Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном





Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

- 6 -

Комментарии

"Средиземноморская" стратегия Германии летом и осенью 1940 года до сих пор вызывает среди историков массу споров. Сегодня она воспринимается многими как эффективная альтернатива прямому вторжению в Англию через Ла-Манш. А в 1940 году многие германские военные не верили в реальность операции "Морской лев", считая ее заранее обреченной на провал. Всем было ясно, что за свой дом англичане будут сражаться до последнего. Господство же Королевского флота на море вокруг Британских островов буквально приводило в оцепенение немецких полководцев, со времен Первой Мировой войны привыкших относиться к морской мощи как к чему-то непостижимому и неподвластному их силе и разуму.

Естественно, что в этой ситуации возникает вопрос об альтернативе "Морскому льву" — иными словами, о непрямом способе поставить Англию на колени и принудить ее к диалогу на немецких условиях. Естественно, что для этого следовало в максимальной степени использовать абсолютное превосходство Германии в наземных войсках, а также наличие у англичан огромного количества колоний, слабо защищенных с суши.

Место операции было ясно с самого начала — Средиземное море, Северная Африка и Ближний Восток. С одной стороны, здесь у немцев имелся союзник — фашистская Италия, обладающая многочисленной армией и мощным (на первый взгляд) флотом. С другой — англичане имели в этом регионе обширные интересы, но совершенно недостаточные для их защиты силы. Египет, Палестина и лежащие за ней нефтяные поля Ирака так и просились в руки к немцам. Тем более, что позиции Германии восточнее Средиземного моря были на этот момент как никогда сильны — Сирия все еще контролировалась правительством Виши, а в Ираке существовало прогерманское лобби Рашида Али Гейлани (в апреле 1941 года Рашид Али совершит в стране переворот и в течение месяца будет вести с англичанами настоящую войну).

Наличие дополнительного плацдарма на Ближнем Востоке поставит под удар Кавказ и нефтяные районы Баку, что будет полезно в намечающейся войне с Россией, а заодно стимулирует вступление в войну Турции, и без того доброжелательно настроенной по отношению к Оси. Единственное условие: в Средиземноморье нельзя отправлять слишком много германских сухопутных сил. Не стоит также надолго перебрасывать сюда много самолетов. Конечно, с Советским Союзом существует пакт о ненападении — но кто знает, не придет ли Сталину в голову светлая мысль нарушить его первым?

Такова изначальная расстановка фигур на шахматной доске. Нельзя не признать, что немцы сыграли ими очень плохо. Целых полгода они продолжали мариновать силы и средства для ставшего уже фантомом "Морского льва" и безучастно наблюдали, как англичане в Киренаике акрами считают итальянских пленных, а британские торпедоносцы топят линкоры итальянцев прямо на их базе.

И все равно зимой 1941 года Германия была вынуждена перейти к активным действиям в этом регионе. Началось все с отправки на ТВД X авиационного корпуса, затем в Африку был отправлен корпус Роммеля, затем немцы одним ударом заняли Югославию и Грецию, потом попытались высадиться в Сирии и одновременно направили в Ирак целую эскадрилью. Вся эта цепь суматошных и разнонаправленных атак достойно увенчалась совершенно бессмысленной Критской воздушно-десантной операцией. Да, немцы добились здесь еще одной блестящей победы. И, несмотря на гордые заявления англичан об "огромных потерях среди германских десантников", довольно скромной ценой — всего четыре тысячи убитых и 2,5 тысячи раненых против тридцати тысяч захваченных в плен англичан и греков (не считая потопленных авиацией британских крейсеров и эсминцев).

Однако если бы те же силы, пусть и с меньшей внешней эффектностью, были брошены не на Крит, а на Мальту, конечный эффект оказался бы неизмеримо больше. Захват Мальты открывал возможность беспрепятственного снабжения войск в Северной Африке, захват же Крита, в свою очередь, давал очень немного. А если бы эту операцию решили провести не в мае 1941 года, а несколькими месяцами раньше?..

Первая и главная ошибка автора заключается в полном непонимании политической ситуации в Европе. Франко никогда не шел на поводу [50] у Гитлера. И даже если бы Гитлер согласился передать Франко Марокко и Оран, к чему он был явно не расположен, т.к. хотел их для себя{*}, Франко потребовал бы от него Тунис и Гибралтар, и этот торг продолжался бы до тех пор, пока Гибралтар не утратил бы свое значение вследствие победы одной или другой стороны. Франциско Франко, "Каудильо Испании милостью Божией", никогда не являлся фашистом, поэтому на интересы борьбы с "прогнившим Западом" ему было глубоко наплевать. Франко интересовала лишь собственная власть — ради нее он поднял мятеж, ради нее пошел на союз с фалангой, чтобы впоследствии подмять ее под себя. Он вовсе не горел желанием платить по каким-то долгам и ссориться с тем, кто в любом случае сильнее его, — особенно имея в своем тылу не до конца подавленное сопротивление и миллион заключенных в концлагерях. В отличие от Парижа, Гибралтар не стоил мессы — то бишь риска потерять то, что каудильо уже имел.

В свою очередь, Муссолини, который считал Гитлера чуть ли не младшим партнером, никогда не попросил бы и не принял у него помощи, не попав в действительно безвыходное положение.

Заметим также в скобочках, что Редер никогда не был таким уж сторонником средиземноморской стратегии, ибо забыл о ней сразу после ее предложения, в конце сентября... Незадолго до этого, а именно в мае, он точно так же предложил план войны против СССР. Реально же операция "Феникс" (захват Гибралтара) была отменена 9 августа 1940 года, когда Гитлер объявил Герингу, что их план неосуществим, так как плата, которую потребовал Франко (а именно — французские Марокко и Оран), слишком велика, и он не намерен больше это обсуждать.

Несколько позже, в 1942 году, Кессельринг пытался получить разрешение на проведение операции "Геркулес" (захват Мальты). Планировалось, что в первой волне парашютный десант 7-й дивизии захватит все три аэродрома, находящиеся между Гранд-Харбор и заливом Марсакслокк. На аэродромы будет высажена 22-я мобильно-десантная дивизия, вместе с парашютистами она должна была создать заслон для успешной высадки двух итальянских дивизий и полка танков KB в заливе Марсакслокк. Именно эту операцию описывает автор под названием "Сфинкс-2". Гитлер дал добро, и операция действительно началась. Однако после потери одной разведгруппы парашютистов и передовой группы итальянских десантников операцию остановили! Дело было в том, что Гитлер панически боялся повторения Крита, где англичане прямо-таки ждали немцев, стянув к месту высадки почти всю зенитную артиллерию региона (существует версия, что "Меркур" вообще был спланирован на основании дезинформации, подкинутой английской разведкой). Узнав о пропаже разведчиков и опираясь на имеющийся у него опыт, Гитлер полностью уверился в том, что это опять западня (и, судя по всему, был абсолютно прав). В 1941-1942 Мальта получила 5 крупных поставок противопехотных мин, причем три из них непосредственно перед операцией — это при том, что на острове наблюдался легкий голод и полное отсутствие топлива, а товары поставлялись исключительно с помощью подводных лодок и подводных минных заградителей.

Далее следует отметить, что представленный нашему вниманию сценарий возможной операции "Сфинкс" грешит массой натяжек, причем почти все они откровенно сделаны не в пользу Оси.

С другой стороны, хотя отказ от атаки Таранто и является формальным подыгрышем Оси, он весьма вероятен — с учетом того, что к 11 ноября 1940 года на аэродромах Южной Италии уже будут размещены германские самолеты, способные обнаружить и атаковать вражеское авианосное соединение еще в море. Причем далее автор проявил весьма большую благосклонность к англичанам. Вряд ли в подобной ситуации они смогли бы отделаться повреждением одного эсминца и двумя бомбовыми попаданиями в "Илластриес" — стоит вспомнить хотя бы итоги боя 10.01.1941. В нем "Илластриес" получил 7 прямых попаданий в палубу, а его 12 истребителей "фулмар" не смогли оказать никакого сопротивления атакующим пикировщикам.

В большинстве же случаев автор склонен откровенно "подыгрывать" англичанам. Часть таких моментов можно списать на обыкновенное везение, а также прекрасные боевые качества британских самолетов, танков, пехотинцев и т.д. Действительно, итальянские бронированные машины никуда не годились, а английская "матильда II" была едва ли не самым мощным танком первого периода войны. Но не стоит путать ее с "тридцатьчетверкой" и думать, что пехотный танк можно применять как крейсерский. Наряду с мощной броней (правда, стоявшей под нерациональными углами), "матильда II" имела очень слабую 2-фунтовую (40 мм) пушку, не годящуюся ни на что, кроме борьбы с легкой бронетехникой, максимальную скорость 26 км/ч и запас хода по пересеченной местности 130 километров. 40-мм бронебойный снаряд английской "двухфунтовой" пушки с легкостью пробивал броню почти всех немецких танков того времени, но, чтобы вывести из строя средний танк, обычно требуется 2-3 бронебойных снаряда такого калибра, — слишком уж мало в них взрывчатки.

Впрочем, куда важнее тот факт, что у Британии просто не было указанного количества таких машин. Все построенные к весне 1940 года танки этого типа (и большая часть пулеметных "матильд I") были потеряны в Дюнкерке, а другие просто еще не успели изготовить. К октябрю 1940 года англичане имели лишь около десятка "матильд II", и все они, естественно, сразу же отправлялись в Северную Африку.

Кроме того, стоит посмотреть на карту мира, чтобы осознать, что путь в Египет вокруг мыса Доброй Надежды очень долог и на преодоление его обычному транспортному пароходу потребуется полтора или два месяца, — а не пара недель, как выходит у автора. Вообще с сожалением следует отметить, что подобные несообразности в данной книге встречаются на каждом шагу. Происходит это от непонимания множества неочевидных взаимосвязей между хорошо заметными и всем известными вещами. Очевидно, что танки не могут ходить по болоту, что у них ограничен запас хода, что управляющие ими люди не железные и не могут по несколько дней обходиться без сна. Но не все болота отмечены на карте полушарий, а реальные (не парадные) характеристики той или иной техники можно найти лишь в специальных справочниках — как и действительные, а не выдуманные в Министерстве Правды численность войск и цифры потерь сторон. Тем не менее в следующей главе мы увидим, как немецкие танки совершают бравый многосоткилометровый марш по болотам. Поверьте, это ничуть не менее эффектно, чем войсковой транспорт, мчащийся со скоростью торпедного катера!

Не стоит забывать, что многие громкие подробности блестящих побед британского, германского, советского, японского и, в особенности, американского оружия существуют только в мемуарах и победных реляциях. Историк, использующий только подобные источники и не дающий себе труда заглянуть в работы, сделанные с использованием хоть как-нибудь проверенных данных и применением хотя бы зачатков анализа, вызывает в лучшем случае жалость, в худшем — брезгливое раздражение. Возможно, в мае 1941 года в бою за перевал Хальфайя какая-то рота английских танков и добилась определенного успеха, однако называть это разгромом 5-й легкой дивизии немцев может только журналист — но ни в коем случае не профессионал, поставивший себе целью выяснить, как оно было на самом деле. Или как могло быть. А для этого необходимо здраво оценивать любую одностороннюю информацию и знать, где ее можно проверить. В частности, человек, профессионально занимающийся историей войны в Северной Африке, должен быть осведомлен о том, что всего полмесяца спустя при попытке нового наступления с целью деблокировать Тобрук англичане потерпели в районе прохода Хальфайя сокрушительное поражение, потеряв 100 танков из 300. Причем 80 из них впоследствии были отремонтированы немцами и включены Роммелем в состав своих частей.

Не будем придираться к поразительным успехам британской разведки, в нужный срок поставлявшей самые достоверные сведения о последних планах германского командования, — что давало возможность размещать наличные силы наиболее оптимальным образом. Вспомним лишь, что американцы еще в 1940 году сумели "расколоть" ведущий шифр, которым пользовался японский флот. Впоследствии это обеспечило им успех ряда операций (в том числе уничтожение адмирала Ямамото в 1943 году), но не спасло от сокрушительных поражений первого года войны.

Бой у мыса Матапан изображен у автора достаточно корректно. В принципе, итальянские силы имеют перевес — у них больше крейсеров и эсминцев, а скорость линейного отряда выше, по крайней мере, на 3 узла. С другой стороны, итальянцы совершенно не умеют управлять своими силами и полностью лишены инициативы.

А вот с высадкой на Мальту ситуация вышла бы как раз обратная. Можно много рассуждать о храбрости и стойкости английских солдат, приводя в пример огромные потери немецких парашютистов на Крите. Но не стоит забывать, что во время Критской операции обороняющаяся сторона до самого конца операции как минимум в два раза превосходила атакующую: 22 тысячи немцев в двух десантных дивизиях против 32 тысяч англичан и 14 тысяч греков. Однако при реконструкции предполагаемой высадки на Мальте автор дает обратное соотношение сил — три немецкие и две итальянские дивизии против четырех английских бригад. Трудно сомневаться в том, что при таком раскладе операция на Мальте прошла бы куда более гладко, нежели Критская. Исходя из опыта Крита, можно предположить, что высадки с моря не потребовалось бы вообще.

Таким образом, можно сказать, что автор показал нам едва ли не самый неблагоприятный для германских войск сценарий развития событий в случае принятия плана "Сфинкс". Можно сказать, что неудачи преследуют немцев на каждом шагу, англичане же одерживают такие победы, каких им не удавалось добиться в подобной ситуации ни разу. Но что мы видим в результате — полный разгром британских сил в Средиземноморье и практически беспрепятственное продвижение войск Оси на Ближний и Средний Восток! Что, кстати, дает им некоторый шанс оказать помощь итальянским войскам в Эритрее до их окончательного разгрома.

Таким образом, операция "Сфинкс" прошла максимально жесткую "проверку на прочность". Думается, что вывод можно считать однозначным — с опозданием обратив внимание на Средиземноморский ТВД, руководство фашистской Германии допустило одну из главных своих ошибок. Не исключено, что именно эта ошибка стала для Гитлера роковой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru