Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

 

- 18 -

Глава 5.
Операция "Ориент". Объединенная стратегия Оси

Случайный "Ориент"

У дела Оси не существовало более неустанного сторонника, чем посол Японии в Германии, генерал-лейтенант Осима Хироси, пользовавшийся большим уважением в самых высоких кругах руководства Третьего Рейха. Гитлер доверял ему в беспрецедентной степени. Следуя примеру фюрера, не менее откровенно с японским послом вели себя глава "Люфтваффе" Геринг, министр иностранных дел Риббентроп и многие руководители подобного уровня. Мало что оставалось неизвестно Осиме — он знал как общие планы Германии, так и текущие операции немцев. Обо всем посол добросовестно сообщал в Токио шифром японского МИДа. И почти все его сообщения читали американцы и англичане, которые раскрыли японские дипломатические коды еще в 1940 году.

Операция "Ориент"

Информация, переданная американцами англичанам в первые месяцы 1942 года, устрашила даже неукротимого Уинстона Черчилля. В телеграммах, отправленных Осимой в Токио, твердилось о германо-японском плане под кодовым названием "Ориент", целью которого являлось соединение войск стран Оси где-то в районе Индии. Рождение этого плана связано с черновой директивой № 32 от 11 июня 1941 года. Эта директива была создана в те пьянящие дни, когда, менее чем за две недели до нападения на Советский Союз, для вермахта все казалось возможным и достижимым. План предусматривал удар по британским позициям на Ближнем Востоке с трех сторон — из Ливии по Египту, из Болгарии через Турцию по Сирии и с Кавказа в Персию. Но когда вермахт увяз в русских снегах, "Ориент" был забыт. Теперь же, со вступлением в войну Японии и с продолжающейся подготовкой Германии к кампании 1942 года, "Ориент" вновь оказался на повестке дня.

Если соломинка могла сломать хребет верблюду, то "Ориент" вполне годился на роль такой соломинки для союзников. Новости отовсюду не сулили англичанам и американцам ничего хорошего. Советское зимнее контрнаступление отбросило немцев от Москвы и выдохлось. Теперь Германия копила силы для крупной летней кампании, которую Советы не были готовы встретить. Американцы никак не могли оправиться после разгрома Тихоокеанского флота в Перл-Харборе и после потери Филиппин — хотя на полуострове Батаан еще держалась без всякой надежды осажденная армия генерала Макартура. Война шла уже четыре месяца, а у американского флота на Тихом океане до сих пор не было ни одного линкора.

Для англичан война превратилась в беспрестанную череду неудач. Роммель воспрянул после отступления от Тобрука и в феврале погнал англичан за Бенгази до Газалы. Теперь он быстро наращивал силы, готовясь к новому наступлению на 8-ю [172] британскую армию. Его моральное превосходство над англичанами было таково, что в войсках что-то хорошо и храбро совершенное называли сделанным "по-роммелевски". Островной бастион Мальты, камень преткновения на единственном пути снабжения Роммеля, подвергался страшным ударам с воздуха немецких и итальянских ВВС. Все явственнее становились признаки близящегося штурма острова. С потерей Мальты вся мощь стран Оси хлынет в Северную Африку, а Средиземное море станет непроходимо для английских конвоев. В английских силах в Северной Африке поднимала голову деморализация. Она уже лесным пожаром охватила население и армию Египта, где каждую неудачу Англии на Средиземноморском театре встречали с растущим ликованием. Брожение распространялось до самого Ирака, где год назад англичане подавили попытку прогерманского государственного переворота.

Если на Ближнем Востоке ситуация для англичан была мрачной, то на Дальнем Востоке она стала просто чудовищной. Линкор "Принц Уэльский" и линейный крейсер "Рипалс", два из числа самых лучших кораблей флота Его Величества, 10 декабря 1941 года были потоплены японскими самолетами. Но самое худшее последовало потом: 15 февраля Сингапур, главная британская военно-морская база в Азии, пал перед выдающимся японским полководцем генерал-лейтенантом Ямаситой Томоюки. Ямасита заслужил в ходе боев прозвище "Тигр Малайи", предприняв смелый маневр, — он атаковал военно-морскую базу с суши. Англичанам ничего подобного не могло бы и в голову прийти. В ходе Малайской кампании японцы захватили беспрецедентное количество пленных — английские войска потеряли в общей сложности 138700 человек, большинство из которых оказалось в плену. Устои империи пошатнулись. Их дрожь ощущалась по всей Индии, где партия Индийского Национального Конгресса решительно выступила против войны. Это было особенно опасно, поскольку растущее влияние конгрессистов могло дестабилизировать британский тыл в тот самый момент, когда враг обрушится на последний английский бастион. Еще до падения Сингапура японцы организовали мощный удар по Бирме. Теперь, в конце марта, их наступление сметало перед собой все.

В Берлине посол Осима чуть ли не ежедневно являлся к Гитлеру с новостями о японских победах. Он полагал, что множащиеся удачи стран Оси утвердят Гитлера в решении приступить к выполнению плана "Ориент". Однако Гитлер, хотя и [173] был заинтересован в этом плане, испытывал к "Ориенту", своему замыслу и детищу, двойственные чувства. Да, он был рад достижениям Роммеля, но больше всего его внимание привлекал русский фронт. Гитлер даже начал побаиваться штурма Мальты — операции под кодовым названием "Геркулес". Эти сомнения имели под собой основу: Гитлера по-прежнему ужасали воспоминания о высоких потерях элитных воздушно-десантных войск при высадке на Крит. Осиму же больше тревожило молчание Токио по поводу "Ориента". В то время как доклады Осимы отличались многоречивостью, Токио о своих намерениях если и не хранил молчание, то казался чересчур лаконичен.

В то же время для американцев, перехвативших телеграммы японского посла, в середине марта перспективы "Ориента" выглядели просто-таки блестящими. Осима слово в слово процитировал Токио официальное заявление Риббентропа от 17 марта, которому немецкий министр иностранных дел придал особый вес: "Германия готова приветствовать японское вторжение в Индийский океан, откуда возможно установить связь между Европой и Азией". Японский Основной план, остававшийся тайной для американцев, по-прежнему определял основным театром военных действий Тихий океан, а США называл главным врагом. Наступление в Бирме по сути являлось оборонительной операцией, направленной на то, чтобы обезопасить западный фланг горной границы между Бирмой и Индией и перерезать последний оставшийся маршрут снабжения Китая военным снаряжением. И все же настойчивые разговоры Осимы об "Ориенте" настораживали. Особенные опасения вызывали обращенные к немцам просьбы надавить на колониальную администрацию Мадагаскара, находящегося под властью вишистской Франции, с тем чтобы остров был передан японским экспедиционным силам, что побудило Черчилля подготовить в марте собственную экспедиционную эскадру из состава флота метрополии — дабы захватить остров первыми. Страхи англичан еще больше усилились, когда 23 марта японский экспедиционный отряд занял Андаманские острова в восточной части Бенгальского залива. С учетом обескураживающих успехов японского наступления в Бирме угроза "Ориента" выглядела слишком реальной. По иронии судьбы, стараниями посла Осимы союзники выказали к плану "Ориент" куда больший интерес, нежели страны Оси. Но неожиданно к Осиме пришла помощь от двух разведывательных самолетов в Индийском океане.

Сражение у мыса Дондра

Один из этих самолетов взлетел 2 апреля с японского авианосца "Хирю", двигавшегося вместе с другими кораблями Первого авианосного соединения вице-адмирала Тьюити Нагумо южнее от Цейлона. Победитель при Перл-Харборе шел во главе пяти авианосцев, совсем недавно свирепо растерзавших Тихоокеанский флот США, — "Акаги", "Дзуйкаку", "Секаку", "Хирю" и "Сорю". В составе флота имелось также четыре быстроходных линкора 3-й дивизии линкоров, — оснащенные 356-мм орудиями "Харуна", "Кирисима", "Хиэй" и "Конго", а также эскорт из крейсеров и эсминцев. Это соединение совершало рейд по Индийскому океану, имея задачей обезопасить фланг японских сил, а также вытеснить Королевский флот из Бенгальского залива, уничтожить его базы на Цейлоне и нанести урон торговому судоходству. Первый авианосный флот, имевший в своем составе 300 самолетов, находился в этот момент на пике своего могущества. Японские моряки с успехом прошли крещение огнем.

Другой самолет поднялся с английского авианосца "Индомитебл", который вместе с остальным Восточным флотом адмирала сэра Джеймса Сомервилла взял курс на юг от Цейлона. Меньше недели назад Сомервилл еще служил на Средиземноморском флоте, на новое место службы он прибыл только что. Теперь под его командованием находились три авианосца, пять линкоров и 16 крейсеров и эсминцев. С первого взгляда эти силы казались вполне достаточными, но Сомервилл хорошо осознавал истинное положение дел. Он сам писал: "Мое старое боевое корыто порядком обветшало, и на сегодня в моем распоряжении нет корабля, который приближался бы к тому, что я мог бы назвать соответствующим стандарту боевой эффективности..." Из пяти его линкоров четыре — "Резолюшн", "Рамиллис", "Ривендж", "Ройал Соверен" — были устаревшими кораблями класса "R" времен Первой Мировой войны. Пятый, "Уорспайт", также относился к [177] поколению Первой Мировой, но в 30-е годы прошел модернизацию. Вдобавок Сомервилл был разочарован и своей авианесущей группой: "Индомитебл" и "Формидебл" представляли собой относительно новые авианосцы с бронированными полетными палубами, но третьим был маленький "Гермес". Вместе все три авианосца имели 57 торпедоносцев "суордфиш" и 36 истребителей "фулмар". При этом английские самолеты сильно уступали своим японским противникам. Заключение адмирала, сделанное им за несколько недель до рейда Нагумо, гласило: "Фактически, до того как я собрал воедино эту странную коллекцию кораблей и занялся их подготовкой, они многого не стоили..."

Сомервилл отправился из Коломбо со своим флотом, чтобы по возможности упредить ночную воздушную атаку Нагумо; его бросало в дрожь при мысли, что его линкоры попадут под удар японских палубных самолетов. Поэтому Сомервилл намеревался найти Нагумо первым. Нагумо тоже горел нетерпением отыскать своего врага. Его по-прежнему мучили воспоминания о словах адмирала Ямамото, которыми тот охарактеризовал удар по Перл-Харбору: "Вряд ли военный может гордиться тем, что "разбил спящего врага"; скорей, это позор для того, кто оказался разбит". Но британский Восточный флот — стоящая добыча, и японский адмирал будет рад показать, на что он способен в настоящем жестоком морском бою. Поэтому он должен отыскать Сомервилла первым.

В 250 километрах от мыса Дондра — южной оконечности острова Цейлон — пилот-разведчик с "Хирю" первым заметил свою добычу. Прямо под ним длинной колонной растянулся Восточный флот. Его противник с "Индомитебла" рыскал над пустынным морем к юго-востоку. Именно этого момента и ждал Нагумо. Он молчал, пока последний из его самолетов не покинул авианосцы, а потом заметил своему штабу, что в истории это будет первая битва авианосцев с авианосцами.

Битвой это нельзя было назвать. Английские авианосцы прикрывало слишком мало истребителей, когда на них яростно набросились японские самолеты. "Зеро" не потребовалось много времени, чтобы очистить небо над Восточным флотом от немногих английских истребителей и освободить место для своих торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков. Воздух вспухал черными разрывами зенитных снарядов, а японские самолеты шли волна за волной, нанося удары по авианосцам. Правда, стальные палубы выдержали большинство из многочисленных попаданий. Хуже всего досталось малютке "Гермесу" — его палуба была разворочена, а из пробоин с ревом вырывалось пламя. Наконец подошла очередь торпедоносцев, они упрямо сближались с отчаянно маневрирующими авианосцами, чтобы сбросить торпеды наверняка. Зенитчики с авианосцев и кораблей эскорта сбивали один торпедоносец за другим, но тех было слишком много. Длинные пенистые линии следов от торпед прочертили свой путь в тела "Индомитебла" и "Формидебла". "Формидебл" содрогнулся от попаданий шести торпед и замер на месте. Взрывы начали изнутри рвать дыры в палубах. Вскоре он, объятый огнем, сильно накренился. Корпус "Индомитебла" застонал от попаданий трех торпед, но авианосец продолжал маневрировать и сражаться. Он был все еще жив, хотя и замедлил ход. Теперь в атаку вновь кинулись пикировщики, чьи бомбы в конце концов взломали палубу. Авианосец охватило пламя. Еще один торпедный удар прикончил авианосец, и он пошел ко дну, высоко кверху задрав корму. Поскольку японские самолеты сосредоточились на ударах по авианосцам, Сомервилл приказал своим линкорам и крейсерам уходить на юго-запад, к базам снабжения на Мальдивских островах.

Но Нагумо вновь опередил его. Японские быстроходные линкоры и крейсера находились на курсе перехвата и в конце концов настигли англичан. Как бы стары ни были английские линкоры, им не дали вступить в честный бой. Японские самолеты несколько часов подряд атаковали английские корабли, пока японские линкоры не нагнали британскую эскадру. В результате неоднократных ударов с воздуха был потоплен крейсер "Дорсетшир" и поврежден "Ривендж", вынужденный выйти из линии. Остальные английские корабли теряли время и скорость, лихорадочно маневрируя, чтобы избежать бомб и торпед с японских самолетов. За час до наступления сумерек японские линкоры наконец настигли Сомервилла. Налеты настолько измучили британскую эскадру, что ее корабли не сумели даже держать строй. "Харуна" своей целью избрал "Уорспайт" и, быстро сокращая дистанцию, неуклонно сближался с ним. "Кирисима" и "Хиэй" сосредоточили свой огонь на "Резолюшн" за тысячи метров до того, как устаревшие орудия и системы управления огнем британского корабля могли им ответить. Торпедные атаки эсминцев обеих сторон скоро превратили бой в схватки маневрирующих кораблей. "Ройал Соверен" был подбит и замедлил ход. Очень скоро на него перенесли сосредоточенный огонь "Конго" и три крейсера. Внезапно "Резолюшн" взорвался с такой силой, что взрыв повредил находящийся рядом эсминец "Вампир". "Уорспайт" и "Харуна" продолжали свою дуэль, и английский корабль первым "пустил кровь" врагу прямым попаданием в носовую башню. "Рамиллис", теперь оказавшийся на дистанции огня, присоединился к дуэли и тоже записал на свой счет несколько попаданий.

Несмотря на удачное вступление в бой старого "Рамиллиса", битва уже была проиграна. "Ройал Соверен", расстрелянный почти в упор, быстро ушел на дно следом за "Резолюшн". С трудом ковылявший "Ривендж" был настигнут самолетами и тоже потоплен. Вместе с ним пошел на дно крейсер "Корнуолл". Еще три эсминца также были либо потоплены, либо все еще тонули. Теперь оставшиеся японские линкоры отправились выручать "Харуну" — он горел в пяти местах, а половина его орудий была выведена из строя.

Первый залп "Конго" был пристрелочным, а второй накрыл "Уорспайт". По той же цели начал вести стрельбу и "Кирисима". Орудия "Уорспайта" были еще целы и ответили огнем по обоим противникам, сметя мостик "Конго" и на время выведя его из строя. "Хиэй" атаковал "Рамиллис", но на близкой дистанции английские артиллеристы смогли сделать больше и нанесли врагу заметный ущерб. "Хиеи" содрогался от попаданий, пока один из его снарядов не разнес на "Рамиллисе" центр управления огнем. К счастью, быстро наступила ночь, позволившая "Рамиллису" ускользнуть. По огненным всполохам за горизонтом можно было видеть место, где адмирал Сомервилл на борту "Уорспайта" сражался до самого конца. В течение следующих двух дней уцелевшие в сражении корабли собрались в базе на Мальдивах. Единственным кораблем основного класса остался "Рамиллис". Другими пришедшими сюда судами были три крейсера и семь эсминцев.

А радиоволны уже донесли до Японии славу о новой Цусиме. В величайшей военно-морской катастрофе за всю историю Великобритании в морской пучине сгинули три авианосца, четыре линкора, два крейсера и четыре эсминца. Восточного флота Британской империи больше не существовало. Японцы потеряли один крейсер и три эсминца; серьезно повреждены были два линкора. Впервые за почти двести лет Флот Его Величества утратил господство в Индийском океане. "Рамиллису" и его побитой стае было приказано покинуть индийские воды и искать прибежища в дельте восточно-африканской реки в 5000 километрах западнее. Так что, как выяснилось, адмирал Нагумо свою задачу полностью выполнил.

Следующей целью стал беззащитный Цейлон, где японские самолеты сильно повредили военно-морские базы в Коломбо и Тринкомали. Затем последовали налеты на восточное побережье Индии — Мадрас, Коконаду и Визигапатам. Надводные корабли, самолеты и подводные лодки адмирала Нагумо потопили в водах у Цейлона и в Бенгальском заливе суда общим водоизмещением более 150000 тонн. В течение недели все уцелевшие торговые суда оказались заперты в индийских портах. Последним актом показной храбрости Нагумо стал авиационный налет на Калькутту, после чего она вся была охвачена огнем. На триумф Первого воздушного флота мало повлияло то, что на обратном пути английская подводная лодка потопила сбавивший ход "Харуну".

Подвиги Нагумо поразили Токио. Впервые в текстах телеграмм Осиме с родины зазвучало необычайное возбуждение. Японцев, уже опьяненных успехами на Тихом океане, взволновали нежданные перспективы, вдруг открывшиеся в Индийском. Еще один решительный удар, и британское господство в Азии рухнет. Как обычно, за новыми стратегическими планами стояла армейская верхушка, но на сей раз даже многих руководителей флота охватила эйфория от победы Нагумо. Только Ямамото высказался против переориентации стратегического курса на запад, но его голос потонул в реве "банзай!". План Ямамото, предполагавший разгром американцев в морской битве в центре Тихого океана у Мидуэя был отложен. Большая часть военно-морских сил, сосредоточенная согласно его плану, была направлена для захвата Цейлона. Когда Цейлон окажется в японских руках, Индия будет отрезана от остального мира, и английское владычество здесь рухнет — или, по крайней мере, позиции Великобритании в этом регионе сильно ослабнут, как это случилось в Южной Африке. Затем Япония вновь сможет сосредоточить всю свою мощь против США, чтобы раз и навсегда разобраться и с этим противником.

"Ориент" опять на повестке дня

В Берлине известие о сражении у мыса Дондра захватило воображение Гитлера — во многом благодаря искусному пересказу Осимы. Впервые Гитлер обратил внимание на цель, которую избрали японцы, — Цейлон. Престиж Германии требовал, чтобы Гитлер сыграл в похоронах Британской империи не меньшую роль, чем Япония. И одновременно японцы сами просили о крупных отвлекающих действиях в Средиземноморье. А поблизости от Гитлера находился другой английский остров, ничем не уступающий жемчужине Цейлона — Мальта. Всякие сомнения, даже сомнения в надежности итальянцев, были отринуты. 15 апреля в Бергхофе на спешно организованной встрече с Муссолини фюрер назначил штабам дату "Геркулеса": 10 мая, через две недели после того как Роммель начнет очередную наступательную операцию "Тезей". Фельдмаршал Кессельринг заверил фюрера, что оборона острова будет сломлена и Королевский флот оставит Мальту как оперативную базу. В южной Сицилии уже сооружались дополнительные взлетные полосы, а совместные немецко-итальянские авиадесантные силы проходили подготовку. Для поддержки двух высаживающихся итальянских дивизий будут использованы захваченные советские танки БТ-7М, силой до полка; итальянцы уже обучаются применению трофейной бронетехники. Кроме падения Мальты Роммеля ждал еще один подарок, который собрался сделать ему Гитлер: фюрер решил перебросить для усиления войск "Лиса пустыни" еще одну танковую дивизию — 7-ю. В течение нескольких дней старая добрая "Призрачная дивизия", которой Роммель командовал во время блицкрига 1940 года во Франции, загрузится в эшелоны и из России направится в Италию.

Операция "Геркулес" несколько месяцев держала англичан будто на угольях. Теперь же в сообщениях, перехваченных "Ультрой", непрестанно только о ней и твердилось. Более всего материала для перехвата давали итальянцы, вклад которых в операцию был весьма значителен. То, что "Ультра" смогла подслушивать и итальянцев, стало для англичан некоторым утешением. Произошло это только потому, что немцы заставили своих союзников отказаться от собственных шифров и воспользоваться немецкой "Энигмой". Ирония же заключалась в том, что итальянские военные шифры англичанам так и не удалось взломать. Теперь же высокомерие немцев преподнесло британцам подарок — информацию о предстоящем вторжении. Но многого англичане предпринять все равно не могли. К этому моменту мощь Британии в Средиземноморье достигла своей низшей точки. Средиземноморский флот адмирала Каннигхэма сократился до нескольких крейсеров и эсминцев, которые не осмеливались далеко уходить от Александрии. ПВО Мальты была разгромлена 2-м воздушным корпусом Кессельринга и Королевскими итальянскими ВВС — 600 самолетов почти круглосуточно наносили удары по острову. Была предпринята отчаянная попытка укрепить истребительные силы острова — с американского авианосца "Уосп" под прикрытием его истребителей на Мальту перегнали 47 "спитфайров". Они приземлились 20 апреля и за три дня все были уничтожены авиацией Оси — в большинстве своем на земле. Для отражения ожидаемой высадки командиру гарнизона оставалось лишь как можно лучше расположить имевшиеся у него четыре пехотные бригады. Англичане могли только еще один раз попытаться перегнать на остров новую группу "спитфайров". На сей раз для самолетов были подготовлены защищенные укрытия, и 8 мая 62 "спитфайра" благополучно перелетели с "Уоспа" и с "Игла" на остров

За три дня до того началась еще одна английская операция — на другой стороне Африки. Решение Черчилля "нейтрализовать" Мадагаскар успешно выполняли силы, отправленные в марте из Гибралтара под командованием контр-адмирала Е.Н.Сайфрета: линкор "Малайя", авианосец "Илластриес", один крейсер и пять эсминцев. В составе эскадры были и десантные силы — разведывательно-диверсионная часть Королевской морской пехоты и три пехотные бригадные группы. В южноафриканских водах к Сайфрету присоединились "Рамиллис" и уцелевшие остатки Восточного флота. 5 мая в ходе операции "Айронклад", которую Черчилль позже назвал "образцом морского десанта", были захвачены порт и столица Диего-Суарес. 6 мая после внезапной храброй атаки, осуществленной эсминцем и капитаном морской пехоты с пятьюдесятью солдатами, пала находящаяся рядом военно-морская база Анцирабе. На следующий день прекратилось последнее сопротивление. Хотя французские власти отказались сдаться, центр острова был занят. Таким образом англичане не только защитили свой фланг от японцев, но также и сделали задел на будущее.

Немцы и итальянцы в это время тоже размышляли о своих заделах на будущее. В сумраке предутренних часов 10 мая сотни немецких и итальянских транспортных самолетов заводили моторы на взлетных полосах аэродрома Гербини в Сицилии. Еще больше машин — сотни истребителей, горизонтальных и пикирующих бомбардировщиков — уже взлетели, чтобы очистить путь этой армаде, подавив английские зенитные средства. Едва забрезжил рассвет, как транспортники и планеры поднялись в воздух, взяв курс на юг. Они двигались к Мальте, имея на борту тысячи парашютистов — парашютную бригаду генерала Бернхарда Рамке и итальянскую 2-ю парашютную дивизию "Фольгоре". Район предполагаемой выброски десанта находился на возвышенностях южнее столицы острова, крепости Ла-Валлетта. В море уже находились сотни десантных судов, которых перебрасывали две итальянские пехотные дивизии к зонам высадки на побережье южнее Ла-Валлетты. При необходимости, закрепить успех должна была вторая волна парашютистов.

Почти сразу же операция пошла наперекосяк. В воздухе оказались "спитфайры"; уклоняясь от вражеских истребителей, [184] они носились среди транспортников и планеров, точно ястребы среди голубей. На остров удалось высадиться едва ли половине парашютистов; остальные либо погибли в воздухе, либо самолеты, с которых их должны были выбрасывать, повернули обратно на Сицилию. Неорганизованно высаженные десантники попали под огонь английской пехоты. Командир воздушного десанта, генерал Рамке, сумел собрать вокруг себя несколько сотен уцелевших и закрепился на высоте. Но все злосчастья "Геркулеса" обрушились лишь на парашютистов; по сравнению с воздушным десантом высадка с моря прошла гладко. Английские бригады, отвечавшие за оборону сектора, не могли сосредоточить в одном месте достаточно сил. Через двадцать четыре часа большинство солдат двух итальянских дивизий уже высадилось на берег и наступало на Ла-Валлетту, а еще две дивизии начали высаживаться. Отряд Рамке был спасен на следующий день. Командир итальянского корпуса, памятуя о годах немецкого презрения, самым обходительным образом заставил Рамке до последней капли испить горькую чашу унижения.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru
  Скачать реферат по черчению без регистрации