Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

 

- 24 -

Глава 7.
Через "мягкое подбрюшье". Январь 1941 — декабрь 1945 гг.

До вступления во Вторую Мировую войну Соединенных Штатов Америки основной стратегией, которую исповедовали Черчилль и британский комитет начальников штабов, была морская и, следовательно, периферийная. Они намеревались победить Германию блокадой, бомбардировками и подрывной деятельностью в странах оккупированной нацистами Европы. Вариантов у них было не так много, раз они не могли и надеяться сравниться с вермахтом на суше.

Все изменилось на первой после Перл-Харбора англо-американской встрече, под кодовым наименованием "Аркадия". Эта встреча состоялась в Вашингтоне в январе 1942 года и на ней победа над Германией была обозначена как приоритетная по сравнению с действиями против Японии. Мобилизация огромных ресурсов США делала вторжение через Ла-Манш не только возможным, но и почти неизбежным: американское военное воспитание по характеру было преимущественно континентальным. Периферийные же стратегии предавались Комитетом начальников штабов США анафеме — в особенности это относилось к генералу Джорджу Маршаллу и его начальнику отдела планирования, тогда еще бригадному генералу Айку Эйзенхауэру.

Так как США предполагали развернуть все свои силы против Японии только после победы над Германией, Эйзенхауэр, изучив вопрос, подал Маршаллу доклад, в котором лучшим способом выиграть войну был назван массированный англо-американский удар из Англии через Па-де-Кале и наступление в центр Германии по кратчайшему пути. Осуществить этот привлекательный для американского образа мышления план было невозможно, пока в наличии не будет "десантных судов, обученных дивизий и полностью оснащенных воздушных сил. Англичане же полагали существенным продолжение периферийной стратегии, пока не будут собраны необходимые для высадки морского десанта через Ла-Манш силы и средства.

В апреле 1942 президент Рузвельт послал Маршалла в Лондон для представления плана Черчиллю. По этому плану переправа через Ла-Манш намечалась на осень этого года. Идея была совершенно нереальной — этой осенью союзники могли собрать для высадки во Франции в лучшем случае горсточку дивизий, в то время как Адольф Гитлер держал там более сотни дивизий, укомплектованных главным образом ветеранами; во Франции эти дивизии отдыхали и переформировывались после боев на Восточном фронте.

К большой досаде Маршалла, Черчилль убедил Рузвельта в том, что, сколь бы ни было желательно открытие второго фронта для помощи России, нет никакой возможности разработать применимый план для высадки на континент в 1942 году. Тем не менее, в 1942 году можно развернуть имеющиеся американские войска против Германии, высадив их во французской Северной [239] Африке. Здесь они помогут 8-й армии Монтгомери очистить от врага все североафриканское побережье и открыть подходы к Европе вдоль длинного и слабо защищенного побережья Средиземного моря. Рузвельт согласился, и сразу после того, как Монтгомери нанес поражение Роммелю у Эль-Аламейна, американцы под командованием Эйзенхауэра высадились в Северной Африке. Две союзные армии встретились в Тунисе и, в конце концов, когда 7 мая 1943 года пал город Тунис, захватили в плен четвертьмиллионную группировку войск Оси.

Еще в январе 1943 года, в Касабланке, состоялась вторая встреча лидеров союзников, имевшая кодовое название "Символ". На ней обсуждались дальнейшие планы ведения боевых действий. Американцы хотели перебросить большую часть своих войск из Северной Африки в Англию, чтобы предпринять этим летом попытку переправиться через Ла-Манш. Англичане, подготовившиеся с педантичной скрупулезностью, доказали, что в 1943 году для этого еще не будет достаточного числа десантных кораблей. Они выдвинули встречное предложение: развить успех в Средиземноморье с целью вывести из войны Италию. Авторство военной части английской концепции принадлежало генералу сэру Алану Бруку, начальнику имперского генерального штаба, но вдохновителем и политическим проводником этого предложения был Черчилль.

Брук обосновал преимущество Средиземноморского направления с военной точки зрения. Ведь известно, что большинство железнодорожных путей в Европе, в том числе и на оккупированной нацистами территории, тянутся в широтном направлении — с востока на запад. Сообщение север-юг развито относительно слабо, особенно через район Альп. Гитлер довольно легко мог быстро перебрасывать войска с Восточного фронта во Францию, но укрепление обороны Средиземноморья представляло куда более трудную задачу. Союзникам было много проще захватить плацдармы в южной Франции, Италии или на Балканах, чем на хорошо укрепленном побережье Ла-Манша, где часты сильные штормы. Более того, в оккупированных нацистами странах южной Европы существовал немалый потенциал для антифашистского восстания. Возможно было и вступление Турции в войну на стороне союзников — в случае, если державы антигитлеровской коалиции развернут здесь достаточно сил, чтобы произвести впечатление на турок. [240]

Черчилль наглядно представил стратегию Брука в виде известной аналогии, уподобив завоеванную гитлеровцами Европу крокодилу. Почему бы, спросил он, не заставить Гитлера ослабить свою хватку в оккупированной Европе, атаковав его мягкое средиземноморское подбрюшье, — а не пытаться пробить его бронированную морду десантом через Ла-Манш, в результате чего французское побережье будет залито английской и американской кровью? С точки зрения Черчилля, атака через Средиземноморье скорее поможет русским; отпадет также необходимость в рискованной операции в Английском канале. И, вероятно, войну удастся завершить раньше, поскольку американские ресурсы возможно будет использовать сразу, как только они прибудут в Европу, а не откладывать их до дня "Д".

Дискуссия в Касабланке завершилась поражением американцев. Как язвительно перефразировал один старший американский офицер группы планирования: "Пришли, увидели, были завоеваны". Без особого желания они согласились на продолжение операций в Средиземноморье. Тем временем в Англии должны были продолжать сосредоточиваться силы и средства для двух альтернативных операций через Ла-Манш. Эти операции именовались "Раунд-ап" ("Облава") и "Следжхаммер" ("Кувалда"). Первая должна была стать основным вторжением главных сил, а вторая представляла собой высадку на крайний случай всеми наличными на тот момент войсками, которая предполагалась только в экстренной ситуации — либо для того, чтобы срочно помочь России, либо чтобы последним ударом сокрушить Германию. В качестве первых шагов к вторжению в Италию было достигнуто предварительное согласие о высадке на Сицилии — операция "Хаски" ("Лайка") и, возможно, на Сардинии и Корсике — операции "Браймстоун" ("Прибрежный камень") и "Файрбрэнд" ("Головня"). Однако американцы не собирались поддерживать планы каких-либо операций на Балканах. Они совершенно несправедливо считали, что Черчилль проталкивал эти планы исключительно в интересах Британской империи.

Вскоре после падения Туниса в Вашингтоне состоялась третья встреча союзников — "Трайдент" ("Трезубец"). Она началась 12 мая, и американские начальники штабов сразу же организовали на ней словесное контрнаступление. Маршалл жаловался, что если ничего не предпринять для ограничения операций Эйзенхауэра в Средиземноморье, то они превратятся в насос, который лишит жизненно важных ресурсов план "Раунд-ап". Американцы настаивали на придании "Облаве" абсолютного приоритета. Они хотели к ноябрю 1943 года вернуть в Англию семь получивших боевое крещение дивизий (три английские и четыре американские), а также большинство десантных кораблей и значительную части авиации — для подготовки к намеченной на весну 1944 года "Облаве". Черчилль и Брук отбивались, ссылаясь на то, что между ноябрем и маем может произойти много неожиданных и непредвиденных событий. В конце концов вопрос так и остался открытым. Точка зрения англичан заключалась в том, что окончательное решение по плану "Раунд-ап" можно будет принимать лишь тогда, когда станет ясна реакция Италии на высадку в Сицилии. Тем не менее, Черчилль и Брук в принципе согласились с американским предложением: поступи они иначе, их союзники могли бы пересмотреть свои стратегические приоритеты и перенаправить ресурсы, предназначенные для плана "Раунд-ап", на Тихий океан.

Ответные действия Гитлера

Падение Туниса заставило Гитлера и штаб ОКБ предпринять ряд активных действий. К тому же не внушали радости и сообщения немецкой разведки о состоянии боевого духа итальянцев, которые потеряли пленными почти 100000 из лучших своих войск. Вполне вероятной становилась перспектива выхода Италии из Оси. На случай подобного предательства итальянцев Гитлер приказал подготовить план "Аларих". Фельдмаршал Роммель получил под командование "силы быстрого реагирования", со штабом группы армий "В" в Мюнхене; в случае капитуляции Муссолини он имел право силами 14 дивизий занять по меньшей мере всю Северную Италию. Фельдмаршалу Кессельрингу, как главному военному "представителю" в Италии, было поручено как можно дольше сохранять взаимодействие с итальянским Comando Supremo. В случае измены он обязан был эвакуировать все немецкие войска и авиацию из Сицилии и из Южной Италии к оборонительной позиции, подготовленной Роммелем в Северных Апеннинах между Пизой и Римини (позже она получила название "Готской линии").

В то же время разведка союзников получила сведения, что разработка гитлеровского "оружия возмездия" идет полным ходом и что возможен запуск "Фау" из района Па-де-Кале, а целью станет Лондон. Если не будет иного выхода, возможно, придется прибегнуть к "Кувалде", чтобы избавиться от этой угрозы.

Вторжение на Сицилию

Когда 10 июля произошла высадка англо-американских войск на Сицилии, итальянский гарнизон острова фактически прекратил сопротивление. Но немецкие подкрепления, срочно переброшенные сюда Кессельрингом, заставили союзников к середине августа заплатить за Сицилию немалую, хотя и не смертельную цену. Муссолини за свои неудачи поплатился куда большим: в результате антифашистского переворота 26 июля он был отстранен от власти. Его сменил маршал Бадольо, ставший главой Королевского правительства, которое решительно заявило о своей верности Оси.

Заверения Бадольо не могли обмануть никого в ОКБ. Менее всего обманывался Гитлер, который приказал вместо плана "Аларих" действовать по намного более жестокому плану "Ось", предусматривавшему при первых же признаках предательства итальянцев осуществить оккупацию всей Италии и разоружение итальянских войск в Италии, на Балканах, в Греции и на русском фронте. Тем временем Бадольо втайне от Гитлера уже санкционировал секретные переговоры с союзниками, пытаясь найти для Италии способ с минимальным риском перейти на сторону антигитлеровской коалиции.

К этому времени лидеры союзников собрались в Квебеке на четвертую встречу под кодовым названием "Квадрант". Открылась [243] конференция 16 августа. Американцы были полны решимости отстоять приоритет плана "Раунд-ап" и положить конец английским попыткам продолжения средиземноморских операций, но сложившаяся ситуация оказалась совершенно не в пользу их позиции.

Поворотный момент в "Облаве"

Общий план высадки через Ла-Манш, намеченной на май 1944 года, представил генерал сэр Фредерик Морган, начальник штаба пока еще не назначенного Верховного командующего союзными войсками в операции "Раунд-ап". План получил одобрение, и название сменили на "Оверлорд", подчеркнув тем самым его приоритет над всеми прочими операциями союзников. Черчилль и Брук вновь отстаивали свою позицию и добились одобрения на вторжение в Италию сразу после того, как Сицилия будет очищена от войск Оси, — обещая, что семь дивизий, десантные суда и авиационные эскадрильи, предназначенные для "Оверлорда", будут возвращены в Англию к ноябрю. Брук ясно дал понять, что, хотя выведение из войны Италии само по себе является важным соображением, главная цель продолжения средиземноморских операций — отвлечь немецкие силы на юг, ослабить позиции немцев как в Западной Европе, так и на русском фронте. На деле войска союзников в Средиземноморье призваны были нанести главный стратегический отвлекающий удар в поддержку "Оверлорда".

Едва "Облава" изменила свое название на "Оверлорд", как ее приоритет оказался поставлен под сомнение. Операция "Цитадель", последняя попытка крупного наступления Гитлера на Восточном фронте, окончилась полным провалом. Английские и американские представители союзных штабов в Москве сообщали, что после победы, одержанной в Курской битве — величайшем танковом сражении в истории войн, — Сталин планировал силами Четвертого Украинского фронта (эквивалент западной группы армий) развивать успех в юго-западном направлении, к реке Днепр и далее на Балканы. Сталин уже намеревался включить Балканы в будущую сферу советского влияния.

Сами по себе донесения из Москвы не повлияли бы на решение о приоритете "Оверлорда" в 1944 году, не сообщи Эйзенхауэр из Алжира о прибытии итальянских эмиссаров, уполномоченных вести переговоры о капитуляции Италии. Черчилль убедил Рузвельта, что имеющиеся теперь факты в еще большей степени ставят под сомнение решимость бить крокодила по рылу, вместо того чтобы вгрызться ему в брюхо. Он предложил в корне пересмотреть роли "Оверлорда" и средиземноморских операций. Теперь высадку по плану "Оверлорд" следовало низвести до отвлекающего маневра, призванного сковать немецкие войска в Западной Европе и отвлечь их внимание от решающих действий в Италии, на Балканах и в Южной Франции. Хотя Рузвельт и не был искушен в военном деле, его стратегическая интуиция подсказывала, что к истине ближе Черчилль, а не Маршалл. К тому же американского президента не меньше, чем Черчилля, тревожил большой риск, связанный с "Оверлордом". Рузвельт дал Маршаллу указание вновь начать с Бруком обсуждение этого вопроса, ставшего теперь крайне важным и срочным.

Средиземноморская стратегия принята

Брук и английские начальники штабов не преминули воспользоваться этим неожиданным решением в пользу своей Средиземноморской стратегии. В конце концов, Маршалл вынужден был согласиться с мнением Рузвельта, что военные преимущества английской стратегии слишком очевидны, чтобы продолжать спор. Также необходимо учитывать и политические факторы. Бессмысленно заставлять англичан идти тем путем, в который они не верят. Черчилль и Брук смотрят на "Оверлорд" глазами людей, имеющих опыт бойни на Сомме и при Пашенделе: они более уверены в операциях в Средиземноморье, где Великобритания главенствовала со времен победы Нельсона над Францией в Битве при Ниле в 1798 году. Искреннее английское сотрудничество в Европе было необходимо для того, чтобы Америка могла разделаться с Японией. Таким образом, Рузвельт решил придать Средиземноморью стратегический приоритет. Отныне масштаб операций по плану "Оверлорд" значительно сокращался. "Оверлорд" должен представлять собой вероятную угрозу гитлеровскому "Атлантическому валу", он будет весьма полезен — но лишь в качестве возможного или крайнего варианта операции в Ла-Манше, схожего со "Следжхаммером".

После принятия этого решения отвод семи дивизий, десантных судов и авиации из Средиземноморья был отменен. Эйзенхауэр получил приказ на планирование операции по вскрытию крокодилова брюха. Он, генерал сэр Гарольд Александер, сэр Бернард Монтгомери, Омар Брэдли и все остальные опытные командующие оставались в Средиземноморье. Пост Эйзенхауэра как Верховного командующего союзными войсками в "Оверлорде" занял сэр Фредерик Морган, который первоначально осуществлял планирование этой операции; ей было возвращено прежнее кодовое название план "Следжхаммер". Генералу Моргану было поручено готовиться к нанесению отвлекающих ударов: через Ла-Манш должна была переправляться 3-я американская армия генерала Джорджа Паттона и 1-я канадская армия генерала Генри Крерара. В качестве альтернативных районов для экстренной высадки были запланированы Па-де-Кале и Нормандия, а отвлекающие действия должны были подкреплены рейдами на Дьепп и на другие порты на побережье Ла-Манша.

К своему политическому поражению Маршалл отнесся с большим достоинством. Поскольку решение было принято президентом, то Маршалл употребил весь свой авторитет, защищая теперь стратегию Брука. Более того, он взялся убедить начальника штаба ВМС США адмирала Эрнеста Кинга отправить еще одну авианосную группу и дополнительные десантные корабли вместо Тихого океана, куда их планировалось направить поначалу, в Средиземноморье — для использования при вторжении в Италию.

Потребовалось пересмотреть и командные структуры союзников в Средиземноморье. Черчилль был так обрадован своей [246] победой в споре о стратегии, что не стал возражать против того, что на посту Верховного командующего союзными войсками останется Эйзенхауэр, оперативная ответственность которого была распространена на все Средиземноморье, включая и командование английскими войсками на Ближнем Востоке. Эйзенхауэру подчинялись двое командующих: Александер — как главнокомандующий союзными армиями в Италии и ответственный за операции, осуществляемые с баз во Французской Северной Африке; и генерал Мейтланд "Джумбо" Уилсон — как главнокомандующий в Восточном Средиземноморье и на Балканах. Последний имел свою штаб-квартиру в Каире, в его распоряжении находилась сеть английских баз в Египте.

План в действии

Освобожденный от необходимости возвращать ресурсы в Англию и поставленный в известность, что его позиции на Средиземноморском театре будут усилены за счет американских войск, кораблей и авиации, Эйзенхауэр значительно пересмотрел свои планы вторжения в Италию. 8-я армия Монтгомери по-прежнему должна была переправляться через Мессинский пролив (операция "Бэйтаун") и наступать по "носку" Апеннинского сапога, преследуя отступающие из Сицилии немецкие войска. Другая ее часть высаживалась у Таранто одновременно с высадкой 5-й армии Марка Кларка у Салерно (операция "Аваланш" — "Лавина"). Таким образом, 8-я армия будет наступать по восточному побережью Апеннинского полуострова, в то время как 5-я армия берет Неаполь, а затем быстро продвигается на север по западному побережью, имея целью скорейшее занятие Рима. Высадка Кларка у Салерно к югу от Неаполя будет дополнена десантом в заливе Гаэта к северу от Неаполя. Этот десант должен будет осуществляться по прибытии дополнительных авианосцев и десантных средств, отправленных адмиралом Кингом. В действие будет приведен и существующий план ("Гигант-II") по выброске 82-й американской воздушно-десантной дивизии Мэттью Риджуэя на аэродромы в Риме для помощи итальянцам в защите столицы от немецкой оккупации; для усиления парашютистам также предполагалось придать дополнительные части

Дополнительные силы и средства, направленные в Восточное Средиземноморье, позволят Уилсону выделить для освобождения островов Родос, Кос и Лерос в Эгейском море (операция "Акколада") не бригаду, а дивизию. Но, что намного важнее, английский посол в Анкаре получил инструкции вновь начать с турками переговоры об их участии в войне на стороне союзников. Турки, когда им объяснили масштабы и размах операций союзников, выказали свою заинтересованность. Они согласились рассмотреть возможность выступить против болгар — своих традиционных врагов, как только главные силы англичан высадятся в Греции. Последнюю операцию спланировал генерал сэр Майлз Демпси, который по плану "Оверлорд" должен был командовать 2-й армией, а теперь собирал на Ближнем Востоке новую 9-ю армию. Она состояла из сыгравшего важную роль в высадке на Сицилии 1-го Канадского корпуса, которым теперь командовал Э.Л.М.Бэрнс, и 3-го корпуса сэра Рональда Скоби. Некоторое время одной из задач 3-го корпуса было последующее освобождение Афин (операция "Манна"). Но, поскольку высадка в Греции могла осуществиться только тогда, когда высвободится достаточное число десантных судов, первоначально занятых во вторжении в Италию, окончательное решение вопроса об англо-турецком военном сотрудничестве на Балканах было временно отложено.

Трещины в Оси

Сицилийская кампания подходила к концу, и в ставке у Гитлера появлялось все больше подозрений относительно намерений итальянцев. Гитлер убедил итальянское Comando Supremo принять еще несколько немецких дивизий, чтобы укрепить оборону Италии, тем самым позволив Роммелю закрепиться на Бреннерском перевале, через который тот мог действовать по плану "Ось" в случае, если правительство Бадольо переметнется к противнику. Два старших немецких командующих в Италии — Кессельринг и Роммель — имели диаметрально противоположные точки зрения относительно дальнейшего германского курса в отношении Италии. Всегда оптимистичный Кессельринг, не зря получивший прозвище "Улыбчивый Ал", полагал, что итальянцы останутся лояльны и будут с упорством защищать свою родину от вторжения врага. Германии следует оказать им посильную помощь и оборонять каждый дюйм Апеннинского полуострова. Если это [250] окажется невозможным, Кессельринг планировал через Монте-Кассино отступить за естественную оборонительную линию, протянувшуюся с востока на запад ("линия Густава").

Роммель, знакомый с итальянскими командирами и войсками по североафриканской кампании, был против подобного решения. Он намеревался лишь удерживать "линию Густава" в Северных Апеннинах, защищая промышленные и сельскохозяйственные ресурсы долины реки По и альпийские проходы в южную Германию. Гитлер был на стороне Роммеля, но не разубеждал Кессельринга, позволяя ему как можно дольше сохранять надежду на итальянцев.

Вторжение в Италию — отступление Оси

3 сентября Монтгомери переправился через Мессинский пролив и начал продвижение по "носку сапога". Наступлению препятствовали главным образом произведенные немцами разрушения, а также минные поля, установленные арьергардом немецких войск, недавно эвакуированных из Сицилии. Италия капитулировала 8 сентября — едва только начались высадки союзников. 2-й американский корпус Джеффри Киса высаживался у Гаэты, 6-й американский корпус генерала Эрнеста Доули и 10-й корпус генерала сэра Ричарда Мак-Крири разгружались у Салерно, 5-й корпус генерала сэра Чарльза Алфри десантировался у Таранто, а 82-я американская воздушно-десантная дивизия Риджуэя была выброшена у Рима. Натиск и мощь этих рассредоточенных по большой площади десантов оказались таковы, что размещенная в южной Италии еще не сформированная до конца германская 10-я армия генерала Хайнриха фон Фитингоффа оказалась бессильна перед ними. Она не имела никакой надежды разоружить итальянцев и хоть немного сдержать наступление англо-американских войск — не говоря уж о том, чтобы отразить высадки. [251] Немцы добились единственного успеха, оказав жесточайшее противодействие воздушному десанту Риджуэя, которому крайне недоставало поддержки итальянцев. Он не сумел удержать город, но, тем не менее, большинство солдат Риджуэя сумело отступить в относительно безопасные холмы Альба к югу от Рима.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru