге, 18 сентября Неаполь пал перед 4-м американским корпусом Доули, а 1 октября в Рим, когда город оставляли арьергарды фон Фитингоффа, вступил 2-й американский корпус Киса.

Севернее Рима сопротивление немцев усиливалось, так как Кессельринг старался выиграть время для укрепления "Готской линии". Флоренция держалась перед 5-й армией Кларка, как и Анкона перед 8-й армией Монтгомери, вплоть до 5 ноября. Однако против союзников в Италии Роммель больше не сражался. Гитлер отправил его со всем штабом во Францию, поручив фельдмаршалу оборонять "Атлантический вал" и усилить подготовку немецких войск для противодействия вторжению — от ОКВ не укрылась подготовка к операции "Оверлорд"/"Следжехаммер". Кессельринг остался единоличным начальником в Италии как OB Sudwest — немецкий главнокомандующий на Юго-Западе. Директива фюрера гласила — любой ценой удержать "Готскую линию". С этого момента немецкие войска не имели права на отход ни под каким предлогом.

Александер, произведенный после падения Рима в звание фельдмаршала, атаковал укрепления "Готской линии" в середине ноября. В наступлении участвовали 5-я американская и 8-я армии. 5-я армия Кларка с относительной легкостью захватила Апеннинские перевалы к северу от Флоренции, но сразу за водоразделом немцы успешно держали оборону на обратных склонах. За одним хребтом следовал другой, а погода быстро портилась, и американские войска ничего не добились — только растратили свои силы. У Монтгомери на Адриатическом побережье дела обстояли не лучше. Когда 8-я армия пробилась через плоскую болотистую равнину Романьи, лежащей между восточными отрогами Апеннин и Адриатикой, перед ней оказалась череда укреплений, возведенных вдоль речных берегов. Из-за проливных осенних дождей земля в долинах рек превратилась в вязкую грязь. К середине декабря погода вынудила Александера прекратить все наступательные операции и начать перегруппировку войск. Целью перегруппировки было подготовить армию к генеральному сражению, которое британский фельдмаршал планировал дать весной. В этом сражении англичане должны были добиться решающего успеха и окончательно погнать немцев к Альпам.

5-я американская армия приблизилась к Болонье на 15 миль, но по-прежнему находилась в холмах; 8-я армия вышла на рубеж реки Сенио приблизительно на том же расстоянии от Болоньи. К этому времени союзникам противостояли здесь две немецкие армии, подчинявшиеся штабу группы армий "С", которой командовал Кессельринг. 14-я армия генерала Лемелсена обороняла Болонью, а 10-я армия фон Фитингоффа находилась в Романье.

Три удара

Тем временем состоялись пятая и шестая встречи лидеров союзников: "Секстант" в Каире и "Эврика" в Тегеране. "Секстант" начался 23 ноября с радостного известия о том, что турки наверняка вступят в войну, как только 9-я армия Демпси высадится в Греции. Демпси уже очистил от немцев Родос, Кос, Лерос и другие острова в Эгейском море возле турецкого побережья, этот успех убеждал турок в серьезности намерений союзников. В равной степени Брука радовали крупные наступательные операции русских на своем южном фронте. 3-й и 4-й Украинские фронта под командованием Малиновского и Толбухина уже вышли к Днепру и готовились к наступлению в сторону Румынии.

В отличие от состоявшегося в Квебеке "Квадранта", каирская встреча "Секстант" проходила в дружелюбной атмосфере. На то имелись две причины. Прежде всего, американские начальники штабов теперь твердо держались согласованной стратегии, и их огромные мобилизационные возможности были направлены отныне на превращение Средиземноморья в решающий театр военных действий. Возле Неаполя уже сосредоточивались и проходили подготовку для действий на Средиземноморском ТВД части одной из новых армий — 1-й американской под командованием Ходжеса, которую ранее предполагалось использовать в "Оверлорде". Тем временем 7-я американская армия генерала Джейкоба Диверса, участвовавшая в захвате Сицилии, заняла Сардинию и Корсику. Теперь на этих островах она готовилась к возможному десанту на Французскую Ривьеру. В состав армии был включен сильный французский экспедиционный корпус из числа французских сил в Северной Африке; командовал корпусом генерал Альфонс Жюэн.

А во-вторых, после совещания в Квебеке штаб союзных войск в Алжире под руководством Эйзенхауэра разработал подробный план средиземноморских операций на 1944 год. В принципе, он уже был согласован с Вашингтоном и Лондоном, и в Каире всего лишь требовалось получить официальные подтверждения. План Эйзенхауэра был элегантен в своей простоте. Он предусматривал нанесение трех главных ударов: на Балканы, в Италии и в Южную Францию, руководство каждым осуществляет штаб британской или одной из двух американских групп армий.

Александер, чья новая штаб-квартира 89-й группы армий недавно разместилась на Родосе, будет направлять восточный удар на Балканы, руководя действиями 8-й армии Монтгомери и 9-й Демпси и координируя свои операции с 1-й и 2-й турецкими армиями под командованием Мустафы Джемала. 8-я армия должна пересечь Адриатическое море и высадиться в Югославии (операция "Гелигнит"). После этого сначала она вместе с партизанами Тито перерезает немецкие коммуникации, ведущие в Грецию через долину Савы, а после наносит удар на север, к Вене через Люблянский проход. Чтобы помочь операциям в Италии, Монтгомери должен высадить корпус на полуострове Истрия (операция "Шингл" — "Вывеска"), выделив ему в поддержку второй корпус. Эти действия имели две цели. Во-первых, они должны были напугать Кессельринга и заставить его покинуть укрепления "Готской линии", отступив через реку По к относительно безопасным Альпам. Во-вторых, они облегчали последующее наступление Монтгомери через Люблинский проход. 9-я армия должна была высадиться в Афинах и Салониках (операция "Манна") и погнать немецкие гарнизоны вдоль долин рек Вардар и Стримон на восточный фланг 8-й армии. 1-я и 2-я турецкие армии вторгаются в Болгарию, двигаясь на Плевну и Софию соответственно. Их цель — вынудить болгарское правительство выйти из гитлеровской Оси, как это уже сделала Италия.

Для главного удара в Италии Марку Кларку передавался штаб союзных армий в Италии, переименованный в штаб 15-й американской группы армий. В 5-й армии Кларка заменял генерал Люсьен Трускотт, а 1-я американская армия Ходжеса сменяла 8-ю армию, которая должна была пересечь Адриатику. Согласно плану, войскам Кларка предстояло уничтожить группу армий "С" Кессельринга к югу от По (операция "Грейпшот" — "Картечь") после того, как союзная авиация разрушит все мосты через По. Как только две армии Кессельринга будут разгромлены, а их остатки отброшены к Альпам, Кларк должен будет вместе с 1-й американской армией выйти на альпийские перевалы и перейти к обороне. Одновременно его частям вместе с 5-й армией полагалось очистить от немцев северо-западную Италию и продвинуться к франко-итальянской границе.

Западный удар должен был начаться с высадки десантов на Французской Ривьере силами 79-й американской группы армий Омара Брэдли. Эта операция именовалась "Энвил" ("Наковальня"), позднее ее переименовали в "Драгун". 7-я американо-французская армия Диверса должна была высадиться в Тулоне и Марселе и захватить эти порты. Затем в Тулон и Марсель прямо из Соединенных Штатов перебрасывались и вводились в бой американские армии — 9-я генерала Уильяма Симпсона и 15-я генерала Леонарда Джироу. Они должны были обеспечить наступление по долине Роны в сторону Парижа. Позже 5-я армия Трускотта могла быть присоединена к войскам Брэдли — если будет необходимо и если ее сможет выделить Кларк. Таким образом освобождение Франции, начавшись с юга, будет проводиться тремя американскими армиями — а возможно, и четырьмя.

Сроки начала всех этих операций определялись наличием десантных судов. Исключение составляли действия Кларка в долине реки По, которые зависели лишь от того, насколько рано [257] весеннее солнце высушит почву в речной долине. Переброска десантных судов между районами высадок должна была занять от четырех до шести недель. Высадка 8-й армии на полуостров Истрия должна состояться первой — в конце января 1944 года. Планом предполагалось, что ее переброска в Югославию продлится до марта. Затем суда отправятся в египетские порты и в мае возьмут на борт 9-ю армию, которая должна осуществлять вторжение в Грецию. В то же время, начало наступления Кларка в Италии по плану "Грейпшот" предполагалось на начало апреля — как только позволит погода. После операции в Греции десантные суда для высадки в Южной Франции будут готовы не ранее июня. Таким образом, в общих чертах эта программа выглядела так:

Январь — высадка на полуострове Истрия

Март — вторжение в Югославию

Апрель — наступление в Италии

Июнь — вторжение в Южную Францию

На конференции "Эврика" в Тегеране, начавшейся 27 ноября, планы союзников были представлены Сталину. Сталин выразил благодарность союзникам за раннее начало западными союзниками наступления в 1944 году и за ту несомненную помощь, которую они окажут действиям Украинских фронтов, наносящим удар на Балканы. Втайне же он опасался появления турецких и английских войск в том районе, который после войны в перспективе должен был стать зоной советского влияния. Ему не составило труда согласиться с просьбой Черчилля ускорить продвижение к Румынии 3-го и 4-го Украинских фронтов Малиновского и Толбухина; тем самым он получал уверенность в том, что его войска окажутся там первыми.

Сталин сделал одно крайне важное обещание. Он был сторонником высадки в Южной Франции по плану "Энвил"/"Драгун", что, по его убеждению, более всего поможет России и оттянет немецкие резервы как можно дальше от Русского фронта. Сталин согласился одновременно с высадкой в Южной Франции начать главное советское наступление лета 1944 года. В середине июня удар должен был быть нанесен в самом центре Восточного фронта.

Первые удары и контрмеры Гитлера

Действия западных союзников в 1944 году начались по плану — с высадки 13-го корпуса генерала сэра Сидни Киркмана на полуострове Истрия и с быстрого захвата порта Пола на его восточном берегу 22 января. Одновременно Трускотт с 5-й американской армией атаковал Болонью. Киркман добился неожиданности: поначалу сопротивление немцев было спорадическим. Хотя гитлеровская разведка в Югославии сумела кое-что пронюхать и немцы подозревали, что высадка 5-й армии состоится на побережье Далмации, они никак не ожидали, что основной десант произойдет так далеко к северу от Полы. Целый полуостров защищала всего одна дивизия, и та не из самых лучших. Трускотту повезло гораздо меньше: земля раскисла от зимних дождей, и его танки могли передвигаться только по дорогам. В результате пехота так и не сумела пробить брешь в немецком фронте. Здраво рассудив, Трускотт остановил свое наступление, как только стало ясно, что высадка Киркмана не заставила Кессельринга запаниковать и не вызвала его отхода за По, — хотя авиация союзников усиленно бомбила мосты у него в тылу.

На самом деле высадка Киркмана возымела на Кессельринга и Гитлера обратный эффект. Кессельринг действовал безжалостно и решительно. Он собрал резервы со всего своего фронта и бросал их в бой постепенно, стремясь отрезать плацдарм Киркмана. Гитлер решил, что обязан преподать союзникам еще один суровый урок и заставить их раз и навсегда отказаться от организации вторжения во Францию через Ла-Манш. Он громогласно заявил, что у Полы повторится сокрушительное поражение, постигшее канадцев у Дьеппа в августе 1942 года. Чтобы сбросить Киркмана в море, Гитлер отправил Кессельрингу часть своих лучших дивизий, расквартированных во Франции. Ни у Гитлера, ни у Кессельринга и мысли не возникло об отступлении к альпийским перевалам, на что так надеялись союзники.

Время от времени Монтгомери получал доклады группы "Ультра" о перехватах немецких переговоров, ведущихся на самом верху. Он не мог не понимать, что хитрость союзников не удалась и что Киркман окажется в беде, если срочно не получит подкрепления. Монтгомери приказал ускорить планируемую переправу в Полу 2-го польского корпуса генерала Владислава Андерса и предупредил стратегическую авиацию союзников, что Киркману, возможно, потребуется срочная помощь. Дальше все превратилось в гонку "кто быстрее": из-за налетов стратегической авиации союзников на альпийские перевалы переброска гитлеровских резервов из Франции в Истрию длилась почти столько же, сколько переправа корпуса Андерса в Полу. Генерал Ганс фон Макензен, которому было поручено уничтожение Киркмана и Андерса, на протяжении десяти дней организовал три наступления в стиле "блицкриг". Временами он был близок к успеху, но вмешательство авиации союзников и мощь корабельной артиллерии помешали ему. К 20 февраля Гитлер отозвал войска, потому что ему нужны были все возможные силы для укрепления обороны на южном участке Восточного фронта, где Малиновский и Толбухин только что начали наступление на Румынию.

Вторжение на Балканы

В течение марта Монтгомери направил суда с оставшимися тремя корпусами 8-й армии через Адриатику в Задар, Сплит и Дубровник. Командиры местных партизан встречали английские войска по-разному: некоторые проявляли откровенную враждебность, считая, что англичане намерены навязать им новую политику империализма. Фельдмаршал Максимилиан фон Вейхс, главнокомандующий на юго-востоке и немецкий главнокомандующий на Балканах, основной приоритет отдал защите от нападений партизан линий немецких коммуникаций, ведущих на юг — в Грецию. Экономя войска, он почти не уделял внимания обороне далматинского побережья, поэтому Монтгомери практически без помех сумел организовать базу снабжения. Он собирался нанести два удара. 10-й корпус Мак-Крири должен был наступать на север, к долине реки Савы, чтобы создать угрозу немецким коммуникациям. 5-й корпус генерала Чарльза Китли и 30-й корпус генерала Брайана Хоррокса двигались на северо-запад — на соединение с войсками, удерживающими Полу. Монтгомери надеялся со временем сосредоточить на линии Пола — Любляна — Загреб всю 8-ю армию, готовую к атаке главной немецкой оборонительной линии. По сообщениям разведки союзников, эта линия протянулась между Любляной и озером Балатон, продолжая фланг альпийской преграды на восток к Дунаю у Будапешта. Этот рубеж стал известен союзникам как "Балатонская линия". [260]

В начале апреля все мосты через По были уничтожены летчиками союзников. Марк Кларк решил, что почва в полосе его войск достаточно просохла, и 15-я группа армий начала операцию "Грейпшот". Утром 9 апреля две ее армии перешли в наступление, а перед тем стратегические ВВС проложили им дорогу ковровыми бомбардировками. Тем не менее, для того, чтобы проделать брешь в укреплениях у Сеньо (к востоку от Болоньи), 1-й американской армии Ходжеса понадобилось три дня тяжелых боев. Тогда же 5-я американская армия Трускотта прорвалась через горы западнее города. Еще через десять дней обе американские армии с двух сторон пробились к Болонье. Понимая, что, если вовремя не отвести войска, основная часть его группы армий будет потеряна, Кессельринг попросил Гитлера санкционировать план отступления "Осенний туман". Этот план несколько месяцев назад был разработан Кессельрингом до мельчайших деталей. Но Гитлер находился в том свойственном ему временами упрямом настроении, когда и слышать не мог ни о каких отступлениях. Поэтому драгоценное время оказалось упущено. После нескольких дней непрекращающихся боев бронетанковые дивизии Ходжеса прорвались через проход Арджента к болотам возле озера Коммачио и между Болоньей и По соединились с танками Трускотта у деревни с подходящим названием Финале. Таким образом, значительная часть лучших войск Кессельринга оказалась окружена. Немецкие дивизии были наголову разгромлены, когда попытались преодолеть лишенную мостов По и отступить к альпийским перевалам; из них уцелело лишь около трети. К исходу апреля Ходжес соединился с Киркманом у Полы и уже прощупывал немецкие заслоны в Альпах.

Фактор "Фау"

Теперь Гитлер начал призывать к обороне великого немецкого рейха "до последней капли крови". Ему нужно было выиграть время, пока не окажется возможным применить его секретное "оружие возмездия". Когда Лондон будет рушиться на глазах союзников, они станут сговорчивее, и он заставит их принять мир на его условиях. Ключевыми в своей обороне фюрер считал Западную Польшу, прикрывавшую Берлин, и Венгрию, преграждавшую подходы к Германии севернее Дуная. Южную Германию и Австрию защищал Альпийский фронт в Италии, на восток от него к Дунаю протянулась Балатонская линия, упиравшаяся в Будапешт. Важной точкой был район Па-де-Кале, где в величайшей тайне проходило размещение стартовых площадок "оружия возмездия". Все иные операции следовало рассматривать как маневренную оборону, призванную задержать противника на то время, пока "секретное оружие" не принесет Германии окончательную победу.

На деле гитлеровская программа "Фау" испытывала серьезные трудности. В августе 1943 года из Голландии в Лондон доставили фотографии "Фау-1", летающей бомбы, или "самолета-снаряда", и пусковых площадок в районе Па-де-Кале. Как только на аэрофотоснимках обнаруживались стартовые позиции, бомбардировщики союзников, согласно плану операции "Арбалет", немедленно атаковали их, уничтожая большую часть пусковых площадок. Поэтому их требовалось перестроить для уменьшения уязвимости от воздушных атак. Готовы к боевому применению стартовые площадки будут не ранее середины 1944 года.

В намерения Гитлера входил немедленный удар по 89-й группе армий Александера на Балканах. Фон Вейхс сообщил Гитлеру, что из-за активных действий 8-й армии в Югославии оборонять Грецию и Албанию невозможно. Не меньше тревожило наступление русских через Буг в Молдавию. Самым разумным было бы упредить ожидаемое английское и турецкое вторжение в Грецию и Болгарию плановым отходом за Балатонскую линию, контратакуя противника и используя тактику выжженной земли. Это заставило бы союзников дорого заплатить за каждую пройденную милю. Балканы не представляли для обороны Великой Германии жизненно важного интереса, и этот район можно было оставить, постепенно отступая под натиском превосходящих сил. Таким образом, появлялась возможность вымотать силы союзников и сберечь войска и ресурсы для плотной обороны границ рейха.

Своей директивой Гитлер разрешил фон Вейхсу проводить эту политику; общий смысл директивы фюрера стал ясен из перехватов "Ультры". Но Гитлер пошел дальше: вместе с войсками, переброшенными из Франции, он отправил на Балатонскую линию Роммеля — руководить размещением войск.

Опасаясь, что в случае отступления немцев (о возможности которого говорили перехваты "Ультры") верх в Греции возьмут коммунисты, Эйзенхауэр дал указание Александеру перенести запланированную высадку 9-й армии Демпси на более ранний срок и предупредил о необходимости ускорить интервенцию турок. По сообщениям из Афин к концу апреля стало ясно, что немцы и в самом деле уходят отсюда.

5 мая, не встречая сопротивления, в Афинах и Салониках высадились соответственно 3-й корпус Скоби и 1-й канадский корпус Бэрнса, упредив коммунистический переворот. На следующий день Турция объявила войну Германии, Болгарии и Румынии. После доставки продовольствия для голодающих афинян и организации базы снабжения в Салониках Демпси начал наступление по долинам Вардара и Стримона, направляясь на Белград и Софию и надеясь, что восточный фланг Монтгомери протянется к Дунаю. На греческой границе передовые части Демпси впервые столкнулись с немцами. После этого начались каждодневные упорные бои с немецкими арьергардами, которые использовали все возможные позиции, чтобы задержать наступление англичан и нанести им максимальные потери с минимальными потерями для себя. Кроме того, темп продвижения 9-й армии в значительной степени замедляли труднопроходимые горы.

13 июня начался ожидаемый обстрел Англии "оружием возмездия" — из 244 запущенных "Фау-1" к полуночи 16 июня 73 упало на Лондон. Морган получил предупреждение о возможном начале операции "Следжехаммер". Он должен быть готов к переправе через Ла-Манш вместе с 3-й американской армией [263] Паттона и 2-й канадской армией Крерара, как только с Французской Ривьеры (где 20 июня должна начаться высадка "Энвил"/"Драгун") будут переброшены дополнительные десантные суда.

Высадка в Южной Франции

Высадка 79-й американской группы армий Омара Брэдли в Южной Франции началась с мощного обстрела берега корабельной артиллерией и массированных воздушных бомбардировок тактических целей. Парашютные десанты должны были перерезать потенциальные маршруты переброски немцами подкреплений. При захвате плацдарма между Тулоном и Канном особую доблесть проявили североафриканские дивизии Жюэна, которые гордились выпавшей им возможностью участвовать в освобождении Франции. Через тринадцать дней Тулон и Марсель пали, но попытка Диверса продвинуться на север по долине Роны была остановлена немецкими войсками, брошенными на юг главнокомандующим на Западе фон Рундштедтом. Рундштедт собрал в ударный кулак часть резервов, по-прежнему занимающих позиции за "Атлантическим валом". Брэдли оказался в окружении и был вынужден вести оборонительные бои, защищая свой растянутый плацдарм, пока в Тулоне и Марселе высаживались американские армии — 9-я Симпсона и 15-я Джироу.

Кольцо сжимается, Германия рушится

Верный данному в Тегеране обещанию, 22 июня Сталин начал летнее наступление 1944 года в центре Восточного фронта. Таким образом, великий германский рейх был окружен кольцом фронтов со всех сторон — за исключением северо-западного направления, где Гитлер был вынужден оголить "Атлантический вал". Лучшие войска были сняты отсюда и переброшены на другие, более опасные участки. Но атакующие союзные армии на своем опыте узнали, что хотя наступающую германскую армию одолеть трудно, еще труднее одолеть обороняющуюся германскую армию. Отступающие немецкие войска методично разрушали все за собой, а немецкий солдат был почти несокрушим в обороне. Летом 1944 года бои на всех фронтах представляли собой медленное неумолимое наступление союзников на немецкие войска, которые фанатично сражались изо всех сил, стремясь как можно дольше протянуть время, [266] ведь фюрер обещал выиграть войну с помощью какого-то чуда. Немцев будто бы ничуть не волновало, что стратегическая бомбардировочная авиация союзников, проводящая воздушное наступление "Пойнтбланк" ("В упор"), превращает в развалины саму Германию.

На Балканах действия двух турецких армий вынудили 10 июля болгарское правительство перейти на сторону антигитлеровской коалиции. Воспользовавшись падением Болгарии, Сталин ускорил наступления Толбухина и Малиновского за Днестр в Румынию. Бухарест капитулировал 30 июля. В начале августа туда на совещание с Толбухиным вылетел Александер. Пусть и с некоторым сопротивлением советской стороны, но было согласовано, что Дунай станет разграничительной линией западных и советских армий. Самая сложная задача выпала на долю 8-й армии Монтгомери, пробивавшейся к Балатонской линии Роммеля: чем ближе к рейху, тем более фанатичным, хоть и несогласованным, становилось сопротивление немцев.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru