Главная

Биография

Приказы
директивы

Речи

Переписка

Статьи Воспоминания

Книги

Личная жизнь

Фотографии
плакаты

Рефераты

Смешно о не смешном




Раздел про
Сталина

раздел про Сталина

Макси К. Упущенные возможности Гитлера

 

- 4 -


Операция "Сфинкс"

Новая концепция

С самого начала планирования операции "Морской лев" — предполагаемого вторжения в Соединенное Королевство — Адольф Гитлер чувствовал, что она никогда не будет осуществлена. 31 июля 1940 года, спустя три недели после того, как "Люфтваффе" начали борьбу за господство в воздухе над южной Англией, фюрер германской нации собрал командующих родами войск в Бергхофе и обратился к ним с речью. Он потребовал выработать альтернативную стратегию, которая позволила бы усадить за стол переговоров упрямую администрацию Черчилля. Основная мысль, изложенная фюрером, звучала так: "В случае отказа от вторжения на Британские острова наши усилия должны быть направлены на уничтожение факторов, позволяющих сейчас Англии надеяться на изменение ситуации к лучшему".

Надеждой Англии, заявил он, являются Россия и Америка. Если надежда на Россию исчезнет, то Америка также отпадет от Англии. "Россия должна быть ликвидирована. Чем скорее мы разгромим Россию, тем лучше. Операция только тогда будет иметь смысл, если мы одним стремительным ударом разгромим государство". Вся советская система есть не что иное, как ветхий сарай из прогнившего дерева; вермахту достаточно посильнее пнуть дверь, чтобы все сооружение развалилось. Если вторгнуться в Россию в мае 1941 года, то всю кампанию можно завершить еще до начала зимы, за пять месяцев.

Многие из присутствующих на совещании понимали, что, хотя германская армия оснащена достаточно хорошо, она еще не готова к длительной войне. Если расчеты фюрера окажутся неверными, Германия окажется втянутой в затяжную войну, бесперспективность которой была очевидна всем. В числе тех, кто был согласен с альтернативной стратегией фюрера и промолчал, был гросс-адмирал Эрих Редер — главнокомандующий военно-морским флотом, занятый текущими приготовлениями к "Морскому льву". Именно Редеру пришлось указать присутствующим на то, что в ходе вторжения в Норвегию надводный флот понес очень серьезные потери, поэтому в намеченной операции "Морской лев" способен обеспечить лишь ограниченную поддержку войскам и слабое прикрытие районов предполагаемых высадок на южном побережье Англии. Кроме того, само осуществление подобной высадки возможно лишь в определенные периоды времени, когда величина прилива, ветер, волнение и фазы луны будут способствовать операции. С приближением осени эти "окна" станут короче, а потом и вовсе исчезнут до наступления весны. А к тому времени Великобритания будет куда лучше готова встретить вторжение.

Стратегия Редера

Как и Гитлер, Редер имел серьезные сомнения в осуществимости "Морского льва". Он был согласен с мнением фюрера, что Великобританию вполне возможно одолеть одними лишь непрямыми действиями. Подводный флот Германии еще не добился впечатляющих результатов в Атлантике, поэтому полная блокада Британских островов — или хотя бы нечто близкое к ней — мыслилась лишь в довольно отдаленном будущем. Чтобы ускорить выполнение этой задачи, Редер обратился к рейхс-маршалу Герману Герингу, главнокомандующему "Люфтваффе", с предложением сосредоточить усилия одного или более воздушных флотов на полном разрушении порта Ливерпуль. С тех пор, как Лондон и порты восточного и южного побережий оказались в значительной степени бездействующими, через Ливерпуль шла значительная часть грузов и военных материалов, поступающих в Соединенное Королевство. Тем самым этот порт стал стратегическим козырем, важность которого была неоценима. Когда суда, избежавшие атак подводных лодок, просто нельзя будет разгрузить, способность Британии вести войну окажется подорвана — и таким образом англичане станут куда более восприимчивы к мирным предложениям. Но Геринг счел оскорблением вмешательство в дела своих "Люфтваффе" и продолжил над южной Англией битву на истощение.

К середине сентября "Люфтваффе" по-прежнему не добились требуемого результата. В конце концов все удобные для переправы через Канал сроки прошли, и Гитлер отложил проведение операции "Морской лев" на неопределенное время. Десять дней спустя Редер добился аудиенции у фюрера и в общих чертах изложил свое видение дальнейшей стратегии.

Сначала Редер согласился с главным утверждением фюрера — проблему непреклонной позиции Черчилля нельзя решить прямыми действиями. С другой стороны, как подчеркнул гросс-адмирал, позиции англичан наиболее уязвимы в Средиземноморском регионе, через который лежит путь к нефтяным районам Ближнего и Среднего Востока. И так уж совпало, что именно в этом районе англичане пока не спешили с активными действиями, а концентрировали силы для проведения своей традиционной политики — уничтожения слабейшего члена враждебного альянса. В данном случае жертвой предстояло стать Италии.

Заметив короткий кивок Гитлера, Редер решил акцентировать его внимание на главном.

— Военные аспекты нашего союза с Италией слишком сильно напоминают наш союз с Австро-Венгерской империей в прошлую войну. Если припомнить, то тогда мы говорили, что она висит у нас на шее мертвым грузом. Мой фюрер, при всем своем уважении к дуче я осмелюсь предположить, что нынешняя ситуация во многом схожа с той.

Гитлер помолчал, недолго подумал и попросил Редера развить тему.

— Италия, по-видимому, совершенно не замечает нависшей над ней опасности, — продолжил гросс-адмирал. — А тем временем Германия вынуждена бороться с Великобританией всеми имеющимися у нас средствами, иначе американская помощь скоро восстановит способность англичан вести наступательные действия. По этой причине вопрос о Средиземноморье должен быть решен не позже зимы. Во-первых, я предлагаю обезопасить наш правый фланг, захватив при участии Испании Гибралтар. На следующем этапе следует захватить Мальту: это даст нам контроль над коммуникациями в Центральном Средиземноморье. Затем мы сможем отправить морем войска в Северную Африку, где они станут острием наступления армий стран Оси, имеющего целью установить контроль над Суэцким каналом. На завершающей стадии можно будет продолжить наступление через Палестину и Сирию, что выведет нас к турецкой границе. Турция окажется в нашей власти, кроме того, мы сможем нанести удар по нефтяным промыслам Ирака и Персии. Тогда проблема России предстанет совершенно в ином свете. Судя по всем признакам, Россия напугана нами — поэтому вряд ли даже понадобится наступление на нее со стороны Турции. Значит, мы избежим опасности вести затяжную войну на два фронта. Я полагаю, эти действия убедят англичан, что глупо и далее продолжать бороться против нас. Особенно, если одновременно нам удастся разместить базы подводных лодок на Канарских островах и островах Зеленого Мыса, что еще туже затянет удавку на линиях морских перевозок.

Хотя ответ Гитлера был сдержанным, Редер видел, что победил.

— Я согласен с общим направлением ваших рассуждений, хотя есть несколько затруднений политического плана, которые потребуется преодолеть на самом высоком уровне, — сказал фюрер. — Между синьором Муссолини и мною имеется предварительная договоренность, что Средиземноморье останется его зоной ответственности. Вы знаете, он крайне чувствителен к вопросам, затрагивающим его личный престиж и честь. Тем не менее я полагаю, что дуче возможно убедить действовать сообща, если предложить расширить его Новую Римскую империю за счет одной из французских колоний — хотя бы Туниса. Что же касается Испании, то генерал Франко обязан нам обоим — и дуче, и мне — за ту значительную помощь, которая была оказана ему во время гражданской войны. Придет пора платить долги, сколь бы ему ни хотелось остаться вне игры. Наградой Франко послужит возвращение Испании Гибралтара — конечно, по завершении военных действий. Думаю, это удовлетворит исторические амбиции Испании. В сложившихся обстоятельствах я немедленно отдам ОКБ приказ в недельный срок подготовить совещание с главами родов войск и их начальниками штабов. На нем и будет обсуждено ваше предложение.

Оценка и планирование операции "Сфинкс"

Заседание состоялось 4 октября. Гитлер поблагодарил Редера за идеи, которые, по его словам, практически совпадали с собственными мыслями фюрера по этому вопросу. С этого момента новый стратегический план получает наименование "Сфинкс". Он, Гитлер, будет очень рад выслушать первые замечания по общей концепции операции.

Почти сразу же поднялся фельдмаршал Вальтер фон Браухич, главнокомандующий сухопутными войсками. Человек ранимый, он не любил вступать в конфронтацию с фюрером, чей бурный гнев на несколько дней выбивал его из душевного равновесия. Тем не менее в своем деле он являлся профессионалом и при необходимости был готов решительно отстаивать свою позицию.

— Фюрер, в документе, подготовленном ОКБ, нет упоминания о вероятном сопротивлении, которое будет оказано силами вишистской Франции, когда мы поведем войска через их территорию в Испанию, — заметил он. — Полагаю, это обстоятельство требует пояснений.

Реакция Гитлера, бывшего ефрейтора, ставшего полководцем, отличалась нетерпимостью:

— Это обстоятельство не упоминалось по той простой причине, что оно совершенно неуместно! Я лично проинформировал маршала Петена, что не только малейшая попытка к сопротивлению будет безжалостно подавлена, но что и сама Франция, как он ее понимает, в таком случае перестанет существовать! Кроме того, французы не забыли, как англичане бросили их под Дюнкерком, и они никогда не забудут, как в июле Королевский флот уничтожил их эскадру в Оране под тем предлогом, что французские корабли могут попасть к нам в руки. А тот, кто воображает, будто у французов до сих пор осталась хоть малейшая благодарность к бывшему союзнику, ничем не лучше пустоголового болвана!

Браухич сел на место, и Гитлер попросил трех начальников родов войск сообщить их разведывательные данные, касающиеся общей ситуации на Средиземноморье. Первым выступил Редер, дав оценку находящихся здесь сил британского Королевского флота — 7 линкоров, 2 авианосца, 8 крейсеров, 37 эсминцев, 8 подводных лодок и небольшие силы мониторов и канонерских лодок. Эти силы разделены между соединением "Н" в Гибралтаре и Средиземноморским флотом адмирала Каннингхэма в Александрии. Благодаря активности итальянской авиации, Королевский флот вынужден был покинуть свою базу на Мальте. Итальянский ВМФ включает в себя 6 линкоров, 21 крейсер, 50 эсминцев и 100 подводных лодок. До сих пор он избегал генерального сражения с Королевским флотом, всегда уклоняясь от боя после обмена несколькими залпами. На счету итальянских подводников есть несколько успехов, но их число несоизмеримо с численностью подводных лодок. Воздушную поддержку военно-морских операций обеспечивают итальянские ВВС, насчитывающие около 2000 самолетов, базирующихся на аэродромах в Центральном Средиземноморье и на островах Додеканес ...Судя по всему, взаимодействие между авиацией и флотом налажено плохо.

Браухич доложил, что британский главнокомандующий на Ближнем Востоке генерал сэр Арчибальд Уэйвелл в своем распоряжении имеет войска численностью около 50000 человек, рассредоточенные на обширном участке от сирийской границы до Судана. Самая мощная группировка в 36000 располагается в Египте. В ее составе находится хорошо обученная, но не полностью укомплектованная 7-я бронетанковая дивизия, а также 4-я индийская дивизия и несколько пехотных бригад — одна из них по причине царящих в Египте антианглийских волнений вынужденно отвлечена для выполнения полицейских функций. Сейчас в Палестине разгружается 6-я австралийская дивизия, еще несколько недель она не будет готова к боевым действиям. В ходе минувшей войны австралийские части показали себя грозным и упорным противником, и нет причин полагать, что новоприбывшие войска в этом отношении чем-то отличаются.

В Восточной Африке, где в августе итальянцы оккупировали Британское Сомали, они имеют 200000 человек. В Северной Африке у маршала Родольфо Грациани в наличии 250000 человек. В сентябре он на 100 километров углубился в Египет, остановившись у Сиди-Баррани, приблизительно на полпути от основной оборонительной позиции англичан у Мерса-Матрух. Затем итальянцы зарылись в землю, теперь цепь их укрепленных лагерей протянулась на юго-запад в глубь пустыни. Армия Грациани состоит из пехотных дивизий, не оснащенных достаточным количеством транспорта, и не подходит для механизированной войны — не говоря уже о войне в пустыне. Танкетки CVS оказались менее полезны, чем устаревшие Pz.I. Помимо танкеток у итальянцев наличествует лишь одна бронетанковая часть — полковая группа средних танков М11, причем из-за неудачной конструкции половина этих танков постоянно находится в ремонте. Итальянская артиллерия хорошо обучена, но ее оснащение не отвечает современным требованиям. По общему впечатлению полковника Хегенраймера, офицера связи вермахта в Северной Африке, итальянцы не любят пустыню и опасаются упорства англичан. Известно, что даже некоторые старшие офицеры итальянской армии с тревогой отзывались о решимости англичан "сражаться до последнего". Нельзя сказать, что данное обстоятельство способствует повышению боевого духа итальянцев.

— В свете этого, — заключил Браухич, — я полагаю, что сама по себе армия Грациани не в состоянии нанести серьезный удар по англичанам. Боюсь, что куда более вероятно развитие событий в противоположном направлении, и это очень быстро обернется большой катастрофой. Лишь исключительно по этой причине я поддерживаю использование предложенной средиземноморской стратегии.

Рейхсмаршал Геринг сообщил собравшимся, что к началу войны в Средиземноморье Королевские ВВС имели здесь небольшое число эскадрилий, причем оснащенных устаревшими средними бомбардировщиками "бомбей", легкими бомбардировщиками "бленхейм" и истребителями-бипланами "гладиатор". С тех пор в Египет по воздушному мосту через Западную Африку начали прибывать истребители "харрикейн". Геринг заявил, что для него нет никаких сомнений, что RAF на Ближнем Востоке будут сметены в первые же дни операции "Сфинкс". В Средиземноморье следует перебросить силы и средства двух воздушных флотов. Действуя с баз в Испании, на Балеарских островах, в Сардинии, Южной Италии, Сицилии, Ливии, а со временем — и в Египте, "Люфтваффе" будут господствовать в небе над всей зоной боевых действий. Эскадрильи уязвимых пикирующих бомбардировщиков "штука", которые во время сражения над Англией действовали не в полную силу, вновь скажут свое решающее слово в боях на суше и на море.

Под конец доклада рейхсмаршала между Редером и Герингом вспыхнул довольно жаркий обмен мнениями по поводу торпедоносцев, а точнее — их недостаточной численности. Конец спору положил Гитлер, который выразил желание подробно ознакомиться со всеми значимыми составляющими операции "Сфинкс".

Как полагал Браухич, для атаки Гибралтара большую часть требующихся пехотных частей должны предоставить испанцы, а непосредственная задача по подавлению крепости будет возложена на немецкую тяжелую артиллерию. По его просьбе генерал Карл Беккер, командующий артиллерией, сообщил собравшимся, что он планирует массированное применение сверхтяжелых пушек "бруно", установленных на железнодорожные платформы. Эти орудия будут вести обстрел крепости через залив со специально проложенных в районе Альхесираса железнодорожных веток. Калибр пушек варьировался от 238 до 283 мм, они были способны посылать снаряды весом от 9400 до 15000 килограммов на дальность от 20 до 36 километров. Особенно эффективными будут бетонобойные снаряды — не только из-за сильно укрепленной обороны, но еще и по другой причине. Гибралтар не имел ни одного природного источника воды, и потому англичане соорудили на склоне Гибралтарской скалы большие бетонные водосборные площади, соединенные с подземными цистернами. По предварительным оценкам, гарнизон Гибралтара будет принужден сдаться через три недели.

Гитлер, всегда интересовавшийся военной техникой, спросил у Беккера, возможно ли включить в план какое-либо более тяжелое орудие, которое еще разрабатывается. Беккер ответил, что 800-мм пушка "Густав" на железнодорожной базе будет готова не ранее 1942 года. Однако изготовление первой 600-мм самоходной мортиры "Карл" из запланированной на декабрь серии в несколько таких установок возможно осуществить немного раньше намеченного срока. Это позволит использовать мортиру на завершающих стадиях осады.

Затем присутствующие обратили свое внимание на Мальту. Все были согласны с тем, что многие из приготовлений к "Морскому льву" вполне возможно использовать при проведении операции "Сфинкс". Десантные баржи будут отправлены на юг по внутренним водным путям. В качестве ударной силы при штурмовой высадке можно будет использовать как плавающие варианты танков Pz.II, так и "ныряющие" модификации [31] Pz.III и Pz.IV. Эти последние должны спускаться с десантного судна у берега и, используя шнорхель, выходить на берег прямо по морскому дну. Приличия ради стоит привлечь к активным действиям Италию. Действия итальянского ВМФ и германских и итальянских ВВС должны до поры до времени отвлечь внимание англичан и их Средиземноморского флота от готовящейся операции. Редер особо подчеркнул малое число пригодных для высадки районов, которые, несомненно, будут сильно защищены. Более того, он предполагал, что морское дно и неподходящие для выхода на берег участки могут серьезно уменьшить роль танков, и настоял на необходимости сбора разведданных, касающихся характеристик побережья. К счастью, в Средиземном море почти не требовалось учитывать условия приливов — их роль и влияние на высадку были значительно меньшими, чем в Канале. Подводя итог, Редер высказал предположение, что операция, хотя и будет стоить дорого, в итоге окажется успешной.

Согласившись с этим суждением, Браухич тем не менее предложил перед основной высадкой выбросить в тыл защитникам острова 7-ю парашютную дивизию генерал-майора Курта Штудента — если на это согласны "Люфтваффе". Парашютный десант, несомненно, посеет хаос и смятение и уменьшит противодействие, которое будет оказано на берегу, — особенно если сразу после захвата аэродрома будет осуществлена высадка 22-й воздушно-мобильной дивизии. Дело было лишь в высоком риске всей этой операции.

Геринг возмущенно заявил, что его парашютисты готовы пойти на любой риск — разве не так было в мае, во время завоевания Голландии, когда они намного облегчили задачу армии? Правда, никогда прежде не предпринималась попытка высадить воздушный десант на остров, но подобная задача вполне по плечу дивизии Штудента. Насколько он понимает ситуацию, островной гарнизон по общей численности немногим превышает две бригады, в него также входят не слишком подготовленные крепостные войска и матросы, а поддерживают эти части всего несколько легких танков.

Под конец совещания обсудили третью фазу операции "Сфинкс" — участие в Североафриканской кампании. Генерал-майор Вильгельм фон Тома только что вернулся из ознакомительной поездки в Западную пустыню. Он отметил, что при господстве на море британского Королевского флота снабжение значительного германского контингента, равно как и главных сил итальянской армии, будет попросту невозможным. Генерал фон Тома считал, что на этом этапе Германия должна выставить четыре танковые или механизированные дивизии, поскольку это тот минимум, который требуется для наступления, и тот максимум, который нужен для сохранения нынешней ситуации. Стоит лишить англичан господства на море, добавил он, и тогда при необходимости можно будет усилить эти соединения другими.

Возник вопрос, кого назначить командующим немецким контингентом. Было предложено несколько имен, но Гитлер, твердый как кремень, настоял на своей кандидатуре: генерал-майор Эрвин Роммель должен быть повышен в звании и назначен на эту должность. Генерал-полковник Франц Гальдер, похожий на академика начальник Генерального штаба сухопутных войск, был против. Роммель склонен к авантюрам и не соблюдает субординацию — утверждал он. Гитлер резко ответил, что в ходе минувшей кампании авантюризм Роммеля имел результатом захват 97000 пленных и 341 орудия. Кстати, поскольку, опять-таки вежливости ради, номинально он будет нести ответственность перед Commando Supremo Муссолини, то здесь требуется именно неуправляемый подчиненный.

На этом Гитлер закрыл совещание, отдав распоряжения, что первая фаза операции "Сфинкс" должна начаться в шестинедельный срок.

Встреча Гитлера и Муссолини

Вечером 4 октября Гитлер отбыл на Бреннерский перевал, чтобы лично обсудить с Муссолини состояние дел. Итальянского дуче пересмотренная германская стратегия поначалу несколько ошеломила, но он согласился с ней. В конце концов, в случае удачи Италия станет главенствующей силой на Средиземноморье. Муссолини согласился на совместные действия с Германией, оговорив собственную доминирующую роль и надлежащее признание вооруженных сил Италии, а также настояв, что и Мальта, и Тунис станут итальянскими колониями. Гитлер без колебаний согласился с его запросами и заверил своего соратника-диктатора, что единственная его забота — консолидация союза стран Оси. Иных действий на дипломатическом уровне почти не требовалось, так как у Гитлера уже состоялась тайная встреча с генералом Франко, и тот дал обещание о сотрудничестве — по крайней мере до тех пор, пока дело касается Гибралтара и Канарских островов.

Англичане получают предостережение

Немецкие приготовления, укрытые плотной завесой секретности, шли полным ходом. Однако их почти сразу отметили несколько английских разведывательных организаций. Службы перехвата "Y" и "Ультра" из потока сообщений постоянно выхватывали ссылки на кодовые наименования "Сфинкс-1", "Сфинкс-2" и, в меньшей степени, — на "Сфинкс-3". Через несколько дней стало ясно, что "Сфинксом-1" обозначается переброска немецких войск и частей "Люфтваффе" в Испанию. Перехваты со ссылкой на "Сфинкс-2" по большей части касались передислокации значительных сил "Люфтваффе" на итальянские аэродромы в Центральном Средиземноморье. Цель "Сфинкса-3" поначалу оставалась неясна. Но стоило только мысленно продолжить два предыдущих этапа, как логика неизбежно приводила к единственному выводу — речь идет о подключении Германии к Североафриканской кампании.

Эти дедуктивные заключения были подкреплены иными разведывательными источниками. В Северной Франции, Бельгии, Голландии, Дании и Норвегии стало заметно меньше сил "Люфтваффе". Агенты во Франции сообщали, что гражданское железнодорожное сообщение между Реном и Пиренеями полностью нарушено, также они отмечали исчезновение флота десантных барж, который во время подготовки к вторжению в Англию был собран в портах Ла-Манша. Неожиданным источником информации оказалось советское посольство в Лиссабоне, в которое сходились нити управления разветвленной и многочисленной разведывательной сетью в Испании. В число ее агентов входили те, кто поддерживал коммунистов и не хотел мириться с их поражением в недавней гражданской войне.

С севера на юг Испанию пересекали многочисленные орудия на железнодорожных платформах и поезда, везущие секции путей, в сопровождении частей, хотя и одетых в испанскую форму, но, без сомнения, немецких. Вокруг Альхесираса шло интенсивное железнодорожное строительство — этот факт подтвердили разведывательные полеты самолетов из Гибралтара. Это большое достижение разведки в свою очередь совершенно затмила другая удача. Английский военный атташе в Берне сообщил, что источник, имеющий контакты на высоком уровне с антифашистами в самом ОКБ, передал ему полный детальный план всей операции "Сфинкс". Этот человек, который предпочел скрыться под псевдонимом "Люси", сам был немцем-антинацистом, а теперь являлся гражданином Швейцарии. Он и раньше снабжал сведениями о готовящихся немецких вторжениях в Норвегию, Данию и Восточную Европу, и эти сведения, хотя на них и не реагировали, оказывались абсолютно достоверными.

Эти сведения были переданы в Лондон, где на совещании Военного кабинета 21 октября было единодушно признано, что Гитлер решил основной упор в войне перенести на Средиземноморье. Начальник штаба при Комитете обороны империи генерал сэр Гастингс Исмей информировал Черчилля: нельзя ожидать того, что Гибралтар продержится долго.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

    Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru