Главная

Биография Сталина

Статьи
Воспоминания

Статьи о Великой Отечественной войне

Книги о войне, о Сталине

Стихи о Сталине

Личная жизнь Сталина

Рефераты

Фотографии
плакаты

Смешно о не смешном

Полное собрание сочинений:
сочинения. том 1
сочинения. том 2
сочинения. том 3
сочинения. том 4
сочинения. том 5
сочинения. том 6
сочинения. том 7
сочинения. том 8
сочинения. том 9
сочинения. том 10
сочинения. том 11
сочинения. том 12
сочинения. том 13
сочинения. том 14
сочинения. том 15
сочинения. том 16


Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий

- 24 -

ить ж(елезно) дорожные участки, позволяющие в случае капитального разрушения моста передачу составов на другое направление. Так, например, к Полоцку подходят три железные дороги, а от Полоцка по направлению к фронту идет лишь одна, пересекая у самого города Западную Двину на очень высоком уровне. Подрыв ж(елезно) дорожного моста и систематическое его бомбардирование могут поставить армии, базирующиеся на Полоцк, в очень тяжелое положение. Поэтому совершенно необходимо проложить двухпутный участок Полоцк – Витебск по южному берегу Зап(адной) Двины. Конечно, этот участок надо соединить с Лепелем и далее вести на м. Березино-Минск-Слуцк-Новоград-Волынский-Жмеринка. При наличии такой железной дороги вывод из строя ж(елезно) д(орожной) переправы, например, через Березину у Борисова не мог бы воспрепятствовать подаче эшелонов из Орши в Минск через Лепель, конечно, при условии развития необходимой пропускной и провозной способности этой железной дороги и т. д. Для Белорусского фронта чрезвычайно важна ж(елезно) д(орожная) переправа через Днепр у Жлобина. Поэтому весьма важно до предела развить основную рокаду фронта: Витебск-Орша-Жлобин-Мозырь-Жмеринка. Само собою разумеется, что такие же мероприятия надо провести по линии Украинского фронта. В частности, ж(елезные) дороги, идущие от Днепропетровска и Запорожья на Казатин и Жмеринку, должны быть развиты, т. к. днепровские ж(елезно) дорожные) мосты этих дорог наиболее удалены от противника и наименее подвергаются опасности ежедневных налетов.
   Итак, рассмотрение плана действий Белорусского фронта, построенного на задаче разгромить польско-германские силы на варшавском направлении, говорит о том, что план этот не обеспечен необходимыми силами и средствами. Вследствие этого поражение не исключено даже без наличия какого бы то ни было вредительства. Само собою понятно, что проявление вредительства даже в отдельных звеньях фронтового и армейского управления резко повышает шансы на поражение. Из области реально осуществленной вредительской работы, непосредственно отражающейся на оперативном плане, необходимо отметить в первую очередь ту задержку, которую организационный отдел Генерального штаба РККА (Алафузо) осуществил в вопросе увеличения числа стрелковых дивизий, задержку, которая создает основную оперативную опасность для наших армий на Белорусском и Украинском фронтах. Такая же опасная задержка проведена в вопросе широкого развертывания артиллерийского и танкового резерва Главного командования.
   Каковы же те силы, которые нужны Белорусскому фронту для того, чтобы он мог выполнить поставленную ему задачу ведущего, решающего значения? Здесь можно сделать прикидку следующего порядка. Если бы польско-германское командование по ходу обстановки решило главные силы сосредоточить против Белорусского фронта, то против Украинского ему было бы достаточно оставить 30—35 пех(отных) дивизий, т. е. на белорусском направлении могло бы сосредоточиться до 76—81 пехотных) дивизий (из всех 111). Отсюда ясно, что только для того, чтобы не потерпеть отдельного поражения при настойчивом продвижении в глубь Польши, Белорусский фронт должен иметь, по крайней мере, столько же стр(елковых) дивизий, а для того, чтобы получить возможность нанести противнику поражение, число дивизий, входящих в его состав, должно значительно вырасти.
   Конечно, использовать столь большое число стр(елковых) дивизий в полосе до Гродно – Кобрин Белорусскому фронту нелегко. Слишком узок "белорусский коридор", и слишком беден он даже грунтовыми путями. Однако к западу от меридиана Гродно возможности и необходимость использования этих сил значительно возрастают. Наилучшие оперативные условия для использования этих масс создались бы при упомянутом выше варианте первоочередного и стремительного разгрома лимитрофов. При этом варианте и более крупные силы можно было бы концентрически подвести к фронту Тильзит-Гродно-Брест-Литовск. Если же пользоваться только "белорусским коридором", то, по всей вероятности, придется применить оперативное эшелонирование с тем, чтобы в нужную минуту подвести к фронту все эшелоны. Но тыл при этом варианте был бы перенапряжен до крайности и потребовалась бы организация массового автомобильного транспорта и широкой постройки автомобильных дорог.
   Каковы же должны быть те силы, которые необходимо предоставить Украинскому фронту для выполнения последним поставленной ему задачи? Как видно было из сделанных выше подсчетов, польско-германское командование может выставить против Украинского фронта около 60 пех(отных) дивизий. Надо оговориться, что эти расчеты могут касаться лишь 1937 г., не позже, т. к., несомненно, в 1938 г. германская армия, выставляемая по мобилизации, значительно вырастет; даже в 1937 г. за счет ландверных дивизий германская армия будет несколько сильнее, чем это выше взято в расчет. Очевидно, что, имея против себя около 60 пех(отных) дивизий, Украинский фронт также должен их иметь не меньше 60. На самом деле, учитывая активные задачи, стоящие перед фронтом, его силы должны быть значительно большими.
   Итак, из сравнительного рассмотрения возможных группировок противника и потребных нашим фронтам сил выяснилось, что без пересмотра основных установок ныне действующего оперативного плана Белорусскому фронту требуется около 80 дивизий, а Украинскому – около 60, а всего 140 стр(елковых) дивизий. Рассмотрим, как могли бы развиваться при наличии таких сил совместные действия Белорусского и Украинского фронтов. При производстве подсчетов предполагалось, что если главный удар немцы будут наносить на Украине, то они выставят на этом направлении до 60 пех(отных) дивизий. Очевидно, что при наличии в составе Украинского фронта также 60 стрелковых дивизий можно предположить бои с переменным успехом на территории противника между Полесьем и румынской границей. Может быть, даже Украинский фронт будет иметь преимущественный успех, т. к., вероятно, он будет сильнее германо-поляков в отношении механизированных соединений. В этом случае на белорусском направлении германо-поляки смогут выставить около 50 пех(отных) дивизий. Совершенно очевидно, что Белорусский фронт при наличии 80 стр(елковых) дивизий может нанести польско-германским армиям поражение и постепенно установит оперативное взаимодействие с Украинским фронтом в районе Брест-Литовска.
   Возьмем другой вариант, когда польско-германское командование бросает против Белорусского фронта до 80 пех(отных) дивизий, оставляя на украинском направлении до 30—35 пех(отных) дивизий. Совершенно очевидно, что Украинский фронт своими 60 дивизиями нанесет польско-германским армиям поражение и, содействуя Белорусскому фронту в общем направлении на Брест-Литовск, в конце концов оттянет на себя часть неприятельских сил, обеспечит наступление своего северного соседа, и в дальнейшем оба фронта, находясь во взаимодействии и имея общее превосходство в силах над противником, нанесут ему общее поражение.
   Итак, расчеты, безусловно, доказывают, что Белорусский и Украинский фронты, имеющие в своем составе около 90 стр(елковых) дивизий, подвергаются опасности последовательного поражения при выполнении ими активных задач, которые ставятся им оперативным планом. Эти задачи посильны будут этим фронтам только в том случае, если Германия не выступит на стороне Польши. При войне против нас Германии и Польши и при наличии в составе Белорусского и Украинского фронтов около 90 стр(елковых) дивизий активные наступательные задачи по поражению противника на его территории для этих фронтов заведомо непосильны.
   С другой стороны, расчеты показывают, что эти задачи могут быть выполнены при условии увеличения состава обоих фронтов до 140 стрелковых) дивизий.
   Трудности в выполнении этого необходимейшего условия нашего боевого успеха заключаются в двух направлениях: в формировании кадров и накапливании материальной части для новых 50 стр(елковых) дивизий, разворачиваемых по мобилизации, и в развитии железнодорожных и шоссейных путей для своевременного сосредоточения дополнительных сил к границам. Однако, несмотря на запущенность того и другого вопроса, они являются вполне разрешимыми, и за их разрешение необходимо взяться немедленно и с величайшей энергией.
   Необходимо, чтобы все стр(елковые) дивизии были одинаково вооружены. Опыт войны 1914—1918 гг. показал, что в ходе войны все равно дивизии разделяются как бы на два класса: на наступательные и оборонительные. Наступательные дивизии сильнее вооружены артиллерией и имеют более мощные тыловые службы, способные обеспечить маневр дивизии. Оборонительные дивизии сильно оснащаются пулеметами, зато в артиллерийском отношении слабее и тылы имеют в сокращенном составе. Очевидно, часть новых дивизий можно будет сформировать как оборонительные дивизии. Это облегчит формирование с точки зрения потребности в материальной части артиллерии.
   В отношении количественных показателей нашего командного состава запаса эти формирования особых трудностей не встретят. В качественном отношении уровень командиров запаса очень низок, но, будучи призваны в армию, эти командиры быстро повысят уровень своей подготовки.
   Ускорение сосредоточения достижимо путем внеочередной автоблокировки ж(елезно) д(орожных) линий, осуществляющих стратегические перевозки. Проводя автоблокировку и развивая соответствующим образом разъезды, можно добиться почти удвоения провозной способности ж(елезной) дороги.
   Это мероприятие можно провести очень быстро. Помимо того, необходимо, конечно, строить и новые ж(елезные) дороги.
   Ускорения сосредоточения можно достигнуть и путем расположения парков, обозов и проч(его) тылового имущества частей, подлежащих переброске в тех укрепленных районах, в направлении которых они направляются по плану оперативных перевозок. При тщательной организации хозяйства и при условии разрешения командирам дивизий инспектировать имущество, принадлежащее их дивизиям, необходимый порядок может быть соблюден.
   Мне кажется, что даже эти два мероприятия помогут уложить стратегические перевозки в нужные сроки. Если к этому прибавить постройку новых железных дорог, то, быть может, сроки сосредоточения удастся даже сократить, что крайне желательно и даже, более того, совершенно необходимо.
   Начавшееся строительство автострад на Минск и Киев также должно быть использовано для ускорения сосредоточения путем применения автотранспорта.
   После всего вышеизложенного, где было обосновано положение, что мы не имеем на сегодняшний день достаточных сил, чтобы выполнить задачи, поставленные оперативным планом, встает, естественно, следующий вопрос: каковы же должны быть те задачи, которые оперативно следует поставить Белорусскому и Украинскому фронтам, учитывая те силы, которые они реально могут получить в 1937 году?
   Должен прямо сказать, что этот вопрос мною ни разу не прорабатывался. Опять-таки повторяю, что если в войне будет участвовать одна Польша, то действующий оперативный план соответствует наличным силам и средствам. Потребуется только принять действительные меры обеспечения фронта со стороны Восточной Пруссии. Что же касается плана действий против соединенных польско-германских сил, то на этот вопрос ответить гораздо труднее. Я думаю, что надо серьезно проработать этот вопрос, однако сейчас постараюсь высказать общие соображения на эту тему.
   Операции вторжения должны остаться в силе. Они обеспечивают выигрыш времени, дезорганизуя районы намечаемого противником сосредоточения. Помимо того, операции вторжения сразу же переносят военные действия на территорию врага. Наконец, в случае вынужденного отхода войска армии вторжения, усиленные необходимыми техническими средствами, будут капитально разрушать за собой железные дороги и шоссе, что будет влиять на расстройство тыла противника. Более того, армии вторжения могут захватить значительную часть пограничной территории противника, например, для белорусского направления вполне возможен захват района Вильно – Лида – Барановичи. Эти действия армии вторжения должны быть поддержаны войсками главных сил с тем, чтобы неприятель не мог без серьезных боев возвращать свою территорию. В упорных боях противник будет углубляться по двум описанным выше коридорам: белорусскому и украинскому со всеми проистекающими отсюда трудностями и неудобствами, т. е. ослаблением своих сил на обеспечение флангов в сторону соседних государств, сужением площади размещения авиации, затруднениями в организации маневра войсковых соединений, в перенапряжении работы коммуникаций и пр. Наши армии, наоборот, приближаясь к своим базам, будут получать преимущества в маневрировании, в использовании авиации и в работе тылов. Помимо того, Белорусский и Украинский фронты, отходя к основным железнодорожным заходам на нашей территории, получают возможность как взаимной поддержки, так и поддержки со стороны Главного командования, в то время как фронты польско-германских армий, все более разделяемые Полесьем и отрывающиеся от своей хорошо налаженной железнодорожной сети, все более и более лишаются возможности поддерживать друг друга, и потому в конце концов может наступить момент, когда Главное командование сможет принять решение о нанесении одному из фронтов противника (южнее или севернее Полесья) отдельного поражения. Для этого потребуется накопить крупный резерв Главного командования. Полагаю, что такой вариант возможен, т. к. польско-германские силы в свою очередь не обладают достаточным превосходством над силами Белорусского и Украинского фронтов для совершения глубокого наступления (111 дивизий против 30-100 дивизий) и будут, конечно, ослаблены и истощены этим глубоким наступлением. В такой обстановке при наличии достаточного резерва Главного командования, поданного в нужный момент на один из контрфронтов и направленного в наиболее ослабленный фронт противника, может оказаться возможным последовательное поражение противника сначала на одном направлении, а далее на другом. Повторяю, что этот вариант мною совершенно не проработан, и я здесь пока высказываю лишь самые предварительные соображения.
   Вновь возвращаясь к варианту первоочередного разгрома прибалтов, хочу сказать, что именно этот вариант особенно благоприятствует вести активную оборону на территории врага. Захват территории Эстонии, Латвии и Литвы и захват армией вторжения Белорусского фронта территории Западной Белоруссии до линии Гродно – Слоним позволил бы нашим армиям, опираясь на свою охватывающую базу, упорно обороняться, а в случае наступления противника – ставить его в труднейшее положение, когда ему придется развивать свои действия по эксцентрическим направлениям.
   Между прочим, этот вариант станет совершенно необходимым, когда нами будет построен на Балтике большой линейный флот. Такой флот во время войны не может базироваться ни в Кронштадте, ни на Лужской губе. Ему потребуются базы в открытом море, и эти базы имеются на территории Эстонии и Латвии: Ревель, Рига, Виндава, Либава. Вопроса о Финляндии я в разрезе анализа плана первоочередного поражения лимитрофов касаться не буду, т. к. война с Финляндией представляет для нас совершенно самостоятельную проблему, в достаточной степени сложную.
   Ожидая с наибольшей вероятностью наступления главных германских сил на украинском направлении, ни в каком случае не следует считать исключенным наступление немецких армий как на белорусском направлении, так и на территории прибалтов. Оперативный план должен предусматривать и отдельные, частные варианты.
   Что касается нашего стратегического положения, в случае если Германия еще до войны с нами захватит Чехословакию и Румынию, то этот вопрос требует специального изучения, и в первую очередь требует такой постановки агентурной работы, чтобы мы действительно знали обо всех конкретных мероприятиях германского генерального штаба, направленных к подготовке этого захвата.
   Система укрепленных районов, построенная от Карельского перешейка через Полоцк до Летичева и Тирасполя включительно, в общем и целом вполне отвечает интересам развертывания армии. В связи с увеличением германской угрозы я думаю, что следовало бы построить Слуцкий укрепленный район в Белоруссии, а на Украине крайне важно было бы развить Летичевский укрепленный район в глубину и закрыть промежуток между ним и Житомирским укрепленным районом. Летичевское направление является наиболее решительным для немцев. С проломом на этом направлении дальнейшие действия немцев и поляков по развитию успеха на Правобережье становятся значительно более легкими. В связи с возможностью решительных действий германских армий необходимо возвратить Киевскому и Мозырскому укрепленным районам их прежнее крупное значение и внимание, которое за последние годы понемногу забыли.
   Каковы же были основные вредительские мероприятия, разработанные центром антисоветского военно-троцкистского заговора, которые должны были использовать наши затруднения на фронтах сражений с германскими и польскими армиями в целях поражения наших красных армий.
   Я уже показывал, что, изучив условия возможного развертывания операций немцев и поляков против БВО и КВО во время апрельской военно-стратегической игры 1936 года и получив незадолго до этого установку от германского генерального штаба через генерала Рундштедта на подготовку поражения на Украинском театре военных действий, я обсудил все эти вопросы сейчас же после игры с Якиром и Уборевичем, а в общих чертах и с прочими членами центра. Было решено оставить в силе действующий оперативный план, который заведомо не был обеспечен необходимыми силами. Наступление Белорусского фронта с приближением, а тем более с переходом этнографической границы Польши должно было стать критическим и с большой долей вероятности опрокидывалось ударом немцев или из В(осточной) Пруссии в направлении Гродно или через Слоним на Минск.
   Украинский фронт в первую очередь или после нанесения удара немцами на севере также, по всей вероятности, потерпит неудачу в столкновении со значительно превосходными силами польских и германских армий.
   В связи с такой обстановкой на Уборевича была возложена задача так разрабатывать оперативные планы Белорусского фронта, чтобы расстройством ж(елезно) д(орожных) перевозок, перегрузкой тыла и группировкой войск еще более перенапрячь уязвимые места действующего оперативного плана.
   На Якира были возложены те же задачи, что и на Уборевича, но, кроме того, через Саблина он должен был организовать диверсионно-вредительскую сдачу Летичевского укрепленного района.
   И Уборевич, и Якир должны были в течение лета разработать через штабы БВО и КВО практические мероприятия, вытекающие из этих вредительских установок. Что успели сделать штабы БВО и КВО во исполнение этого задания, мне неизвестно, так как (о чем я уже показывал раньше) в связи с арестом ряда видных участников заговора летом 1936 г. Центром заговора решено было временно прекратить всякую практическую работу. Об отдельных вопросах вредительских разработок, известных мне, я покажу дальше. В связи с временным прекращением работ заговора я не согласовывал с генералом Кестрингом намеченных центром заговора оперативных мероприятий по подготовке поражения наших армий, это согласование я должен был сделать по окончании практических оперативных разработок в БВО и КВО.
   Каменев С.С. должен был разработать по своей линии мероприятия, направленные к тому, чтобы дезорганизовать противовоздушную оборону железных дорог в БВО и КВО и тем внести расстройство как в стратегическое сосредоточение армий, так и в работу последующих снабженческих и оперативных перевозок.
   Из отдельных вредительских мероприятий, подготовлявшихся в штабах БВО и КВО, мне известны нижеследующие: разработка плана снабжения с таким расчетом, чтобы не подвозить для конных армий объемистого фуража со ссылкой на то, что фураж есть на месте, в то время как такового заведомо на месте не хватает, а отступающий противник уничтожает и остатки. Засылка горючего для авиации и механизированных соединений не туда, где это горючее требуется. Слабая забота об организации оперативной связи по тяжелым проводам, что неизбежно вызовет излишнюю работу раций и раскрытие мест стоянки штабов. Недостаточно тщательная разработка и подготовка вопросов организации станций снабжения и грунтовых участков военной дороги. Размещение ремонтных организаций с таким расчетом, чтобы кругооборот ремонта затягивался. Плохая организация службы ВНОС, что будет затруднять своевременный вылет и прибытие к месту боя истребительной авиации.
   Что касается Дальнего Востока, то оперативный план последнего центром военного заговора не обсуждался в целом. Дальним Востоком специально занимался Гамарник. Он почти ежегодно ездил в ОКДВА и непосредственно на месте давал указания и решал многие вопросы.
   Мне известно, что Путна и Горбачев в их бытность на Дальнем Востоке стремились дезорганизовать систему управления в ОКДВА. В дальнейшем эту работу проводил Лапин. Эти работники стремились расшатать суборди(нацию) в ОКДВА путем дискредитации командования.
   Лапин усиленно пропагандировал в ОКДВА теорию о том, что действия крупно организованными массами, состоящими из разных родов войск, для ОКДВА не годятся. На Дальнем Востоке нужна, мол, особая горно-таежная тактика, которая тянула боевую подготовку армии в сторону тактических форм малой войны. Лапину удалось в этом отношении кое-что протащить в жизнь. Лапин не обеспечит непрерывную боевую готовность авиации ОКДВА на аэродромах, что было бы очень просто сделать, если бы он добивался введения сменных экипажей на самолеты.
   Дальневосточный театр войны крайне слабо обеспечен от воздействия японцев через КНР в направлении Читы и кругобайкальской железной дороги. В этом отношении ни ОКДВА, ни Гамарник не ставили вопросов о необходимости прокладки ж(елезно) д(орожного) пути от Байкала, хотя бы до Улан-Батора. В случае нападения на нас японцев наше положение в направлении КНР будет чрезвычайно тяжелым.
   С точки зрения организационной Гамарником было проведено на Дальнем Востоке решение о расформировании строительных частей после объявления мобилизации для целей пополнения кадровых частей. Это, конечно, неправильно, т. к. строительные части выгоднее развернуть как второочередные дивизии, а кадровые части содержать в штатах, более близких к военному времени, чтобы до минимума сократить потребность в подвозе пополнений. Наши силы на Дальнем Востоке крайне слабы, и надо использовать всякую дополнительную возможность к увеличению числа войсковых соединений.
   Показания о вредительской работе будут изложены мною дополнительно».



   СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

   Абрамов Н. Дело Тухачевского: новая версия. // Новое время. 1989. № 13.
   Авторханов Л. Технология власти. М., 1991.
   Архивы раскрывают тайны. Международные вопросы: события и люди. ML, 1991.
   Ахтамзян А. Внешнее сотрудничество СССР и Германии в 1920—1923 гг. // Новая и новейшая история. 1990. № 5.
   Баландин Р., Миронов С. Заговоры и борьба за власть. М., 2003.
   Безыменский Л. Германские авантюры с Гитлером и без него. М., 1964.
   Бобренев В., Рязанцев В. Палачи и жертвы. М., 1993.
   Бойцов В. Секретные лаборатории рейхсвера в России // Армия. 1991. № 2, 3.
   Ветераны внешней разведки России. М., 1995.
   Викторов Б. Как мы реабилитировали «заговорщиков». Записки военного прокурора // Кровавый маршал. СПб., 1997.
   Волков А., Славин С. Адмирал Канарис – «железный» адмирал. Смоленск. 1998.
   Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет Сталина. Т. 1, 2. М., 1989.
   Волкогонов Д. Троцкий. Политический портрет. М., 1992.
   Выступление наркома обороны К. Е. Ворошилова на пленуме ЦК ВКП(б). 23 февраля – 5 марта 1937 г. // Военно-исторический архив. 1997. Вып. 1.
   Гачкин А. Германский фашизм. М., 1988.
   Гиленсен В. Вальтер Николаи – глава германской военной разведки во время Первой мировой войны. // Новая и новейшая история. 1998. № 2, 3.
   Голинков Д. Крушение антисоветского подполья в СССР.
   Горлов С, Ермаченков Е. Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе // Военно-исторический журнал. 1993. № 6-8.
   Горлов С. Совершенно секретно: Москва-Берлин. 1920—1933. М., 1999.
   Горлов С. Советско-германское военное сотрудничество. М., 1993. (Кандидатская диссертация).
   Гуль Р. Красный маршал. Берлин, 1932.
   Дьяков Ю., Бушуева Т. Фашистский меч ковался в СССР. Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество 1922—1933 гг. Неизвестные документы. М., 1992.
   Емельянов Ю. Записки о Бухарине.
   Жуков Ю. Иной Сталин. М., 2003.
   Жуков Ю. Следствие и судебные процессы по делу об убийстве Кирова. // Вопросы истории. 2000. № 2.
   Жуков Ю. Тайны «Кремлевского дела» 1935 года и судьба Авеля Енукидзе // Вопросы истории. 2000. № 9.
   Захаров В. Военные аспекты взаимоотношений СССР и Германии. 1921 г. – июнь 1941 г. М., 1992.
   Захаров В. «Политика советского государства по отношению к Германии в военной области и ее влияние на обороноспособность СССР». Диссертация.
   Зданович А. «Ц-Мо» информирует Берлин // Армия. 1991. № 1.
   Загар А. Гестапо – Мюллер. Ростов н/Д, 1997.
   Иосиф Сталин в объятиях семьи: сб. документов. М., 1993.
   Иссерсон Г. Судьба полководца. // Кровавый маршал. СПб., 1997.
   Казаринов О. Обратная сторона войны. М, 2006.
   Кантор Ю. Война и мир Михаила Тухачевского. М., 2005.
   Карелл Я. Заговор против Тухачевского // Кровавый маршал. СПб., 1997.
   Кен О. Чехословакия в политике Москвы. 1931—1936 гг. // Россия – XXI. 1997. № 1-2.
   Кирилина А. Неизвестный Киров. СПб., 2001.
   Коваль В. Правда о заговоре против Гитлера. Киев, 1960.
   Колвин И. Двойная игра. М., 1960.
   Колесников В. Тайная миссия Нидермайера // Служба безопасности. 1993. №3-4.
   Кондратов С. «Привет маршалу Ворошилову» // Новое время. 1993. №33.
   Константинов С. Своими руками // Независимое военное обозрение. 1996. 11 июля.
   Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888—1938. М., 1998.
   Кун М. Бухарин: его друзья и враги. М., 1992.
   Лесков В. Сталин и заговор Тухачевского. М., 2003.
   Мартиросян А. 22 июня. Правда генералиссимуса. М., 2005.
   Мартиросян А. Заговор маршалов. М., 2003.
   Мартиросян А. Трагедия 22 июня. Блицкриг или измена? М., 2006.
   Мельников Д. Заговор 20 июля 1944 года в Германии. М., 1965.
   Мильштейн М. А. Заговор против Гитлера. М, 1962.
   Минаков С. Сталин и его маршал. М., 2004.
   Млечин Л. Иосиф Сталин, его маршалы и генералы. М, 2004.
   Млечин Л. Русская армия между Троцким и Сталиным. М, 2002.
   Норд Л. Воспоминания о М. Н. Тухачевском // Возрождение (Париж). 1957. №63-68.
   Назаров М. Миссия русской эмиграции. М., 1994. Т. 1.
   Они не молчали. М., 1991.
   Орлов Б. В поисках союзников: командование Красной Армии и проблемы внешней политики СССР в 30-х гг. // Вопросы истории. 1990. № 4.
   Открывая новые страницы. Международные вопросы: события и люди. М., 1989.
   Очерки истории российской внешней разведки. М., 1996. Т. 2. М., 1997. Т. 3.
   Павлов В. Г. «Сезам, откройся!» Тайны разведывательных операций. М., 1999.
   Письма Сталина Молотову. 1925—1936 гг.: сб. документов. М., 1995.
   Поварцов С. Причина смерти – расстрел. М., 1996.
   Показания Тухачевского М. Н. от 1 июня 1937 года // Кровавый маршал. СПб., 1997.
   Протоколы допроса командующего ЗапОВО Д. Г. Павлова на следствии и в суде // Неизвестная Россия. М., 1992.
   Пфафф И. Прага и дело о военном заговоре // Военно-исторический журнал. 1988. №9-11.
   Пыхалов И. Великая оболганная война. М., 2005.
   Раппопорт В., Геллер Ю. Измена Родине. М., 1995.
   Реабилитация. Политические процессы 30-50-х годов. М., 1991.
   Роговин В. 1937 год. М., 1996.
   Роговин В. Власть и оппозиция. М., 1993.
   Роговин В. Мировая революция и мировая война. М., 1998.
   Роговин В. Партия расстрелянных. М., 1997.
   Роговин В. Сталинский неонэп. М., 1995.
   Руге В. Гинденбург. Портрет германского милитариста. М., 1981.
   Руге В. Как Гитлер пришел к власти. М., 1985.
   Сахаров В. Военные аспекты взаимоотношений СССР и Германии. 1921 г. – июнь 1941 г. М., 1992.
   Смирнов Г. Правда о кровавом маршале // Кровавый маршал. СПб., 1997.
   Солонин М. Бочка и обручи, или Когда началась Великая Отечественная война. М., 2004.
   Справка о проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям в измене родине, терроре и военном заговоре // Военно-исторический архив. Вып. 1-2. 1997.
   Сталинское политбюро в 30-е годы: сб. документов. М., 1995.
   Старков Б. Дела и люди сталинского времени. СПб., 1995.
   Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив. Вып. 2. М., 1997.
   Сувениров О. Трагедия РККА. 1937—1938. М., 1998.
   Суворов В. Очищение. М., 1998.
   Судебный отчет о бухаринско-троцкистском процессе. 2-12 марта 1938 года. М., 1997.
   Тинченко Я. Голгофа русского офицерства в СССР. 1930—1931 годы. М., 2000.
   Трудные вопросы истории. М, 1991.
   Уоллер Д. Невидимая война в Европе. Смоленск, 2001.
   Уборевич И. Письмо к Г. Орджоникидзе // Факел. М., 1990.
   Фалиго Р. Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. М., 1997.
   Фест И. Адольф Гитлер. Пермь. 1993.
   Финкер К. Заговор 20 июля 1944 г. М., 1976.
   Хлевнюк О. Сталин и Орджоникидзе. Конфликты в Политбюро в 30-е годы. М., 1993.
   Царев О. Костелло Д. Роковые иллюзии. М., 1995.
   Чертопруд С. Охота на фюрера. М., 2004.
   Черушев Н. «Невиновных не бывает». Чекисты против военных. 1918—1953.
   Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1992.
   Щербаков А. Наполеон. Как стать великим. СПб., 2005.
   Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М, 1991.
   Шрейдер М. НКВД изнутри: записки чекиста. М., 1995.
   Хорев А. Как судили Тухачевского // Красная звезда. 1991. 17 апр.
   Энциклопедия Третьего рейха. М, 1996.
   Якупов Н. Трагедия полководцев. М., 1992.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

.

Раздел про
Гитлера:


  Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru