Главная

Биография Сталина

Статьи
Воспоминания

Статьи о Великой Отечественной войне

Книги о войне, о Сталине

Стихи о Сталине

Личная жизнь Сталина

Рефераты

Фотографии
плакаты

Смешно о не смешном

Полное собрание сочинений:
сочинения. том 1
сочинения. том 2
сочинения. том 3
сочинения. том 4
сочинения. том 5
сочинения. том 6
сочинения. том 7
сочинения. том 8
сочинения. том 9
сочинения. том 10
сочинения. том 11
сочинения. том 12
сочинения. том 13
сочинения. том 14
сочинения. том 15
сочинения. том 16


Мухин Ю.И."Убийство Сталина и Берия"

[302]

Глава 7.

Правосудие от Хрущева до наших дней:
профессиональные мерзавцы

 

 

[303]

В чем Берия обвиняли официально

     Итак, после июльского 1953 г. Пленума ЦК КПСС было объявлено, что Берия возглавил заговор с целью захвата власти в СССР, а через 6 месяцев Специальным судебным присутствием Верховного суда Союза СССР (органом, который выносил окончательные, не подлежащие обжалованию приговоры) дело Берия и первой партии "заговорщиков" было якобы рассмотрено. Все были признаны виновными и расстреляны.

     Напомню, что в первую партию жертв попали довоенный заместитель Берия в НКВД, на тот момент министр государственного контроля В.Н. Меркулов, первый заместитель министра внутренних дел Б.З. Кобулов, начальник управления контрразведки Советской Армии и ВМФ в МВД С.А. Гоглидзе, министры МВД Грузии и Украины В.Г. Деканозов и П.Я. Мешик и начальник следственной части по особо важным делам Л.Е. Влодзимирский.

     Процесс был закрытый, все обвиняемые были признаны виновными по статьям 581"б" ("шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага"), 588 ("совершение террористических актов"), 5811 ("всякого рода организационная деятельность… участие в организации"). Кроме этого Л.П. Берия был признан виновным по ст. 5813 ("активная… борьба против рабочего класса… при царском строе или у контрреволюционных правительств") и в изнасиловании множества женщин.

     По идее, нам надо бы рассмотреть все эти обвинения, но по счастью нам эту работу сильно сократили писатель К.А. Столяров и бывший заместитель генерального прокурора СССР генерал-лейтенант юстиции А.Ф. Катусев. Столяров написал книгу "Палачи и жертвы"{Л70}, а генерал-лейтенант Катусев ее прокомментировал. Оба этих автора – типичные капээсэсовские предатели. Они в свое время вступили в партию и получили от нее все, что хотели, но в 1991 г. они предали и КПСС, и СССР, а посему люто ненавидят и партию, и Родину, и пытаются обгадить их, как могут.

     Обычно такого рода историки исходят поносом на период до 1953 г., а потом делают снисхождение, дескать, при Хрущеве

[304]
началась "оттепель". А Столярову и Катусеву надо обгадить именно свою Родину – СССР – и после 1953 года. Поэтому они выбрали дело Берия, но показали то, чего они и сами, по сути, не поняли, – какими же были в СССР мерзавцами все эти генерал-лейтенанты юстиции и прочие судьи.

     Так, к примеру, генерал-лейтенант юстиции Катусев, еще не начав рассмотрение обвинения Л.П. Берия, предваряет его словами: "Прямо скажу, что для меня как юриста нет вопроса в том, были ли уголовными преступниками Берия, Меркулов и остальные подсудимые". Вот такие у нас были и есть прокуроры – еще и дела не видели, а уже знают, что человек – преступник.

Измена Родине

     В каком преступлении обвиняет Берия генерал-лейтенант, мы рассмотрим позже, а сейчас только подчеркнем, что Катусев начал свое исследование приговора по делу Берия в твердой уверенности, что Берия – преступник, т.е. Катусев будет заведомо врать и искажать все факты в обоснование своей уверенности. Для нас это хороший свидетель. Итак, дадим ему слово.

     "Берия, в частности, признан судом виновным в измене Родине, в организации заговорщической группы с целью захвата власти и установления господства буржуазии, в совершении террористических актов против преданных партии и народу политических деятелей и в связях с иностранной разведкой до момента разоблачения и ареста. Наряду с этим Берия и другие осужденные пытались активизировать остатки буржуазно-националистических элементов в союзных республиках, посеять вражду и рознь между народами СССР и в первую очередь подорвать дружбу народов СССР с русским народом.

     Как видите, обвинений много, поэтому начну по порядку.

     Состав такого преступления, как измена Родине, совершенная военнослужащим (статья 581"б" УК РСФСР в редакции 1926 г.), – а Берия, напомню, имел воинское звание Маршала Советского Союза – предусматривает действия, направленные в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости и неприкосновенности его территории с прямым контрреволюционным умыслом.

     Содержались ли в деяниях Берии признаки этого преступления?

[305]

     Берии вменялось в вину, что летом 1941 г. он втайне от Советского правительства хотел установить связь с Гитлером через посла Болгарии в СССР Стаменова, пытаясь начать мирные переговоры и предлагая уступить гитлеровской Германии Украину, Белоруссию, Прибалтику, Карельский перешеек, Бессарабию, Буковину: ценою этих территориальных уступок и порабощения советских людей Берия добивался предательского соглашения с Гитлером.

     Такой факт имел место. И выбор посредника не был случайным, ибо по существовавшей в то время договоренности советские интересы в Германии представляла Швеция, а германские в Москве – Болгария. Но каковы были истинные намерения Берии?

     На следствии и на судебном заседании Берия заявлял, что получил от Сталина задание "через Стаменова создать условия, позволяющие Советскому Правительству сманеврировать и выиграть время для собирания сил", но его словам не поверили.

     Недавно по жалобе ранее осужденного П.А. Судоплатова Главная военная прокуратура возобновила следствие по одному из старых уголовных дел и установила, что в 1941 г. Берия вызывал к себе руководителя разведывательно-диверсионной службы НКВД СССР и со ссылкой на Сталина давал указание встретиться с послом Стаменовым, чтобы – цитирую документ – "подсунуть немцам дезинформацию в расчете на то, что таким образом удастся задержать наступление и дальнейшее продвижение германо-фашистских войск".

     Установлено также, что, помимо Берии и непосредственного исполнителя, в замысел этой операции был посвящен Молотов и что Стаменов, будучи искренним приверженцем Советского Союза, никаких действий в этом направлении не предпринял. Более того, Стаменов заявил представителю НКВД П.А. Судоплатову, что не станет передавать унизительных для СССР предложений, так как уверен в победе Красной Армии над фашистской Германией. Поскольку раскрыть Стаменову дезинформационный характер операции было невозможно, история не имела продолжения".

     Оставим Катусева и представим себя на месте судей. Допустим, мы ничего не знаем о миссии Судоплатова. Но как Берия один, без Советского Правительства, мог добиться "соглашения с Гитлером"? На кой хрен он Гитлеру был нужен? Ведь если бы Гитлер с кем и переговаривал, то только с Правительством СССР, чьи действия ратифицирует Верховный Совет – Парламент.

[306]

     Прежде, чем обвинить Берия в подобном, нужно было сначала доказать, что летом 1941 г. Берия собирался захватить власть и в Правительстве и Верховном Совете СССР одновременно, ведь только после этого немцам имело смысл с ним разговаривать. Но у Руденко, прокурора на процессе, не хватило ума обвинить Берия еще и в захвате власти в 1941 году. А может, лень было – у подонков-судей ведь и такое обвинение прошло.

     "Обвинение Берии в том, что он в 1942 г. хотел пропустить немецкие войска через Кавказский хребет для захвата Баку, базировалось только на свидетельских показаниях отдельных военачальников, утверждавших, что подсудимый воспрепятствовал выдвижению на передовые позиции двух воинских частей НКВД, и представляется мне весьма спорным, ибо наличие маневренных резервов для локализации возможных прорывов врага, по мнению специалистов, было не менее важным, чем прочность первой линии обороны на перевалах.

     А теперь перейдем к обвинению в заговоре. Надо сказать, что заговор с целью захвата власти является наименее исследованной юристами формой измены Родине, потому что практика – достаточно сослаться на громкие процессы тридцатых годов – не дала правовой науке того материала, который был бы пригоден для обобщений и аргументированных выводов. Однако не вызывают споров три обязательных признака заговора: 1) наличие двух или более лиц; 2) наличие соглашения между ними относительно совместной деятельности; 3) наличие цели захвата власти в центре и на местах.

     Так вот, со всей ответственностью берусь утверждать, что в деле Берии и других есть лишь первый признак, тогда как оставшиеся два не подкреплены сколько-нибудь вескими доказательствами, подразумевая под этим не только намерение реставрировать капитализм в СССР, но и само стремление захватить власть путем переворота. Какого числа, в каком месяце и в каком году Берией намечался день мятежа? Кто готов был участвовать в нем? Какие силы собирались для этого использовать? Не ищите ответов на названные вопросы – в материалах дела Берии их нет" – продолжает Катусев.

     В этом эпизоде Катусев уже начинает извращать дело. Ему хочется, чтобы все думали, что открытые процессы 1936-1938 гг. над заговорщиками были, дескать, сфальсифицированы. Поэтому практика, по Катусеву, якобы не дала необходимого материала для обобщения.

[307]

     На самом деле она их дала и главным образом в том, что заговорщики, прежде всего, делят власть – посты в будущем Правительстве. В деле Берия нет и намека на это; Руденко даже в голову не пришло придумать Берия новую должность после "захвата им власти". Ничего, подонки-судьи и так убили невиновных.

     "В действиях Берии после смерти Сталина просматривалось лишь желание расширить сферу своего влияния, потеснить соперников, однако для обвинения в заговоре это, конечно, не довод.

     Ни обвинительное заключение, ни приговор по данному делу не называют доказательств того, что Берия сотрудничал с иностранной разведкой до момента разоблачения и ареста, если не считать утверждений, будто он, например, "выручил английского шпиона Майского, приказав прекратить следствие по его делу". Вздорность подобного обвинения очевидна, ибо посол СССР в Великобритании, а затем заместитель наркома иностранных дел СССР академик И.М. Майский давно и полностью реабилитирован".

     Здесь опять Катусев приплел реабилитацию Майского, чтобы скрыть обстоятельство, похожее на предыдущее.

     Реабилитировали Майского или нет, это не имеет значения. Берия не мог закрыть на Майского уголовное дело, поскольку уголовное дело могло быть прекращено только по разрешению прокурора. То есть не Берия, по сути, освободил Майского, а прокурор. Но прокурору Катусеву очень хочется, чтобы читатели на его собратьев поменьше обращали внимания, поэтому он и приплетает сюда реабилитацию, а надо было прямо писать, что подонок-прокурор Руденко обвинил Берия в том, в чем он технически не мог быть виновным, а подонки-судьи это обвинение признали.

     Далее.

     "Столь же бездоказательно и обвинение в том, что Берия сеял вражду и рознь между народами Советского Союза. Из материалов дела усматривается, что с весны 1953 г. Берия выдвигал на руководящие должности в системе МВД на Украине, в Белоруссии и в Прибалтике преимущественно национальные кадры и требовал, чтобы новые руководители непременно владели языком народа той республики, где они работают. Разве это означало сеять рознь и подрывать дружбу с русским народом?

     Совсем уж абсурдно, с точки зрения закона, выглядит утверждение, будто Берия и его подчиненные занимались "шпионажем для захвата власти".

[308]
Уголовным кодексом предусмотрена такая форма измены Родине, как шпионаж, т.е. передача, равно как похищение и собирание с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их агентуре сведений, составляющих государственную или военную тайну. Судом признаки состава этого преступления не установлены, да и обвинения по статье 586 УК РСФСР (в редакции 1926 г.) осужденным не предъявлялись и не вменялись".

     Иными словами, суд признал Берия шпионом, хотя Руденко не только забыл представить суду доказательства шпионажа, но и обвинить Берия в этом.

     И совсем уж неудобно говорить об обвинении Берия по ст. 5813. По ней вытянули какие-то древние подозрения, что Берия, будучи в юности советским разведчиком и по заданию советской разведки служивший в органах мусаватистской (враждебной большевикам) разведки, на самом деле служил там по-настоящему. В этом бреде нет ни грамма логики – ведь Берия и не собирался уезжать с Кавказа – с места, где он якобы совершил предательство. Наоборот, он там продолжал служить, более того, не завскладом, а его из студентов насильно вытянули в ЧК! Что, тогда ни у кого не хватило ума его проверить? И, главное, срок давности по тяжким преступлениям был 15 лет. А с тех пор прошло более 30…

     Такое же бредовое обвинение и по ст. 5811. Его уже разобрал Катусев – из кого состояла организация, с помощью которой Берия хотел захватить власть? Ведь среди расстрелянных нет никого, кто был обязан по службе носить оружие и имел бы при себе хотя бы автомат. Кто должен был повести полки внутренних войск на Москву?

     Еще момент. Когда в марте 1953 г. Берия вновь стал министром внутренних дел и госбезопасности, то он добился освобождения части своих бывших сотрудников, которых арестовал бывший министр МГБ Игнатьев. Часть из тех, кого Берия, так сказать, освободил (освобождала прокуратура), естественно, арестовали после ареста Берии и осудили как членов его "заговора". Это хоть на что-то похоже.

     Но Берия продолжал допросы и уголовные дела на целый ряд до него арестованных (в 1951 г.) сотрудников МГБ, т.е., по-простому говоря, хотел их посадить. Так вот, этих сотрудников тоже большей частью расстреляли как членов "заговора Берия".

[309]

     Министр госконтроля Меркулов официально просил Берия принять его на работу в МВД. Берия почему-то ему отказал. Как вы увидели, и Меркулова расстреляли как члена "заговора Берия".

     Это-то на что похоже?

     Только на одно. Генеральный прокурор СССР, мерзавец и убийца Руденко вместе с такими же негодяями-судьями убивали абсолютно непричастных и невиновных в том, в чем их обвиняли, людей с целью создать видимость "заговора".

     Вы скажете – ну зачем же так? Может быть, суды судили их справедливо?

     "Банду Берия" демократы Катусев и Столяров ненавидят еще больше, чем Берия. Тем не менее, о юридической стороне судов над "заговорщиками Берия" они написали то же самое, что и о суде над самим Берия. Для примера приведу их оценку суда над адъютантом и секретарями Берия: "Об обоснованности приговора можно с полной ответственностью сказать, что правосудие там рядом не лежало".

Гордость юстиции имени Горби

     Вы спросите – а почему мы должны верить выводам этого самого Катусева? Может быть, этот генерал-лейтенант юстиции скрытый сталинист? Что вы! При Сталине Катусева немедленно бы расстреляли за фальсификацию дел, и он это знает. Так что ненавидит и Сталина, и Берия искренне.

     Впервые с этим Катусевым я столкнулся, когда исследовал, так называемое Катынское дело.{Л183} Его суть вкратце такова. В 1939 г. нам сдались около 15 тыс. польских офицеров и генералов, бежавших от наступления немцев. Они на территории СССР сначала были интернированы (задержаны). Их бы, как и чешских офицеров, отпустили под честное слово, но правительство Польши в изгнании объявило в ноябре 1939 г. войну СССР{Л184}. Отпустить их после этого уже было нельзя – они бы по приказу своего правительства стали бы воевать с СССР. Но вы помните, что в СССР было Особое совещание при НКВД, которое рассматривало дела тех, кого и конкретно осудить не за что, и на свободе держать нельзя. Вот Особое совещание и осудило их на работу в лагерях. Они строили под Смоленском дороги, и в конце лета 1941 г. немцы лагеря с польскими офицерами захватили. Ну немцы есть немцы, они взяли этих офицеров и пристрелили. А в 1943 г. Гитлеру

[310]
понадобился пропагандистский трюк. Немцы могилы с этими поляками "нашли" и объявили, что их, дескать, НКВД в 1940 г. расстреляло. Эта ложь держалась недолго, в 1944 г. наши, освободив Смоленск, пригласили англичан и американцев{Л185}, снова раскопали могилы и показали всему миру, что поляков-то пристрелили все же немцы.

     А в 1989 г. негодяям из Политбюро ЦК КПСС (Горбачеву, Яковлеву и т.п.) потребовалось что-то, чтобы дискредитировать СССР. Они нашли в Генпрокуратуре мерзавцев, которые согласились вновь сфальсифицировать это дело так, что поляков якобы все же убил НКВД. Подделывались документы, соответствующим образом допрашивались одни "свидетели", а те, кто видел, как немцы расстреливали поляков, в качестве свидетелей вообще не вызывались. То есть следствие велось крайне подло, но, к счастью, и достаточно глупо.

     "Высокая честь" надзора за фабрикацией этого дела была возложена именно на Катусева. Следственная группа по Катынскому делу, когда требовала письмом No. 3-6818-90 от 3.09.90 у Горбачева свой "ящик печенья и бочку варенья", так прямо и писала: "Надзор за следствием, которое длится уже около года и за это время добыты (так и написано – добыты! – Ю.М.) значительные данные об уничтожении органами НКВД СССР польских военнопленных, осуществлялся непосредственно Главным военным прокурором т. Катусевым А.Ф…"{Л186}

     Так что А.Ф. Катусев – это известный "добытчик" нужных "фактов" в угоду начальству, не хуже самого Руденко. Его в этом качестве многие знают. Вот и контр-адмирал Н.Г. Мармуль в книге "Атомная подводная эпопея" душевно о нем пишет.

     "Для производства физических расчетов и осмотра условий хранения прибыли на флот представители Института атомной энергии им. И.В.Курчатова, которые одобрили наше решение. Происшествие с хранилищем отработанных каналов впервые реально показало наличие огромной проблемы в системе эксплуатации атомных энергетических установок на флоте – отсутствие достаточных возможностей для хранения радиоактивных отходов.

     К сожалению, мне больше не пришлось заниматься делами флота. Через несколько месяцев я был арестован. Дело против меня было сфабриковано прокурором Северного флота А.Ф. Катусевым. Он возбудил на флоте более 120 уголовных дел против офицеров, которые позже были прекращены по несостоятельности.

[311]
Так как виновным я себя не признал, меня протащили через психушку, 5 тюрем, камеру сифилитиков, лагерь и "химию". Вышел я на свободу через 5 лет 4 месяца и 5 дней идеологически раскрепощенным, и смог написать эту книгу.

     Кстати, позднее главный военный прокурор А.Ф. Катусев прославился своими расследованиями событий в Карабахе и Тбилиси"{Л187}.

     Заслуженный юрист! И если бы он на тех данных, что "добыл" в дело Берия Руденко, смог бы хоть что-то сфабриковать, то он бы обязательно попытался, как вы это увидите ниже. Но у Руденко по основным обвинениям Берия вместо доказательств такой маразм, что и Катусев вынужден признать Берия невиновным.

     Итак, предпоследнее обвинение предъявили Л.П. Берия по ст. 588. Это терроризм – убийство государственных деятелей по политическим мотивам. Сегодня "всем известно", что Сталин и Берия по политическим мотивам убили то ли 20, то ли 60, а может еще и больше, миллионов человек. (Конкретная цифра зависит не только от подлости называющего ее историка, но и от степени знакомства его с арифметикой). Казалось бы, что при "миллионах убитых в годы бериевского произвола" возьми дела о первых попавшихся убитых по приказу Берия (100, 1000, 100000 человек) и вмени их убийство ему в вину. Но вот тут и возникает проблема. Болтать о миллионах "убитых по приказу Берия" можно, но конкретного убитого по приказу Берия найти нельзя!

Берия или суд?

     Писатель Столяров и генерал-лейтенант юстиции Катусев, подходя к рассмотрению обвинения Берия в терроризме, начинают из-за этого обстоятельства брехать и изворачиваться еще до того, как они приступают к рассмотрению того, что нагородила по поводу терроризма Берия бригада Руденко.

     Вот, к примеру, Катусев предлагает читателям такое злодейство:

     "В этом смысле показателен такой факт, как расстрел 8 сентября 1941 г. в Орловской тюрьме 161 политического заключенного, в том числе Христиана Раковского, Марии Спиридоновой, Валентина Арнольда, Петра Петровского, Ольги Каменевой и других. Долгое время считалось, что их расстреляли по распоряжению Берии. А что оказалось на самом деле?

[312]

     В апреле 1990 г. Главная военная прокуратура закончила следствие, в ходе которого было обнаружено, что применение высшей меры наказания к 170 заключенным, разновременно осужденным к лишению свободы за контрреволюционные преступления, предписывалось постановлением от 6 сентября 1941 года No.634 сс, подписанным Сталиным как Председателем Государственного Комитета Обороны. Правда, Берия был причастен к этому – он направил Сталину письмо со списком на 170 фамилий и заключением: "НКВД СССР считает необходимым применить к ним высшую меру наказания...". Но, зная повадки Сталина, нельзя исключать, что это письмо Берии появилось по инициативе "Хозяина"".

     Зная повадки отечественных генерал-лейтенантов юстиции, на этом примере стоит остановиться.

     Кто были люди, которые сидели в Орловской тюрьме? Кто эти "невинные жертвы"? Это были левые эсеры, меньшевики, троцкисты и прочие заговорщики, которых осудили за попытку свержения Советской власти путем привлечения себе в помощь иностранной вооруженной силы. Слова "Мария Спиридонова" звучат очень мирно, но зачем забывать, что еще в 1918 г. Спиридонова инициировала убийство немецкого посла Мирбаха с целью возобновления войны с Германией{П45}. И она тогда началась, и немцы дошли до Ростова-на-Дону и до Новороссийска, ужесточив гражданскую войну, убив и спровоцировав убийство сотен тысяч наших сограждан.

     Жаль, нет места дать показания на процессе 1936 г. упомянутого в списке Х. Раковского. О том, к примеру, как советские троцкисты, чтобы приблизить японцев к границам СССР, через китайских троцкистов создавали прецеденты для высадки японцев на континент. Невозможно привести пространные пояснения Раковского о том, какой интервент для СССР в 1934 г. троцкистам был более предпочтителен – японцы, немцы или англичане. Раковский на этом процессе был помилован и избавлен от полагавшегося ему расстрела{Л25}.

     А вот теперь все эти деятели, чьей целью было поражение СССР в войне, сидели в безопасности в Орловской тюрьме и ждали немцев, а те, кого они предали, сотнями тысяч гибли от немецких пуль и снарядов. Это что – справедливо?!

[313]

     Пока троцкисты, живые и целехонькие, сидели в тюрьме, у других потенциальных предателей имелась надежда, что если их пакости против СССР и будут разоблачены еще до прихода немцев, то их тоже всего-навсего посадят в тюрьму, а немцы их освободят и "тюремные страдания" зачтут. Оставлять во время войны в живых предателей – это было бы предательством СССР. Как я уже писал, французы в начале Первой мировой войны не то что предателей – уголовников расстреляли безо всякого суда!

     У юристов это называется "вновь открывшимися обстоятельствами", т.е. ситуацией, когда дела, по которым уже вынесен приговор, требуют пересмотра и нового приговора. Как правило, в таких случаях новые приговоры оправдательны или более мягкие, но это не обязательно – более жесткие приговоры тоже законны. И Берия поступал во благо СССР и абсолютно по закону, потребовав казнить предателей.

     Все равно – скажете вы – Катусев прав, поскольку эти предатели были убиты по прямому приказу Сталина, а значит, это не приговор, а расправа – акт государственного терроризма.

     Да нет, просто Катусев не все вам говорит, к примеру, – как приказ на бумаге, даже с подписью Сталина, будут исполнять палачи в Орле? Ведь законами не предусмотрено, чтобы они исполняли чьи-либо приказы на казнь, кроме приговоров судов. Ну и что, что бумагу подписал Сталин? Кто знает, как выглядит его подпись, и кто гарантирует, что эту бумагу действительно подписал Сталин, а не какой-то злоумышленник? Катусев об этом молчит, оставляя читателям сделать вывод, что, дескать, в сталинском СССР были такие обычаи – кого Сталин сказал убить, того сразу и убивали. На самом деле в Орле указанные в списке преступники были расстреляны по приговору Военной коллегии Верховного суда{Л188}{Л189}. Если бы Сталин допустил, чтобы в стране кого-то убивали без приговора суда, то очень скоро какой-нибудь спецназовец НКВД мог бы получить от своего начальника заказ и на убийство Сталина или членов Политбюро. Откуда этот спецназовец знает – может, приказ, данный ему его начальником, действительно исходит (в чем и убеждает его начальник) от Сталина?

     Вот такой пример. Сотрудники НКВД уничтожали врагов СССР и за границей, таких случаев хоть и немного, но они есть. Скажем, уничтожение Троцкого, лидеров белой эмиграции,

[314]
националистов и т.д. Какой начальник давал исполнителям команду на эти казни?

     Один из спецназовцев НКВД, уже упомянутый П. Судоплатов, написал воспоминания "Разведка и Кремль"{Л190} в сугубо демократическом, т.е. антисоветском духе. В них он кичится своим умом, но, думаю, не всегда точно понимает, что он описывает. К примеру, хвастаясь тем, что его принимал лично Сталин, он, похоже, не понимал, зачем Сталин это делал. Вот вдумайтесь в такой эпизод, рассказанный Судоплатовым.

     "Ровно через неделю после моего возвращения в Москву, Ежов в одиннадцать вечера вновь привел меня в кабинет к Сталину. На этот раз там находился Петровский, что меня не удивило. Всего за пять минут я изложил план оперативных мероприятий против ОУН (организация украинских националистов – Ю.М.), подчеркнув, что главная цель – проникновение в абвер через украинские каналы, поскольку абвер является нашим главным противником в предстоящей войне.

     Сталин попросил Петровского высказаться. Тот торжественно объявил, что на Украине Коновалец заочно приговорен к смертной казни за тягчайшие преступления против украинского пролетариата: он отдал приказ и лично руководил казнью революционных рабочих киевского "Арсенала" в январе 1918 г.

     Сталин, перебив его, сказал:

     – Это не акт мести, хотя Коновалец и является агентом германского фашизма. Наша цель – обезглавить движение украинского фашизма накануне войны и заставить этих бандитов уничтожать друг друга в борьбе за власть...

     За все время беседы Ежов не проронил ни слова. Прощаясь, Сталин спросил меня, правильно ли я понимаю политическое значение поручаемого мне боевого задания.

     – Да, – ответил я и заверил его, что отдам жизнь, если потребуется, для выполнения задания партии.

     – Желаю успеха, – сказал Сталин, пожимая мне руку.

     Мне было приказано ликвидировать Коновальца".

     Итак, палача (Судоплатов лично убил Коновальца) вызывают не к непосредственному начальнику, не к министру и даже не к Сталину. Его вызывают к Петровскому – к Председателю Президиума Верховного Совета Украины – органа, к которому приговоренный судом к высшей мере наказания Коновалец теоретически мог обратиться за помилованием.

[315]
И Петровский лично сообщает палачу приговор Коновальцу и, следовательно, отрицательное отношение Верховного Совета к вопросу о его помиловании. После этого Судоплатов уже никак не может стать убийцей, он – палач, человек на службе правосудия СССР, и он исполняет не чью-то личную прихоть, а Закон СССР.

     Второй случай – ликвидация Троцкого. Троцкий в СССР заочно приговорен к смертной казни, Судоплатов уже не палач, а организатор казни, функцию палачей на службе Правосудия СССР взяли на себя мексиканский гражданин, художник Давид Сикейрос и гражданин Испании Рамон Меркадер{П46}. Судоплатова и Берия снова вызывают к Сталину.

     "Берия предложил нанести решительный удар по центру троцкистского движения за рубежом и назначить меня ответственным за проведение этих операций. В заключение он сказал, что именно с этой целью и выдвигалась моя кандидатура на должность заместителя начальника Иностранного отдела, которым руководил тогда Деканозов. Моя задача состояла в том, чтобы, используя все возможности НКВД, ликвидировать Троцкого.

     Возникла пауза. Разговор продолжил Сталин.

     – В троцкистском движении нет важных политических фигур, кроме самого Троцкого. Если с Троцким будет покончено, угроза Коминтерну будет устранена.

     Он снова занял свое место напротив нас и начал неторопливо высказывать неудовлетворенность тем, как ведутся разведывательные операции. По его мнению, в них отсутствовала должная активность. Он подчеркнул, что устранение Троцкого в 1937 г. поручалось Шпигельгласу, однако тот провалил это важное правительственное задание.

     Затем Сталин посуровел и, чеканя слова, словно отдавая приказ, проговорил:

     Троцкий должен быть устранен в течение года – прежде чем разразится неминуемая война. Без устранения Троцкого, как показывает испанский опыт, мы не можем быть уверены, в случае нападения империалистов на Советский Союз,

[316]
в поддержке наших союзников по международному коммунистическому движению. Им будет очень трудно выполнить свой интернациональный долг по дестабилизации тылов противника, развернуть партизанскую войну".

     Вот так действовало правосудие в СССР и так палачи получали задание в случаях, когда приговор в обычном порядке привести в исполнение было невозможно. Это же был сталинский СССР, а не вонючие США, в которых запросто можно провести спецоперацию по убийству неугодных правительству лиц без решения суда, просто по указанию начальства – вспомните хотя бы, сколько покушений на Ф. Кастро организовало ЦРУ, даже не скрывая этого.

     Но вы скажете – в случае, приведенном генерал-лейтенантом Катусевым, Сталин же не вызывал в Кремль палачей орловской тюрьмы, не давал им задание.

     А это и не требовалось. Катусев вам сообщил только, что ГКО, вычеркнув 9 человек, утвердил список тех, кому приговоры должны быть пересмотрены.

     Но ведь Катусев не сказал, что этот список был отправлен не в Орел, а в Генпрокуратуру СССР, откуда в Верховный Суд СССР поступило требование пересмотреть дела по вновь открывшимся обстоятельствам, и суд их 8-11 сентября 1941 г. пересмотрел. Действительно пересмотрел или только подмахнул новые приговоры – это уж второй вопрос, главное же, что палачи в орловской тюрьме получили не устный приказ и не неизвестно какую бумажку, а законные документы – приговоры суда.

     Забегая вперед,должен сказать вот о чем. После войны, когда Берия уже не занимался делами МВД и МГБ, в МГБ была создана группа для проведения спецопераций – ликвидации врагов СССР тайным образом, в основном, видимо, ядами. Нельзя забывать, что та же ОУН, поддерживаемая из-за границы, развернула на территории Советской Украины войну, по интенсивности вдвое превосходящую Афганскую. Неизвестно, какой судебный орган СССР принимал решение на казнь, но задания палачам и в этом случае давали лично первые лица государства. Не министр МГБ, а Молотов – от имени правительства СССР, и Хрущев – от имени правительства Украинской ССР. Причем, это было настолько обязательно, что Хрущев в Киеве даже выезжал на вокзал, чтобы в вагоне встретиться с палачом и подтвердить ему приказ.

[317]

     И как ни билась прокуратура до 1958 г., пытаясь эти спецоперации "повесить" на Берия или на кого-либо из "заговорщиков", но не смогла.

     Вот и посочувствуйте Руденко – как при таких порядках в СССР выдумать для Берия террористический акт, т.е. случай, когда кого-либо убили только по его приказу?

     Всяким там историкам и писателям такое выдумать запросто, но как подобную галиматью "к делу подшить"? Вот скажем, писатель В. Карпов рассказывает об очередном "старом большевике" Кедрове, дело на которого Берия передал в суд, а суд взял и Кедрова оправдал. Карпов ужасается: "Однако и после получения отказа в принесении протеста на оправдательный приговор, Берия продолжал содержать Кедрова в тюрьме. И... приказал его расстрелять!

     1 ноября 1941 г. на основании распоряжения Берии Кедров был расстрелян".

     Вот ведь какой замечательный случай для обвинения Берия в терроризме! Суд старого большевика оправдал, а Берия взял и распорядился его убить. Карпову обвинить в этом Берия, как два пальца обмочить, но у Руденко – проблема. Он ведь должен будет к делу приложить это самое "распоряжение Берия", и окажется, что это не "распоряжение Берия", а постановление в адрес Берия, подписанное Генпрокурором (Прокурором СССР) В.М. Бочковым 17 октября 1941 г.{Л110} Как тут Берия обвинить в убийстве Кедрова, если сам Генеральный прокурор СССР счел это правосудным и законным?

     Все же скажем пару слов и о старом большевике Кедрове. Карпов и другие историки, вспоминая Кедрова, обычно стесняются напомнить, что это был не только старый большевик, но и старейший из следователей ЧК-ОГПУ, а затем прокуратуры. Сбежавшему за границу Кривицкому этот Кедров хвастался своей работой в следственном аппарате: "Вы не знаете, что можно сделать с человеком, когда он у вас в кулаке. Здесь мы имеем дело со всяким, даже с самым бесстрашным. Однако мы ломаем их и делаем из них то, что хотим!"{Л191}.

     Этот певец "заплечных дел мастерства" был очень ценим Ягодой, но Берия-то чистил НКВД именно от таких, как этот "старый большевик". И никто бы даже из историков об этом Кедрове и не вспомнил, если бы не требовалось обгадить Берия. Но, повторю, следственной группе Руденко дело Кедрова не годилось.

[318]

Терроризм Берия

     И Руденко решил сфабриковать два дела о "терроризме" Берия самостоятельно.

     Эти две вмененные Берия на суде "жертвы бериевщины" по праву первородства должны были бы всегда открывать список его жертв и идти впереди всяких дел тухачевских и вознесенских. Поскольку эти убийства "по приказу Берия" доказаны "судом над Берия", то, казалось бы, именно о них должен был бы вопить Хрущев на ХХ съезде КПСС. Но он промолчал. И после него все эти шестидесятники как-то стороной обходили "юридически доказанные" дела и продолжали стонать о педофилах рудзутаках и педерастах мейерхольдах. И это неспроста.

     Руденко сфабриковал две такие глупые залепухи, что ему бы сценарии писать для американского сериала "С пистолетом наголо". В этом сериале главными героями выступают идиоты-полицейские, и из состряпанного Руденко дела "об убийстве супругов Бовкун-Луганец" можно было бы сварганить очередную серию этого киношедевра.

     Я даже не знаю, как вам это дело вкратце изложить, поскольку сведения о нем беру из двух источников: упомянутых мною книг Столярова{Л70} и Карпова{Л36}. Поскольку Руденко слепил это дело тупо-небрежно, то глупость его видна даже В. Карпову, не говоря уже о консультанте Столярова, генерал-лейтенанте юстиции. Поэтому оба автора еще раз дело Бовкун-Луганца фальсифицировали уже сами, не стесняясь коверкать даже тексты цитат из "дела Берия". Но сфальсифицировали, так сказать, в разные стороны и получили еще два "дела Бовкуна-Луганца", но такие же глупые, как и подлинник.

     Сначала дадим слово Столярову с Катусевым.

     Рапаву арестовали и этапировали на Лубянку как члена банды Берии. "Что вы делали вместе с Берия либо по его преступным указаниям?" – спрашивали у него. Какое-то время Рапава запирался, а потом дал признательные показания:

     "Летом 1939 или 1940 г., точно не помню, Л.П. Берия позвонил мне по телефону из Москвы и сказал, что в Тбилиси вместе с женой приедет наш посол в Китае Бовкун-Луганец, которого нужно хорошо встретить и поместить в санаторий в Цхалтубо. Одновременно мне было сказано, что прибудут два сотрудника НКВД, которых также нужно устроить в Цхалтубо.

[319]

     Бовкун-Луганец прибыл поездом один, без жены, был мною встречен и помещен в дом отдыха Лечсанупра Грузии в Цхалтубо. Через день или два, точно не помню, прибыли сотрудники НКВД. Они сказали мне, что по указанию руководства должны ликвидировать Бовкуна-Луганца, что он – враг народа, и, если его ликвидацию провести открыто, соучастники могут остаться в Китае. Далее мне было сказано, что Бовкуна-Луганца решено отравить.

     Я позвонил по телефону Берия и доложил, что нецелесообразно проводить операцию по задуманному плану, так как внезапная смерть такого ответственного работника неизбежно повлечет за собой вмешательство врачей, вскрытие трупа и т. п. Берия ответил: "Я спрошу и сообщу". На второй день он сказал мне, чтобы сотрудники возвращались назад, а я арестовал бы Бовкуна-Луганца и доставил в Москву. Это указание Берия было мною выполнено скрытно, ночью, так что никто посторонний не знал об аресте.

     Через некоторое время Б. Кобулов по телефону передал мне подробный план операции. В Тбилиси прибудет служебный вагон с сотрудниками НКВД, которые привезут трупы Бовкуна-Луганца и его жены. Мне же надлежит инсценировать автомобильную катастрофу, о чем опубликовать в печати. При этом мне был даже передан текст сообщения в печать...

     На дороге между Цхалтубо и Кутаиси мною была пущена под откос пустая легковая машина, затем были вызваны работники милиции, которые соответствующим образом оформили катастрофу (в машине было умышленно испорчено рулевое управление), а в отношении погибших было сказано, что они отправлены в Тбилиси для оказания скорой медицинской помощи... Трупы были похоронены обычным путем, но затем по указанию Б. Кобулова вырыты и вновь похоронены с почестями...".

     Как вам нравится эта "спецоперация", показания о которой якобы дал нарком внутренних дел Грузии А.Н. Рапава, убитый как член "банды Берия"? У меня к этой "спецоперации" масса вопросов.

     Если отравить посла СССР в доме отдыха – это опасно, то как можно было его скрытно изъять из дома отдыха "так, чтобы никто посторонний не знал"? А персонал дома отдыха, у которого неизвестно куда пропал посол СССР в Китае? А отдыхающие, с которыми Бовкун-Луганец уже перезнакомился и которым ничего не говорил про отъезд ночью?

[320]

     А как должен был реагировать персонал и отдыхающие, узнав о том, что посол недели через две после того, как он внезапно пропал, якобы найден под домом отдыха мертвым в неизвестно откуда взявшейся машине? А как должен был прореагировать начальник гаража и механик, узнав, что их машина валяется под Цхалтубо с неизвестно откуда взявшимся в ней послом СССР в Китае?

     А как должна была в июле 1939 г. прореагировать расследующая все случаи насильственной смерти прокуратура? Ведь всего год назад, весной 1938 г., все прокуроры СССР читали в газетах показания на суде бывшего наркома внутренних дел СССР Г. Ягоды:

     "Из прошедших на суде допросов ясна фактическая сторона совершенных террористических актов. Я хочу остановиться на политической стороне дела.

     Во-первых, – убийство Кирова. Как обстояло дело? В 1934 г., летом, Енукидзе сообщил мне об уже состоявшемся решении центра "правотроцкистского блока" об организации убийства Кирова. В этом решении принимал непосредственное участие Рыков. Из этого сообщения мне стало совершенно известным, что троцкистско-зиновьевские террористические группы ведут конкретную подготовку этого убийства.

     Излишнее здесь говорить, что я пытался возражать, приводил целый ряд аргументов о нецелесообразности и ненужности этого террористического акта. Я даже аргументировал тем, что за совершение террористического акта над членом правительства в первую очередь ответственность несу я как лицо, ответственное за охрану членов правительства. Излишне говорить, что мои возражения не были приняты во внимание, не возымели своего действия. Енукидзе настаивал на том, чтобы я не чинил никаких препятствий этому делу, а террористический акт, – говорит он, – будет совершен троцкистско-зиновьевской группой. В силу этого я вынужден был предложить Запорожцу, который занимал должность заместителя начальника Управления НКВД, не препятствовать совершению террористического акта над Кировым. Спустя некоторое время Запорожец сообщил мне, что органами НКВД был задержан Николаев, у которого были найдены револьвер и маршрут Кирова. Николаев был освобожден. Вскоре после этого Киров был убит этим самым Николаевым.

     Когда Енукидзе передавал решение контактного центра об убийстве Кирова, я выразил опасение,

[321]
что прямой террористический акт может провалить не только меня, но и всю организацию. Я указывал Енукидзе на менее опасный способ и напомнил ему, Енукидзе, о том, как при помощи врачей был умерщвлен Менжинский. Енукидзе ответил, что убийство Кирова должно совершиться так, как намечено, и что убийство это взяли на себя троцкисты и зиновьевцы, а наше дело – не мешать.

     Что касается безопасного способа умерщвления при помощи врачей, то Енукидзе сказал, что в ближайшее время центр обсудит, кого именно из руководителей партии и правительства нужно будет убить этим способом в первую очередь.

     После назначения Ежова народным комиссаром внутренних дел было совершенно ясно, что вся деятельность нашей группы, а также "правотроцкистского блока" будет вскрыта. Ежов уже начал разгром кадров заговорщиков и, конечно, мог добраться до центра блока, и до меня, в частности.

     И вот, во имя спасения нашей организации, во имя спасения Рыкова, Бухарина и других, мы решили убить Ежова. Отравление производил Буланов, он об этом суду рассказал. Я некоторые моменты в его речи отрицаю, но они не меняют факта и не меняют существа"{Л25}.

     Что, настоящий Рапава на глазах людей Вышинского будет повторять подвиги Запорожца и Ягоды, зная, что в стране уже пересмотрены дела осужденных в 1937-1938 гг., на свободу выпущено 330 тыс. человек, но зато из кадров НКВД вычищено и частично уже отдано по суд около 25 тыс. сотрудников?

     И как прокуроры должны были бы посмотреть на отравление посла СССР или на гибель его при странных обстоятельствах в автокатастрофе? Ведь они знали, что единственный свидетель убийства Кирова – его телохранитель – погиб именно в автокатастрофе, когда сотрудники НКВД везли его на первый допрос. Ну, какой бы дурак в НКВД повторял почерк только что разоблаченных терактов врагов народа из НКВД?

     Зачем надо было возить жертву в Москву и обратно? Почему было не задавить его машиной в Москве? Не сбросить в пропасть во время горной прогулки на Кавказе? Не утопить во время купания в море? Это какой-то нарочито идиотский план, выдуманный Руденко, и даже Катусев с ним согласился только из прокурорской солидарности.

     Карпов, кстати, эти глупости отверг и решил их заменить собственными, но об этом позже. А сначала подробности того,

[322]
как "убивали" посла с женой. Кроме Берия, "давшего приказ", в этой комедии три действующих лица: уже упомянутый Рапава и два "убийцы" – Влодзимирский и Церетели. Рассмотрим их показания, состряпанные людьми Руденко.

     Сцену убийства "Влодзимирский" описал так: "Муж и жена, уже как арестованные, были привезены из внутренней тюрьмы и помещены нами в вагоне, в разных купе. В пути, когда поезд шел от Цхалтубо в Тбилиси, я вывел из купе сначала мужа, и Миронов с Церетели убили его ударом молотка по затылку. А затем я вывел женщину, которую тоже Церетели и Миронов убили молотками".

     Сначала немного географии. Это в 1953 г., когда Руденко стряпал дело, уже можно было из Москвы через Кутаиси доехать до Тбилиси. Но до войны железнодорожная ветка Адлер-Сухуми еще не была построена, поэтому ездили по маршруту Москва-Баку-Тбилиси-Кутаиси. В 1939 г. так, как описал следователь, "допрашивавший Влодзимирского", проехать было ну никак нельзя! Тем более, что и железнодорожной линии от Цхалтубо до Кутаиси тоже не было!

     А следователь, который стряпал дело Церетели, усомнился, что в поезде, в разгар курортного сезона едущем на юг, можно "секретно" залить кровью двух жертв коридор вагона, поэтому "Церетели" эту сцену излагает так: "Старшим группы был Влодзимирский. Помню, что вагон был необычным, в нем был даже салон, всего в вагоне было пять человек – нас трое и мужчина с женщиной.

     Не доезжая до Кутаиси, мы ликвидировали этих лиц. Влодзимирский молотком убил женщину, а я молотком ударил мужчину, которого затем придушил наш сотрудник".

     Если "Влодзимирского" можно понять так, что заключенных везли в купированном вагоне вместе с пассажирами (иначе чего стесняться и не убить в купе?), то "Церетели" подчеркивает, что ради удовольствия убить именно в поезде посла с женой молотками какой-то член Политбюро выделил им свой салон-вагон. Вопрос о том, почему нельзя было убить супругов прямо в той машине, в которой их нашли, ни Руденко, ни следователи задать себе не догадались. Зачем нужно было убивать в поезде, чтобы потом на глазах сотен пассажиров сгружать из вагона трупы? Почему нельзя было их вывести из вагона и посадить в машину? Это-то ведь не вызвало бы подозрения…

     Далее "Влодзимирский" показывает: "На одном из полустанков нас встретил с двумя автомашинами Рапава.

[323]
Мы вынесли трупы и, поместив их в одной из машин, отвезли на дорогу к обрыву у крутого поворота дороги. Затем шофер разогнал машину, на ходу выскочил, а машину с трупами повернул к обрыву, и она с ними свалилась под откос и разбилась".

     Но "Церетели" поездку в автомобиле не помнит: "Этот сотрудник сложил тела в мешки и перенес их в машину. Рапава же в соответствии с полученным заданием организовал "автомобильную катастрофу".

     Теперь, если вы обратили внимание, образовалось противоречие с "показаниями Рапавы". Он-то утверждал, что трупы сгрузили в Тбилиси и сразу же похоронили, а в Кутаиси отогнали неизвестно где взятую пустую машину и сбросили под откос. А "Влодзимирский" утверждает, что довезли трупы до Кутаиси, посадили в машину и сбросили в пропасть.

     Карпову это не понравилось, и поэтому он дает совершенно другие "показания Рапавы", хотя он со Столяровым и Катусевым пользуются вроде одним и тем же "делом Берия". По В. Карпову Рапава на самом деле показывал так:

     "Мне было приказано подготовить инсценировку гибели Бовкун-Луганца и его жены в автокатастрофе. Я встретил поезд в районе Кутаиси. Бовкун-Луганец и его жена были уже мертвы. Мы погрузили трупы в машину и выехали на дорогу Кутаиси – Цхалтубо. На шестом километре дороги – машину с трупами пустили под откос. И создали видимость, что пострадавших увезли в Тбилиси (чтобы по трупам не обнаружили, как они были убиты до этой катастрофы)".

     И вообще В. Карпову не нравится эта история с перевозкой супругов в Москву и обратно. Поэтому он (правда, уже не цитируя, а от себя) убеждает своих читателей, что ни в какую Москву супругов Бовкун-Луганец никто не возил и все было не так:

     "Дальше, как уже известно читателям, эта группа (Влодзимирский с Церетели – Ю.М.) приехала в Цхалтубо и привезла арестованных уже до их приезда полпреда и его жену в вагон и поместила их в разных купе".

     Тут, надо сказать, В. Карпов излишне забрехался, дело в том, что, как я уже написал, до войны железнодорожной ветки Цхалтубо-Кутаиси еще не было, и посадить в вагон там было просто невозможно, почему Бовкун-Луганец и ехали из Цхалтубо в Тбилиси через Кутаиси в машине.

     И, кстати, о машине. Ни Руденко, ни Катусев, ни Столяров с Карповым не хотят обращать внимание на вопрос

[324]
– как "убийцы" объяснили прокурорам и Госавтоинспекции, откуда она взялась и кто был за рулем? Ведь ни в одном показании состряпанного Руденко "дела Берия" нет ни слова о шофере – был ли он и куда делся?

     Думаю, дело в том, что когда Руденко выдумывал для Берия теракт, то его сотрудники посмотрели только некрологи о смерти Бовкун-Луганца в центральных газетах. Поэтому они и заставляли подследственных писать показания (или сами их писали) об убийстве только супругов Бовкун-Луганец. А надо было посмотреть и местные газеты, которые тоже написали о трагической смерти в автокатастрофе отъезжающего после отдыха из Цхалтубо в Тбилиси посла с супругой. Газеты "Заря Востока" через сутки после автокатастрофы 10 июля 1939 г. поместила следующий документ:

Акт
об аварии машины, повлекшей гибель
тт. И.Т. и Н.В. Бовкун-Луганец

     В ночь на 8 июля с.г. легковая машина ГАЗ-А, в которой следовали полпред СССР в Китае тов. И.Т. Бовкун-Луганец и его жена Н.В. Бовкун-Луганец, потерпела аварию на 7-м километре от Кутаиси по Цхалтубской дороге.

     Машина шла по прямой дороге с небольшим подъемом. Свернув внезапно резко вправо, в сторону оврага глубиной 12 метров, машина пошла под откос и, ударившись о земляной бугор, перевернулась на левый бок.

     Авария произошла в результате того, что у продольной рулевой тяги, в месте крепления ее у рулевой сошки, отвернулась незашплинтованная пробка. Рулевая тяга сошла с места крепления, и машина потеряла управление.

     При аварии погибли тт. И.Т. и. Н.В. Бовкун-Луганец и водитель автомашины т. Б.А. Чуприн.

     Техническая комиссия: К. Кадагишвили, Мамаладзе,

     ст. госавтоинспектор Г. Гвания".

     А ведь все следователи, фабриковавшие "показания" Рапавы и Влодзимирского, описывая, как машину сбрасывали в пропасть, ни словом не упоминают ни о каком водителе Чуприне. Он откуда взялся, его где били молотками по голове? Вот ведь, уроды, не могут простого дела сфабриковать так, чтобы их дурость сразу же не бросалась в глаза!

     То, что ни один из кающихся "убийц" – Рапава, Влодзимирский и Церетели – во время "следствия" "не вспомнили" о том,

[325]
что обязаны были знать безусловно – о водителе, – доказывает, что эпизод с "убийством" супругов Бовкун-Луганец является фальшивкой, в которую могут поверить либо предавшие СССР бывшие капээсэсовцы в звании генерал-лейтенантов юстиции, либо люди с уровнем умственного развития, как у демократов.

     Но в "деле убийства полпреда в Китае" люди Руденко хотя бы попробовали найти мотив, зачем его убивали. Если вы вспомните "показания Рапавы" в изложении Столярова, то там он утверждает, что этого "врага народа" надо было тайно убить якобы для того, чтобы его "подельщики" из советского посольства в Китае не сбежали за границу и вернулись в СССР. Это опять идиотство.

     Если бы речь шла о ЦРУ или какой-нибудь польской Дефензиве, то удивляться было бы нечему. Но ведь ОГПУ-НКВД имело к тому времени колоссальный опыт по заманиванию в СССР врагов. Давайте вспомним хотя бы операции "Трест" или "Синдикат", когда не то что своих изменников, а и британского шпиона А. Рейли и известнейшего эсера-боевика Б. Савинкова заманили в Союз и арестовали. Но ведь для этого ОГПУ никого не убивало, даже имитируя несчастный случай. Убить – это заведомо лишить себя возможностей провести такую операцию. Если бы Бовкун-Луганец был действительно изменником, то его бы по примеру операции "Трест", не трогая, заставили бы писать письма своим соучастникам в Китай и этими бы письмами их оттуда выманили. А если он для этих целей был не нужен, то его просто судили бы в назидание другим послам. Вот почему я и утверждаю, что придуманный Руденко мотив – это не мотив, а идиотство.

Убийство непорочной жены

     Однако в следующем теракте, который Руденко приписал Берия, и такого мотива нет. Руденко обвинил Берия в том, что тот, якобы в угоду Сталину, дал команду убить жену маршала Г.И. Кулика (правда, тогда он был еще командармом первого ранга).

     Ее якобы тайно на улице схватили, подержали тайно в тюрьме, потом отвезли к палачу, и тот по устному приказу Берия ее убил, а труп куда-то дел. Зачем, почему? Этого никто не знает, поскольку у Руденко на этом эпизоде фантазия исчерпалась полностью. Остается думать, что в 1940 г., последнем предвоенном году, НКВД совершенно нечем было заняться.

[326]
Интересно и то, что фактическим убийцей в этом случае был палач, но к нему-то по "делу Берия" ни у кого претензий не было.

     Предварительно пара слов, о чем идет речь. 5 мая 1940 г., за два дня до присвоения Г.И. Кулику звания маршала, его жена якобы вышла из дому к зубному врачу и исчезла. 8 мая Кулик заявил об этом НКВД и вплоть до "раскрытия заговора Берия" жена Кулика находилась в розыске. И как вы поняли, спасибо прокурору товарищу Руденко, что он "раскрыл" это "убийство", правда, как ни тужился, но не смог раскрыть его мотивов.

     И я бы тоже, наверное, ничего по факту исчезновения жены Кулика (нет трупа – нет убийства) не смог бы предположить, если бы не Герой Советского Союза, полковник, Секретарь Союза писателей СССР, писатель и историк В. Карпов. Он, как я уже отмечал, написал упомянутую книгу "Расстрелянные маршалы" и, к нашему счастью, рядом с ним в это время не оказалось родственной души, которая бы сказала: "Дедушка Володя, не надо, не пиши эту галиматью на Сталина и, упаси Господь, не печатай ее!". И Карпов написал (правда, не совсем понятно – это он сам написал эту книгу или его поехавшая крыша).

     К примеру, в предыдущем разделе Катусев и Столяров понимали, что акт о гибели Бовкун-Луговца начисто опровергает весь бред о его якобы убийстве, и этот акт не привели. А простодушный Карпов, утверждая хрущевскую версию о якобы убийстве Бовкун-Луганец, акт печатает в подборке документов, видимо, совершенно не понимая, что в акте написано. (И вообще у Карпова люди живут навстречу времени. Он, к примеру, приводя уйму документов, доказывает, что к разгрому советских войск в Крыму весной 1942 г. маршал Кулик совершенно не причастен, поскольку он в документах об этих событиях вовсе не упоминается. Так что Сталин несправедливо разжаловал его в генерал-майоры за оставление Керчи в ноябре 1941 г., хотя после этого Сталин все же доверил разжалованному Кулику командование 54-й армией в октябре 1941 г.).

     В. Карпов для нас просто находка – фактов он приводит уйму, а то, что он их не понимает, нам не помеха. Так вот, огорченный тем, что у "убийства" жены Кулика никто не видит мотива, В. Карпов его нашел. Оказывается, это И.В. Сталин, известный развратник и насильник, возжелал непорочную жену ближнего своего маршала, а она ему отказала.

[327]
Вот Сталин ее и приказал убить. Как все просто и убедительно! Для полковника.

     Но я "академиев" Генерального штаба не заканчивал, видимо, именно поэтому у меня все же появились по поводу такого мотива некоторые вопросы. И их довольно много.

     В своих "исследованиях" В. Карпов опирается на источники чистой правды – на мемуары старых проституток, которых в их молодости якобы изнасиловал Сталин. Тогда почему же Сталин не изнасиловал заодно и жену Кулика, раз она ему "зараза, отказала два раза", – как поется в современной "демократической" песне?

     Кстати, о разах. Дело в том, что большую часть своего исследования В. Карпов посвятил вопросу – мог ли Сталин хоть когда-нибудь в своей жизни видеть эту прекрасную женщину. И с помощью 90-летнего свидетеля, вопреки показаниям более молодых свидетелей, Карпов установил – было такое! Один раз Сталин даже говорил с женой Кулика! На его дне рождения. А раз говорил – значит, влюбился! Все – мотив убийства доказан! Но мне почему-то этого мало. А где доказательства того, что эта прекрасная женщина, которая раньше никому принципиально не отказывала, вдруг отказала Сталину?

     Но шутки-шутками, а Карпов нарыл довольно много фактов и о Кулике, и о его жене, в девичестве Кире Симонич. Карпов утверждает, что ее отцом был сербский граф, хотя у сербов много чего было, но единственно, чего не было – это дворянства. И якобы этот отец был у царя то ли генералом, то ли адмиралом по части контрразведки. И неплохой, видимо, был специалист этот генерал-адмирал, поскольку большевики, при страшной нехватке командных кадров для Красной Армии{П47}, его сразу же после революции и расстреляли. Бедная вдова с шестью взрослыми детьми (два сына и четыре дочери) открыла в Петрограде кафе, где все дочери, по утверждению Карпова, работали официантками. Должен сказать полковнику, что в России, пожалуй, до Великой Отечественной женщине не полагалось работать официанткой – это была сугубо мужская профессия.

     Поэтому лучше об этом написать в общем: дескать, в молодые годы Кира Симонич работала в заведении своей мамаши.

[327]
Кем работала – уточнять не будем. Но, видать, она и вправду была неплоха, поскольку в конце-концов вышла в 1925 г. замуж за старого, но богатого еврея и даже родила ему сына. Однако НЭП заканчивался, в 1928 г. еврея с семьей отправили в ссылку. Правда, уже в 1929 г. Кира с мужем и сыном приезжает из ссылки отдохнуть на курорт, и тут с ними знакомится Кулик. Кулик отбивает у бывшего богатого еврея жену (правда, сына ему оставляет) и везет ее к себе домой – в Москву. Тут у него тоже есть жена (No. 2) с дочерью, и они некоторое время живут вместе, пока Кулик не выхлопотал второй жене две комнаты в другом районе и не отселил ее вместе с дочерью.

     Вторая жена (первая осталась в деревне, откуда Кулик родом), не будь дурой, поехала на курорт и привезла себе оттуда полковника. Поэтому она вскоре отселила дочь обратно к Кулику, который, правда, к этому времени присоединил к своей генеральской квартире еще и соседскую квартиру очень кстати застрелившегося Гамарника, поэтому, думаю, им втроем в 8-ми комнатах было не тесно.

     Детей от Кулика у Киры Симонич не было, на общественно-полезный труд она усилий не тратила, и все это время, надо думать, уходило у нее на бесчисленных мужчин, которые, как отмечает Карпов, так возле нее и вились. И она им не отказывала. Последнему перед своим исчезновением любовнику она не отказывала даже в общественных местах, на радость зевакам. (О чем Карпов тоже собрал сведения).

     Надо сказать, что Кулик в это время был в постоянных командировках – воевал в Испании, на Халхин-Голе, в Финляндии, ездил по полигонам на испытания артиллерийских систем. И почему-то все стараются не обращать внимание на вопрос – а нравилась ли ему такая жена? Он на полях сражений зарабатывал маршальский жезл, а Кира Симонич, жезлами вьющихся возле нее мужчин, отращивала ему такие рога, что маршальская папаха ему на лысину могла и не сесть.

     А ведь в этом плане те времена были довольно простыми. В свое время, до того, как мы услышали об академике Сахарове, был очень популярным сборник документальных детективных историй Льва Шейнина "Записки следователя". Потом, когда выяснилось, что в одной из историй о бытовом убийстве описана в качестве соучастницы жена Сахарова Елена Боннэр, эту книжку перестали издавать. А жаль! Так вот, среди убийств, описанных Шейниным в довоенные и послевоенные годы,

[329]
большое место занимали убийства неверных жен. Причем такие, которые приходилось долго расследовать, так как мужья запутывали следы. Поэтому у меня вопрос к Карпову – а почему вы решили, что эту 40-летнюю кошелку ревновал Сталин, который ее просто не знал, и почему ее не ревновал или не ненавидел ею обманутый муж?

     Но ведь и это не все. Как рассказывала В. Карпову дочь Кулика, Кулик соблазнил ее подругу по школе и практически сразу же, как только его жена исчезла, он женился в четвертый раз на девятикласснице. А возможность жениться на четвертой жене никого и ни на какие мысли не наводит в плане мотивов исчезновения третьей жены Кулика?

     Да и кроме того у этой жены Кулика была такая биография, что причин ее исчезновения можно придумать множество. К примеру, шпионаж.

     Сейчас дело дошло до смешного – все, кто в 30-50-х гг. был осужден за шпионаж, сегодня объявлены невиновными. Но тогда надо еще и объявить, что в те годы в сопредельных и просто западных странах не существовало разведывательных служб. Иначе получается, что Абвер и Интилидженс сервис, Дефензива и Сигуранца{П48} работали, шпионов в СССР вербовали и засылали, а их у нас, на радость демократам, не было? Или эти шпионы стремились узнать секреты у уборщиц и кухарок, а генералы и члены правительства их не интересовали? Эти глупые вопросы не требуют пояснений – и шпионы были, и интересовало шпионов в первую очередь правительство и генералитет СССР.

     А в шпионаже (исключая идейный), наряду с деньгами, огромное значение имеет секс. Любовникам и женам рассказывают то, что рассказывать не следовало бы, кроме того, выдать секрет могут и просто за возможность интимной связи. К примеру, довоенная чехословацкая разведка сумела склонить секретаршу немецкого посольства, старую деву, к регулярной поставке секретной информации тем, что приняла на службу молодых поручиков и те по графику ходили к старой деве. И за информацией тоже. Классический случай – перед Первой мировой войной российская разведка получила австро-венгерский мобилизационный план поставкой педерастов гомосексуалисту в австро-венгерском генштабе.

[330]

     Причем жены и любовницы могут выдавать секреты мужей, даже не догадываясь, что они это делают, быть не шпионами в полном смысле этого слова, а теми, кого в разведке называют "источниками". Из-за болтливости и желания прихвастнуть своей значимостью они могут внимательному слушателю сообщить очень много, сами того не желая. Классический пример – жена В.М. Молотова Полина Жемчужина. Она рассказывала в среде советских еврейских "активистов" то, о чем с ней делился муж, и американская разведка была в курсе всех секретных решений Политбюро.

     За пару лет до того, как исчезла жена маршала Кулика Кира Симонич, была арестована жена маршала А.И. Егорова – начальника Генштаба РККА. Урожденная Цешковская давала информацию польской разведке, и маршал Егоров в этом убедился сам{Л36}.

     А вот вдумайтесь в слова воспоминаний Галины Блюхер, молоденькой жены "жертвы сталинизма" маршала Блюхера. Она тоже "жертва сталинизма", но на наше счастье глуповата и откровенна. Рассказывая уже в наши дни о встрече в 1936 г. Блюхера с начальником Политуправления РККА Я.Б. Гамарником, она вспоминает, что после этой встречи Блюхер ей "…рассказал, что с Гамарником (встреча состоялась на ст. Бочкарево-Чита) был продолжительный разговор, в котором Я.Б. Гамарник предложил Василию Константиновичу убрать меня как лицо подставное ("Объявим ее замешанной в шпионаже, тем самым обелим вас… молодая жена…"). На что Василий Константинович ответил (привожу его слова дословно): "Она не только моя жена, но и мать моего ребенка, и пока я жив, ни один волос не упадет с ее головы""{Л192}.

     Из этих фраз наивной женщины следует, что Блюхер передавал за границу шпионскую информацию, которую НКВД перехватил. На Блюхера пало обоснованное обвинение в шпионаже. И его товарищ по антисоветской троцкистской организации Гамарник предложил Блюхеру пожертвовать женой – ее объявить шпионкой, а Блюхеру придать вид человека, по глупости влюбившегося в шпионку. То есть в те годы жена-шпионка у маршалов – было делом обычным, как и подлость.

     То же, включая и подлость, было и в ходу у "старых большевиков" троцкистской ориентировки. Арестованный по делу Зиновьева и Каменева Пятаков, чтобы доказать свою преданность ЦК, вызвался быть прокурором на собственном процессе и обвинять своих подельников. Ошарашенный таким предложением

[331]
Ежов писал Сталину: "Назначение его обвинителем рассматривает как акт огромного доверия ЦК и идет на это "от души"... Просит предоставить ему любую форму реабилитации. В частности, от себя вносит предложение разрешить ему лично расстрелять всех приговоренных к расстрелу по процессу, в том числе и свою бывшую жену. Опубликовать это в печати. Несмотря на то, что я указал ему на абсурдность его предложения, он все же настойчиво просил сообщить об этом в ЦК"{Л193}.

     Как видите, и Пятаков не сомневался, что жена шпионка.

     Так почему же не выдвинуть версию, что жена Кулика тоже была шпионкой? Еврейские интернациональные связи по первому мужу и родная сестра в Италии: с Кирой Симонич очень легко было установить контакт из-за границы. С другой стороны – бездельница, возраст – "баба ягодка опять", потребность в мужчинах, Кулик в постоянных разъездах, неразборчивые связи... И слежка, которую за ней установил НКВД. Почему не предположить, что, почувствовав за собою слежку, она просто скрылась?

     Но Карпов и Столяров с Катусевым уверены, что жена Кулика была убита именно по приказу Сталина. Хотя сам же В. Карпов приводит такую информацию, полученную от бывшего работника НКВД, занимавшегося этим делом, Мамулова: "За женой Кулика было установлено наблюдение с применением оперативной техники. Она встречалась с режиссером Мордвиновым, который позднее был арестован. Жена Кулика бесследно исчезла. Были приняты меры к ее розыску, но безрезультатно. Кулик подозревал органы НКВД в какой-то заинтересованности в исчезновении его жены и высказывал эти свои подозрения. Были докладные записки в ЦК партии на имя Сталина об исчезновении жены Кулика и принятых мерах по ее розыску. Подписывал эти записки Берия".

     Вдумайтесь в то, что означают слова о том, что Берия посылал Сталину докладные записки о мерах по розыску жены Кулика. Это значит, что в течение какого-то времени центральный аппарат НКВД регулярно запрашивал областные управления и республиканские наркоматы о том, как идет розыск жены Кулика. Стекающаяся в Москву информация осмысливалась, на ее основе писались докладные записки Сталину, их читал Берия, подписывал, читал Сталин. А зачем они это делали, если знали, что жена Кулика убита по их заданию? Им что – заняться было нечем?

[332]

     Вот вам и весь "доказанный судом терроризм" Берия.

     Оцените попутно степень законности тогдашнего СССР и защищенности законом его граждан. Представьте, что тому же генерал-лейтенанту Катусеву дадут задание обвинить в терроризме президента Путина. Да нет проблем: взрывы домов гексогеном, убийство Холодова, убийство Листьева, убийство Старовойтовой и т.д. и т.п. Найдет Катусев несколько ублюдков в ФСБ (а там их пруд пруди), арестует их, бросит в камеры к отпетым уголовникам, пообещает уголовникам наркоты, и эти фээсбэшники на следующее утро во всем "признаются". (Правда, такие генерал-лейтенанты юстиции "по уму" дело состряпать все равно не смогут, но это уже второй вопрос, Руденко тоже не смог).

     А в те, сразу послесталинские годы, следственная бригада Генпрокуратуры за 6 месяцев поиска примеров "терроризма" Берия смогла откопать только два этих случая, способных убедить только дебила от рождения.

"Насильник" Берия

     У нас осталось нерассмотренным еще одно обвинение – в том, что Берия изнасиловал сотни женщин. Исследовать этот вопрос просто, поскольку "историки" эту тему прямо-таки смакуют: так и видишь, как у них слюной рот наполняется, когда они описывают, естественным или противоестественными способом сношался Берия. Например, у того же Столярова анализу обвинений Берия по статьям измена Родине, шпионаж, захват власти, помощь иностранным государствам и создание антисоветской организации – отведено чуть больше 6 страниц, а "сексуальным похождениям" Берия – 11.

     Тут, правда, интересен вопрос, который "историки" перед собою не ставят – а надо ли было Л.П. Берия трудиться и насиловать женщин? Может быть, ему надо было отбиваться, принимать меры, чтобы женщины его самого не изнасиловали? Вот, к примеру, В. Карпов со слов певца Козловского приводит сцену празднования дня рождения Г.И. Кулика, к которому с поздравлениями приехал И.В. Сталин.

     "Женщины обступили Сталина, каждой было лестно с ним поговорить. В то время оказаться так близко к вождю было просто невероятно. Он с ними шутил, старался быть галантным кавалером. Особенно активно вела себя балерина, жена летчика Слепнева. Красивой женщине всегда больше дозволено.

[333]
Вот и она под винными парами, как говорится, осмелела до того, что говорит: "Мы пьем за Вас, Иосиф Виссарионович! И позвольте, я от имени всех женщин Вас поцелую!". Он великодушно позволил. Она его поцеловала в щеку. А он поднял бокал и говорит: "А я пью за Ваше здоровье!" У Слепневой от этого дух перехватило! Она говорит: "Иосиф Виссарионович, позвольте, я возьму бокал, из которого Вы пили за мое здоровье, это будет для меня память на всю жизнь". Сталин отдал ей бокал, и она, счастливая, спрятала его в свою сумочку".

 

 
Лаврентий Павлович и Нина Теймуразовна Берия
50-е годы


     Популярность Берия, конечно, была несравнимо ниже, чем Сталина, но все же его портреты висели на улицах, его портреты носили на демонстрациях, а на полосах газет и в выпусках кинохроники он, возможно, появлялся чаще Сталина, который очень

[334]
не любил тратить время на торжественные мероприятия и предпочитал, чтобы на них присутствовали другие члены Политбюро.

     Вот и прикиньте – надо ли было Берия тратить силы на то, чтобы кого-то изнасиловать? Тем более таким дурацким способом, который Руденко выдумал и вложил в уста порученца Берия – Саркисова. (Кстати, комментируя приговор, вынесенный Саркисову как "члену банды Берия", Столяров написал: "У меня нет никаких сомнений, что осудили сумасшедшего...", но когда этот Саркисов "дает показания" на Берия, то Столяров уже не сомневается в его умственном здоровье). Вот Саркисов показывает: "Знакомство с женщинами Берия завязывал разными способами. Как правило, такие знакомства намечались во время его прогулок около свого дома. Берия замечал какую-нибудь привлекательную женщину. В этом случае он посылал меня, моего заместителя Надария или сотрудников охраны узнать ее фамилию..."

     Ну давайте немного пофантазируем. Представьте, что сегодня кто-либо сравнимый по популярности с Берия того времени, к примеру, Путин начнет "снимать" женщин таким образом. Что будет? Правильно, во-первых, на эту улицу немедленно сбегутся все проститутки Москвы и Подмосковья и начнут прогуливаться мимо Путина, вихляя бедрами. Во-вторых, все прохожие, увидев "живого Путина", начнут останавливаться и таращить глаза: а что это Путин тут высматривает? Короче, через 15 минут придется вызывать ОМОН, чтобы разогнать толпу и дать проехать автомобильному транспорту. Правда, тогда в Москве не было официальных проституток, но их роль с успехом исполняли интеллигентные женщины из культурного общества. Так что единственная разница в том, что вместо ОМОНа (который тогда был без надобности) прискакала бы конная милиция.

     Ну какой же это дурак поверит в то, что третий человек в государстве знакомился с женщинами эдаким способом?

     Но дальше еще смешнее. Тех женщин, которых "выбрал Берия", доставляли к нему только на дом. Саркисов и Надария "показывают": "Женщины на квартиру Берия доставлялись, как правило, на ночь... Саркисов отвез его жену в особняк, где она всю ночь провела с Берия". А вот жалуются "потерпевшие": "Саркисов обманным путем, под видом оказания помощи больной маме и спасения ее от смерти, заманил меня в дом... Саркисов провел меня в дом". Самое смешное, что и сам "Берия" на "суде" показал: "Этих женщин привозили ко мне на дом, к ним я никогда не ходил". Вы спросите – а что здесь смешного?

[335]

     Смешно то, что придурки Руденко полагали, что дом у Берия имеет размеры Зимнего дворца в Ленинграде. В нем можно в одной части насиловать женщин, а в другой – твоя семья об этом ничего не узнает.

     По американским стандартам, средний американец должен иметь дом или квартиру с количеством жилых комнат из расчета: по одной на члена семьи плюс одна общая. В особняке, в котором жил Берия, помимо служебных помещений охраны и узла связи, собственно квартира самого Берия имела 5 комнат, из которых 3 комнаты занимал Лаврентий Павлович с супругой Ниной Теймуразовной, научным сотрудником сельхозакадемии, а в двух других комнатах жил его сын Серго (конструктор ракет) с женой и сыном. То есть количество комнат в доме Берия было даже меньше, чем требуется по американским стандартам.

     Вот и представьте себе сцену изнасилования. Вечер. В кабинете жена Берия работает над отчетом, в другом – сын просматривает чертежи, в третьей невестка с подругами слушает радио и тут Саркисов с Надария втягивают в спальню несчастную жертву, и Берия начинает ее всю ночь насиловать. А под ногами вертится внук: "А что это тут дедушка делает с этой тетей противоестественным способом"?

     Если вы не генерал-лейтенант юстиции и не "историк", то каким же идиотом надо быть, чтобы в это поверить?

     Вы скажете – а как же эти бедные женщины, они же утверждают, что их изнасиловали! Да их не было, а если какую и допрашивали, то что ей оставалось делать в лапах прокурорских молодцев Руденко? Ведь надо же понять, откуда Руденко насобирал список этих женщин. Журнал "Коммерсант-Власть" от 6 июня 2000 г. поместил статью, посвященную смерти Берия. Там есть такие строки: "Один из специалистов, имевших возможность изучать дела Берия и начальника охраны Сталина генерала Власика, засекреченные по сей день, обнаружил крайне интересный факт. Списки женщин, в изнасиловании которых, судя по материалам его дела, признал себя виноватым Берия, почти полностью совпадают со списками тех дам, в связи с которыми обвинялся арестованный задолго до Берии Власик"{Л194}.

     Придется сказать пару слов о Власике. Он был начальником правительственной охраны и примерно с 1935 г. решил стать чемпионом на московском сексодроме. Завел себе соответствующего друга – художника и, по сути, сутенера. Тот сначала подложил под Власика свою жену, затем та привела подруг, а те еще и еще. Как видите, даже такой незначительный чин

[336]
в Кремлевской иерархии притягивал "культурную интеллигенцию" как магнит. Расплачивался с ними Власик только едой и выпивкой, которую списывал на то, что это товарищ Сталин скушал и выпил.

     И все бы ничего, но Власик при своих любовницах много болтал на служебные темы, и судили его за халатность. Перед следствием по делу Власика стоял вопрос – нет ли среди женщин Власика тех, кто связан либо с посольствами, либо с подозрительными людьми? Ведь если такие были, то требовалось бы изменить систему охраны Правительства. Вот всех его женщин за 17 лет вычислили, составив раньше "списка Шиндлера" "список Власика".

     Теперь поймите этих женщин: они все были женами очень обеспеченных мужей. Ублюдки Руденко поставили их перед выбором – либо они покажут, что их изнасиловал Берия выдуманными Руденко "противоестественными способами", либо их мужьям станет известно, что они любовницы Власика. Куда им было деваться, тем более если следователи их успокоили, что на процесс их не вызовут, а Берия все равно расстреляют не за изнасилование.

     И думаю, что "список Власика" не совпадает полностью со "списком Берия" только потому, что Руденко добавил и женщин из "списка Абакумова", который составил еще Рюмин и который был в деле сидевшего в то же время Абакумова.

     Вот вам и все обвинение в изнасиловании. Как видите, мерзавцы Руденко обвинили Берия в изнасиловании любовниц Власика... Ну а фантазия в подробностях половой жизни Берия была от прокурорских работников: вспомнив свои проблемы, они приписали Берия и сифилис, и хроническую гонорею. А чего Руденко было стесняться – лишь бы Хрущев был доволен.

     Ведь когда мы сегодня посмотрим на служителей юстиции, доставшихся нам от СССР, то увидим, что они ни в чем, кроме секса, не разбираются, причем, даже в профессиональных вопросах они настолько тупые, что ни человек, похожий на министра юстиции Ковалева, ни человек, похожий на генерального прокурора Скуратова, получая взятки проститутками, не сообразил, что их могут снимать на видеопленку. Хотя вроде по долгу службы такие съемки эти люди должны были сами организовывать.

Преступный суд

     Вот мы и закончили рассмотрение всех пунктов обвинения, которые были предъявлены Л.П. Берия и по которым он

[337]
был признан виновным. Вы увидели его вину в измене Родине, создании заговорческой организации, в шпионаже, в терроризме, в изнасиловании?

     Генерал-лейтенант юстиции А.Ф. Катусев пишет:

     "Считаю своим долгом отметить, что вновь открывшиеся обстоятельства лишь дополнительно высветили ошибки и натяжки в приговоре по делу Берии и других, в то время как наиболее серьезные из них были очевидны и прежде. Чем же объяснить, что крупнейшие наши юристы-практики под руководством Р.А.Руденко предъявили обвинение, не подкрепленное надлежащими доказательствами?

     Ответ лежит на поверхности – еще до начала предварительного следствия были обнародованы постановление июльского (1953) Пленума ЦК КПСС и Указ Президиума Верховного Совета СССР, в которых содержалась не только политическая, но и правовая оценка содеянного Берией".

 

Р.Руденко


     Этого мало, генерал-лейтенант! Сошлитесь на статью закона, в которой сказано, что прокуроры и судьи должны и имеют право руководствоваться "правовыми оценками" кого бы то ни было, кроме оценок, данных в законе. Руководствуются указанием начальства только подонки-прокуроры и подонки-судьи, и если они подонки, то при чем тут Пленум?

     Объяснения поведения Руденко не в этом, а в том, что он подлец и во имя поста Генерального прокурора СССР и денег без зазрения совести пошел на убийство. Он и члены суда во главе с маршалом Коневым совершили преступление по ст. 588 тогдашнего Уголовного Кодекса – они совершили террористический акт против представителя Советской власти и заслужили смертную казнь. Если бы они были честными людьми и сказали бы, что Берия не виновен, то были бы бессмысленны "правовые оценки" кого бы то ни было. Никто в СССР по закону не имел права давать эти оценки, кроме суда.

[338]

     Сам Катусев отлично понимает, что Руденко и суд совершили преступление, но, будучи таким же, как и они, пытается братьев по совести "отмазать".

     "Вина Берии от этого не становится меньше, все равно он в крови с головы до ног. Но квалификация его преступных деяний должна быть иной – она уже не может основываться на статье 58-8 УК РСФСР (в редакции 1926 года), ибо неправомерно говорить о терроре с контрреволюционным умыслом, если уничтожение ни в чем не повинных советских граждан производилось Берией и его подручными по прямому указанию главы государства. В данном случае преступления Берии и других осужденных подлежат квалификации по статье 193-17 п. "б" УК РСФСР тех лет, где за систематическое злоупотребление властью, повлекшее за собой особо тяжкие последствия, тоже предусмотрен расстрел".

     Оцените юридические способности генерал-лейтенанта Катусева и прикиньте, на сколько это яблочко откатилось от яблони Руденко. Разве Катусев, рассматривая "дело Берия", сумел доказать, что Берия "в крови с головы до ног"? Если он "в крови", то почему ему смогли предъявить на суде только липовые дела Бовкун-Луганец и Симонич?

     Во-вторых. Катусев отлично знает и сам об этом говорит, что в СССР на тот момент (с 26 мая 1947 г.) была отменена смертная казнь, в том числе и по ст. 193, и применять ее можно было только по ст. 58. Зачем же брехать людям, что по ст. 19317 "тоже предусмотрен расстрел"?

     Как ни крутят юридические подонки, с какой стороны к делу Берия ни подступаются, а факт остается фактом – перед законами СССР Л.П. Берия был чист!

     Мы потратили столько времени на рассмотрение обвинений, предъявленных Л.П. Берия "на суде", по сути, с единственной целью – с тем, чтобы при рассмотрении следующего, более важного для нас эпизода, у нас не оставалось никаких сомнений в том, был ли Берия преступником или нет.

 

 


{П45}В последнее время появились сведения, что эту акцию оплатил военный атташе Франции, которая продолжала в то время воевать с Германией.
Назад

{П46}Непосредственно за границей казнь Троцкого организовывал советский разведчик Эйтингтон. Он предложил Рамону Меркадеру целую группу в помощь, но Меркадер отказался: "Я… один приведу смертный приговор в исполнение"{Л78}.
Назад

{П47}Начальники царской контрразведки и разведки генералы Бонч-Бруевич и Самойло служили у большевиков.
Назад

{П48}Разведслужбы Германии, Великобритании, Польши и Румынии кануна Второй мировой войны.
Назад

 

 


{Л25}Судебный отчет. Матер. Воен. кол-я Верх. Суда СССР. М., "Международная семья", 1997.

{Л36}В. Карпов. Расстрелянные маршалы. М., "Вече", 1999.

{Л70}К. Столяров. Палачи и жертвы. М., "Олма-пресс", 1997.

{Л78}П. Судоплатов. Спецоперации. М., "Олма-пресс", 1997.

{Л110}Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Т. 2. Начало, кн. 1, М., "Русь", 2000.

{Л183}Ю.И. Мухин. Катынский детектив. М., "Светотон", 1995.

{Л184}Советская историческая энциклопедия. Т. 11. М., "Советская энциклопедия", 1968, с. 316.

{Л185}А. Верт. Россия в войне 1941-1945. М., "Прогресс", 1967.

{Л186}"Военные архивы России" 1993, No. 1.

{Л187}Л. Осипенко, Л. Жильцов, Н. Мормуль. Атомная подводная эпопея. М., "Боргес", 1994.

{Л188}"Известия ЦК КПСС" 1989, No. 5, с. 89.

{Л189}"Известия ЦК КПСС" 1989, No. 9, с. 109.

{Л190}П. Судоплатов. Разведка и Кремль. М., "Гея", 1997.

{Л191}Д.В. Колесов. И.В. Сталин: право на власть. Кн. 3. М., Московский психолого-социальный институт Флинта, 2000.

{Л192}"Военно-исторический журнал" 1990, No. 1, с. 79.

{Л193}"Известия ЦК КПСС" 1989, No. 9, с. 37.

{Л194}"Коммерсант-Власть" 2000, No. 22, с. 44-47.

 

 

 


 
В оглавление Продолжение
 

 

Раздел про
Гитлера:


  Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru