Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

- 20 -

На рассвете 5 апреля 315 японских самолетов с 5 авианосцев (2 марта на "Kaгa" произошла авария в машине, и он вернулся на базу) атаковали Коломбо — гавань, портовые сооружения и нефтехранилище. Поднявшиеся в воздух британские истребители были отогнаны истребителями сопровождения, а торпедоносцы "суордфиш" и бомбардировщики "бленхейм" так и не смогли отыскать японские корабли. Англичане потеряли эсминец, вспомогательный крейсер, 19 истребителей и 6 бомбардировщиков и разведчиков; японцы отделались 7 сбитыми самолетами.

На следующий день, закончив дозаправку, эскадра Сомервилла спешно покинула Адду и направилась навстречу врагу. Два тяжелых крейсера, вышедшие из Коломбо незадолго до налета, спешили на соединение с ней. Однако японцы успели раньше. Около полудня катапультный разведчик с крейсера "Тикума" обнаружил британские крейсера, уходящими на юго-запад с максимально возможной скоростью ("Корнуолл" не мог выжать более 27 узлов). С авианосцев поднялось 88 самолетов, и через два часа все было кончено...

Тем временем разведчики с британских авианосцев обшаривали море в поисках японских кораблей, но так и не смогли их отыскать. Тем не менее, обе эскадры шли сходящимися курсами и вскоре неизбежно должны были встретиться. Однако после потопления двух английских крейсеров Нагумо отдал приказ лечь на обратный курс. Он тоже не знал, что противник находится всего в 400 километрах от него!

В том, что эскадры противников так и не встретились, никакой заслуги Сомервилла вовсе нет. Просто у Нагумо была другая задача — уничтожение вражеского судоходства в Бенгальском заливе, и он выполнял ее в первую очередь. Помимо этого Нагумо не знал о существовании базы на Адду и считал, что противник либо находится на патрулировании либо попросту убегает он него. Описав большую дугу, японские корабли вновь подошли к Цейлону с востока и опять атаковали остров — на этот раз базу в Тринкомали.

Тем временем Сомервилл готовился красиво умереть. Он расположил свои корабли так, чтобы перехватить эскадру противника на подходе к Адду, предполагая сделать это на рассвете, когда японцы еще не успеют поднять все самолеты. 9 апреля Адмиралтейство приказало ему [201] не рисковать тихоходными линейными кораблями и отослать их в Момбасу (Кения). У Сомервилла осталось только быстроходное соединение "А" — линкор "Уорспайт", авианосцы "Индомитебл" и "Формидебл", два легких крейсера и шесть эсминцев. Однако в этот же день пришло сообщение, что японцы атаковали Тринкомали. Они разрушили порт и потопили пытавшиеся спастись бегством корабли — авианосец "Гермес", эсминец "Вампир", танкер "Бритиш Серджент" и плавбазу "Аттельстан". На этот раз 9 английских бомбардировщиков "бленхейм" смогли отыскать японскую эскадру, но были атакованы истребителями прикрытия. Обратно вернулось только четыре из них. Кроме того, пытаясь противостоять налету, англичане потеряли 9 истребителей из имевшихся 23. После этого британская администрация в Индии вынуждена была отдать распоряжение о прекращении судоходства в Бенгальском заливе.

Такое подробное изложение событий приведено здесь для того, чтобы читатель мог убедиться в достоверности приведенного ранее описания гипотетического сражения у мыса Дондра. Столкновение двух эскадр было не просто вероятно, оно являлось практически неизбежным. И его исход тоже не может вызывать никаких сомнений — приведенные выше описания служат наглядной демонстрацией того, как разворачивался бы ход сражения, случись оно в реальности. Но этого не произошло. Адмирал Нагумо решил выполнять основной приказ и приказал своим кораблям лечь на обратный курс. Словом, перед нами наглядный пример той случайности, поворотной точки, которая заставляет историю пойти тем, а не иным путем.

Но ведь у плана "Ориент" было две составляющие. Не только разгром британского флота в Индийском океане, но и победа немцев в Северной Африке. Впрочем, из второй главы мы уже знаем, что добиться этого совсем нетрудно. Достаточно только взять Мальту.

Но Гитлер не имел возможности заглянуть в будущее и не мог знать, какими последствиями отзовется то или иное его решение. Кроме того, воздушно-десантной операции он попросту опасался, памятуя об опыте Критской. Правда, проблема здесь была, скорее, психологического характера. Западные историки любят рассуждать об огромных потерях среди немецких парашютистов при высадке на остров Крит и о том, как Гитлер после этого зарекся бросать свои элитные воздушно-десантные войска в подобные авантюры. Но, если не учитывать полнейшую бессмысленность Критской операции, при окончательном подсчете цифр ситуация выглядит совсем по-иному. С немецкой стороны в сражении участвовали 5-я воздушно-десантная и 7-я горнострелковая дивизии (без тяжелого вооружения) общей численностью около 22 тысяч человек, а также некоторое количество других частей, которые планировалось перебросить морем. Для обеспечения выброски парашютистов были собраны действительно огромные силы — около 500 транспортных Ju 52, 76 планеров, а также 716 боевых самолетов — 433 бомбардировщика, 233 истребителя и 50 разведчиков.

На первый взгляд противостоявшие немцам силы выглядели солиднее. На острове находились эвакуированные из Греции войска — 32 тысячи англичан и около 14 тысяч греков. Правда, они испытывали недостаток в тяжелом оружии и имели всего 6 танков. Господство британского флота на море вокруг острова было неоспоримым, зато авиации англичане вообще практически не имели — если не считать небольшого количества эвакуированных из Греции истребителей и хилой авиагруппы авианосца "Формидебл".

Далее пошли чудеса. Выброшенные рано утром 20 мая германские парашютисты приземлились очень неудачно — им не удалось захватить ни одного аэродрома, хотя это являлось основной целью высадки. Лишь на аэродроме Мальме немцам удалось занять взлетную полосу, но и на ту транспортные самолеты вынуждены были приземляться под непрерывным обстрелом с окрестных гор. Группа рыбачьих суденышек, двигавшаяся под охранением итальянского эсминца к бухте Суда для высадки там морского десанта, была перехвачена английскими эсминцами и полностью разгромлена. Впоследствии командовавший британскими войсками на Крите храбрый новозеландский генерал Фрейберг оценил немецкие потери в 11000 человек убитыми и ранеными и 6000 утонувшими. Это значит, что на завершающем этапе битвы за Крит всем британским и греческим войскам противостояло 5000 немецких десантников!

На самом деле все было не так. Впоследствии немцы признали потерю 4 тысяч десантников убитыми и 2000 ранеными. Если учесть, что большинство из этих потерь пришлось на воздушно-десантную дивизию, то выходит, что в парашютных частях было свыше трети убитых и вполовину меньше раненых — они потеряли до 50% своего состава.

Но это оказались практически все потери. Несмотря на хвастливое заявление генерала Фрейберга, в морском десанте участвовало всего около 2500 немецких солдат, из которых большинство удалось спасти. Немцы признали гибель только 320 человек. Кроме того, они потеряли 220 самолетов (из них 120 транспортных).

Английские потери составили всего две тысячи убитыми — и около 13 тысяч пленными! Порядка 17 тысяч солдат англичанам удалось эвакуировать. Правда, вывозили они только своих, поэтому 14 тысяч союзников-греков оказались брошены на произвол судьбы и тоже попали в плен. Кроме того, в воздушных боях было потеряно 46 самолетов (действовавших с аэродромов в Северной Африке), некоторое количество самолетов немцы уничтожили на земле. Было потоплено 3 легких крейсера и 6 эсминцев, авианосец "Формидебл" вышел из строя на несколько месяцев. Помимо этого получили повреждения два линкора и ряд других кораблей, а в бухте Суда пришлось взорвать стоявший там тяжелый крейсер "Йорк", поврежденный итальянцами еще в марте. Флот потерял погибшими 2000 моряков.

Следует отметить, что действительно существенными для немцев были лишь потери в авиации. Большинство транспортных самолетов было потеряно из-за того, что самолетам, перебрасывающим десанту подкрепления, приходилось садиться на аэродром Мальме и взлетать с него под огнем противника. Потери в бомбардировщиках объясняются исключительно настойчивыми атаками по кораблям, эвакуирующим гарнизон, — немцам очень не хотелось, чтобы эти английские солдаты через месяц оказались в Северной Африке. При этом британские войска продемонстрировали весьма низкие боевые качества — они проиграли сражение противнику, уступавшему им по численности в несколько раз. Когда же превосходство англичан сократилось до всего лишь двукратного, началась паническая эвакуация.

Конечно, боевые качества английских частей, месяц назад эвакуированных с материковой Греции, не шли ни в какое сравнение с выучкой немецких парашютистов. Но все-таки на острове были боевые части, имеющие фронтовой опыт, — а не зеленые новобранцы. Кроме того, английские историки имеют обыкновение забывать о 14 тысячах греков, хотя весьма гордятся своими победами над итальянцами в Африке. Между тем, опыт албанской кампании показал, что по своим боевым качествам греческие войска стоят неизмеримо выше итальянских.

На основании объективного анализа хода Критской операции можно с большой точностью предположить, как развивались бы события и при высадке на Мальту. В первую очередь стоит заметить, что даже в 1942 году (не говоря уже о 1941-м) Мальтийская операция проводится германо-итальянскими силами в гораздо более благоприятных условиях, нежели высадка на Крите. Во-первых, расстояние от Александрии до Крита 250 миль, в то время как до Мальты оно составляет 650 миль. То есть воздушной поддержки, как и в мае 1941 года, у англичан не будет — и не из-за отсутствия самолетов, а по причине их исключительной удаленности. Одновременно риск попасть под удар авиации противника серьезно возрастает, поскольку путь не только удлиняется, но и проходит в непосредственной близости от вражеских авиабаз. Соответственно, возможности поддержки гарнизона Мальты с моря будут ограничены гораздо сильнее, а потери неизбежно возрастут.

Конечно, размещенные на Мальте четыре английские бригады представляют собой значительно большую боевую ценность, чем 32000 солдат на Крите. Однако и немцы имеют возможность гораздо более быстрого наращивания сил. А если учесть, что от Мальты до итальянских военно-морских баз на Сицилии и Пантеллерии всего 70-100 миль, то становится ясным — морскому десанту противостоять практически нечем. [204] При желании он может быть перевезен едва ли не на портовых катерах, при этом ночью и без риска быть обнаруженным кем-нибудь на переходе.

Приходится признать, что шансов удержать Мальту у англичан в этом случае практически нет. А это автоматически влечет за собой улучшение снабжения войск Оси в Африке и, как следствие, весьма вероятную в самом ближайшем будущем утрату Египта. Костяшки домино падают одна за другой — Суэцкий канал, Палестина, Трансиордания, Ирак, Персидский залив...

Ну, а дальше?

Дальше все зависит от Японии. Нельзя не признать, что автор сначала дал японцам некоторую "фору". Решив, что при переносе усилий в направлении Индийского океана июньская атака на Мидуэй будет отменена, он сохранил Императорскому флоту четыре авианосца. Затем, однако, он решил "сбалансировать" ситуацию и провести за американцев рейд на Трук, причем весьма успешный. Подобное развитие событий в принципе могло иметь место, особенно если американцы учли опыт Перл-Харбора и произвели внезапную атаку. Этому будет способствовать также слабая подготовленность базы в Труке к отражению авианалета. Таким образом, Япония будет вынуждена оставить Индийский океан и перейти к актовым действиям на Тихом. Что же, для этого у нее есть все шансы.

"Пустота" на Идийском океане не может длиться долго. Первый, кто приведет туда сильную эскадру, станет хозяином нефти Средней Азии. Особенно важно это для Италии, чье положение с топливом уже давно находится за гранью катастрофы. После захвата Суэца итальянцы обязаны направить весь свой флот на завоевание Индийского океана.

Для немцев ситуация сложнее и проще тем, что у них еще ситуация с топливом не катастрофична. Но и для них дополнительные 11 миллионов тонн нефти в год будут ценным дополнение к 11 миллионам, производимым на территории рейха и сателлитов. Для немцев основной трудностью является то, что у них почти не осталось свободных надводных кораблей. Все, что у них "валентно", — "Шарнхорст" и "Гнейзенау". Вероятно, их и придется отправить на Индийский океан.

Итак, позициям Германии на Ближнем и Среднем Востоке ближайшие полгода тоже ничто не будет угрожать. Несомненно, это окажет огромное влияние на Турцию — особенно поначалу. Не исключено, что эта страна, где германское влияние всегда было очень сильно, вообще успеет присоединиться к Оси. В любом случае, свободный транзит немецких войск и военных материалов через Турцию будет обеспечен (такие вещи допускала даже декларативно нейтральная Швеция).

Однако продвинуться дальше немцы уже не смогут. Не из-за превосходства противника в силах (хотя в Иране еще остаются советские и английские войска), а из-за растянутости коммуникаций и недостаточного снабжения. Слишком много сил и средств уходит на Восточный фронт, все равно остающийся для Гитлера главным. Вряд ли немцы смогут даже пробиться на Кавказ. Турецкая армия слишком слаба и слишком боится русских, наступление группы армий "В" на северном Кавказе к октябрю-ноябрю уже выдохлось. А самое главное — немцам просто не хватит времени, чтобы развить любой успех. Единственное, на что есть надежда — советское командование может решить эвакуировать Западный Кавказ и Черноморское побережье только из-за призрачной угрозы немецкого наступления через Турцию.

А в следующем месяце происходят два события. 8 ноября 1942 года англо-американские войска высаживаются в Западной Африке, а 18 ноября советские войска начинают контрнаступление под Сталинградом.

После этого немцам неизбежно придется прекращать любое наступление на Кавказе и срочно выводить оттуда войска — чтобы не быть отрезанными, если русские выйдут к Ростову. Германскому командованию придется спешно перебрасывать войска из Франции и Италии, чтобы удержать хотя бы Тунис, а Роммелю потребуется возвращать танки обратно в Африку и начинать контрнаступление на союзников. Словом, как все и было на самом деле. Затем скорее всего в той или иной форме повторится удар под Кассерином. Но если в феврале 1943 года, чтобы ударить по американцам, Роммелю пришлось отрываться от преследовавших его англичан, то в предложенной нам альтернативе у него будут абсолютно надежные тылы. Под Кассерином Роммель вел успешное контрнаступление при общем соотношении войск на фронте 4:1 в пользу союзников. Сейчас соотношение будет для него гораздо более благоприятным. Словом, катастрофа группе армий "Ближний Восток" не грозит. Фронт стабилизируется в районе алжиро-тунисской границы. Но о дальнейших завоеваниях в Африке и Азии немцам придется забыть. Как и англо-американцам — забыть о вторжении в Италию, по крайней мере на ближайшие два года.

Интересно, что на советско-германский фронт это не окажет никакого влияния. Там произойдет все, что должно было произойти. Изменится разве что ситуация на Черном море — итальянцы смогут через проливы ввести сюда свои корабли. Но зато Турция вскоре очень пожалеет о своем неосторожном решении оказать Германии помощь. Все дальнейшие поражения Оси в первую очередь отразятся именно на ней. Впрочем, все наши рассуждения вызваны предположением о неизбежности операции "Торч". Между тем, ее предпосылкой была целостность английского фронта в Северной Африке...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru