Главная

Биография Сталина

Статьи
Воспоминания

Статьи о Великой Отечественной войне

Книги о войне, о Сталине

Стихи о Сталине

Личная жизнь Сталина

Рефераты

Фотографии
плакаты

Смешно о не смешном

Полное собрание сочинений:
сочинения. том 1
сочинения. том 2
сочинения. том 3
сочинения. том 4
сочинения. том 5
сочинения. том 6
сочинения. том 7
сочинения. том 8
сочинения. том 9
сочинения. том 10
сочинения. том 11
сочинения. том 12
сочинения. том 13
сочинения. том 14
сочинения. том 15
сочинения. том 16


«Хозяин Кремля» умер раньше своей смерти. Самая последняя тайна Сталина - Статьи (воспоминания) про Сталина на http://tyrant.ru Главная (раздел про Сталина) >> Статьи (воспоминания) про Сталина >> «Хозяин Кремля» умер раньше своей смерти


«Хозяин Кремля» умер раньше своей смерти. Самая последняя тайна Сталина


Автор: Геннадий Коломенцев, Николай Добрюха

ВОТ что рассказал Геннадий Коломенцев*.

— То, что я сейчас расскажу, полностью идет вразрез со всеми официальными и частными свидетельствами о смерти Сталина. Это мне рассказал Орлов Иван Михайлович, комендант дачи Сталина в Волынском. При жизни Сталина я ни разу не был на этой даче, а вскоре после его смерти довелось.

Дача самая обычная. Ничего помпезного. Показал Орлов мне валенки, в которых Сталин любил гулять, тулуп, который Сталин всегда надевал, потом самую простую шапку с длинными ушами. Показал он все это и говорит:

— У Сталина был такой порядок. Приезжает. Чай попьет или там что… И уходит к себе. Закрывается. Все! Без звонка никто к нему зайти не мог. У него звонок стоял. Если нужно кого-то вызвать, он нажимал звонок. В эту ночь, когда он умер, ни звонка, ничего… Утро. Время подъема подходит: 10, 11… К этому часу Сталин обычно вставал. Брился. Брился сам. В парикмахерскую не ходил. Охрана забеспокоилась. Позвонили в Главное… нет, в 9-е управление. Тогда уже, кажется, было 9-е управление, а не ГУО. Оттуда приехали. Когда вскрыли дверь, он лежал на полу около тахты, на которой спал. У него тахта была. Он лежал на полу уже мертвый…

— То есть… вообще мертвый?

— Мертвый!

— А все говорят, что несколько дней умирал…

— Не-е-е. Нет-нет, он уже мертвый был. Все! Все эти разговоры и газетные сообщения — галиматья. Он уже мертвый был… Все!

Это откровение Орлова, которое он сделал мне по дружбе. Примерно через месяц после похорон Сталина. (См. ниже статью «Могло быть и так?». — Ред.)

Когда Сталин умер, Берия всю сталинскую обслугу разогнал. Всю! Кого — куда! Единственная, кто ушел на пенсию, — сестра-хозяйка Валя Истомина. Кстати, именно она омывала тело Сталина перед положением его в гроб. Ее девичья фамилия была Жмычкина. Два брата ее работали у нас в 6-м отделе на 501-й базе, которую скоро возглавил я.

Это была спецбаза, обеспечивавшая питанием руководителей партии и правительства и высоких зарубежных гостей, которые приезжали и проживали в госособняках и в кремлевской резиденции. При 501-й базе была спецлаборатория. Все продукты проверялись. И сказать, что кого-то там ими могли отравить, полная галиматья. Это исключалось на сто процентов. Я сам все пробовал. И, как видите, живу до сих пор.

Меню Иосифа Виссарионовича
ЗА СТАЛИНЫМ довелось мне наблюдать очень много. И вот какие мифы я обязан развеять прежде всего. Во-первых, Сталин был трезвый человек. Я был с момента работы, наверное, на всех официальных сталинских приемах и банкетах. Но ни разу не видел, чтобы Сталин хоть немножечко был под хмельком. И все его окружение знало это. И при нем не позволяло себе лишнего. А если и позволяло, то только втихаря. Хрущев любил подзаложить. Любил Булганин выпить. Каганович тоже. Но… втихаря. Сталин — нет! Он себе позволял лишь две маленькие коньячные рюмочки.

Пил он коньяк грузинский. Коньяки — «ОС», «КС» и «Енисели» — всегда были у нас на спецбазе. Еще раз повторяю, не армянские, а грузинские. Про вина говорят, якобы он там «Хванчкару» и что-то подобное любил… Ерунда! Он эти вина не пил. Мы специально для него закупали у троих грузинских колхозников их самодельные домашние вина… Были два брата Немцецвиридзе, а третьего я забыл. Жили они где-то в Кахетии. Все эти вина, конечно, проверялись во всех отношениях. И я обязательно опробовал их на себе, чтобы быть от греха подальше. Летом Сталин обычно пил сухое белое, а зимой — сухое красное вино.

Питался Сталин, кстати, очень просто. Грузинских блюд себе почти не заказывал. Любил пельмени. Видно, ссылка в Сибирь сказалась. Любил простые щи, хотя, конечно, у нас их готовили так, что любой гурман пальчики оближет. У нас на Особой кухне повара настоящие асы были. Но особенно любил Сталин печеную картошку в мундире! В духовке печенную. Помню, с этой картошкой мне повара голову заморочили. Мы все регионы Московской области объездили. Привезем им. Нет. Эта не подходит. И эта не та. И только где-то в Бронницах нашли ту, что надо… Да, неприхотливый в еде был человек. Не то что Каганович. Этому черту трудно угодить было…

В трусах перед вождем
ДА-А-А… Много раз я Сталина видел. Однако первая встреча была такой, что нарочно не придумаешь: я перед ним в одних трусах оказался…

Дело было летом 51-го, когда Сталин в последний раз поехал на Кавказ отдыхать. Отправился туда и я как старший инспектор по работе в Сочи 501-й базы. Еще там у нас были два специальных человека. Один занимался охотой, а другой — рыболовством. Для Сталина. Рыболов — Паша Жмычкин и Саша Алексеев — охотник. Как-то раз сманили они меня рыбачить на Холодную речку. А недалеко от того места Сталин жил…

Ну, значит, ловим. Два садка уже наловили. А солнце припекает. Разделись до трусов. Гляжу: там человек прошел, там прошел. В кольцо нас берут, как я потом понял. И вдруг вижу три черные машины. Выходят трое. Один — Власик. Другой — Поскребышев. А третий… Сталин. Неожиданно Сталин идет к нам. А мы в одних трусах. Сталин подходит и говорит: «Здравствуйте, рыбаки! Как улов?»

Мне бы спрятаться за Жмычкина и Алексеева. Но они, как назло, ниже ростом. Сталин на меня посмотрел так… А меня предупреждали: если Сталин будет смотреть в глаза, глаз не отводи. Выдержи взгляд. Я выдержал. Но на всю жизнь запомнил этот взгляд. Умирать буду — буду помнить. Как будто рентген. У него глаза небольшие. Карие. И с крапинками. Лицо его запомнилось. Несколько крупных рябин от оспы. Усы уже с проседью. На портретах всегда черные, а здесь с сединой. Подошел он не какой-то стариковской шаркающей походкой, а по-настоящему твердым шагом…

Отвечал за всех нас Жмычкин, как старый его знакомый. Ни с того ни с сего говорит: «Товарищ Сталин, согреться бы нам, замерзли мы тут…» Сталин так руку поднял. Гляжу, мужчина идет с чемоданчиком. Сталин говорит: «Есть чем рыбаков погреть?» «Есть, товарищ Сталин!» — раскрывает чемоданчик, а там уже все готово.

— Ну что будем пить: коньяк или водку? — спрашивает Сталин.

— Конечно, коньяк, — за всех отвечает Жмычкин.

Коршунов, который подошел с этим чемоданчиком, начинает разливать коньяк по рюмочкам. И тут опять Паша: «Не-е-е. Нам — в фужеры!»

— Что ж… Наливай им в фужеры, а мне в рюмочку, — говорит Сталин.

Паша берет фужер и спрашивает: «Товарищ Сталин, а можно я тост скажу?» «Давай», — соглашается Сталин. «За ваше здоровье!» — говорит Паша. «Ну спасибо», — говорит Сталин. Все выпивают. Я же буквально проглотил свой 150-граммовый фужер, даже не почувствовал, что в нем.

Разговор продолжается. Сталин спрашивает: «Много здесь рыбы?» — «Мно-го, — отвечает Жмычкин. — Вода здесь чистая и такая холодная, что руку сводит судорогой…» И опять за свое: «Товарищ Сталин, а можно нам повторить?»

— Пожалуйста!

Нам снова наливают полные фужеры. И опять я ничего не почувствовал, как воду выпил. Триста граммов на голодный желудок, а будто ничего в рот не брал. Все градусы нервы «на нет» свели. Когда все выпили, Сталин сказал: «Ну, согрелись. Теперь можно продолжить рыбалку. И мне пора — у меня тоже дела. Надо ехать».

Тогда Жмычкин берет один из садков с рыбой и говорит: «Это ваша, товарищ Сталин».

— Как? Я же не ловил…

— Зато коньячком помогли, чтобы мы согрелись и могли дальше ловить. Так что берите, берите!

И Сталин взял рыбу. Когда он уходил, я обратил внимание, что волосы на затылке у него поредели так, что уже проглядывала лысина. И шея была уже морщинистая, старческая.

* Геннадий Николаевич Коломенцев. Родился в 1923 году в семье железнодорожника из поселка Кратово. В 1941-м окончил среднее Калининское военно-химическое училище. После войны поступил в Институт народного хозяйства им. Плеханова на отделение продовольственных товаров. После его окончания был распределен в Главное управление охраны (ГУО), которое возглавлял генерал Власик. Сперва Коломенцев служил рядовым сотрудником 6-го отдела, который обеспечивал питание и обслуживание первых лиц страны. В этой системе он отработал около 38 лет, отвечал за питание всех советских руководителей — от Сталина до Горбачева. В том числе был начальником Особой кухни, обеспечивавшей приемы, завтраки, обеды и ужины партийной элиты.

Могло быть и так?
В РАССКАЗЕ Коломенцева интересно все, но особенно интересно и даже сенсационно то, что касается смерти Сталина. До сих пор главная версия сводилась к тому, что охрана нашла Сталина в полубессознательном состоянии. И потом он тяжело и долго умирал с 1 по 5 марта 1953 года.

Двойник Сталина
ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, в уже обнародованных официальных и неофициальных сообщениях о кончине вождя слишком много нестыковок. Например, по одним данным, болезнь настигла Сталина в квартире в Москве; по другим — это произошло на даче в Волынском. Одни (Шепилов, Волкогонов и прочие) утверждали, что Сталин скончался утром, другие (Радзинский) — вечером. Учебники истории учат, что назначение нового руководства страны состоялось 6 марта, а в архивах Старой площади я обнаружил документы, согласно которым это было сделано еще 3–5 марта, то есть при жизни Сталина.

И вот новая, кажущаяся совершенно невероятной, версия. По ней Сталина сразу нашли мертвым, а все остальное, что говорилось на сей счет, делалось для того, чтобы у оставшихся во главе страны лидеров было время поделить власть. В пользу такого предположения следующие воспоминания профессора медицины Мясникова: «Маленков дал нам понять, что… он (следующий за Сталиным председатель Совета Министров) надеется, что медицинские мероприятия смогут продлить жизнь больного на достаточный срок. Мы все поняли, что речь идет о необходимом сроке для организации новой власти и подготовки общественного мнения…»

И наконец, исходя из логики «версии Орлова — Коломенцева», следует сказать, что все эти крайне противоречиво изложенные в разных мемуарах воспоминания о том, как тяжело и долго умирал Сталин, касаются уже не самого Сталина, а его двойника, который Лаврентием Берия был уполномочен играть роль умирающего вождя… И сыграл ее, как знает весь мир, так убедительно, что не только давно не видевшая умиравшего отца дочь, но даже и постоянно ухаживавшая за ним сестра-хозяйка Валя Истомина, не говоря уже о врачах, не обнаружили (или сделали вид, что не обнаружили?) подмены… Кстати, не этим ли объясняется и тот факт, что срочно после смерти Сталина его обслуга «отправилась» либо подальше от Москвы, либо вообще на тот свет, как, например, Иван Хрусталев, якобы последний человек, видевший Сталина живым…

Пауки в банке
КАК свидетельствуют документы последнего присталинского XIX съезда партии, борьба за власть в 1952 году обострилась до предела. Все понимали, что дни 73-летнего вождя сочтены, да и сам Сталин открыто заговорил об этом на съезде. Но, заговорив о своем уходе, он не сказал прямо, кого оставляет после себя. Неожиданная его смерть была шоком как для «друзей», в лице Берия, Маленкова, Хрущева и Булганина, так и для опальных соратников: Молотова, Кагановича, Ворошилова, Микояна, Жукова и др.

Ясное дело, преимущество было в руках четверки «друзей», которые плюс ко всему последними встречались со Сталиным. Им-то о случившемся и сообщила сталинская охрана. И в первую очередь — Маленкову и Берия, а те — Хрущеву и Булганину; ну, быть может, еще министру МГБ Игнатьеву… Они-то и поделят главные посты в руководстве страной…

В пользу того, что в ночь с 1 на 2 марта 1953 года Сталина нашли мертвым, говорит и тот факт, что смерть Сталина «наступит» сразу после официального решения о назначениях нового руководства, а именно: вечером 5 марта в 20 часов 40 минут завершится совместное заседание ЦК, Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР, а уже в 21 час 50 минут, когда новое руководство приедет к вождю на дачу, Сталин тут же «скончается», то есть будет сыгран финал этой трагической комедии.

Как «соратники» делили власть
МЫ не случайно приводим выдержки из протокола совместного заседания пленума Центрального Комитета КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1953 года. Они любопытны с двух точек зрения. Во-первых, если поверить в версию Г. Коломенцева, на момент произнесения этих речей Сталин был мертв уже четверо суток. Во-вторых, некоторые из цитируемых отрывков предопределяют всю историю СССР на 30 лет вперед.

«ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЕТ тов. Хрущев. Тов. Хрущев предоставляет слово Министру здравоохранения СССР т. Третьякову для информационного сообщения о состоянии здоровья товарища Сталина И. В. (…)

Тов. Хрущев сообщает, что с самого начала болезни товарища Сталина у его постели непрерывно находятся члены Бюро Президиума ЦК. Сейчас дежурит тов. Булганин, поэтому он не присутствует на заседании.

Слово предоставляется тов. Маленкову. Тов. Маленков говорит: Все понимают огромную ответственность за руководство страной, которая ложится теперь на всех нас. (…) … В это трудное для нашей партии и страны время важнейшей задачей партии и правительства является — обеспечение бесперебойного и правильного руководства всей жизнью страны (…)

Затем слово предоставляется тов. Берия. Тов. Берия говорит, что Бюро Президиума ЦК тщательно обсудило создавшуюся обстановку в нашей стране в связи с тем, что в руководстве партией и страной отсутствует товарищ Сталин. Бюро Президиума ЦК считает необходимым теперь же назначить Председателя Совета Министров СССР. Бюро вносит предложение назначить Председателем Совета Министров СССР тов. Маленкова Г. М. (…)

Затем тов. Хрущев предоставляет слово тов. Маленкову. Тов. Маленков вносит по поручению Бюро Президиума ЦК КПСС следующие предложения:

1. О назначении первыми заместителями Председателя Совета Министров СССР тт. Берия Л. П., Молотова В. М., Булганина Н. А., Кагановича Л. М. (Многочисленные возгласы с мест: «Правильно! Утвердить».) (…)

4. Объединить Министерство государственной безопасности СССР и Министерство внутренних дел СССР в одно Министерство — Министерство внутренних дел СССР.

Назначить Министром внутренних дел СССР тов. Берия Л. П.

5. Назначить тов. Молотова В. М. Министром иностранных дел СССР. (…)

6. Назначить маршала Советского Союза тов. Булганина Н. А. Военным Министром СССР и первыми заместителями Военного Министра СССР — маршала Советского Союза тов. Василевского А. М. и маршала Советского Союза тов. Жукова Г. К. (…)

13. (…) Утвердить следующий состав Президиума Центрального Комитета КПСС: члены Президиума ЦК — тт. Сталин И. В., Маленков Г. М., Берия Л. П., Молотов В. М., Ворошилов К. Е., Хрущев Н. С., Булганин Н. А., Каганович Л. М., Микоян А. И., Сабуров М. З., Первухин М. Г. (…)

16. Признать необходимым, чтобы тов. Хрущев Н. С. сосредоточился на работе в Центральном Комитете КПСС, и в связи с этим освободить его от обязанностей первого секретаря Московского Комитета КПСС. (…)

17. Освободить от обязанностей секретарей ЦК КПСС тт. Пономаренко П. К. и Игнатова Н. Г. в связи с переходом их на руководящую работу в Совете Министров СССР и т. Брежнева Л. И. — в связи с переходом его на работу начальником Политуправления Военно-Морского министерства. (…)

Затем тов. Маленков сообщает, что Бюро Президиума ЦК поручило тт. Маленкову, Берия и Хрущеву принять меры к тому, чтобы документы и бумаги товарища Сталина как действующие, так и архивные были приведены в должный порядок.

(…) Тов. Хрущев спрашивает, есть ли у товарищей вопросы (…)? (Дружные возгласы с мест: «Принять, утвердить предложения Бюро») (…)

Тов. Хрущев объявляет совместное заседание закрытым».

<< Вторые похороны Сталина

Раздел про
Гитлера:


  Rambler's Top100       Рейтинг@Mail.ru